Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Лайхэ

Дело государево

(Вольные фантазии на тему "Осеннего сада с хризантемами")


              Маргарите Тук (и по ее же наводке!)


Руки прекрасных дев ласкали, гладили, теребили, нежно мяли и вообще сулили неземные радости. Проблема была только в одном: в их количестве. Не рук, дев. Впрочем, если рассуждать с точки зрения арифметики, то и рук тоже.

На восемнадцатой деве Арагорн, хоть прежде и не знал проблем с математикой, сбился со счета. На какой придворный церемонимейстер (!) с остекленевшим взглядом покачнулся, развернулся и печатным шагом ушел в запой, не знал никто. Сначала кто-то еще пытался подсчитывать подарки. Потом всех достало.

Всех - кроме одной-единственной обитательницы дворца, законной супруги короля, вот уже месяц ожидавшей первой брачной ночи, а пока за неимением других дел ведущей учет прекрасным наложницам, которых каждый народ - да что там народ, любое мало-мальски уважающее себя племя! - считал своим долгом прислать королю вкупе с подарками и изъявлениями всяческого почтения.

Поначалу Арагорн гордо отказывался, и первые семь или восемь красоток несолоно хлебавши отправились обратно. Потом долго смущался, краснел и мямлил что-то невразумительное, опасливо косясь на двери в покои королевы. Так что еще пяток девушек тоже просвистел мимо. Потом махнул рукой - мол, однова живем! - и вот тут-то началось...

Бедный Бродяжник, проживший суровую и полную опасностей жизнь среди лесов и пустошей, вдруг понял, сколь мало он знает о населяющих Средиземье народах. Вернее, о том, сколько их, этих народов. К исходу второй недели он на полном серьезе готов был придушить ту сволочь, что разнесла по всему Эндорэ радостную весть - мол, король Людей явился! - но имелось сильное подозрение, что этой сво... э-э... безответственной личностью являлся Гэндальф то ли Серый, то ли Белый, а его придушить - самому потом коротать век тараканом за печкой. На третьей неделе Арагорн был бы счастлив податься и в тараканы, но Гэндальф, разумеется, давно слинял то ли в Шир, то ли в Раздол, а поток девиц не прекращался.

Хмурым дождливым утром в спальне короля было на удивление тихо. У ног государя, занятая педикюром, сидела прелестная блондинка - подарок Друэдайн. Лайквэндэ Гэллэс и роханка Эоллин нежно разминали уставшие от государственных дел августейшие плечи.

Арагорн выглядел так, как может выглядеть полностью довольный жизнью мужчина. То есть как мартовский кот, обожравшийся сметаны. То есть спал он, воспользовавшись передышкой, как убитый сурок...


Между тем за дверьми опочивальни возникло вызванное непредвиденной задержкой замешательство. Кучка очередных девиц застыли в очереди, а рядом суетились послы, ревниво сравнивая свои подарки с соседскими. Очередь не двигалась, атмосфера накалялась. В довершение всего кто-то пустил слух, что возле короля в течение последних часов неотрывно находятся представительницы Рохана, Друэдайн и Лайквэнди, что послужило началом крупного дипломатического напряжения прочих. Недолго посовещавшись, послы сложили подарки вещественные в кучки, а подарки физические построили в шеренгу и научили скандировать громко и выразительно: "Э-лес-сар! Вы-хо-ди!!!" Имя на всех языках звучало примерно одинаково, но второе слово, вылетая из дюжины молодых луженых глоток, давало такую какофонию, что стены дворца дрожали, тучи в небе стремительно разлетались, а Андуин Великий норовил развернуться против собственного же течения.

Бесполезно! Король спал.

- Как измучили государственные дела господина нашего Элессара, - вздохнула Гэллэс, нежно потирая царственные бицепсы.

- Да-да, а эти наглые дипломаты готовы отнять у него даже минуту законного отдыха, - согласилась Эоллин, поглаживая короля по явственно осунувшемуся лицу.

- Ага, а то ли еще будет, - хмыкнула бестактная дикарка, чьего имени никто не удосужился спросить. - Там вон от хоббитов посольство наготове.

При упоминании хоббитов государь во сне вздрогнул и тихо простонал.

- Бе-едненький наш, ну спи, спи, - проворковала Гэллэс, поправляя пышную подушку. - Мы с тобой, мы рядом... мы никого-никого не пустим, пока наш хороший спит...

- Зато когда он проснется... - мечтательно промурлыкала кудрявая дочь лесов.

Арагорн, не просыпаясь, снова застонал и сделал попытку уползти с ложа, но ласковые ручки роханки одним движением вернули его на место.

И тут...

Дворец покачнулся.

Да что там - покачнулся весь верхний ярус Минас-Тирита!

- Хум-хум, - пророкотал нечеловеческий голос за окном. - Слава и долгие лета, да. Хм-м-м... Арагорну. Воистину Король Средиземья воссел на трон, хум-хум. Славный год, хум-хум, энты запомнят его надолго... а память энтов долгая, ибо мы никуда не торопимся, хум-хум. Нашлись наши жены, наши прекрасные гладкоствольные жены! И в знак великого почтения, хм-м-м, тебе, король людей, мы...

- Не-е-е-ет!!!

Арагорн взлетел с ложа таким прыжком, что все красавицы рассыпались в стороны. Пока они подбирали челюсти, государь уже одним привычным движением впрыгнул в штаны и рубашку, сцапал со стены меч, и, сорвав дорогой гобелен, рванулся в потайной ход.

Он мчался по узкому каменному туннелю так, словно от этого зависела его жизнь. Ноги от общего физического и нервного истощения подгибались, сердце бешено колотилось в груди, и лишь мысль о свободе поддерживала угасающие силы.

Рванув на себя опутанную паутиной дверь, он вывалился из темноты в глухой, вымощенный древней брусчаткой дворик.

Свобода! - чуть было не заорал он, но крик замер на его устах.

Возле стены стояла табуретка, и с нее, кротко улыбаясь и захлопывая толстую тетрадь, ему навстречу поднималась Арвен.


Июль 2005г., Москва



Текст размещен с разрешения автора.