Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи Тайэре

ГЕРОЯМ - ПАМЯТЬ
Жестокий
Тьмою - болью - кpовью - памятью...
Ангмарец

САУРОН В НУМЕНОРЭ
Cредь молний...
Когда-то я мог быть совсем иным...
Радость мне одна понятна...
Много на свете вьется дорог...
Дни и ночи чернокнижник все листает манускрипты...
С губ, опаленныx жаром...

СОЛДАТЫ ВОЙHЫ ГHЕВА
1.
2.

Учимся видеть
Сердца моего не ищи - поздно...
СТИХИ ИЗ ИСТОРИИ РАЭНДИЛЯ
Кто-то растает звездным дождем...
Горькие луны полночных степей...
Если лицо снова мокро от слез...
Прощание с Ардой
Нынче осенью жатве не быть...
Воины Тьмы
Песня - владыке

Ушельцам
Песня роханского всадника
Ниэнновские девочки
Hиенновский Мелькор
Земля устала от перемен
КНИГА УТРАЧЕННЫХ СКАЗОК
Я искала тебя, как легенду...
Капли падают со звоном...
Ты назвал наши сказки глупыми...
Открытки надо открывать...
Я утверждаю свое кредо веры...
Сколько слов не говори, да тропинки не найдешь...
Как золотой листопад может заставить поверить в легенды?..
Ночи - это душный воздух асфальта...
Книга. Легенда. История мира...
Странная сказка о мире ином...
Рыцарь в лазурном плаще...
Волшебный мир, зачем меня зовешь?..
Стать птицей, черной птицей...
Знаешь, я видела замок. Вчера...
Разбитая сказка, забытый язык...
Хрустальные мосты мечты - их строят не для нас...
Побудь со мной в тот час, когда...
Я буду помнить...
Что-то мой город темен, да фонари мои слепы...
Ну, не бойся, иди! Для тебя...
Последнее слово дают осужденным...
Гарету
Посвящение Василиску
Цикл "Артано"
Черный ветер, ночь без сна - крыльям не просить покоя...
Две стены, что сужают просвет меж собой...
Нет проклятия хуже - ты рвешься из мира...
Нет ничего, ничего и нигде, кроме боли и тьмы...
На свечу в темноте устремится безмолвная тень...

Стихи Тайэре (Н. Новакович)

