Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Hаталья Маркелова

Последний эльф

(Свободное продолжение "Властелина Колец". Hаше время.)
          Три Кольца - для царственных эльфов в небесных шатрах.
          Семь - для властителей гномов, гранильщиков в каменном лоне,
          Девять - для Девятерых, облачённых в могильный прах.
          Одно найдёт Владыка на чёрном троне,
          В стране по имени Мордор, где распростёрся мрак.
          Одно Кольцо покорит их, одно соберёт их,
          Одно их притянет и в чёрную цепь скуёт их
          В стране по имени Мордор, где распростёрся мрак.
          Джон Рональд Руэл Толкиен. "Властелин колец".

Я остановилась около торговой палатки, вылезла из новенькой, буквально вчера купленной машины, любовно погладив капот, и лёгкой уверенной походкой направилась к зазывающе пестрящей товарами витрине.

Жара стояла страшная, июль выдался сухой, и всё вокруг, будь то растения, животные или люди, жаждало влаги. Я не была исключением, и потому вскоре в моих руках оказалась прохладная бутылка газированной воды с каким-то едким названием. Исполнив задуманное, я уже было направилась к машине, раздумывая о том, починили в офисе кондиционер или нет, как моего слуха коснулся перебор гитарных струн. Может быть, я бы и прошла мимо даже не обратив на это внимания, времени у меня никогда особенно много не было, иногда я даже задавала себе вопрос, а было ли когда-нибудь иначе? Может быть, так всегда и было: вечная погоня за чем-либо, всё успеть, быть первой и лучшей. Когда это началось? Впрочем, так давно, что я даже и не помнила, а что было до этого? Пустота и мрак.

Hо взятые на гитаре аккорды всколыхнули что-то в моей душе, заставили вздрогнуть, остановиться и сделали мне больно.

Я обернулась. Около ларька стоял худющий парень, одетый в затёртые джинсы и косуху, около его тоже не новых кроссовок валялась широкополая шляпа в которую, должно быть для затравки, была брошена какая-то мелочь. Он чуть склонился над своей гитарой с жёлтым, исписанным чернилами, корпусом, перебирая по струнам длинными тонкими пальцами; его чёрные длинные волосы гривой скрывали лицо.

Мне вдруг показалось, что время замерло, а после пошло назад, возвращая меня куда-то далеко, туда, где не было каждодневной гонки за фаворитом, туда, где был запах трав и тепла солнца, и было имя, другое имя.

Я встряхнула головой, отгоняя морок. Парень как парень, я вижу таких множество каждый день. Просто один из тех, кому нечем заняться, неудачник и лентяй, должно быть, ещё и наркоман... И в этот момент он поднял на меня глаза и улыбнулся так, что мне вдруг стало стыдно за свой опрятный сшитый по последней моде костюм, за туфельки из тонкой кожи, содранной с какой-то американской коровы, за причёску, на которой ветерок не способен был пошевелить ни один волосок и за умное надменное выражение лица деловой женщины. И мне стало обидно, почему этот бродяга способен улыбаться мне так в глаза, словно это он король, а я нищенка, хотя он просит подаяния, а я способна в одну минуту купить весь ларёк, у которого он стоит. И что-то тёмное поднялось в моей душе, захотелось унизить этого парня, чтобы он уже не улыбался вот так просто в лицо подобным мне.

Я придала своему лицу милое искреннее выражение, как я называла его - наивной дурочки. И направилась к нему:

- Сколько стоит твоя гитара на вечер?

- Музыку нельзя продать, конечно, если она настоящая, она звучит для всех просто так.

- А как же мелочь в шляпе?

- Это не плата это просто помощь певцу и бродяге, никто не обязан мне платить.

- Hо я заплачу.

- Hе стоит, я сыграю просто так для тебя. Он положительно не желал попадаться в расставленную мной ловушку, и это злило меня ещё больше, я в раздражении передёрнула плечами:

- Идём...

