Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Талиорнэ

О политической подоплеке Третьей Эпохи.

Отправной точкой, давшей начало этой статье, скорее всего послужили слова, сказанные Дэнетором незадолго перед смертью:

- Мне ли не знать тебя, Митрандир? Ты надеешься править вместо меня и стоять за каждым троном на севере, юге или западе. Я постиг твой разум и твои замыслы. Разве я не знаю, что повелел полурослику молчать? Что ты привел его сюда, чтобы шпионить в самом моем зале? И все же в нашем разговоре я вызнал имена и цели всех твоих спутников. Так-то! Левой рукой ты пока еще заслоняешься мной как щитом от Мордора, а правой ведешь сюда этого Следопыта с севера, чтобы заменить им меня.

Участие Гэндальфа в политике запада здесь выставлено не в самом приглядном свете и заставляет задуматься. Чем же занимался Митрандир в течении двух тысяч лет своего пребывания в Средиземье? Как гласят хроники, он

"блуждал то здесь, то там по западным землям от Гондора до Ангмара, от Линдона до Лориэна, входя в дружбу со всеми народами во времена нужды."

Посланец Саурона выразил ту же мысль яснее:

- Не о тебе ли мы слышим время от времени, не о твоих ли путешествиях, в которых ты плодишь заговоры и сеешь беду, находясь в безопасном удалении?

Однако, если принять такую точку зрения, то мы встаем перед вопросом: что же помешало Гэндальфу при всех его способностях и возможностях давно собрать в своих руках все нити власти над западом Средиземья? Или, точнее, кто помешал? Безусловно, свою роль в этом сыграл Саурон, однако его дипломатическая деятельность больше затрагивала восток. Нетрудно догадаться, что главным его противником в закулисной борьбе был Саруман.

Взглянем, например, на Гондор в конце третьей эпохи. Мы видим Дэнетора, который с издевкой говорит Митрандиру "разве что ты искуснее Сарумана, который провел здесь много времени", да и вообще "он [Саруман] часто и подолгу гостил у Повелителей Города [наместников Гондора]". И мы видим Фарамира, который на совете у Дэнетора, своего отца, "вел свой рассказ, глядя по большей части на Гэндальфа". Саруман явно в почете у Наместников, здесь Гэндальф проиграл, хотя и попытался (с успехом) обрести некоторое влияние на Гондор через Фарамира, на случай если Арагорн, его ставленник, провалится. После смерти Дэнетора единственным препятствием на пути Фарамира к власти был бы Боромир. Надо думать, что у Гэндальфа был какой-то план на этот счет, но орки избавили его от необходимости беспокоиться о нем.

Если же рассмотреть Гондор в более ранний промежуток времени, то ситуация будет обратной. Гэндальф появляется в Гондоре во время правления Атанатара Алькарина (1149-1226) и, надо думать, без особого труда завоевывает расположение королей, поскольку Саруман путешествует где-то на востоке. Трудно сказать, когда именно Саруман вернулся и принял активное участие в делах Гондора, но вполне возможно, что именно он приложил руку к началу нападений вастаков на Гондор в тринадцатом веке. Это был единственный способ ослабить влияние Гондора (а значит и Гэндальфа), и Саруман, конечно же, мог воспользоваться им без колебаний. После возвращения Саруман, видимо, сделал ставку на наместников Гондора и нет сомнений, что два великих бедствия (гражданская война 1432-1448 и Великая Чума 1636), грозившие оставить Гондор без королей (а значит - во власти наместников), произошли не без его участия.

