Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Йавиэ

Хоббит и край Валинор

              "Что же мне так больно и так трудно?
              Жду ль чего? Жалею ли о чем?"
              М.Ю.Лермонтов

Фродо медленно спускался по узкой дощатой лесенке, покрытой выцветшей бледно-лиловой краской. Лесенка вела от Белого Города к морю, и Фродо столько раз ходил по ней, что знал каждую ее ступеньку: всего их триста двадцать пять, как дней в восточном году, первую совсем недавно заменили, пятьдесят восьмая скрипит, а на двести тридцать второй щель у самых перил, так что двести тридцать вторая, наверное, скоро провалится.

Фродо шагнул с последней ступеньки и сошел на серебристый мелкий песок, это было его любимое место: высокие корабельные сосны и ядовито-зеленые заросли бузины здесь заканчивались, и начинались молодые маленькие сосенки, чуть выше самого хоббита. Море сквозь них просвечивало синим шелковым светом, и длинные иголочки на его фоне казались не зелеными, а темно-фиолетовыми. Правда, сегодня море было не синим, а серовато-голубым: погода стояла мягкая, ласковая, с моря тянул теплый восточный ветер, небо застлано было прозрачной полуденной дымкой, и лишь иногда набегали тучи, сыпали мелким дождем.

Фродо нравилась такая погода: ему казалось, что ветер с моря пахнет лесом и полевыми цветами - цветами Средиземья, ибо от по-бережья Амана до внутренних валинорских полей было далеко.

Хранитель вышел на берег и сел, обхватив руками колени, зарывшись ступнями в теплый, влажный песок, - он всегда сидел так, и в дождь, и в холод, и на ветру - просто потому, что море его успокаивало. Ему хотелось чувствовать себя маленьким в маленьком мире, и он почти все время проводил тут, около своих молодых сосен, так как больше ничего маленького в Амане не было. То есть поначалу Фродо, конечно, пытался привыкнуть к высоким сводчатым потолкам, к огромным дверным проемам, к строгим белым башням, уходящим куда-то в самые небеса, но у него так ничего и не вышло - сказывались, наверное, хоббитские привычки. Фродо никак не удавалось их в себе вытравить: по ночам, когда он не спал, опасаясь кошмаров, ему представлялись то картины Шира, то дорога от Брендидуинского моста, то Праздничное Дерево, и всякий раз Фродо, очнувшись от грез, жестоко корил себя за душевную слабость. Он вообще старался как можно меньше думать о Средиземьи.

И все же бывали моменты, когда воспоминания захлестывали Фродо, и он уже ничего не мог с собой поделать. Вот и сейчас в памяти его всплывали дни, проведенные в Хоббитании, Торба, улыбающееся лицо Сэма, небо светло-синего цвета, душистые травы.

"Хоббитания... - подумал Фродо, - там так хорошо... так спокойно и тихо... и мой Сэм там, наверное счастлив...- мысли оборвались - Фродо услышал легкие шаги по песку, и ему показалось, что Сэм совсем рядом... да, да! - Фродо вскочил, обернулся... но нет, это всего лишь Бильбо.

"Здравствуй, Фродо, - томно промолвил он, садясь рядом на песок, - какая сегодня неприятная погода: то солнце, то дождь!.."

"А я люблю дождь, - про себя подумал Фродо, - в дождь мне спокойнее на душе. И он напоминает мне о чем-то."

Фродо не хотел спорить с Бильбо - он все-таки любил его и понимал, что старику почти так же тяжело, как и ему самому. Бильбо не мог забыть Кольцо - он носил его при себе слишком долго и слишком часто надевал, он ненавидел его и в то же время тосковал по нему. Фродо не раз замечал его жадные страдальческие взгляды, устремленные на цепочку из-под Кольца. Сам Фродо тоже ощущал нечто подобное: часто рука его сама хваталась за жемчужину на шее, силясь нащупать там тяжелое золотое колесо.

Фродо жалел Бильбо, но тем не менее иногда ему казалось, что старый хоббит просто несносен. Бильбо, видимо, не понимал или не хотел понять, что бывают моменты, когда Фродо нужно побыть одному, и поэтому заводил свои длинные беседы независимо от желания племянника.

Вот и теперь Фродо сначала его слушал, даже иногда кивал и что-то мямлил, подтверждая этим свое внимание, но потом погрузился в свои мысли и уже не слышал старого чудака.

"Что со мной происходит? - думал он, глядя на то, как отражаются блики солнца в маленьких прибрежных волнушках, - почему же так тяжело? Ведь я в Амане, куда же светлее? Ведь дальше только к самой Элберет...Но я сам виноват. Нельзя думать о прошлом, просто нельзя и все. Никогда."

"Фродо, Фродо! Ты меня слушаешь? - раздался вдруг голос Бильбо.

