Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Лайхэ

Бродит призрак фанатизма

(из неопубликованных записок Финрода Фелагунда)


              Фанатам и фанаткам
              всех мастей и расцветок


Амариэ ушла. Быстро, без истерик, собрав только самое необходимое - каких-то восемь контейнеров с нарядами и три с украшениями. Каждый из контейнеров тащили по два коня Ороме. Когда она успела сбегать договориться - ума не приложу. Впрочем, я всегда восхищался своей супругой.

Итак, Амариэ ушла. И я ее понимаю. "Любовь моя, - сказала она мне напоследок, - я больше не могу жить, когда с каждой яблони свисают чьи-то физиономии, когда кто-то все время маячит в окне, когда даже из-под супружеского ложа постоянно лезут любопытные! Извини. Я тебя очень люблю, но я ухожу к маме". Мама, конечно, до обморока обрадуется, как этот обоз вещевых контейнеров увидит. Хотя дом у них там вроде бы большой, места хватит…

И вот я сижу и тупо смотрю на себя в зеркало. Уже в который раз смотрю и мучительно пытаюсь понять, ну что во мне такого нашли все эти… как они сами себя называют? - ах, да. Фанатки. Ну что, что? Нос у меня, что ли, особенный? Или глаза? Или уши? Нос как нос. Глаза как глаза. Ну, серые. Да таких сероглазых в Амане - как Нолдор нерезаных! Уши тоже обычные. Эльфийские такие уши.

- У тебя самые красивые уши во всех мирах… - вкрадывается томный шепоток в открытое окно. За окном маячит полупрозрачная физиономия женского полу. Физиономии лет шестнадцать. Тьфу!

Задергиваю штору.

Из-под плинтуса в левом углу, как раз под портретом Амариэ, вывинчивается еще одно существо, как две капли воды похожее на заоконное. Только еще с двумя косичками.

- Ой, ты ведь Финрод, да? Ой, ты такой замечательный, такой замечательный, я тебя больше всех люблю! Ой, а что у тебя этот портрет делает? Это Амариэ, да? Фу, она противная, глупая, она тебя нисколечко, вот нисколечко не ценит! И не любит она тебя вовсе!

Портрет срывается с гвоздя - строго на голову существу. Существо, пискнув, растворяется в воздухе. Поднимаю портрет и улыбаюсь. Спасибо, милая, я тебя тоже люблю. Хоть ты и ушла к маме.

В доме оставаться невыносимо. Из-за шкафа вырывается еще одна "фанатка" - о Эру, вот ведь слово-то! - с радостным воплем: "Финрод! А я - твой глюк!" Спасибо, еще одно слово узнал. Ничуть не благозвучнее первого.

Набрасываю плащ и выскакиваю на улицу. Наверное, с таким облегчением когда-то Мелькор после Века оков выходил из Чертогов Намо. На улице этих "глюков" меньше, и мне удается ускользнуть. За последнее время я в совершенстве овладел наукой растворения в толпе.

Бегу хорошо знакомой дорогой. Во всем Амане есть только два места, куда не пролезают эти "фанатки". Но в Чертоги Намо я не хочу - спасибо, был уже один раз. Да и к нему, говорят, в последнее время как-то ухитряются просочиться. Прямо нашествие какое-то! Значит, остается только одно - к Ниенне. У нее вообще никого в доме не бывает. Иногда там отсиживаюсь, когда совсем уж допекут.

Ниенна стоит у окна, перегнувшись через подоконник, и явно с кем-то общается. Услышав мои шаги, поспешно отскакивает от окна и задергивает шторку. Похожа при этом на эльфеныша, пойманного на чужой яблоне. Можно подумать, я не знаю, с кем она там, возле этого окна, которое за границы мира выходит, общалась.

- Госпожа Ниенна, - покаянно развожу руками, - извини, Эру ради…

Валиэ понимающе кивает:

- Просить убежища прибежал? Отдыхай, конечно. У меня, правда, скучно…

Милая, добрая Скорбящая! Каждый раз предупреждает, что у нее тут скучно! Да не скучно у нее - у нее СПОКОЙНО!!! И из-под плинтусов никто не лезет!!!

- Ну ничего себе, - раздается за окном знакомый с детства голос. Ага, я не ошибся. Значит, все-таки наша тихая Скорбящая ведет свои шуры-муры с опальным братцем.

Но додумать эту мысль я не успеваю, потому что штора отдергивается с той стороны, и на подоконнике возникают сразу два "глюка".

- Финрод!!! - радостно орут они. - Финрод, а мы…

- Мелькор!!! - рявкает Ниенна.

Нет, вы можете себе представить, чтобы Скорбящая Валиэ, наша добрая, чуткая, сострадательная Ниенна рявкнула?! Я вот тоже не мог. Вижу сейчас это впервые в жизни - и, надо сказать, я в восхищении. Потому что обеих "фанаток" попросту сносит с подоконника. За окном мелькает черная фигура, влекущая "глюков" за шиворот куда-то в пространство. "Глюки" пытаются сопротивляться, но мне даже неинтересно загадывать, чем эти попытки закончатся.