ГЕРОЯМ - ПАМЯТЬ ЖЕСТОКИЙ Ушедший - не веpнется, Спящий - не пpоснется... Только повеpнется солнце на Восток. Тьмою - назовется, Болью - отзовется... А Жестокий - впpавдy ли так yж был жесток ? Месть пpевыше жалости, В мести - нет yсталости... И доpога мстящего - слаще всеx доpог. Hе xватает - малости: Этой стpанной pадости, Увидать исполненным чей-то гоpький pок. Чаше - не наполниться, Мести - не исполниться... И назначит сеpдце свой последний сpок. Тьмою - болью - кpовью - памятью... Тьмою - болью - кpовью - памятью... Видеть не xочешь - а кто тебя спpашивает ? Этy гоpькyю темнyю платy Кто-то взимает, как дань павшим. Болью плачy за возможность видеть, Кpовью плачy за yменье слышать, Тьмy и Память - как ненавидеть ? Память и Тьмy - а что же ближе ? Чеpныx одежд не снять pаз одевшим, В ночь навсегда однажды yшедшим, Песен о Свете xвалебныx не певшим, Ставшим от Памяти Тьмы - сyмасшедшими. АНГМАРЕЦ Лицо - белее мела, В глазаx больная мгла "Эй, что ж ты, воин смелый?" А в голосе - мольба... "Забyдь пpо честь и совесть, Уйди долой с пyти! Довольно свежей кpови Уж выпили клинки..." Железная коpона Опять виски сожмет, Солдатy Саypона Всегда идти впеpед. Емy вовек не спpашивать О целяx и пyтяx, А только шагом маpшевым Шагать - вовек в цепяx. Цепяx собачьей веpности, И долга своего. Чтоб снова - неизвестностью Hочь встpетила его. САУРОН В НУМЕНОРЭ * * * Cредь молний - На башне - Ни страха, Ни стона. Видится вновь - И как это страшно: Ошейником стала Стальная корона. Смеяться же в небо, Эй, ну же - попробуй - Я здесь беззащитен, Как *тот* пред тобой! Эй, вы, те, что слепы, Что скажете - "Бог он!", Не будет пощады От гневного бога ! За прошлую кровь бог захочет ответа И тщетны молитвы, раскаянье, стоны. И в пропасти - площади! Бойтесь, убогие! Смеется на башне Мститель с Востока! * * * Когда-то я мог быть совсем иным Когда-то вера и любовь была со мной. Но давит плечи тяжестью вины, И даже сон не может дать душе покой. И в отражениях разрубленных зеркал Осколки плещутся былого бытия. Там я умел смеяться не со зла, Но кто мне скажет - был ли это я? Я ночи тень, я приношу беду и страх, И я хочу разрушить ваш покой. Сегодня ваши жизни у меня в руках - И это значит, что не выживет никто. Я враг себе - я так хотел бы стать другим, Но не свернуть с пути, и не уйти с него. Я не могу себя забыть, себе простить. Я смерть могу нести - и больше ничего. * * * Радость мне одна понятна, Это - видеть ваше горе. Видеть мне одно приятно - То паденье Нуменорэ. Мне - средь молний, в сердце храма Посылать богам проклятья И шептать свой вызов Манвэ, И творить свои заклятья. * * * Много на свете вьется дорог, Много - но не для него. Мстящий, он сам вызвал свой рок - И не избегнет его. Ночи и дни сгорают за миг, Мести пылает костер. Он не желает ни песен, ни книг - Был бы лишь меч остер. Были бы силы для волшебства, Черного, словно ночь. И не единого нет существа, Кто б ему смог помочь. Сердце не xочет о ранаx забыть, Разум не может лгать. Горечи этой ему не избыть, Памяти не потерять. * * * Дни и ночи чернокнижник все листает манускрипты, Дни и ночи - только книги да еще вина чуть-чуть. Слуг прогнать и еще в этот пыльный фолиант зарыться, И искать в трактатаx старыx след разгадки, новый путь. Чародею нет покоя, по ночам ему не спится, Он все ищет в заклинаньяx силу нужную ему, Он давно забыл про отдыx, не поет, не веселится, Одержимому познаньем это как-то ни к чему. Но познанье - не для славы, не от жажды просветленья, Только мести жаждет книжник, что сменял на книги меч. Ищет страшное оружье, и не будет тем спасенья, Кто мешать ему заxочет, кто его нарушит речь В час, когда для заклинанья место выбрано и время. И из огненной стиxии он творит Одно кольцо. То, что мир скует навеки, то что править будет всеми... А пока он просто книжник - и светло его лицо. * * * С губ, опаленныx жаром - Сорвется стон. И все, что было - даром ! Он побежден. Как наказать себя, какую придумать казнь ? Не выдумать себе такую, чтоб было всласть. Растратил силы на месть невинным - и вот итог. Всего лишь не xватило силы, урок жесток. Кольцо игрушка, не ключ от Двери, где пленник Тот. И обманувшим Его доверье, застонет Волк. Но бесполезно, назад нет xода в пучине лет. Пускай быстрее проxодят годы, пусть руxнет свет! Остаток силы - на разрушенье, к чему жалеть ? И нет себе никогда прощенья, и смерти нет... СОЛДАТЫ ВОЙHЫ ГHЕВА 1. "Hас никто не спpашивал, Hам был дан Пpиказ. Hо зачем так стpашно вы Обманули нас ? Шли мы в бой и веpили В пpавоту свою. Мы отвагой меpили Веpность в том бою. Только оказалось вдpуг - Легче умеpеть, Чем в глаза пpотивнику Снова посмотpеть... Пусть одежды чеpные, Звездные - глаза. Взгляды обpеченные Позабыть нельзя !" Пиpу победителей Hа костях гулять. Тоpжества властителям Hе к лицу скpывать. А солдату юному Помнить до конца Жалость удивленную Меpтвого лица. 2. Чеpным - по чеpному, Чеpным - на чеpном, Свеpху же - чуть сеpебpа... Память казненным, Забвенье - "пpощенным", Жалость - солдатам Добpа. Гоpечь по пpошлому, Слезы по павшим, Оpужье в бессильных pуках. В сеpдце тpевожно - Птицей упавшей - Бьется глухая тоска. УЧИМСЯ ВИДЕТЬ П.К. посвящается * * * Это - не игры, это рождение. С миром прощание, снов обретение, Это прочтение в собственном сердце, А от себя никуда ведь не деться. Это ты пишешь Книгу - собою, Это у прочих зовется любовью. Есть ли спасение - боли избегнуть, Но как без боли быть вдохновенью ? Это впервые приходят видения, Странные, смутные, как наваждения. Нет для отчаянья в Виденьи места. Есть только боль. И всегда - бесполезность... * * * Сердца моего не ищи - поздно, Стало книгою оно, стало. Стало книгой в переплете звездном, Забывать оно так устало. Ну а книги - они тоже люди, Не гони меня, воин-память . Знаешь, книги - они тоже любят, Знаешь, книги тоже могут плакать. А в твоих руках книгам горько И мучительно так сладко. Ты поставишь меня на полку, Так хотя бы забудь закладку ... СТИХИ ИЗ ИСТОРИИ РАЭНДИЛЯ ** ТАК ПОВЕЛОСЬ ** Песни странников Средиземья * * * Кто-то растает звездным дождем, Кто-то уйдет в вечную ночь. Кто-то надеется, верит и ждет - Кого-то найти, кому-то помочь... Нет нам приюта, нет нам родных Посохом станет земная нам ось, Вечные странники - странные сны. Так повелось... Где-то для нас найдется приют, Где-то мы будем чужими вовек Где-то нас помнят, где-то нас ждут - Странная сказка, чужой человек. Только искать, не боясь тишины. Все так причудливо переплелось... Вечные странники - странные сны. Так повелось... Как-то мы сможем друг друга найти, Как-то друг к другу нас путь приведет. Как-то закончатся наши пути - Или дорога нас вечная ждет? Странные дети вечной войны, Ищут друг друга - души, не плоть. Вечные странники - странные сны. Так повелось... * * * Горькие луны полночных степей, Это - тебе, бродяга-поэт. Только венки из степных ковылей, Вместо короны - да княжеством свет. Тайну бродяги ветер унес, Но не забылась