Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Элин

Для юной Итариллэ...

              Для бешеной собаки семь верст - не крюк.
              Народная мудрость.

              "М-а-а-ам, м-а-а-ам, м-а-а-ам! Доборое утро, мамочка!"
              Реклама сока.

              Весь мир смотрел, как мы исходим.
              Мара.

Корма последнего из лебединых кораблей таяла в дымке. Еще совсем недавно на них с воинственными криками грузились доблестные сыновья Феанаро, а сам он прохаживался по белоснежной палубе и хмуро чесал подшлемник, поглядывая на восток. Но вот, первая партия нольдор благополучно скрылась за горизонтом, а оставшиеся готовились к долгому ожиданию и устраивались на прибрежных валунах.

- Пап, а пап? А чего мы ждем?

- Мы ждем, когда вернутся кораблики. Вот как вернутся, так и поплывем.

- Ну п-а-а-а-а-п, ну это же так д-о-о-о-о-лго...

- Но у нас нет выбора. Все на корабли мы не поместились, ты же видела. А вплавь до того берега нам не доплыть.

- А зачем вплавь, пап? А мы пешком пойдем! Представляешь, как Феанаро обрадуется - он только приплыл, а мы уже там, а? И корабли лишний раз переплавлять не надо, и время сбережем. Тут близко, пойдем, п-а-а-а-ап!

Турукано затравленно огляделся. Нольдор, расположившиеся поблизости уже успели оценить масштабы трагедии, и спешно собирались. Да и сам счастливый отец прекрасно знал, как долго и немелодично его возлюбленная дочурка может тянуть свое знаменитое "П-а-а-а-а-п!". И терпение его было отнюдь не безгранично. Турукано вздохнул и побрел на север, ориентируясь на мелькание розовых девичьих пяток. Дочурка, как всегда, летела впереди планеты всей.

А в это время бывшие некогда белоснежными борта кораблей тщательно покрывались узорчатыми рунами. Юный Келебримбор, вымазав пальцы в саже от факелов, старательно выводил на носу хитроумную надпись "Келепримбар сдесь был!" Подобные надписи уже были знакомы феанорингам. Их милый племянник питал совершенно особую страсть к разукрашиванию стен, домов, картин и домашних животных. Может, именно поэтому его отец чаще всего посещал братьев в одиночку.

Келебримбору было скучно. После того, как он на пару с Итариллэ отчаянно-весело путались под ногами у старших во время погрузки, а под конец еще и успели набрать ракушек в дорогу, бездействие на корабле показалось мальчику худшей из мук.

Но Келебримбор был не из тех, кто подолгу унывает. Пробравшись в трюм, мальчик мгновенно обнаружил несколько больших кувшинов с различными, судя по запаху, жидкостями. Не долго думая, он ловко смешал жидкости в сосудах и на всякий случай бросил в каждый щепотку совершенно уникального порошка, который ему выдавали при больном животе. Пить порошок Келебримбор отказывался категорически, и поэтому в карманах его всегда можно было наскрести горсть-другую этого замечательного лекарства.

Тем временем, посреди вечных льдов, в рядах исходящих заслышались возмущенные голоса.

- Ну и кто сказал, что тут ближе, а? Мы бы уже давно на том берегу были. Но нет, надо было идти пешком...

- Ты же знаешь, для юной Итариллэ семь верст - не крюк. Попробуй ее останови.

- И попробую. Пороли ее в детстве мало. Впрочем, это еще исправимо. И кто только сказал, что все они хорошие, пока маленькие. Страшно подумать, что будет, когда она вырастет...

Хмурый нолдо прибавил шагу. Но догнать неутомимо несущуюся впереди отряда девочку ему удалось нескоро. Ловко, но лишь со второй попытки, поймав дочь Турукано за капюшон плаща, нолдо развернул девочку лицом к себе.

- Итариллэ, ты уверена, что мы идем правильно? Смотри, все уже устали. Да и ты, наверное, тоже. Мы сейчас вернемся, отогреемся, сядем на корабли - и будем на том берегу. Садись ко мне на плечи, мы возвращаемся.

- Ну уж нет, тут же совсем чуточку осталось. В-о-о-о-н за тем сугробом - земля. Я уверена. Пойдем! - Юная Итариллэ потянула воина за рукав. Льдина под ними опасно накренилась и они, шлепнувшись на самые мягкие, а потому и самые ранимые части тела понеслись вниз по склону. Услышав панический мужской вопль и радостное девчачье гиканье, остальные нольдор в ужасе подбежали к обрыву. Но так как первые ряды встали в опасной близости к краю, а последние и не думали тормозить, вскоре весь отряд благополучно съехал вниз. А Итариллэ тем временем бодро топала дальше.