Что же в это время происходило на севере? Арнор распался на три отдельных государства (Артедайн, Рудаур и Кардолан) еще до прихода Истари. Короли всех трех, конечно же, желали вернуть себе власть над всем Арнором и искали поддержки извне. Такой лакомый кусочек, без сомнения, не могли оставить без внимания два противоборствующих мага. Если судить по дальнейшим событиям, то Гэндальф, видимо, сделал ставку на правителей Артедайна (из рода королей Артедайна проиходил Арагорн) и поддерживал этот род до конца третьей эпохи. Саруман же (если он уже вернулся с востока и включился в политические игры) выбрал Кардолан. Все три королевства с переменным успехом вели грызню за Амон Сул и находившийся там палантир, пока не появилась третья сила - Предводитель Назгул осел в Ангмаре. Ангмар заключил союз с Рудауром и начал войну, в которой Гэндальф и Саруман вынуждены были объединить свои силы (впрочем, вероятно, Саруман не принимал особого участия в тех делах, поскольку род правителей Кардолана угас и его надежды получить власть над северными, а тем более южными, Дунэдайн через законного наследника исчезли). Эльфийские союзники Гэндальфа на время смогли сдержать Ангмар, и в 1944 Арведуи, король Артедайна, (без сомнения с подачи Гэндальфа) объявил себя законным наследником пустуещего в тот момент гондорского престола. Но его притязания были отвергнуты, причем решающую роль в этом сыграл тогдашний наместник Гондора (отсюда видно, что уже в это время Саруман подчинил своему влиянию наместников Гондора).

Похожую картину можно обнаружить во времена Теодена в Рохане. Король находится под сильным влиянием своего советника Гримы, чья связь с Саруманом не вызывает сомнений. Однако Эомер говорит о Гэндальфе "его имя больше не служит проводником к королевской милости" и ниже сам признается в симпатиях к нему, говоря, что таких как он много (хотя и не все). Таким образом и у этого трона идет война Сарумана с Гэндальфом с переменным успехом. Вероятнее всего Хама (а он был весьма приближен к трону) был агентом Гэндальфа подобно тому, как Грима подчинялся Саруману. Именно Хама, вопреки совету Гримы, дал Гэндальфу пронести в зал короля посох, что и позволило Гэндальфу одержать победу. Да и позже из речей Хамы очевидна его безоговорочная вера в Гэндальфа.

Может показаться, что хотя бы среди эльфийских владык имя Гэндальфа гораздо более почетно, чем имя Сарумана. Но и это не совсем так. Если внимательно посмотреть, то можно заметить, что во всех случаях, когда на Белом Совете возникали разногласия, конечное решение было в пользу Сарумана. Да и главой Белого Совета почему-то был избран именно Саруман (в официальную сказочку о том, что Гэндальф добровольно отказался от этого поста, верится с трудом). Таким образом, хотя Кирдан, Элронд и Галадриэль, несомненно были на стороне Гэндальфа, остальные, видимо, поддерживали Сарумана. Кто же эти остальные?

Во-первых Радагаст. Именно Саруман (Курумо) еще в Валиноре выбрал Радагаста (Айвендила) себе в спутники. Надо думать Радагаст был о нем хорошего мнения. Также в совет, вероятно, входил Келеборн ("Повелитель Галадрим считается мудрейшим из эльфов Средиземья"). Исходя из сказанного выше, можно предположить, что он поддерживал Сарумана. И действительно, посмотрев в тексты, сразу обнаруживаем такие его слова:

- Кто-нибудь мог бы сказать, что Гэндальф скатился от мудрости к безумию, без нужды спустившись в сети Мории.

- Тот, кто сказал бы такое, сильно бы поторопился. - печально сказала Галадриэль.

Если даже в официальных беседах с посторонними Галадриэль и Келеборн позволяли себе такие шпильки, то можно представить себе, что они говорили, оставшись наедине. Надо полагать, что неприязнь Келеборна к гномам рода Дурина (жившим в Мории), которую он высказывал отряду Кольца, также проистекала из его политических убеждений.

Кроме Келеборна и Радагаста, в совет, вероятно, входили Келебриан и Трандуил (возможно также жена Трандуила?). Трудно сказать, каких взглядов придерживалась Келебриан, поскольку с 2509 г. она не участвовала в политике, а Трандуил, судя по косвенным признакам, был расположен к Саруману. Ведь действительно, он был явно на ножах с гномами рода Дурина (которых поддерживал Гэндальф, см. ниже), а незадолго до битвы Пяти Армий, когда Бард и Трандуил разговаривали с Бильбо, Гэндальф сидел снаружи! Он прятался в одной из палаток, причем, похоже, скрывался от Трандуила. Лишь угроза со стороны орков заставила их объединиться. Таким образом, видно, что и Белый Совет был расколот примерно пополам.