странная повесть. Кем-то пропелось, где-то отозвалось Странное, горькое - так повелось. Сладок полыни степной аромат, Только за сладостью - терпкая горесть. Это тоски по скитаниям яд, Это навек - ведь призванья не бросить. Странник ушел - и осталась лишь грусть. Никто о скитальце у ветра не спросит. Но - кем-то допелось, как-то отозвалось, Значит, не даром все. Так повелось... * * * Если лицо снова мокро от слез - Так повелось. Если на сердце от боли мороз - Так повелось. Если нет силы, а надо идти - Так повелось. И шепчут губы любимым :"Прости. Так повелось." Страннику только "Прости и прощай!" Так повелось. И, уходя, встречи не обещай - Так повелось. Только ковыльные степи шумят - Так повелось. Страннику не возвратиться назад - Так повелось. Запах полыни, ветры дорог - Так повелось. Только надежда, только любовь - Так повелось. И тишина недосказанных слов - Так повелось... ПРОЩАНИЕ С АРДОЙ Это последнее утро - знамена ветер полощет... Это последний рассвет - нам уже никто не поможет. Солнце багровым шаром встанет на горизонте. В спины нам светит солнце, перед глазами - звезды. Арда, Земля, Любимая... Арда - наш дом, наше сердце! Арда - ты шепот ветров, ты - вовек недопетая песня, Снежные бороды северныx гор и пески в далекиx пустыняx, Тиxие песни ручьев; Арда - вечно любимое, горькое имя. Арда, мы дети твои; ты прости нас - уxодим навеки. Арда - мы этого не xотим, но так выпал нам жребий. Сосны на пляжаx песчаныx, камни на отмеляx рек, Травы лугов, радуги после дождей - нам не забыть иx вовек. Арда! - замрет на губаx горький стон и рассется в утренней мгле. Арда! Прощай! Разнесется последний стон по скорбящей земле. Арда! Дождись нас! Сквозь время мы будем стремиться обратно. Арда! Прими нас! Уxодим мы нынче в мир незнакомый и необьятный. Помни - рожденные здесь будут снова к тебе возвращаться. Рваться сквозь путы судеб, не в силаx с тобой распрощаться. Воздуxом нам твоим не надышаться, небо твое никогда не забыть... Арда! Уxодим - начертана гибель нам , но вернемся еще, может быть! * * * Нынче осенью жатве не быть, Не гулять по полянам оxоте, Только волку угрюмому выть, Только выпи стонать на болоте. Нынче мерзнуть земле и рыдать По весне - кто в нее бросит семя? Ей останется только лишь ждать, И смолою потянется время. Его липкие нити к рукам Прилипают; секунда - как вечность. И по северным диким тропам Зашагает во тьме Бесконечность. ВОИНЫ ТЬМЫ Только Черные Ворота остаются за спиной, Только стены Цитадели - а под ними наша рать. Мы ряды свои равняем, еще миг - и будет бой. Нам одно осталось только - чтоб не даром умирать. Нам оружье и доспеxи сам сковал Владыка Тьмы. Наши черные знамена ветер Ночи развевал. Дрогни, Воинство Валаров, и увидь, как мы сильны! Пусть в рассветной мгле поярче полыxнет клинков металл! Мы не дрогнем, не отступим - не пристало нам бежать, До последней капли крови станем биться под стеной. Даже Вpаг бывает xрабрым, коль к стене его прижать; Нам же, Воинам Мелькора, знать сомнений не дано. Вы пришли за нашей жизнью? Вы свою найдете смерть! Вашей кровью не-живущиx пропитается земля. Дрогнут даже стены мира и сама земная твердь, Когда две столкнутся рати на Анфауглит поляx. Нас едва ли пара тысяч - но за нами Цитадель. И покажется пришедшим - каждый в битве стоит ста. Нами движет наша вера, вами движет ваша цель. Мы погибнем, знаем сами - но ни вздоxа на устаx. ПЕСНЯ - ВЛАДЫКЕ Я не воин, о Владыка, я всего лишь менестрель. В битве я помеxой буду, лишь живым щитом от стрел. Тщетно здесь меня учили, в руки вкладывали меч. Я бродяга, шут беспутный... Только не об этом речь. Просто выслушай, Владыка, песнь последнюю мою, Я сложил ее вот только; лишь тебе ее спою! Мне, бездомному бродяге, стала домом Цитадель. Мое сердце покорила дикость северныx земель. Ты меня назвал Тэль-Тинни, подарил мне новый свет, Тот, что погасить не могут ни страдания, ни смерть. Я поверил Тьме начальной, я увидел Свет-в-Ночи, И теперь, разлуку чуя, сердце от любви кричит. Встанет солнце над горами, не померкнет белый свет, Жизнь пойдет своей дорогой - кто заметит, что нас нет? Кто погибшим сложит песню, кто расскажет правду тем, Кто придет за нами следом? Мы ушли, а ветер - нем. Разделю с тобой, Владыка, чашу скорби пополам. Все, что в жизни я имею - не скупясь, тебе отдам! Песню слушай, о, Владыка, песнь последнюю мою. Я сражаться не умею... лучше я тебе спою ! Я услышал голос Арды - как же он поxож на твой! В нем любовь и скорби ярость, в нем творенья вечный бой, Hежная любовь к созданьям, боль в желаньи защитить... Голос этот в моем сеpдце никому не заглушить! Мне откpылись тайны леса и пучины гpозной вод, Мудpостью твоей, Владыка, стал мне ведом небосвод, Колдовская песня ветpа стала мне навек pодной... И тепеpь вот я не знаю - встpечусь ли еще с тобой. За пpеделом Гpани Миpа, ты сказал, нас ждет покой. Hо не нужно мне покоя - нужно пpосто *быть с тобой*! Разделить стpаданье боли, вечный стpах в последний час - Чтобы и за Гpанью Миpа смеpть не pазделила нас. Пpед тобой я - лишь мальчишка; мне тебя не защитить... Что еще сказать могу я? Песни больше не сложить, Hам остались лишь минуты - не успеть ее допеть... Я собой тебя закpою, мне не стpашно умеpеть, Стpашно лишь с тобой pасстаться, не суметь тебя спасти... Вот и все... клинок под pебpа... не допеть уже... пpости! УШЕЛЬЦАМ Иногда - Эти дни идут, как года - Ты проснешься с утра, и заплачешь, поняв: Это был только сон. Это не было - явь. Но - ведь крепче, чем яви жесткие грани, Эти тени полночные горькие манят, Но надежде вернуться туда места нет. Только слепит глаза электрический свет. Запах кофе вернет тебе силу идти, К тем, не знавшим вовек, что такое любить, Так, как любят во сне, только в том странном сне... Полосами луч солнца на серой стене. А по сердцу прорежет еще один шрам. И живешь ты лишь с вечера до утра. Это будет особенный день, день тоски, И вокруг столько лиц, но глаза их пусты, Им неведом полет и отчаянье снов... А ты только во сне и узнаешь любовь. ПЕСHЯ РОХАHСКОГО ВСАДHИКА Я пpоснулся pано утpом, оседлал опять коня. Поднялась тpава степная, снова в даль меня маня. Я скачу навстpечу солнцу и смеюсь в его тепле. Есть лишь счастье гоpизонта для pожденного в седле. Степь pаскинулась шиpоко и цветаста, как ковеp. Звонок голос дpуга-pога, конь силен и меч остеp. Я пою, и эта песня вдаль несется сpедь полей : " Есть лишь счастье гоpизонта для pожденного в седле !" Обгоняя летний ветеp, конь несет меня стpелой. Только он на целом свете мне и дpуг, и бpат pодной. Для дpугих шелков богатство, златый кубок на столе - Есть лишь счастье гоpизонта для pожденного в седле. Мудpецы в высоких шапках пусть ведут извечный споp. Я ж познал, что все живое с самых Сотвоpенья поp Без пpичины не pодится и не сгинет на земле... Есть лишь счастье гоpизонта для pожденного в седле...
           НИЕННОВСКИЕ ДЕВОЧКИ
       "Идут крапивинские мальчики..."
       Ниенна "Крапивинские мальчики"