"Д-да, конечно... Так о чем ты?"

"Фродо, тебя тревожит что-то?"

Фродо оторвал глаза от моря и взглянул на Бильбо. Тот смотрел на него с беспокойством и жалостью, но Фродо показалось, что он глядит на цепочку.

"Я и сам не знаю, - осторожно - произнес Фродо, - Я не могу понять."

"Может, поговоришь с Гэндальфом? Он поможет."

"Может быть."

Бильбо закусил губу. Помолчали.

"Ну, я пойду, - сказал Бильбо, поспешно поднимаясь, - у меня дел еще много... Много дел... Ну, пока?.."

"Пока, - отозвался Фродо и обернулся к старому хоббиту, - не волнуйся обо мне, со мной все будет в порядке."

"Я знаю... знаю, мой мальчик" - Бильбо ласково потрепал его по плечу.

Потом он повернулся - и медленно побрел по песку к деревянной лесенке.

"Бедный старый чудак" - подумал Фродо, глядя ему вслед.

"А ведь Бильбо все еще не может забыть Кольцо...Как он смотрел сейчас на мою цепочку! Или, может, мне просто показалось?"

Он невольно схватился за жемчужину.

"Он владел Им, он нашел Его и владел Им! И я мог тоже!.. О, как я хочу, чтобы Оно было у меня!.. Моя прелесть... мое сокровище, мое... Господи, да что со мной?!"

Фродо сжал голову руками.

"Не думай, не думай о Нем, не думай! Его уже давно нет, и Оно никогда не вернется. Просто не думай."

Он поднял лицо и посмотрел на размытую синюю грань горизонта, потом встал и медленно пошел к воде.

"Его нет, и нет смысла мечтать о Нем. И я, и Бильбо знаем это. Сейчас станет легче, просто не думай. Сейчас станет легче."

Фродо стоял по щиколотку в ледяной воде и смотрел, как серебристые песчинки и осколки перламутровых ракушек набегают вместе с волной на его ноги. Он пытался сосредоточиться на ощущении того, как холодный соленый ветер мягко обтекает его лицо и треплет волосы, как шумит море и как ледяная вода больно ожигает кожу на ступнях, нестерпимым холодом ломит кости.

Уйдя глубоко в собственные чувства, Фродо не слышал шагов у себя за спиной, не слышал, как его окликнули, и очнулся только когда узкая загорелая ладонь мягко легла ему на плечо.

Фродо испуганно отпрянул, едва не упав в воду, обернулся и увидел, что перед ним стоит высокий эльф в серебристо-синем облачении и пристально на него смотрит.

"Фродо, что-то не так? - осторожно спросил он, скользнув взглядом по руке хоббита, все еще судорожно сжимавшей цепочку, - Я могу помочь?"

"Нет-нет, все в порядке, - Фродо уже приходил в себя, - Вы что-то хотели?"

"У меня для тебя письмо."

"Для меня? Откуда?"

"В Гавани мне передал его один малыш вроде тебя. Хоббит. Тот, что пошел с тобой в Мордор."

"Мордор" - глухо отдалось в голове у Фродо, Окружающий мир вдруг затуманился и поплыл куда-то, ноги отказали, Фродо почувствовал, что сейчас упадет и невольно схватился за руку эльфа. В глазах потемнело, Фродо перестал различать что либо вокруг - только чувствовал, что его ведут куда-то по ставшему вдруг вязким песку.

Когда он ощутил наконец под собой твердую землю и открыл глаза, то сначала даже не понял, где находится: небо перед ним было испещрено какими-то продолговатыми зелеными тенями, трепетавшими при каждом дуновении ветра, и шум моря почти не слышался.

Фродо пошевелился и понял, что лежит под огромной ивой, растущей на берегу с незапамятных времен.

Рядом на песке у самого лица было что-то белое - Фродо не мог разглядеть вблизи. Он приподнялся на локтях, задев головой тонкие гибкие ветки, и увидел, что-то конверт. Конверт?.. Письмо!..

Он сидел под ивой, до вечера. Прочитал письмо пять раз - и все никак не мог начитаться. Ему было и радостно, и грустно одно-временно. От простых незамысловатых фраз снималось сердце, воспоминания о доме вызывали боль, но от - этой боли Фродо словно ожил, оттаял душой.

