Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Хольгер (при участии Аллор и Эльвинг)

Подлинная история падения Нуменора

Мы идем. Под золотыми знаменами Императора Ар-Маразмона мы идем на штурм Барад-Дура - последней крепости Тьмы в Средиземье. Сейчас падет крепость - и нигде, по крайней мере по эту сторону Великого Моря, не останется земель, враждебных короне Нуменора. Даже стены Барад-Дура, в сто раз выше человеческого роста, кажутся слишком слабым препятствием для такого войска, как наше, прошедшее с боями все Срединные Земли и не знавшее ни одного поражения.

И крепость пала! Орки и немногочисленные дикие кочевники, последние из тех, кого удерживал в своей власти Саурон, не смогли противостоять победоносному воинству Императора. Вот оперенная пурпурными перьями длинная стрела воткнулась в горло последнему орку, и Барад-Дур не защищает уже никто. Больше никто и ничто в Эндорэ не служит Саурону и не принадлежит ему. Кроме разве что его собственного тела. И мы - вошли в крепость.

Да, тысячи лет нуменорцы входили в Барад Дур рабами, и только мы вступили в Барад-Дур победителями. Черное с белым мечом знамя Саурона брошено в грязь, а над прежде страшной крепостью, питавшей своими силами все зло Эндорэ, развевается императорский штандарт с золотым львом. Немногочисленные уцелевшие жители крепости в страхе прячутся от нас в подземелья.

Кто-то ехидно крикнул:

- Саурон, выходи! Выходи, подлый трус!

Никто не отозвался. Мы обыскиваем всю крепость, включая самые затхлые закоулки, где последняя живая душа с метлой бывала не меньше тысячи лет назад, но не находим его ни живым, ни мертвым.

Победа!!! Музыканты трубят в рога, мы возвращаемся в прекрасную Эленну и под бой барабанов проходим парадным маршем по площадям золотого Арменелоса, а самодовольный и совсем недавно непроницаемо-угрюмый Ар-Маразмон, который так завидовал эльфам и Майар, не исключая и Саурона, из-за их бессмертия и был пожираем думами о неумолимо приближавшихся старости и смерти, громче всех хлопает в ладоши. Еще бы, последний его враг (по меньшей мере, последний по эту сторону Великого Моря) - повержен.

Праздник длится несколько недель, и все это время императорский двор беспробудно пьян. Императорские маршалы и сановники, которых в народе называют новомодным словом - "нуменклатура", "лучшие из Нуменора", сидят в огромном зале дворца, увешанном коврами с изображением императорского льва и оружием, и снова и снова наполняют бокалы. Снова и снова слышишь:

- Выпьем за Эленну - лучший остров всей Арды!

И бокалы стучат друг о друга, выбивая бравурный марш.

- За Императора!

- За исполнение наших желаний!

При этих словах лицо Императора вдруг снова становится хмурым. И не надо владеть искусством осанвэ, чтобы понять, о чем он думает.

Его главное желание так и не исполнилось! А покорение всего Эндорэ - лишь шаг в исполнении этого желания. Состоит же оно в том, чтобы добиться бессмертия.

Угрюмый и хриплый от длительной непрерывной попойки голос Ар-Маразмона вдруг произносит:

- Г-где Са-саурон, я спра-спрашиваю?

Никто не может ответить на этот вопрос. При штурме Барад-Дура Саурон пропал, словно в воздухе растворился. Никто не видел его ни живым, не мертвым, и не особо жалел об этом.

- При-приведите сюда Са-саурона! Пусть он ска-скажет нам, как избежать смерти! - и чуть тише, но озлобленно, и весь хмель при этом как ветром сдуло - а если он откажется, то отдубасьте его как следует, чтобы знал, как перечить повелителю Эндорэ! Мы его заставим работать на нас!

Так вот зачем ему был нужен Саурон! Чтобы силой заставить его открыть секрет бессмертия. Ведь уж кому-кому, а майар этот секрет наверняка ведом.

И лицо Ар-Маразмона вмиг осунулось от тоски. Ни победа, ни пир ему уже не в радость, и страх смерти снова пожирает его.