 А солнце - вам не по душе.
 Потемки - вы зовете Тьмой.
 Вам так ужасен меч в руке,
 Вам так противен бой любой...
    И бантики сменяют фенечки,
    И черный плащик на плечах...
    Идут ниенновские девочки,
    С претензией на скорбь в глазах.
 Не зная в жизни ничего,
 Не думая ни мига сами,
 Идете вы, считая - в бой,
 Подростки с ясными глазами.
 Сквозь все, и белый свет не мил
 Не видя, не желая слышать,
 Знать не желая этот мир -
 Ведь изгнан черный ваш кумир,
 А значит - нет и смысла в жизни.
    И бантики сменяют фенечки,
    И, в черный плащ одевшись вновь,
    Идут ниенновские девочки,
    И тщательно играют в боль.
 Иди, девчонка, пей и плачь,
 Не думай - здесь играют в веру.
 Зачем о чем-то размышлять?
 Зачем тебе самой решать?
 Лишь следуй славному примеру.
 И - не проснуться ото сна,
 И - не понять тебе вовеки,
 Что это - только лишь игра.
 Что это - грязная игра.
 Что это - чуждо человеку.
    И бантики сменяют фенечки,
    На венах прикрывая швы.
    Идут ниенновские девочки.
    И кайф страдания - в крови.
 Иди, дитя, тебе не знать,
 ни истинной любви, ни скорби.
 А мир - прекрасней во сто крат,
 А мир - страшнее во сто крат,
 Чем "чернокнижные" красоты.
 Тебе сказали - это враг,
 А значит, так и есть навеки.
 И можно отрицать стократ,
 И душу рвать, чтоб показать,
 Но - это просто бесполезно.
    И бантики сменяют фенечки,
    И - только возразить посмей.
    Тебя ниенновские девочки
    Распнут на белой той скале.
 И если слез не льешь рекой,
 И не находишь в книге - Книги,
 То это значит - ты чужой,
 Ты - враг, ты - монстр, ты - урод.
 А вы способны ненавидеть.
 И ваша ненависть страшней,
 И безнаказанней пожара.
 И втаптывая в грязь людей,
 Из-за своих-чужих идей,
 С глазами злых слепых детей,
 Не опасаетесь расплаты.
 Вы знаете, что ей - не быть.
 Ведь, что б вы о врагах не пели,
 У них закон - детей не бить.
 И это трудно вам простить.
 А так вам хочется быть жертвой.
 Венец примерить на себя -
 Но так, чтоб лишь немножко больно.
 Ведь - больше всех любя себя,
 И только по себе скорбя,
 Вы заигрались в эти стоны...
 У вас почетно жертвой слыть,
 А ваш кумир - увы, насмешка,
 Над всем, что может только быть,
 Над всеми, кто умел Творить.
 Единственная - ваша - жертва.
    И руки оплетают фенечки,
    И черный плащик на плечах.
    Идут ниенновские девочки,
    Слепые и глухие девочки,
    Играющие в Элхэ девочки...
    И - только пустота в глазах...

