Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Эсвет

Восход

Эствен вернулась из похода уставшая и измотанная. Небо затянули непроглядные тучи, Куйвиэнэн зловеще шумело в преддверии бури. Солоноватый бриз норовил сдернуть плащ с плеч и хлестал прядями тумана изящные дома авари на побережье. Жемчужное свечение замка Анквэ почти утонуло в грозовом мраке. Даже взгляды зорких моряков не проницали тьмы, которую принес семь приливов назад неистовый западный ветер. Обрывки этой черной неосязаемой пелены носились повсюду и, казалось, пятнали руки чем-то скользким и мерзким.

- Я иду спать! - заявила Эствен своему спутнику Ирменелю. - В такую погоду мы уже ничего не соберем, хватит. У меня шестнадцать жемчужин и три деревяшки, а у тебя?

- Семь и пять, - отозвался Ирменель, - и промоченные сапоги. Я тоже домой, холодно и есть хочется.

Речь шла о светящемся жемчуге, раковины с которым часто выбрасывало на берег, и о диковинном красном дереве, куски которого иногда приносило течением с южного побережья. Дерево это трудно было обработать, но зато оно почти не горело, не тонуло в воде и не ломалось, а кроме того, было удивительного густо-алого цвета, и потому высоко ценилось мастерами.

Дом, где обитала Эствен, стоял немного на отшибе, почти за пределами поселка, на маленьком мысу над водой. Девушка очень любила нырять, прыгая с подоконника, специально для этого сделанного широким и крепким. В ясное время из этого окна была видна гладь сине-черной воды, смыкающаяся у горизонта с угольной пропастью неба. Над самым краем мира ласково сияла огромная голубая звезда Феанэн - Сердце Вод. Но сейчас ни звезд, ни воды видно не было; лишь клочья морской пены, как призраки, метались во мгле.

Не чуя под собой ног, Эствен добралась до дому. Есть ей не хотелось; она лишь разожгла огонь пожарче и улеглась спать на узкой кровати возле очага. Снаружи приглушенно шипели волны, всхлипывал влажный ветер, да изредка доносились отзвуки едва различимой песни...


...Удар света по глазам был настолько силен, что Эствен глухо вскрикнула. Еще толком не проснувшись, она ощутила, что вокруг все не так. Разом припомнив свои странствия в диких лесах, девушка приоткрыла глаза - медленно и стараясь не шевелиться.

Море блистало. Даже если бы вся вода Куйвиэнэн вдруг загорелась, не стало бы так светло. Но волны играли нестерпимо ярким отраженным светом, как необъятный драгоценный камень, озаренный нереальным, колдовским белым пламенем. И небо - оно более не было черным, как след пожара. Оно распахнулось бездонным фиолетовым - сиреневым - синим - лазурным - бирюзовым кубком, где медленно, величаво плыл золотистый, розовый и снежно-искристый пух полупрозрачных облаков...

Эствен, щурясь и прикрывая глаза рукой, опрометью выскочила из дома... и обомлела: в той стороне, Куда Уходили За Светом, над извечно темными серо- лиловыми горами, в небе полыхало невероятное зарево, залившее червонным золотом ледники на вершинах, и в середине зарева вставало неумолимо и великолепно ОНО.

- Анорэ! - Огонь Огней!

На берегу уже стояли эльфы. Молча, не зная слов, взирали на чудо... А светоч вздымался все выше, изгоняя мрак из щелей и закоулков.

- Анорэ - Огонь Огней!

Дома авари, равнины за селением, лес неподалеку - все обретало мириады оттенков и красок, и на замок, изукрашенный жемчугом и серебром, больно было смотреть. И сами квэнди, беспомощно, как в час Пробуждения, стоявшие у воды - они стали песчинками в этом неизмеримо огромном мире... но сколь прекрасными песчинками! Ибо что сравнится с ликом Перворожденного, узревшего нечто неописуемо прекрасное - и впитавшего оное в себя!

- Анорэ, Огонь Огней...

Час перемен пришел на землю Мориквэнди. И авари, вдыхая ветер перемен, менялись сами... Теперь уже навсегда отделившись от родни за Морем.

- Как чудесно... - прошептал кто-то из них наконец. И наваждение осыпалось. Авари стряхнули с себя оцепенение и огляделись. Вокруг них был совершенно новый, неизведанный мир. Пора было заняться обычным делом - освоением этого мира...

Текст размещен с разрешения автора.