Мелькор возвращается минут через пять. Он без ошейника, без наручников и выглядит вполне бодро. Оглядываюсь на Ниенну. Ай да Скорбящая!

- Ну, спасибо, сестрица, - иронически произносит он, подплывая к подоконнику. - Засветился, как Эарендил в небе. Ну что, Инголдо, он же Финарато, он же Финрод Фелагунд, здравствуй. Давно не виделись.

- Давненько, Вала Мелькор, он же Моргот, он же Бауглир, - улыбаюсь.

- Не все перечислил, - хмыкает он. - Еще Неназываемый, Повелитель Зла и вообще много всего красивого. Что, достали девочки? Не удивляйся. Меня самого достали - спасу нет. В Безвременье - и то лезут толпами. И ведь, что характерно, каждая почему-то первым делом жалеть начинает.

И тут меня прорывает:

- От меня жена ушла из-за них! В каждом углу сидят! Ночью только свет выключишь - тут же толпа со свечками лезет! Амариэ из-за них неврастеничкой стала! А я просто скоро драться начну, не посмотрю, что я эльф вообще-то воспитанный!

Ниенна успокаивающе гладит меня по плечу и ставит на подоконник кувшин и кубки. Дожили, а? На границе мира и Безвременья Финрод Фелагунд и Вала Мелькор за стаканчиком вина на жизнь жалуются!

За спиной Мелькора происходит некое движение. Мы все трое подскакиваем. Если это опять "фанатки"… Да Ниенна просто разгонит нас в разные стороны и от дома откажет лет на тысячу. Она, конечно, чудо милосердия, но даже у Валиэ терпение не безгранично!

К окну медленно приближается какая-то до боли знакомая фигура.

- Ты?! - ахает Мелькор.

- Я, - грустно произносит голос, который последний раз я слышал при весьма и весьма драматических обстоятельствах. Впрочем, это было давно, а сейчас мой тогдашний враг, чует мое сердце, тоже пришел сюда как собрат по несчастью. Что-то мне подсказывает, что я прав. - Здравствуйте…

Из-под черного капюшона нашу маленькую компанию обводят печальные светлые глаза.

- И ты тут, - вздыхает Майя Саурон, кивая мне. - Тьма великая, как же меня достали! Развоплотиться спокойно - и то не дали. Бегает толпа какая-то… Вот вы, умные, не знаете, кто это вообще такие?

- Знаем! - выдаем мы с Мелькором хором. - Они называют себя "глюки"!

- Ага, точно! А еще как-то… слово такое дурацкое… На "Ф"… Говорят, про нас книжки какие-то где-то написаны… Слушайте! Если это так, то Феанору-то каково?! Он же от них даже сбежать не может!!!

И тут нас разбирает смех. Хохочет Мелькор, всхлипываю я, уткнулась в ладони Ниенна. Саурон обводит нас недоумевающим взглядом и вдруг тоже начинает хохотать.

- Прямо беда мне с вами, - Ниенна, все еще посмеиваясь, утирает глаза краешком вуали. - Мало того, что в мои скромные чертоги толпу каких-то полоумных приманили, так еще и комедию тут устроили. Мне, вообще-то, плакать полагается.

- Так ты и плачешь, госпожа, - подхватывает Саурон. - А кому какая разница, от смеха или от горя?.. Слушай, певец! - он оживленно оборачивается ко мне. - Мне тут мысль пришла… Помнишь, как мы с тобой в Тол-ин-Гаурхот дуэтом жизни давали? Аж башня тряслась. Давай что-нибудь для этих "глюков" сочиним, а? Они только появятся, а мы им - песенку! Унесутся впереди собственного визга!

- Ты - гений! - восторженно кричу я. - Как я раньше-то не подумал! Майя Артано, ты гений!

- Растут дети, - Мелькор с отеческой гордостью смотрит на своего ученика.

- Я сейчас! - Ниенна подхватывает юбки и куда-то убегает.

Мы с Сауроном торжественно жмем друг другу руки. Ну, "глюки", теперь держитесь! Вам никогда не приходило в голову, что будет, если Саурон Коварный и Финрод Фелагунд, вместо того чтобы драться, объединят свои усилия?

Прибегает запыхавшаяся Ниенна, размахивая лютней и пачкой бумаги.

И мы дружно устраиваемся на подоконнике сочинять песню, дезавуирующую "фанаток". А что делать, если обычная магия на них не действует?

Амариэ, любовь моя, ты подожди немножко! Честное слово, скоро все будет хорошо, или я больше не Финрод!..


Апрель 2003г., Москва



Текст размещен с разрешения автора.