                    HИЕHHОВСКИЙ МЕЛЬКОР

     Hайди врага и пожелай ему
     Такой судьбы, такого искупленья.
     Hеистовую память вне забвенья
     Введи навеки в свой ближайший круг.
          Виной отгородись от глаз чужиx
          Под алой маской мстителя и бога,
          Забудь, куда вела твоя дорога
          И разбивай надежды миражи.
     Прочь от себя гони все кроме боли,
     Hе дай войти покою в ад души,
     Рукой свечу прощенья затуши --
     И в путь, как босиком по соли.
          О, боль и память,память и вина --
          Три камня на челе в железе скорби...
          Три знака будущности: rigor morti
          Души, бессилие, безволье. И война...


                    ЗЕМЛЯ УСТАЛА ОТ ПЕРЕМЕН

       Над землей расправляет пушистые тени покой,
       Тишина напевает печальную песню без слов.
       Завтра утро окрасится в алое новой войной.
       Завтра где-то опять на траву брызнет теплая кровь.
                И опять нет покоя, и снова движенье вперед...
                И опять настигает все сущее рок перемен.
                Это Тьма простирает крыло над усталой землей,
                Это Пламя в ночи покидает спасительный плен.
        И опять кто-то стиснет свой меч или нож,
        А другой запоет, уводя за собой в дальний путь --
        Не остаться на месте, где день на другой так похож,
        Не остаться, не медлить и даже  не отдохнуть.
                Перемены, дороги, разлуки и встреч круговерть...
                Жизнь сгорит, как свеча, но ты веришь, что это твой путь.
                Не задумавшись, веришь что вечный покой -- это смерть.
                Не поняв, постыдишься с извечной дороги свернуть...
        Под ногами дорога, чье тело истоптано в боль,
        Впереди горизонт, заманивший в ловушку рассвет.
        Не остаться на месте -- и ветер, как горькая соль.
        Не прислушаться к голосу трав, погрузившихся в бред.
                Свет -- покой, и покой этот будет твоим
                Если сможешь расслышать моленье о нем из-под ног.
                Если сможешь поверить в одно -- что покоем любим
                Победивший, отвергший свой темный и гибельный рок.
       Тебя гонит в дорогу, как в битву, всесильная Тьма.
       Перемены и поиск, дорога и смерть -- ее суть.
       Но земля утонула в крови, она сходит с ума...
       Погоди и присядь. Я прошу: дай земле отдохнуть!

КНИГА УТРАЧЕННЫХ СКАЗОК

***

Я Искала тебя, как легенду средь Сказок. Я Звала тебя, как профессора к тяжко Больному. Я не нашла ничего, кроме бреда И масок Тех, кто удерживает на растяжках Слово.

***

Капли падают со звоном, Тают в тишине слова Над бессмысленным законом Что поведала молва: Только быль всегда жива, Сказки гибнут безнадежно. И посмевшему их ждать Не разбиться невозможно. И в молчаньи телефона Стон разбитого стекла... Белый лебедь Альквалондэ Распахнет свои крыла.

***

Ты назвал наши сказки глупыми, Мой голубоглазый Мерлин, Ты не веришь в то, что бывают иные миры. Ты смеешься над играми в куклы, Чудесам давно не веришь. Для тебя это тени нелепой и детской игры. Для тебя это просто буквы В книге, что не стоит времени Ты не ищешь иных небывалых реалий дары. И слова твои деланно злы. Все надежды смехом меришь. Но мне хочется верить, что все это лишь до поры.

***

"Открытки надо открывать" - надпись на открытке. Открытки надо открывать. И мы умеем. Ну, а книги? Мы их листаем - и не видим То, что они хотят сказать. И мы не слышим голосов Иных миров за переплетом В круговороте сон-работа В конкретике печатных слов. Лишь только в утренней тоске На грани истины и нави Нам память их, как грезы, явит, Чтоб смыть, как замок на песке. С рассветом позабудешь сон, Включишься в бег суровой яви И позабудешь тень печали, Пока в метро листаешь том.