"Сэм тоскует без меня, - думал он, разглаживая пальцами сгиб на листке, - Он несчастлив, я причинил ему боль. Я был неправ? Я не знаю. Тогда мне казалось, что нет. Но сейчас?.. И цветущие вишни... Эланор на дереве...Торба...А у меня маленький крестник... Они там все живут, живут своей жизнью.. .Я никогда не думал, что еще услышу о них...Мои милые глупые родичи...Мой бедный Сэм.. "У меня ведь ничего, кроме плаща вашего и Терна, не осталось, так я не хочу, чтобы эти вещи кто-то трогал.." Ах, Сэм, ну разве можно так лелеять воспоминания? "Наш мэллорн..", "жаль, что вы не видите, какая сейчас весна.." Ведь у тебя есть Рози, дети...А ты все меня вспоминаешь.. В кабинете моем ничего не менял, чтобы все как при мне было... Бедный Сэм."

Фродо вздохнул.

"Станет ли ему легче, если я напишу ответ?.. Только душу травить. Не хочу я обременять его той печальной неразберихой, в которую превратилась моя жизнь."

"А если не напишу? Сэм не сказал этого, но я ведь вижу, что он всем сердцем надеется получить ответ. И подумает, что со мною что-то случилось, ему станет еще хуже. И виноват в этом буду я."

Фродо посидел еще немного, потом бережно спрятал письмо в карман куртки и вышел из своего убежища.

Темнело, море налилось зеленовато-ртутным светом, по его поверхности маслянистым пятном разлито было колеблющееся отражение луны. Ветер с востока крепчал, и у края моря уже появились рваные грозовые тучи с лохмотьями дождей; воздух из душного стал неспокой-ным и свежим - перед бурей.

Фродо спешил: он не любил оставаться один в темноте, даже зная, что в Амане ему ничего не грозит. Почти бегом поднялся он по неровной лесенке наверх, к перевалу, в обход сияющих ворот: ему нужно было не в Город, а на его окраину, в дом, где жили они с Бильбо. Фродо не нравился Тирион: что-то в нем было чужое, холодное, даже неприятное для него, хоббит сторонился Города, даже не отдавая себе в этом отчета. А дом стоял практически в лесу, среди все тех же корабельных сосен, которые в ветер гулко скрипели, словно переговариваясь о чем-то. Они были очень древние, древнее деревьев Вековечного Леса, наверное, обладали собственной волей или хотя бы умом: проходя между ними, Фродо всегда чувствовал взгляды, не враждебные, но и не дружелюбные, а, скорее, заинтересованно. От этого ему всегда становилось не по себе.

Сейчас он пробежал между деревьями по мягкому, мху и кустикам брусники вдвое быстрее обычного: на фоне предгрозового неба с яркими крупными звездами сосны выглядели почти зловеще, и к тому же лес был наполнен их голосами, шорохом их ветвей и коры.

Когда Фродо наконец достиг освещенного бревенчатого крыльца, он уже задыхался от бега. Распахнул дверь, вошел огляделся. Все было как обычно: на столе в горела белая свечка, в подсвечнике, лежали чистые листы бумаги, книги Бильбо на квэнья. Сам Бильбо спал в кресле перед камином, вытянув ноги к огню и уронив голову на грудь - зачитался опять, наверное.

Фродо облегченно вздохнул. Липкое удушливое ощущение страха постепенно отпускало его, на душе от света становилось легче - насколько ему вообще могло стать легче сейчас.

Он постоял немного, потом осторожно, чтобы не разбудить Бильбо, прокрался к лестнице, ведущей на второй этаж, и поднялся к себе в комнату.

Там Фродо сел у резного стола, достал бумагу, перо и чернила и принялся за письмо.

Он не сомкнул глаз до утра: сначала никак не мог подобрать подходящих слов, а потом, когда, наконец, закончил, долго сидел в полумраке у догорающей свечи и невидящими глазами глядел на Сэмовы корявые буквы - вспоминал Средиземье. Сегодня он мог себе это позволить.

За окном шуршал дождь, темнота была полна диких лесных запахов и звуков: шума деревьев под ветром, отдаленного грохота моря, аромата сосновой смолы, мокрой хвои, отсыревшего мха и соленого морского ветра.

Обычно в такие ночи Фродо плотно закрывал окно и зажигал все свечи: ему почему-то становилось страшно, но сейчас он об этом даже не подумал. Он был слишком занят.

На рассвете Фродо очнулся, еще раз перечитал свое письмо и, бережно свернув его, положил в маленький конверт. На конверте написал Феанороновыми буквами: PERIAN SAM заклеил письмо свечным воском, еще не остывшим у догоревшего фитилька, встал и тут задумался.

"Как же я отправлю это? Ведь дороги назад нет... Хотя когда-то явился с Запада в Средиземье... Да, но тогда придется рассказать ему о письмах... Он поймет? Впрочем, сейчас это все равно."

Фродо спрятал письмо в карман, бесшумно спустился вниз по лестнице, чтобы не разбудить все еще спавшего Бильбо, проскользнул к двери и вышел.

