Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Иври

Восьмая стена

Он смотрит на город, и мгла глубин плещет в его зрачках –
Темное пламя – одно на всех – в приведенных им войсках.

Он шепчет: “Иного выхода нет… Это значит, что выбор прост”.
Он слышит дальнюю дрожь земли – это рушится первый пост.

Врата Деревянные пали, и нет больше и Каменных врат…
Пади к ногам железной орды, Гондолин, Тайный град!

Он считает во тьме, закусив губу – сколько пало и скольким пасть?
Все же слишком мало, чтоб жажду смирить, утолить тяжелую страсть.

Врата из бронзы расплавил жар, взяты Врата Орла,
Стрелки у Серебряных Врат мертвы – их укрыла плащом зола.

И в сердце города враг вонзил раскаленное острие,
А он меж горящих руин спешит, чтобы сказать: “Мое!”.

Вода в фонтанах кипит ключом, глаза застилает дым.
Он тихо кивает мыслям своим – черед Вратам Золотым.

Последний стражник Стальных Ворот уже скончался от ран,
Он слышит города тяжкий стон и говорит: “Пора”.

Он легко находит знакомый дом, он видит – она одна,
Но в светлых, прозрачных глазах ее встает восьмая стена.

И он может грозить, и он может звать, и силой тянуть с собой,
Но этих ворот ему не открыть, не выиграть этот бой.

И только падая, падая вниз, на камень холодных плит,
Понять, что разбивший семь гордых стен восьмую не сокрушит.
Амарин

598 год П.Э.

Сверяясь с картой, Келебримбор привел свой небольшой отряд к потайному ходу Идриль. Эльфы дошли по нему почти до самого Гондолина . Выбравшись наружу, Келебримбор достаточно долго что-то прикидывал, поглядывая на вершину Амон-Гварет и переходя с места на место. Найдя необходимые ему ориентиры, Куруфинвион двинулся вдоль стены, попросив своих спутников оставаться на месте. Зная способность своего лорда в самый неподходящий момент отрешаться от происходящего, Морион вскоре отправился за ним.

Под ногами мягко пружинил зеленый мох, покрывший оплавленные в чудовищном пламени камни. По отвесному склону сочились струйки воды, смывшие копоть со скалы. Морион подставил под маленький водопад руку – вода была ледяной. В следующий ручейке вода обжигала. Верно, то истекали разрушенные водоводы Гондолина.
Коленопреклоненного Келебримбора Верный заметил издалека. Синие одежды сына Куруфина мягко растворялись в сгущающихся сумерках.
– Brannon nin?** – осторожно окликнул Морион.
Тот отозвался не сразу, Морион успел приблизиться на пару шагов.
– Нетленные тела эльдар, – сказал Келебримбор со странной интонацией.

Два изломанных, исковерканных тела. Высокого мужчины в остатках истлевших одежд, чей череп раскололся при ударе о скалу. На костях – следы острых мелких зубов. Плоть другого защитили от посягательств падальщиков черные доспехи. Отец и сын…
– Я пришел похоронить их как должно, – тихо сказал Келебримбор, поднимаясь с колен.
Морион молча принялся собирать камни. Куруфинвион тем временем отчистил ото мха небольшую площадку и положил останки Эола рядом с сыном. Сложил им руки на груди и попытался откинуть забрало шлема Маэглина в виде орлиного клюва. Верный невольно затаил дыхание, но у Куруфинвиона не получилось. Маэглин летел через огонь, пожравший металл и камень. Даже галворн доспеха сплавился.
– Падая с Амон-Гварет, он еще был жив, – бесцветным голосом сказал Келебримбор.
Морион посмотрел с недоумением на лорда и понял.
– Так он заживо?.. В своем панцире?! О, Эру!

Они возвели скромный курган, и Келебримбор закрепил на его вершине меч Маэглина. Сталь светилась в темноте ровным голубоватым светом.
– Орки неподалеку, – равнодушно сказал Куруфинвион. – Видимо, в Гондолине. Ну, мы туда и не пойдем.
Морион впервые видел меч гондолинской работы.
– Секрет Маэглина, он мне его не открыл, – Келебримбор запрокинул голову и вновь посмотрел на серебрящиеся в свете убывающей луны склоны Амон-Гварет.
– Слишком многого он не успел рассказать мне.


* название принадлежит Амарин и относится также к стихотворению, вынесенному в эпиграф
** "Мой лорд" на синдарине

К оглавлению цикла "Рассыпанная горсть серебра"

Текст размещен с разрешения автора.

Обсуждение на форуме