Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Хатуль

Голова профессора Стонуэлла

Вначале появился стон, хриплый, мерзкий и совершенно недопустимый в приличном обществе; затем - скачком, как включают свет - пришло озарение, что стонет он сам, Ричард Стонуэлл. Своих голосовых связок у него давно уже не было, поэтому за него стонал синтезатор речи - мерзкое изобретение, за бешеные деньги подключённое напрямую к нервным клеткам речевого центра, прямо к периферии полуразвалившегося, умирающего мозга. Покрытые катарактами глаза разобрали, наконец, что во внешнем мире светло, и Стонуэлл понял, что его опять оживили.

- Доброе утро, профессор! - проскрежетал внешний мир голосом дежурной врачихи Смит. - С Вами хотят поговорить Ваши верные поклонники.

Господи, подумал Стонуэлл. Господи - и мысль была настолько вербализована, что синтезатор уловил её и простонал вслух: - Г-го-о...

Внешний мир задвигался. Они усаживаются к микрофону, понял он.

- Здравствуйте, профессор Стонуэлл! - произнёс бодрый голос молодого и здорового мужчины. - Меня зовут Марти Неметц, я председатель Балтиморского Клуба Стонуэллистов. Сегодня мне выпала честь...

По бумажке, что ли, читает?

-...с Вами от имени всех тех, кому дорог мир Каррэйн, кто читал Вашу "Мозаику" в английском оригинале или на одном из шестидесяти восьми...

В прошлый раз было шестьдесят два. На зулусский, что ли, перевели?

-...и задать Вам вопросы, которые так волнуют наш фэндом, насчитывающий ныне...

Так-так. Ого.

-...с половиной миллиона читателей. Готовы ли Вы?

Готов ли я? Стонуэлл напрягся и произнёс синтезатором речи:

- Слушайте, если вы меня так любите, почему вы меня не отпускаете?

Каким-то слегка обиженным, но всё равно бодрым голосом провозгласил в ответ Марти Неметц:

- Профессор, Вы несправедливы к нам. Мы очарованы Вашими книгами. Мы собираем ежемесячно девятьсот семьдесят тысяч долларов на Ваше содержание здесь, на уникальные приборы, сохраняющие Вам жизнь. Мы развиваем Ваше литературное наследие бережно и не хотим вносить в Мозаику Каррэйна ничего постороннего, поэтому все вопросы, на которые Вы не успели ответить при жиз... то есть когда Вы были более здоровым, чем теперь, мы...

Да чёрт бы вас побрал. Хоть здешний, с рогами, хоть каррэйнский Синий Демон с клешнями, выдуманный мною себе на беду, хоть все черти всех миров, по кусочкам.

- Ладно, - выдавил синтезатор.

- ...и целый месяц мы не беспокоили Вас, чтобы клетки Вашего мозга...

Но у меня-то не было этого месяца. Я прихожу в сознание, когда вы являетесь, и отключаюсь на мгновение, а тут уже следующий приходит, и -

- Всё, убедили, - провыл синтезатор. - Спрашивайте. Спрашивайте.

- Одну минутку, сейчас. - Марти Неметц завозился, наверное, поправлял своё самолюбие. И бумажку с вопросами достаёт, судя по всему, она у него где-то в нижнем белье. В прошлый раз приходил гражданин из Эдмонтона, у него вопросы на карманном компьютере были. Отстаёт Балтимор по части техники.

- Профессор, первый вопрос: как звали седьмого сына Валусиркайна?

Конечно же, эти вопросы всегда идут в начале. Их авторов он давно прозвал про себя "буквалистами". При жиз... да ладно, так оно и называется. При жизни. Отвечай, покойник, на первый вопрос.

- Седьмого сына звали Зерга.

- Зер-га. Значит, на заполярном - Зирк'а?

Вот что ему всегда нравилось - это когда другие люди изучают его языки. Язык заполярных сильфов он придумывал, помнится, лет в двенадцать, ещё в Атланте. Думал - просто игра, оказалось - на всю жизнь.

Ах да, он же ждёт.

- Совершенно верно, мистер Неметц. Зирк'а.

- Большое спасибо, профессор. И ещё лингвистический вопрос: как в заполярном спрягаются глаголы состояния в настоящем времени?