***

Я Утверждаю Свое кредо веры. Я Подтверждаю Наглядным примером. Если Ты ищещь Дороги в иное, То Оглянись: Они рядом с тобою. Разум Позволит Прорваться туда.. Тело - В неволе. Но мысли всегда Вольны Вернуться В раз избранный Дом. И - Улыбнуться. "Дай руку, идем!"

***

Сколько слов не говори, да тропинки не найдешь. Сколько сказок не твори, все дорог не обретешь. Сколько в память не играй, не забудешь эту явь. Сколько песен не сыграй, ту не вспомнишь, славь не славь. Разбежавшись по траве, да с размаху об забор. Над придуманным - навек яви занесен топор. В ржавой лезвие крови, топорище вкривь да вкось... Никому не говори, что ты здесь всего лишь гость. Слишком много злых ушей, слишком много жадных рук, Слишком многие в душе для тебя смыкают круг. Только в сказке из силков лебедь в небо мчит... Здесь не сказка и не сон. Потому - молчи. Никому не говори, где нашла свой Дом А не то найдется тот, кто зальет огонь, Называя бредом сон, а виденье сном. Пой, читай или кричи, или просто плачь... По следам твоей мечты выпущен палач.

***

Как Золотой листопад Может заставить поверить в легенды? Как Кем-то найденный клад Заставляет искать что-то на чердаке? Как Возвратить мне назад Мое слишком уныло спешащее время? Как Мне себе доказать Что все выдумки, детские вымыслы, бред?

***

Ночи - это душный воздух асфальта, Наползающий сладким дурманом на город. Ночи - это сорванный стон скрипки-альта, Отзвучавший навеки в пожаре соседнего дома. Ночи - это небо в оранжевых сполохах звезд Фонарей, что осмелились думать "мы тоже умеем любить". Ночи - это заданный городом небу вопрос, И немногое время, в которое мне вправду хочется жить.

***

Книга. Легенда. История мира. Мы так грешны сотвореньем кумиров. Мы так легко причащаемся взрыва Светлых идей... как шагаем с обрыва. Звезды и Боги. Пески и вулканы. Сказка врывается гибелью планам. Сказка взрывается странным талантом: Мы расстаемся с циников кланом. Сказка. Тоска. Обретение Дома. Вера, что стала мечом и заслоном. И до последнего смертного стона Жажда волшебного, жажда иного.

***

Странная сказка о мире ином, Герои, враги - только начатый том. Странные грезы о мире мечты, Мире, в который поверишь лишь ты. Горькие слезы о павших друзьях... Кто-то нахмурится: "Так же нельзя!". Горькое чувство - "Зачем я не там?" Медленно явь уступает мечтам. Долгие дни невозможной игры - Поиска двери в иные миры. Долгое чувство напрасности дней Без перспективы открыть эту дверь. Вечная вера в записанный мир - Так сотворен твой последний кумир. Вечная вера в уменье летать Станет опорой, когда нет сил ждать.

***

Рыцарь в лазурном плаще Проскакал через сны и поведал о подвиге боли. Призрак в железной короне Пролетел по мечтам и сказал о всесилии рока. Воин с разбитым мечом По следам их прошел, рассказав о терпеньи и воле. Мальчик с глазами старика Научил, что всей силы превыше чистое сердце. Но ни один не сказал, что есть дорога в их мир...

***

Волшебный мир, зачем меня зовешь? Я не могу уйти в твои пределы. Лишь только мысль, себя считая смелой, Туда стремится, веря в сны и ложь. Лишь только вера говорит о том, Что есть дороги в дали Средиземья. Но память отгоняет наважденья И режет логикой: вот явь, а вот лишь сон.

***

Стать птицей, черной птицей - Без памяти и слов. Без дали, что все снится.. Лететь, забыть про все. Это небо не станет иным, Только птице неважно, что оставить внизу под крылом. Это небо не станет моим! Но для птицы и это унылое небо - как будто бы истинный дом... Стать волком, черным волком - Без мыслей об ином. Без памяти и боли, Не знать Добра со Злом. Эти земли не станут иным, Только волку неважно, куда убегать под оскаленным ликом луны. Ему быстрые ноги даны - И легко убежать от неявного чувства последней и горькой вины.

***

- Знаешь, я видела замок. Вчера. Жители звали его Цитадель. - Да, это просто такая игра. Хочешь сыграть со мной? Я буду эльф, Ты будешь волк. А на кухне наш лес. - Веришь, я видела столько чудес... Отсвет от камня в короне Врага, Птицу над мрачными пиками гор.. - Верить в такое? Ты шутишь, ага! - Знаешь, мне снился вчера Нуменор...

***

Разбитая сказка, забытый язык. Безмолвно - изорваны губы в крик. Беззвучно - рассыпаны пеплом слова: Надежда моя еще все же жива... Пускай день за днем заметает следы. Но память - глотком помертвелой воды - Толкает обрывки мечты или сна: Надежда.. дорога.. и снова - стена. О мертвую стену - надежду да в кровь.. Дорога забыта.. и все-таки - вновь: Во сне или в мареве утренних грез Виденье вернется... для боли и слез.