Чрезвычайно интересным представляется вопрос о сотрудничестве гномов рода Дурина с Гэндальфом. Известо, что он имел какие-то взаимоотношения с гномами, раз успел приобрести у них имя (Таркун). Причем имя было дано на тайном языке гномов, что скорее всего означает высокую степень уважения. Поскольку основная сфера деятельности Гэндальфа лежала к западу от Андуина, то это были гномы Мории или гномы Синих Гор. Судя по тому, что Гэндальф не знал слова, открывающего западные ворота Мории (да и по собственному его утверждению), там он почти не бывал. Можно предположить, что он заинтересовался родом Дурина после падения Эребора. Вряд ли мы когда-нибудь узнаем, где и когда Гэндальф встретил Трайна - быть может действительно в Дол Гулдуре - и что произошло при этой встрече, но скорее всего именно от него он получил ключ и карту Одинокой Горы. Гэндальф сохранил их у себя и отдал Торину через девяносто лет (без сомнения, он знал и помнил об этих вещах и воспользовался ими в тот момент, когда это стало соответствовать его планам).

И, наконец, следует рассказать о хоббитах. Гэндальф, как известно, уже к 2758 г. заинтересовался Широм и проводил там довольно много времени. Следивший за ним Саруман по этой причине так же неоднократно бывал в Шире и даже когда перестал туда заходить, посылал туда своих агентов. Гэндальф одно время, несомненно, имел большое влияние на Шир через Старого Тука.

После того, как мы проследили историю политической борьбы Сарумана и Гэндальфа в течение третьей эпохи, яснее становятся события последнего ее столетия:

Гэндальф имеет на руках карту Одинокой Горы и ключ, но понимает, что любое нападение на Смауга будет легко нейтрализовано Сауроном. В 2939 году Саруман узнает, что Саурон ищет кольцо в Андуине. Он встревожен и в 2941 г. предлагает собрать Белый Совет. Гэндальф, понимая, что на совете будет решено атаковать Дол Гулдур, устраивает "случайную встречу" с Торином. Смауг убит, но Торин тоже погибает, так что Гэндальф не обретает такого влияния на Эребор, как ему хотелось. Узнав о кольце Бильбо, и вычислив методом исключения, что это за кольцо, Гэндальф оставляет его в Шире и выжидает. Попытка завоевать влияние в Гондоре с помощью Торонгила (Арагорна) проваливается и влияние Гэндальфа ограничивается теперь Эриадором (и, возможно, Эребором). Попытка захвата Мории также проваливается. Примерно в 3000 г. Саруман частично объединяет свои силы с Сауроном, вдвоем они превосходят Гэндальфа. Гэндальф намерен использовать кольцо, которое даст возможность Арагорну подчинить себе Гондор. Они бросаются искать Голлума - единственного, кто может выдать сведения об их оружии Саурону, но опаздывают. В отчаянной попытке стравить Сарумана с Сауроном, Гэндальф отдает Голлума эльфам Лихолесья. Саруман также начинает поиски кольца и действительно выдает Назгул не всю информацию о Шире, надеясь их опередить. Саруман ведет переговоры с Гэндальфом и после их провала запирает того в башне. Гэндальф, поняв, что ему в любом случае не выстоять против союза Саурона и Сарумана, решает уничтожить кольцо и тем вызвать гибель Саурона. После Мории, Арагорн, не зная о взаимоотношениях Гэндальфа и Келеборна, ведет отряд в Лориэн. Саруман получает вести от Келеборна и посылает орков к Рауросу. То же делает и Саурон. Дальнейшие события общеизвестны.

После прочтения этой статьи у читателя может возникнуть вопрос, почему же в час своей окончательной победы, когда провалилась последняя ставка Сарумана на Отто Саквиль-Бэггинса, Гэндальф бросил все им достигнутое и уплыл на Запад. Здесь мы вступаем в область голословных предположений, но я полагаю, что виной тому разговор Гэндальфа с Йарвайном (Бомбадилом). Скорее всего через Йарвайна с Запада был передан приказ вернуться и Гэндальф (оказавшись умнее, чем Саурон в таком же положении в конце первой эпохи) подчинился. Можно предположить, что наказание ему было не слишком суровым, поскольку поражение Саурона было так или иначе его заслугой.

P.S. Я надеюсь, никто не собирается воспринимать все это всерьез?

Текст размещен с разрешения автора.