А через несколько дней к причалу Андуниэ пришвартовалась неизвестно откуда появившаяся - пока она не вошла в порт, ее не видел буквально никто - небольшая яхта, раскрашенная в черный и белый цвета и украшенная плакатом:

МЫ ИСПОЛНИМ ВСЕ, О ЧЕМ ВЫ МЕЧТАЛИ!
ТОЛЬКО У НАС - ЛУЧШИЕ СРЕДСТВА ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ И КРАСОТЫ!
ВАША КРАСОТА БУДЕТ ВЕЧНОЙ!
ХОЧЕШЬ СТАТЬ ПРЕКРАСНЫМ, СПРОСИ МЕНЯ, КАК!
ВОЛШЕБНИК АННАТАР С ТЫСЯЧЕЛЕТНИМ ОПЫТОМ ПОМОЖЕТ ВАМ
ПРЕВЗОЙТИ КРАСОТУ ЭЛЬФОВ И ВАЛАР!

А на мачте яхты красовался невиданный прежде в Эндорэ флаг - черный с белым трилистником.

Богатые нуменорские бездельники, озабоченные приближающейся старостью, повалили к Аннатару толпой, и немудрено, что он вскоре переехал в Арменелос, заняв один из самых роскошных домов в городе, а вскоре слава об его целительском даре дошла и до императорского двора. Сам Ар-Маразмон, все больше и больше обуреваемый жаждой бессмертия и оттого падкий до любых средств, способных продлить его жизнь, захотел встретиться с волшебником.

- Приветствую тебя, великий Аннатар, - обратился к нему Ар-Маразмон. Слышал я, что тебе ведом секрет вечного здоровья и красоты.

- Да, повелитель, - почтительно отвечал Аннатар. - И не просто ведом - я готов поделиться им с тобой. Но я знаю, что прежде чем воспользоваться моими снадобьями, ты наверняка захочешь увидеть, как действуют они на других людей.

Аннатар словно читал мысли Ар-Маразмона - тот так боялся смерти, и особенно в результате заговора - нелишне будет напомнить, что и сам Ар-Маразмон получил власть с помощью заговора - что все подаваемые ему не только блюда, но и лекарства предварительно пробовали слуги. Вот и сейчас Ар-Маразмон с удовольствием выбрал девять придворных сановников - по правде говоря, не слишком любимых им - которые должны были принимать аннатаровские зелья каждый день. Впрочем, Аннатар был рад их избранию настолько, что подарил каждому по золотому кольцу тончайшей работы с драгоценным камнем, после чего их стали называть кольценосцами. А запас его снадобий оказался столь велик, что их надолго хватило бы сотням нуменорцев.

- Вся беда жителей Нуменора - в излишней тучности, именно из-за нее вас пожирает лень и тоска, - вещал Аннатар, - но моя Трава Жизни позволит избавиться от нее, при этом никому из вас не надо будет отказывать себе в пирах и утехах.

И опять Аннатар бил в самую точку, потому что без пиров и забав нуменорцам жить было просто невыносимо - всего после нескольких дней воздержания от хмельных гулянок их начинал охватывать непреодолимый страх смерти. В результате через несколько дней к Аннатару пришло еще два десятка нуменорских вельмож, которые возжаждали испробовать на себе чудодейственную Траву Жизни. А вслед за ними - еще и еще.

И Трава оказалась поистине чудодейственной! Принимавшие ее ощущали сказочный прилив жизненной силы, быстро теряя излишний вес, и вновь чувствовали себя молодыми. Обрадовался Ар-Маразмон и назначил Аннатара своим главным советником. А потом и сам захотел испробовать Траву Жизни на себе. И ему помогла Трава Жизни, он вновь помолодел и обрел живость в теле и радость.

- Я верю тебе, советник Аннатар, - произнес Ар-Маразмон.

- Все, что я делаю, послужит к процветанию великого Нуменора, повелитель, - отвечал ему Аннатар.

Ар-Маразмон был так благодарен Аннатару, что приказал выстроить для его целительского труда огромный дворец с высоким куполом, выкрасить сам дворец в черный цвет и украсить огромными трилистниками из белого серебра, которым покрыли и купол. Арменелосцы называли этот дворец "Черным храмом целительства", а позже - просто Черным Храмом. И у Аннатара все дела шли хорошо, и даже очень. А лучше всего шли дела у первой девятки, избранной самим императором. Они каждую неделю теряли по несколько фунтов и из-за этого чувствовали себя все легче и легче, а надо сказать, что до встречи с Аннатаром почти все в этой девятке были тучны и ленивы. Правда, они становились все более и более бесплотными, и, казалось, только их одежда мешает им быть прозрачными, как стекло, но это только еще больше доказывало, что совершается настоящее чудо. А в один прекрасный день первым из девятки встал на весы Сайта - и их стрелка не сдвинулась с места! Это было совершенно невероятно, но это была правда.