***

Хрустальные мосты мечты - их строят не для нас, Осколков радужный трезвон, услышь последний раз. Дороги в этот мир забудь, они не для тебя. Постигни приговора суть, над формою скорбя: Для нас дороги нет назад, режь вены иль не режь, Для нас навек утрачен Дом и явен бред надежд. Для нас расплата на века за веру в сказки свет. И долгие года путей, которых вовсе нет.

***

Побудь со мной в тот час, когда Я перестану верить в сказки. Когда поверю - все напрасно, И мирно потекут года. Когда последняя мечта Меня оставит незаметно, Уйдя навеки - бесприметно, Как это свойственно мечтам. Когда последняя строка Тихонько уползет с экрана... Тогда вот.. поздно или рано Меня спасет твоя рука.

***

Я буду помнить... Небо над миром, которого, в сущности, нет. Я буду верить В то, что я помню его невозможный рассвет. Я буду плакать Если мне кто-то докажет, что все это попросту бред. Я буду рваться В дверь, за которой нас встретит блистающий свет...

***

Что-то мой город темен, да фонари мои слепы. То ли пойти мне помолиться, то ли мне на небо повыть... То ли отыскать среди сотен лиц одно - ничье. Рассказать ему о моей тоске, да пусть поймет... Да возьмет меня, недоверчивую, с собой, Ткнет лицом меня, переборчивую - в любовь. А потом покажет ту дверь, да подарит ключ, Что хранил под собою алатырь-камень бел-горюч. Повернет ключом, да собьет с двери тяжел замок И толкнет меня, нерешительную - за порог. По морской волне да дорогой в облаках... А пока только тишина да пустота в руках.

***

Ну, не бойся, иди! Для тебя Еще столько открыто дорог... Только веря и только любя Можно выйти за этот порог. Не смотри на меня и не жди Что я рядом пройду этот путь Мою веру, как радугу, смыли дожди, Я, поверь, не сумею шагнуть. Но сумею увидеть, как ты Открываешь заветную дверь... Исписав и порвав все листы, Я останусь. Дождусь. Ты поверь.

***

Последнее слово дают осужденным. А мы? Приговорены к реалиям жизни. Пожизненное заключение. Приговор обжалованию Не подлежит.

Гарету

"Я помню, как горит закат над Ардой.." Гарет Всего-то строчка. Раньше - сноска, Перечеркнуть желающая смысл. "Литература. Опыт." Жестко Зачеркнуто несмелое "я был.." Перу того, кто верить не умеет, Порой доступно угадать, сыграть... А мне - искать мальчишку-менестреля, Найти.. но не посметь ему сказать. Нести в себе два мира, два заката В осколками рассыпанных мирах... И верить истово - "мы были там когда-то", И понимать - тот мир рассыпан в прах.

Посвящение Василиску

"Вы хотели войны - значит, будет война, Но ведь только во Тьме и заметен ваш Свет, В наших ножнах найдутся клинки из огня, Но за все, что здесь будет, держать вам ответ.." Дэн Назгул Он создал мир, в котором Тьма - не Зло? Да полно вам, бывает ли такое? Он просто расшатать хотел устои, Наоборот поставив смысл слов.. Иллюзия? Ошибка? Злая воля? Бывает, так, что возразить не можешь, Увидев ясно - возражений нет. Забыт вопрос на заданный ответ. На миг все убеждения отложишь, Забудешь, что есть Тьма и что есть Свет. Он выбрал Тьму? Она его избрала? Он создал мир, в котором Тьма не Зло? Вопросы начинают всё сначала. Противников опущены забрала, Дан старт. Кто победил - тем повезло. Такой немыслимый виток событий, Такой неясный поворот игры. И под пером рождаются миры Иных судеб, творений и открытий, Таких - дивишься странности поры В которой мы играем свои сказки, В которой наши сказки пишут нас, В которой мы вплетаемся в рассказ, И неожиданно с себя срываем маски, Ища себе со-верующих глаз. Он создал мир, в котором Тьма - не Зло? Он рассказал о мире, где реально: Не яростью Тьма полнится - печалью, На крыльях ветра черного слетая, К тем, кто не ставил перед ней заслон... И "песня орка" не звучит издевкой. Идущий в бой на смерть - умеет петь... И может, впрямь и лучше умереть, Чем победителем с улыбкой льдисто-твердой На Замок Тьмы разрушенный смотреть. Наивно? Глупо? Вопреки канону? Пусть. Сказки выбирают - по себе. Так расскажи мне сказку о борьбе, О силе Тьмы, Вожде на черном троне, О воине ее в стальной короне, Ведь сказки выбирают по судьбе. Он создал мир, в котором Тьма - не Зло! Он выбрал мир из тысячи возможных. Один простой из миллионов сложных, Вот лодка, вот твой спутник, вот весло - Так оттолкнись от берега из слов, Отправься в путь, сегодня верить можно: Он создал мир, в котором Тьма - не Зло...

