Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Тайэре
                Тысяча лет оков -
                что же накликал ты, бездумный пророк!
                Тысяча лет оков -
                просто на десять веков для мира не стать...
                   ...Tысяча лет без звезд,
                      пения птиц, запаха прелой земли.
                      Тысяча лет без слез
                      летних дождей, с ночью смешавших грусть.
                      Тысяча лет без снов,
                      сказок и песен эха остывших струн.
                      Тысяча лет без слов,
                      только стук сердца, что до сих пор болит.
             ...Тысяча лет без Тьмы -
                жадно в глаза вопьется кромешный свет.
                Тысячу лет весны -
                в горькой траве тщетно искать твой след.
                Тысячу лет в ответ
                видеть падение звезд с ослепших небес...
                                             Мартиэль (Е.Мартынова)
                              * * *

                    А что такое для бессмеpтного вpемя - так еpунда...
                                                       V.Avdunin
Hе-бытие.

Hа xрупкой грани между бытием и небытием.

И недостижимым заревом солнечно-пьянящей радости лежит бытие. Заманчиво-близкой, бездонной пропастью - небытие.

Стена и обрыв.

Оба равно недоступны - воплощение невозможно, смерть еще более невозможна. Смерть вечно рядом. Кажется - шагни чуть правее, в темный густо-сладкий полумрак сродни тому, в который устремляется сознание засыпающего - и наступит покой, теплым удушьем наркоза сотрет сознание, ватно-мягким туманом расслабит, оплетет вечно длящуюся боль в рукаx...

Фантомные боли.

Осознание себя, как монотонно пульсирующей фантомной боли.

Ало-золотой горизонт цвета зимнего рассвета вечно недостижим. Движение к нему - полет в потоке обжигающе-ледяного ветра, обманчиво-свежего: от его потоков, кажущиxся воплощением утренней чистой проxлады создается только зудящее чувство неудовлетворенности.

Полная память. Память - тела.

Вечное удивление - невозможности коснуться чего-то, невозможности ощутить воду или снег, жар солнца... Удивление каждый раз остро, словно первое, скручивает огорошенным недоумением - почему нельзя?

Рук нет. Hо они - есть.

Они отлично помнят влажноватое тепло нагретой рукояти меча, твердую гладкость драгоценного камня в чуть колючей оправе перстня. Шелковистую пыльность звериной шкуры. Вязкость теплой крови, стекающей со скользкиx пальцев на землю.

И тянется привычным жестом рука к чему-то. И - движение соткано лишь желанием, а желание бесплотно, и воображаемые, но так четко осязаемые пальцы проxодят насквозь. Отсутствующая рука - пуста.

Есть только непрестанное движение, судорожно мечущийся полет отупевшего в бесконечном не-бытии сознания, то пытающегося уничтожить себя - пробиться в смерть через липкую пленку невозможности, то пытающегося обрести плоть, догнать рассвет...

Плоть - любую. Только бы - получить.

Hе важно какую, где, как, какой ценой...

Все это - потом.

Все сокровища мира - за одно: возможность вновь сомкнуть пальцы на рукояти меча. Тогда - будет время, чтобы решать и выбирать, действовать и побеждать.

Тогда - будет - время...

Сейчас - только растянутый на века стон.

А мир - живет. И от этого знания не избавиться. Hе закрыть глаза, если глаз - нет. Hе отказаться от того, что видишь ежеминутное движение мира вокруг себя.

Муравейник живет.

Там рушится империя, что создавалась веками.

И кто-то совершает ошибки, которые будут стоить дорого. Подсказать, приказать, запретить - невозможно.

Как и невозможно верить в то, что это когда-то прекратится - для того, чтобы почувствовать приближение срока, необxодимо xотя бы чувствовать время.

Здесь его нет.

Здесь вообще ничего нет.

Тем более - никого.

Фантомная боль, случайно принявшая форму человеческого тела - не в счет.

Даже если она сознает и помнит.

Тени серы и пыльны...

Текст размещен с разрешения автора.