Аннатар обрадовался так, что захлопал в ладоши:

- Прекрасно! Осталось совсем немного - когда ваш вес станет отрицательным, ваше выздоровление совсем завершится, и вы достигнете нового уровня совершенства, не уступая больше эльфам! В этом состоянии над вами, как и над ними, больше не будет властна старость, потому что вы подобно им преодолеете смертность плоти!

Вскоре и другие достигли и отрицательного веса. А все девять кольценосцев, которые некогда были избраны самим императором, стали постоянными спутниками Аннатара. Они превратились в пример подражания для всего Нуменора. Вслед за ними, нуменорские вельможи оделись в черное, что выгодно подчеркивало их вновь обретенную стройность, и их стали называть "черными нуменорцами". Более того, особым шиком среди нуменклатуры стало подчеркивать свою похожесть на новый образец красоты, а значит, и друг на друга - а надо сказать, что Трава Жизни как нельзя лучше способствовала этому. Так, в одной богатой нуменорской семье были три брата, служившие в императорской канцелярии - Стормозил, Набузил и Загрузил. Они были сильно несхожи не только внешностью - Стормозил страдал настоящим ожирением, а Набузил был наименее полным из братьев - но и характерами - Стормозил, старший из трех братьев, был медлительным тугодумом, Набузил, средний брат, наоборот, вспыхивал от любой случайной реплики, а младший Загрузил отличался невероятной словоохотливостью. Однако вскоре после того, как они начали принимать отвар из Травы Жизни, они стали похожи, как близнецы, да и характеры у них сравнялись - куда-то пропала неповоротливость Стормозила, Набузил, наоборот, приобрел спокойствие характера, да и у Загрузила исчезла тяга к длинным монологам ни о чем.

Более того, вскоре оказалось, что Трава Жизни действует не только на людей, но и на животных. У Аразора, градоначальника Арменелоса, был непомерно толстый кот Азаил, в котором было веса, наверно, фунтов тридцать, из-за чего он большую часть дня спал на пуховых подушках. Но когда он учуял горько-хмельной запах Травы, он с неожиданно прытью спрыгнул со своей подушки, примчался к котелку, в котором заваривалась Трава Жизни, в несколько глотков вылакал весь отвар и принялся носиться по дому, сметая на своем пути все, что попадалось, будь то кувшины, стулья или что-нибудь другое. Аразор так был рад внезапной перемене в поведении своего любимца, что в последующем они делили чашу отвара Травы Жизни на двоих, что, конечно же, быстро помогло обоим избавиться от лишнего веса. Словом, Трава Жизни имела успех.

Единственными, кто не поддался на увлечение Травой Жизни, были Элендил и его друзья, продолжавшие хранить верность Валар и считавшие увлечение Травой Жизни бессмысленным и опасным.

Над ними потешался весь императорский двор, их считали сумасшедшими, придворные шуты показывали комические представления, в которых неизменно фигурировал фантастически толстый Элендил (показывая его, шуты прятали под одеждой две-три подушки), говоривший, что этот живот ему подарили Валар в награду за верность. Неважно, что все это было полным враньем - благодаря шутам никто при дворе всерьез Элендила не воспринимал.

Однако, вскоре оказалось, что опасения Элендила не напрасны.

Первым, кто узнал на себе оборотную сторону Травы Жизни, был Зимрадун - хранитель императорской печати. Будучи по своей натуре рассеянным - настолько, что ему приходилось носить императорскую печать на золотой цепочке, надетой на шею, чтобы не потерять ее - он несколько дней подряд забыл принять очередную порцию чудодейственного отвара, и последствия не заставили себя ждать - он начал катастрофически быстро полнеть, в несколько недель вернувшись к исходному весу, который он при помощи Травы Жизни снижал больше года, и даже после этого он продолжал раздуваться, как шар. И только чары Аннатара и лошадиная порция Травы Жизни смогли остановить спасти Зимрадуна от страшной участи быть раздавленным собственным весом.

- Пример Зимрадуна показывает: с Травой Жизни шутить недопустимо! - назидал Аннатар. - Подобно тому, как Властелин Тьмы, создавший Траву Жизни, требует верности и беспрекословности в следовании его воле, сурово карая отступников, так и сама Трава Жизни не прощает легкомысленного отношения к ней и послужит на пользу лишь тем, кто всегда будет ей верен и не допустит небрежностей в ее приеме.

Так нуменорцы впервые услышали о Властелине Тьмы.

- Кто же такой Властелин Тьмы? - спрашивал Ар-Маразмон.