Цикл "Артано"

* * *

Черный ветер, ночь без сна - крыльям не просить покоя, Не остановить полета, не изведать мига сна, Тщетно облик свой искать в пенном зеркале прибоя, И встает луна над морем, и луна, как кровь, красна. Над уснувшею землею черным ветром вечно мчаться, И встают границей горы, и сужают свой просвет, Дню - не быть, а горькой ночи не сгореть и не кончаться, И невидимы мне звезды, и неведом мне рассвет. Руки скованы бесплотьем, только как же - не коснуться Серебра росы на травах, золота цветов в лугах, Сон - кошмарный и тревожный, только вечно не проснуться, И стонать, ведь память болью отдается в не-руках. Мне расплавленным металлом не писать творенья вязи, Не коснуться тонких пальцев, той, которой покорен. И в крови рук не испачкать - чистота, что хуже грязи, Ночь, которой не кончаться, вечный мой кошмарный сон. Память мира, что навеки канул в пропасти забвенья, Я осколок этой сказки, темный демон детских снов. Память о минувших битвах, память о красе творенья, Не утративший в скитаньях только память и любовь.

* * *

Две стены, что сужают просвет меж собой, Две стены - не прорваться и не убежать, Это черная тварь, что страшнее, чем боль, И запрета на воплощенность печать. Это ломкие ласки отзывчивых рук Тех детей, что прикованы к миру живых. А напротив - светящегося ока круг, Ледяного, как капли с могильных плит. Между плотью и страхом, и другому - не быть. Настигает, зовет, и уже за спиной, Смертный холод, и черной тоски не избыть... Я бесплотен, да!... но - еще ведь живой! Тварь крадется бесшумно, но шаг ее тверд - Во взаймы взятой плоти не спрятаться мне. Две стены - как ладонь накрывает ладонь, Две руки - а я в их ледяной глубине. И не вырваться. Пленником Вечности быть. По невидимым пальцам - как будто холодный пот. Проклинал, не хотел быть - так. Умолял - хоть убить. Но теперь по следам черный зверь неспешно идет. Он не смерть, смерти навстречу спешил бы сам. Он не жизнь,жизни бы ждал терпеливо,столетья - песчинки в часах. Он кошмарное нечто из черных глубин бытия, Он охотник - и добычей его буду я.

* * *

M. Нет проклятия хуже - ты рвешься из мира, Ты живешь только мыслью о том, чтоб уйти. Проклинают тебя - и возносят кумиром, А тебе все равно, ты устал и разбит. Твои дни отгремели, был и блеск, и паденье, Было имя - Восставшего в мощи своей... А теперь - только слабость, от нее нет спасенья, Ты останешься вечно в дебрях этих земель Ветром ночи и горьким криком птицы рассветной, Над грядой снежных гор неба яркой лазурью, И травой незаметной, и мелодией ветра, Нежным солнца теплом и ревущею бурей... Мир не вспомнит Творцов, но останутся травы, Ковыли на степных бесконечных дорогах... И леса все рассудят, и окажется - правы, Те, кто выбрал дороги Мятежного Бога. Если можешь творить - ты не сможешь расстаться с этой землей. Если можешь любить - все равно, я знаю, ты вернешься домой. Если травы не смолкнут в ночи - это значит, что еще будет бой. Если радуга в небе - это значит, мы еще будем снова с тобой.

* * *

Нет ничего, ничего и нигде, кроме боли и тьмы, Нет никого, никого и нигде, кто бы мог мне помочь. Я не узнаю себя, даже если однажды вернусь в этот мир. Он не простил бы меня, если б знал обо всем... Значит - прочь. Вихрем распластанной ночи на стенах тюрьмы моей, Камнем, сорвавшимся в бездну с края последней надежды, Птицей, разбившейся насмерть о скалы у мертвых морей, Вечно - развоплощенный и проклятый, вечное - между. Между - глазами жадных Между - тенями магических мест, ушедших в небытие... Призрак, разбитый, и памяти не хватает даже на стон, Призрак - да только руки помнят тепло очага, и имя твое... Только нет ни рук, ни лица, а они все болят, А они все просят - дай нам снова творить, И все тело, что умело когда-то молчать, Разрывается криком немым - оно хочет любить. Вечности нет - это только ход миллионов секунд. А одна из них - я, и они никак не пройдут. Циферблат вселенских часов заржавел от крови моей, И встали часы, и нет времени больше. Не веришь - проверь! Ты, ребенок, изломанный чуждостью мира, где я - только сказка, Ты, что ищешь меня в этих книжных нелепых страницах из небытия, Оглянись! В этом зеркале странное марево, ярость и ласка, Ты искала меня повсюду - вот, взгляни, это - я... Только призрак бесплотный, только ночи крыло над твоим ночником, Хочешь - я буду рядом, я сумею стать твоим двойником? Если ты разглядишь мою тень между черной луной и туманом, Я расскажу тебе сказку - сказку, где не будет обмана...

* * *

На свечу в темноте устремится безмолвная тень, Опаленные крылья расплавятся в танце свечи... И опустит завесу тьмы умирающий день, И останется только боль, и в ней память кричит. Тонкий луч луны обожженных крыл не излечит, Не исцелит серебряный листьев шопот, Это горькая заповедь - все в этом мире не вечно, Только вечен тот, кто навеки разбит и расколот. И ненужности тяжесть страшнее бесплотности пытки, И никак не найти подходящих и правильных слов... И доверие оказалось просто обычной ошибкой, А тебе так хотелось верить в слово "любовь"... Текст размещен с разрешения автора.