Погода стояла прекрасная: за ночь сильный восточный ветер разогнал дождевые тучи над Тирионом, и теперь солнце играло на золотых шпилях и куполах Города, заставляя их сиять нестерпимо ярким светом. В море поднялся шторм: волны, шедшие прямо с востока, мощно накатывали на песчаный пляж, доходя почти до самых дюн, поросших острой жесткой травой и белыми колосками. Волны были полны буро-зеленых водорослей из открытого моря и поднятого со дна бежевого песка, поэтому издалека казались не синими, а коричнево-бирюзовыми, с белоснежной пеной на гребнях.

Промытый лес шумел и гнулся под ровным ветром, во мху и на кустах черники блестели сотнями солнц еще не высохшие капельки дождя, небо сияло кристальной, светлой синевой.

Фродо шел по тропинке между деревьями и размышлял, как ему добраться до Гэндальфа. Маг жил далеко, на другом конце Города, и чтобы попасть к нему, нужно было или сделать огромный крюк в обход Тириона, или пройти прямиком через весь Город. А в Городе Фродо бывать не любил. Широкие, пустые и чистые улицы внушали ему недоверие, а высота белых башен и вовсе путала: они все были вдвое или втрое выше минастиритской и почти не имели "окон - только на самом верху, под крышей - для обзора. Издалека башни казались сделанными из цельного камня, без каких-либо знаков и надписей, но вблизи становилось заметно, что каждый внутренний ярус в них отмечен Фразой на старо-эльфийском, лущеной вкруг башни по внешней части стены, Это была история Арды и деяний всех валаров, майаров и высших эльфов - начиная от Финвэ, Ингвэ и Эльвэ. Когда на Тирион спускалась ночь, буквы начинали светиться едва заметным серебристо-золотым светом, так же, как стены подгорного прохода к морю - тысячелетия назад они впитали в себя свет Древ.

Фродо не раз зачитывался древними текстами, хотя и не все понимал. Это было единственное, что нравилось ему в Городе - за исключением эльфов, конечно. Хотя эльфы здесь были совсем не такие, как в Средиземьи - строже и спокойнее, менее улыбчивые и более холодные, величественные. К Фродо они относились ласково и заботливо, но в некоторым снисхождением, а Фродо их сторонился, как сторонился всех, кроме Гэндальфа. Ему часто было одиноко, но, как ни странно, утешения в обществе эльфов он не находил.

Сейчас Фродо быстро шел по широким улицам, мощенным белым камнем, и изо всех сил старался не быть узнанным. Он надвинул капюшон на глаза, спрятал руки в карманы и глядел только себе под ноги, но все равно ему казалось, что дорога длится нестерпимо долго, и что Город никогда не закончится.

Однако постепенно белая мостовая сменилась плитами из песчаника. Фродо поднял глаза и вдали увидел широкую улицу-лестницу, ведущую к башне Гэндальфа. Башня стояла на небольшой пустынной площади ровно напротив того места, где на нее выходила, лестница, и была не белой, как все остальные, а бежевой, с сине-стальной блестящей черепицей и острым серебристым шпилем.

Уже поднимаясь по лестнице, Фродо увидел, что Гэндальф стоит на площади спиной к нему и смотрит на небо. Едва он ступил на гладкие светлые плиты, которыми была вымощена площадь, маг обернулся к нему.

"Фродо! Здравствуй, друг мой."

"Здравствуй, Гэндальф, - Фродо подошел к старому магу, - Как дела?"

Гэндальф удивленно поднял брови.

"Все в порядке.. Ты хотел спросить что-то?"

"Да, - Фродо замялся, - скажи...скажи, ты можешь передавать отсюда в Средиземье предметы?"

"Смотря какие, - Гэндальф взглянул на карман Фродо, в котором лежало письмо.

Фродо опустил глаза.

"Мне надо отправить письмо", - он вынул конверт и протянул его магу.

Однако письмо так и осталось в руке хоббита. Гэндальф не двинулся с места.

"Пожалуйста", - почти прошептал Фродо.

"Не мучай себя."

"Пожалуйста, передай" - уже настойчиво повторил хоббит.

Гэндальф посмотрел на него.

Фродо стоял, весь вытянувшись и высоко подняв голову. Он глядел магу прямо в глаза, в его взгляде была уверенность, боль, и, вместе с тем странная жалобная просьба.

Гэндальф тяжело вздохнул.

"Хорошо, - сказал он и взял конверт из рук хоббита, - если ты хочешь."

Он повертел письмо в пальцах, и оно вдруг пропало - Фродо и слова не успел вымолвить.

"А... а..." - вопрос застрял у хоббита в горле.

"Я уже отослал его... да-да, именно туда, на берег. Я прав?"

"Спасибо" - Фродо обнял старого мага. Фродо улыбался.

Впервые за много лет.

Йавиэ


Текст размещен с разрешения автора.