- Властелин Тьмы - это тот, чье имя не произосится ныне, - отвечал ему Аннатар. - Настоящее его имя - Мелькор, Дарующий Свободу. Валар же ненавидят и боятся его, представив вместо него Эру, пустой призрак, который говорит лишь то, что они хотят. Но Мелькор освободит Людей от их власти и подарит Людям новые земли и бессмертие, сделав могущество прекрасного Нуменора и его великого Императора безграничным в пространстве и времени. И Трава Жизни - замечательный дар Великого Мелькора, который позволит людям достичь вечной жизни.

С тех пор в Черном Храме стали возноситься благодарения Мелькору, сотворившему Траву Жизни. Славословиями в адрес Мелькора сопровождался и каждый акт новой посадки Травы Жизни в Нуменоре - а начать высаживать ее пришлось очень скоро, так как ее запасы у Аннатара были не безграничны, а потребность в ней не убывала.

Однако через некоторое время положение стало быстро ухудшаться. Оказалось, что Трава Жизни в Нуменоре растет из рук вон плохо, и через некоторое время ее стало не хватать. На улицах Арменелоса и других городов вновь появились уродливо расплывшиеся фигуры, и люди плакали от тоски по красоте и счастью, посетившим их на краткое время и вновь уходящим от них.

Весь Нуменор ждал от Аннатара решения, которое бы позволило обеспечить жителей чудодейственной Травой. И решение последовало. На очередной аудиенции у Ар-Маразмона Аннатар заявил:

- Государь, я открыл причину, которая мешает Траве Жизни произрастать в Нуменоре. Имя этой причине - Белое Древо Нимлот, это оно крепко вросло в землю Нуменора и своими корнями душит ростки Травы Жизни, ибо оно стало орудием Валар, позволяющим им держать народ Нуменора в повиновении. Это оно не дает людям выйти из-под власти Валар, и это оно препятствует всем начинаниям, которые устремлены к достижению людьми бессмертия. Дозволь мне срубить Белое Древо, и уже ничто не будет мешать Траве Жизни зеленеть на прекрасной земле Нуменора.

Ар-Маразмон содрогнулся.

- Нет! Только не это! Мой великий родич, Тар-Палантир предсказывал, что когда погибнет Древо, придет конец и власти Дома Элроса в Нуменоре.

- Выслушай меня, государь, - вкрадчиво отвечал ему Аннатар. - Великий Тар-Палантир был сыном своего времени, но теперь настают другие времена. Настает время, когда Валар должны уступить Людям власть над Ардой Людям, а все былые символы их власти уже превратились в бесполезные игрушки, которые утратили свою силу и не заслуживают больше былого почтения.

И за несколько таких бесед, шаг за шагом, Аннатару удалось убедить Ар-Маразмона срубить Белое Древо. Правда, Исилдур ночью незамеченным добрался до Древа, сорвал с него плод и бежал. Но тем не менее главное было сделано - Белое Древо было срублено и сожжено в Черном Храме, в печи, на которой варился отвар из Травы Жизни, а корни его - выкорчеваны. Теперь Траве Жизни ничто не мешало расти, ее стали высаживать на полях и в парках, она дала пышные всходы, и ее горьковатый запах непрерывно стоял над Нуменором.

Казалось, жизнь должна была перемениться к лучшему, да и уродливо оплывшие люди исчезли с улиц. Но облегчение не наступало, а в воздухе висела тревога. Ее усилило то, что после сожжения Белого Древа из трубы Черного Храма повалил густой белый дым, который потом семь дней стоял в небе над всем островом, и многие восприняли это как дурной знак.

И у тревоги было основание - оказалось, что употребление Травы Жизни может привести к беде. Бывали случаи, когда люди начинали сомневаться в том, что прием Травы послужит во благо им, и в том, стоит ли бунтовать против воли Валар, прекращали ее принимать, но их участь была печальна: в некоторый момент начинали чрезвычайно бурно полнеть и в конечном счете взрывались, разлетаясь в клочья и распространяя кошмарное зловоние, ощущавшееся на несколько лиг вокруг. Естественно, это повергало окружающих в страх, и они с невероятным рвением принимались поглощать отвар Травы Жизни. Но хуже всего было то, что оказалось - и это не гарантирует от смерти, причем в этом случае смерть просто внушала мистический страх: в некоторый момент они не могли остановить потерю веса невозможно было никакими силами, и одни умирали от слабости и истощения и высыхали подобно мумиям, другие же, напротив, с каждой новой порцией Травы Жизни приобретали все больше сил невзирая на потерю веса и ощущали невероятную легкость в теле, им хотелось принимать ее еще и еще, чтобы поддерживать себя в этом состоянии, и в конечном счете они просто растворялись в воздухе, словно дым на ветру. Видя все это, многие нуменорцы теряли рассудок. Многие хватались за оружие по самому ничтожному поводу, а у некоторых дело доходило до самоубийства из-за невыносимого отчаяния и страха, причем последними словами у таковых были страшные проклятья - у кого по адресу Эру и Валар, но у кого и по адресу Ар-Маразмона и нуменклатуры. В воздухе ощутимо запахло бедой.