Они, наверное, удивляются, как он всё помнит без записей, без блокнотов. Они думают, что Мозаика - просто литературный оборот. А она живая, она всегда перед его глазами. Камешек цепляется за камешек, выемки обнимают выступы: горы, реки, города, войны, языки, дружба, любовь, магия, ненависть, надежда, горы, реки... С тех пор, как когда-то он смотрел на деревья в парке и впервые представил, что за ними прячутся сильфы.

- Вы наверняка помните глагол "акиннау", мистер Неметц. Так вот, дж'акиннам - я люблю, дж'акиннап - ты любишь, ну и так далее.

Для чего им понадобились глаголы состояния?

- Кого вы переводите на заполярный, мистер Неметц? Библию? Шекспира?

- Вас, профессор, - ответил Неметц. - Вашу "Мозаику".

Ах, шельмы. Ах, сволочи... дорогие, родные сволочи, Синий Демон вас. Я столько лет мечтал... Что ж, вы почти заслужили право меня мучать. Да что я? Заслужили сполна. Это я не заслужил.

- Спасибо, - пробормотал синтезатор речи.

- Н-не за что, - могучий Неметц споткнулся на первом слове, наверное, тоже расчувствовался. - Следующий вопрос: когда Йори встречает Грюма, тот говорит ему: "я Грюм с острова Ригван". Дальше остров Ригван нигде не упоминается. Что это за остров такой?

Конечно, не упоминается. Вся прелесть в том, что автор знает о мире больше, чем его читатели, не говоря уже о героях.

- На карте Западных земель, мистер Неметц, в устье реки Лиондари нарисованы два маленьких безымянных островка. Один из них - Ригван.

- Замечательно. Какой именно?

Господи.

- Тот, что слева. Правый называется Шурскольт. Там живут...

Кого бы там поселить?

- Там, мистер Неметц, живут разумные еноты, о которых практически ничего не известно из-за присущей им скрытности.

Так-то.

- Профессор, Ваши ответы осчастливят мир.

Прям-таки. Кстати, неужели до сих пор не началась какая-нибудь мировая война? Что там, вообще, за стенами?

- Что там...

Стоп. А интересует ли это меня? Мне что-то нужно от этого мира?

- Что там... у вас ещё в списке?

- Следующий вопрос, профессор. Если заговор четырёх королей был окружён Завесой Тайны, как о нём узнал Синий Демон? Ведь он говорит Йори: "в эту самую минуту твои правители замышляют против меня"?

Молодцы. Вот вы и нашли в моей мозаике отверстие, которое я сам не заметил. Как быть? И... интересует ли это меня? Глупый вопрос.

- Умный вопрос, мистер Неметц, - сказал синтезатор речи. - Помните, один из королей был слепым?

- Конечно, профессор. Король Ниэльг.

Выемки обнимают выступы...

- У Ниэльга был поводырь, Планцидра. Считалось, что он из Малоразумных, поэтому от него не таились. Но когда-то...

Камешек цепляется за камешек...

- Когда-то Планцидра играл в азартные игры. Я не успел при жизни рассказать об играх, в которые играют сильфы. Одна из них...

кровь бежит по сосудам, оживляя клетки -

- ...называлась "Две стрелы". Тот, кто расщепит стрелу другого, может потребовать у соперника исполнения любого желания. И вот однажды...

сосуды наполняются кровью, как весенние ручьи, как река Лиондари, которую переполняет тёплый дождь, и она -

- ...Однажды Планцидра встретил незнакомца в синих латах, который предложил ему сыграть в "Две стрелы". Уверенный в своей непобедимости, он...

она выходит из берегов и затопляет прибрежный лес, смывая грязь, накопившуюся за зиму, унося -

- ...он согласился. Они отходили всё на большее число шагов, и каждый раз...

стирая границы между водой и сушей вот уже кровь размывает хрупкие обветшалые трубки и разливается прекрасным весенним очищая - освещая - освящая - о

- Доктор Смит, срочно! Что с ним?

щая все пределы вокруг от всей гря

смит: - ...злияние в мо
неметц: - ...но фэндом пла

унося от всего навсегда

спокойно йори
спокойно
ты дома
отдохни

26 апреля 2006


Текст размещен с разрешения автора.