- Ну как, остановил? - собеседник вытащил неудачника-дипломата за ноги из сугроба. - Что теперь думаешь делать.

Нолдо отрешенно чертил на снеге что-то, больше всего похожее на большую лопату с двумя ручками.

- Теперь думаю, как бы к ней такую вот штуковину приделать. Представляешь, она несется впереди и тащит за собой вот это. А мы идем уже по расчищенному и идеально ровному пути.

Турукано, услышав подобные разговоры, только вздохнул. Он уже давно вынашивал планы по подключению дочурки к хитроумному аппарату, создавая тем самым вечный двигатель. Но все опыты пока заканчивались провалом. Колесо двигателя не выдерживало сверхскоростных оборотов, дымилось и в конце концов ломалось.

А несколько южнее тех мест, где происходило массовое катание с горок, несколько кораблей дрейфовало посреди моря. На одном из них вспыхнула прежде никому не ведомая болезнь. Весь экипаж дружно считал странных розовых ушастых зверей, которые весело скакали по реям. И стоило кому-либо сойти на борт этого корабля, и провести там хотя бы полдня, как он тоже начинал с радостными криками сдергивать с канатов невидимых существ. Феанаро подозревал в этом козни Моргота, проклятье Валар и маленького мальчика по имени Келебримбор. Козни Моргота Феанаро ожидал лишь на подступах к берегам, в проклятье Валар не верил вовсе, а маленький мальчик, после того как тот раскрасил Феанаро веки водостойкими тенями прямо перед праздником, вызывал наибольшие опасения. Так или иначе, решено было лечь в дрейф и ждать прекращения напасти.

Когда измученные, оледеневшие и запорошенные снегом нольдор наконец достигли берега, кораблей поблизости не наблюдалось. Турукано дал отмашку ставить лагерь и рухнул спать под ближайшей елкой. Топота маленьких ножек над ухом он уже не услышал, мгновенно провалившись в сладкое небытие.

Феанаро с наслаждением растянулся на песке. Наконец-то берег! Наконец-то добрались! Мысль о том, что придется сделать несколько таких рейсов пугала его до икоты. Стоило только вспомнить тех страшных ушастых зверей, как решение созрело окончательно. Никто больше никуда не поплывет. Все, баста, отплавались! А те, кому посчастливилось остаться на том берегу, кто не испытал всех тягостей и лишений, которые выпали на долю мореплавателей, есть лохи недостойные. И пусть там, на берегу, и остаются. Феанаро с трудом встал на ноги и, покачиваясь, пошел к кораблям. Над берегом разнесся его мощный рык...

- Факелов мне!!!

Турукано попал в плен к Морготу. Моргот бил его тяжелым, окованным сапогом и злобно приговаривал "Вставай, гад. Вставай, мерзавец. Вставай, п-а-а-ага-а-а-нец... вставай, п-а-а-а-ап!" Турукано вздрогнул и проснулся. Его милая дочурка легонько толкала папку кулачком в живот и занудно ныла. Вокруг стояли хмурые, невыспавшиеся нольдор. "Неужели все сначала?" - в панике подумал Турукано и вскочил на ноги. Дочурка только этого и дожидалась. Махнув рукой, она скрылась в лесу. Эльфы ломанулись за нею. Бесшумно выйдя из подлеска, они в нерешительности остановились.

Феанаро прыгал с корабля на корабль, размахивая факелом. Возможно, ему все еще мерещились розовые зверушки, и он старался поджечь их первыми. Вскоре, все корабли полыхали ярким пламенем. Феанаро забросил факел на борт ближнего из них и отряхнул руки. За его спиной раздалось деликатное покашливание. Феанаро резко развернулся - и замер.

Нольдор, которые, казалось бы, должны были остаться на том берегу, стояли у леса. Выражения их лиц не предвещали ничего хорошего. Сжатые губы, прищуренные глаза, сложенные на груди руки... эльфы явно были не в духе. На переднем плане красовалось нечто, перемазанное в соке черники и еще какой-то зеленой гадости, и увлеченно ковырялось в носу.

- Я же говорила, что мы раньше придем. Говорила же, п-а-а-а-п? А вы мне не верили. Зато, какой сюрприз удался, правда?

- Правда, - процедил Турукано сквозь сжатые зубы. - Удался.

В задних рядах кто-то громко хрустнул пальцами, разминая кулак. Феанаро затравленно огляделся. Позади были лишь догорающие остовы кораблей. Бежать было некуда...


Текст размещен с разрешения автора.