Как и раньше, причину бед открыл людям Аннатар:

- Валар не могут потерпеть, что наша сила возросла! - обьявил он. - Им ненавистна мысль о том, что мы скоро достигнем бессмертия, потому что после этого их владычеству придет конец. Они пытаются насылать проклятья на нашу прекрасную землю, а своими злыми чарами они пытаются лишить силы Траву Жизни - великий дар Мелькора, Дарующего Свободу. И не потому ли они запрещали нуменорцам, величайшим мореплавателям всего мира, прокладывать путь на Запад, что они боятся навсегда лишиться своей власти? Ибо на Западе, в Амане, сотворил на заре времен Великий Мелькор Траву Жизни, но Валар скрывали ее секрет в глубокой тайне, а самого Мелькора изгнали из Кругов Мира. Великих трудов мне стоило похитить из Амана Траву Жизни, и теперь она в руках человечества. Но скажу больше - Валар в таком гневе на людей за то, что секрет бессмертия теперь в их руках, что они собрались построить огромный флот, пойти войной на Нуменор, как пошли они войной на державу Великого Мелькора три тысячи лет назад, и ввергнуть людей в вечное рабство. У нас есть лишь одно средство избежать превращения в рабов - упредить Валар, ударить первыми и отвоевать для себя навсегда край Вечной Жизни. Или Ар-Маразмон, величайший из государей мира, не заслуживает почестей больших, чем Валар, которых он уже превзошел?

И внял Ар-Маразмон речам Аннатара и повелел строить большой флот.

День и ночь стучали молотки и визжали пилы на верфях Нуменора, и через несколько месяцев сошел на воду огромный корабль, каких прежде не было в Арде. Имя ему было Алькарондас, Морская Крепость, и был он поистине крепостью, потому что его борта были защищены кованым железом, а вооружен он был несколькими десятками впервые появившихся в Арде пушек. А за ним последовали и другие корабли. В кузницах же в обилии ковалось оружие.

Словно напоминая Ар-Маразмону о гибельности всего, что он затеял, с Запада то и дело налетали бури с дождем и градом и невиданные прежде шторма. Естественно, что Трава Жизни в таких условиях совсем перестала расти, и многие из нуменорцев готовы были на что угодно, лишь бы навсегда отвоевать ставшие теперь столь близкими, как им казалось, бессмертие и красоту.

А однажды началась гроза, и молния ударила в купол Храма, и он обрушился. Правда, Элендил и его друзья настаивали, что причиной обрушения купола был то, что он, как и многие помпезные здания, воздвигнутые во времена Ар-Маразмона по проектам необычайно плодовитых архитекторов Рецетела и Начкела, был построен из рук вон плохо, но к мнению Элендила давно уже никто не прислушивался, да и сам он не появлялся более в Арменелосе, избегая риска быть обвиненным во всех бедах, постигающих Нуменор. Что же до Аннатара, то в момент, когда молния ударила в купол, он стоял на башне храма и остался невредим, и люди поверили, что он - подлинный бог, которому не страшны бури и молнии. Чувствуя безграничное доверие, он обратился к императору и нуменорцам со словами:

- Время более не терпит! Настала пора выступить в боевой поход на Запад, навсегда отвоевав для себя бессмертие! И промедление в этом поистине смерти подобно!

После этого я понял, что не могу более оставаться беспристрастным в наблюдателем происходящих событийях: увлечение Травой Жизни я не принимал не по каким-то высоким соображениям, а просто потому, что никогда не переживал особо из-за своей фигуры - если я немного полнее, чем надо, то какой от этого вред мне, а тем более окружающим? Но начавшиеся события явно грозили гибелью всем. И я бежал из Арменелоса в Роменну и присоединился к Элендилу. А тем временем флот Ар-Маразмона выступил в поход на Запад - поход, ставший роковым не только для Ар-Маразмона, но и для всей Эленны.

И вот наступил день судьбы. Мы взошли на корабли, и огромная волна подхватила их и понесла на восток. А налетевший с запада ветер принес злорадный смех и громкий крик:

- Может, я и подлый трус, но в битве с Нуменором я победил!


Текст размещен с разрешения автора.