Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Chameleon

Последний день

Этот день настал. Возврата назад не было. Он ждал этого дня очень, очень долго, и одновременно боялся его прихода. Как бы ему хотелось, чтобы все было по-прежнему, чтобы он спокойно спал по ночам, чтобы он с наслаждением вдыхал освежающую прохладу утреннего леса, чтобы эта безмерная тоска перестала сжимать его сердце… Ему бы хотелось этого больше всего на свете. Но уже поздно.

Чайки… Чайки над Пеларгиром. Их пронзительные крики пробудили дремлющий в душе каждого Перворожденного Зов Моря. С тех пор Леголас уже не знал покоя. Ему стало безразлично родное Лихолесье, пустыми глазами смотрел он на своего отца, и сердце Трандуила сжималось при виде своего сына, такого знакомого и чужого одновременно.

Он переехал в Итилиен. Пользы от этого было мало, он не чувствовал себя на месте и там, но рядом с Итилиеном было оно. Море. И, глядя на его синюю бескрайнюю гладь, он нередко уносился мечтами туда, на Запад… Это было единственное, что хоть как-то скрашивало его существование.

И вот этот день, назначенный им самим срок, настал. Кончилась земная жизнь государя Элессара. Больше его ничто не связывало со здешними местами.

Гимли деловито суетился около причала. Вот это положите сюда, с этим поосторожнее… и еще раз проверьте паруса на прочность! Ему, видно, не терпится уехать. Ему хочется увидеть Владычицу Галадриэль… и еще он чувствует, что ему не место в Средиземье.

Похожие мысли обуревали и Леголаса. Он должен уплыть, он ХОЧЕТ уплыть… но его взор то и дело обращался на северо-запад, где располагался его родной Эрин Ласгален. После смерти Дунедайна Леголас возвратился туда, чтобы попрощаться со всеми. Поклонившись Трандуилу, он сообщил, что уплывает на Запад… и светился такой печальной решимостью, что король сумел лишь кивнуть в ответ… Ни отец, ни сын не захотели проститься… Трандуил лишь взглянул в окно, где была видна тонкая фигура Леголаса, удаляющегося, уходившего навсегда, в холодный вечер, в покрытый туманом лес… и суровое сердце короля Северного Лихолесья не выдержало, и слеза скатилась по его мраморной щеке, тут же подхваченная тонкими королевскими пальцами. Ему было безумно больно, но что он мог сделать?

И вот Леголас уже стоял на берегу, и его ясные глаза омрачала тревога. Что ждет его… там? Неужели в этом благословенном месте действительно так спокойно и размеренно? Хорошо бы… Покой и радость - это именно то, чего он не чувствовал уже давно и чего ему так не хватало.

Время тянулось мучительно медленно и неотвратимо быстро. Вот уже все вещи положены, и Гимли, нетерпеливо потерев руки, запрыгнул на палубу. Леголас повернулся к стоящему рядом Линдиру.

- Ну, теперь уже действительно все. Все слова уже сказаны, не отговаривай меня еще раз… Давай просто обнимемся на прощание.

- Спорить не буду, мой принц… Посмотри на гнома: он буквально пляшет, а в твоих глазах я вижу печаль и тоску…

Леголас отвернулся и промолвил глухо:

- Нет… ты ошибаешься…

Линдир почувствовал горький комок в горле. Он застрял там и не хотел двигаться, мешая дышать…

- Ладно… Единственное, что я могу тебе пожелать - удачи. В Валиноре, говорят, хорошо…

Он хотел добавить: "…а мы остаемся здесь и вся печаль пребудет с нами," - но не стал. Вместо того он просто прижался к знакомому плечу. Комок в горле грозил прорваться, но Линдир удержал себя. Не хватало еще, чтобы последним воспоминанием Леголаса о нем было бы его лицо, покрытое слезами. Он уплывает. Он его больше не увидит. Никогда. И этого не изменить.

Корабль легко оттолкнулся от причала, и попутный ветер наполнил паруса. Леголас твердо пообещал Линдиру не оглядываться, но самому Линдиру никто не запрещал смотреть вслед… Вот уже весь Передовой покинул берег, отправился обратно, а их нынешний командир все еще стоял, вглядываясь в эту серую даль, погруженный в свои думы… Наконец он качнул головой, кинул последний взгляд на горизонт, и полетели над волнами его тихие слова, обращенные к тому, кто их никогда не услышит: "Возвращайся…"


Текст размещен с разрешения автора.