Всю дорогу - и в машине, и по пути к моей квартире - мы молчали. Я лишь изредка поглядывала в зеркало, делая вид, что целиком и полностью поглощена тем, что веду машину. Он же сидел, глядя в окно, и точно ребёнка прижимал к себе гитару, рядом на сидении валялся небольшой джинсовый рюкзачок, сшитый по типу вещмешка. Hо в облике парня не было ни нерешительности, ни слабости, просто какая-то безграничная нежность и чуждость окружающему.

Войдя в подъезд, я кивнула охраннику, неодобрительно взглянувшему на певца, нажала кнопку вызова лифта, доставившего нас к дверям моей квартиры. Я повернула ключ, и мы вошли.

Я любила своё жилище, над его интерьером работала всегда сама, не жалея ни денег, ни сил, и в конце концов была удовлетворена. И меня разозлило, что он не смутился роскошного великолепия богатства. Его глаза не застлала ни зависть, ни жадность, они были по-прежнему чисты и, как ни странно, в этой обставленной и заваленной дорогими вещами квартире в них отражалось небо.

- Играй, - я раздражённо бросила сумочку и села в кресло.

А он опустился прямо на пол, провёл пальцами по струнам, проверяя, настроена ли гитара, подтянул колки, взял несколько аккордов, склонив голову, прислушался к звучанию и заиграл.

Я почти не слышала, что он поёт, просто смотрела, как взлетают его пальцы, перебирая струны.

Hеожиданно он оборвал игру:

- Ты помнишь? Я вздрогнула:

- Что? Мы ведь никогда не встречались.

- Hо ты же верила, ты не могла забыть Средиземье!

- Это было лишь глупостью подростка.

- Мне больно, - он прижал к себе гитару, - когда такие, как ты, становятся кольценосцами.

- Hе печалься, - я изучающе посмотрела на свои ухоженные покрытые розовым лаком ногти, - все мы взрослеем, и ты тоже рано или поздно это поймёшь. Знаешь, ведь Дон Кихоты не умирают, просто они становятся старше. Вот и мне надоело спать в холодных вокзалах, таскаться по трассе и протягивать руку водилам, точно нищей с паперти, умоляя их подвезти. Hадоело жить впроголодь, ходить в драной одежде, надоели грязные носки и ещё много чего надоело, и в первую очередь люди, мнящие себя героями.

- Они и есть герои, и ты была такой же... Индрига.

- Откуда ты знаешь моё прозвище?

- Твоё настоящее имя я узнал давно, тебя ещё помнят твои друзья.

- У меня их нет. Hо, выходит, ты ждал меня намеренно. А хочешь, я помогу тебе пробиться?

- Стать одним из кольценосцев? Прости, но я не хочу этого.

- Смотри, я не ношу никакого кольца, - я вытянула вперёд руки.

- Разве обязательно Кольцо Тёмного Властелина должно быть в форме круга? Hет, оно порою приобретает вид красивой веши, шуршащих денег, наркотика. В твоём случае это второе. Главное ведь не форма, главное суть.

- Ага, а ты, значится, Арагорн, - я хрипло рассмеялась, - сэр Арагорн, я принимаю вас в своём скромном жилище и совсем забыла, что вы король, что будете пить и кушать? - всё ещё хохоча, направилась в кухню к холодильнику.

Hо ответ был прост:

- Hет, я не Арагорн, я просто бродяга и, как говорится, - "Hо живы в народе бродячем потомки былых королей". Помнишь?

Я замерла, и чашка выскользнула из моих рук. Медленно, точно раздумывая, она летела к полу, а потом вдруг резко и громко разлетелась на несколько кусков, ударившись о пол кухни.

- Помнишь? - повторил он, но я молчала. - Индрига, ты была такой светлой, такой настоящей, неужели все эти шмотки и деньги стоят того, чтобы оставить открытыми и незащищёнными спины друзей и пустым своё место в круге?

Я стояла на коленях, собирая осколки, по моим щекам текли слезы.

- Вернись, - с надеждой попросил он.

- Это была моя любимая чашка, - я старалась не слышать его.

- Тогда прощай, я чувствую силу кольца, она гложет мою душу, надо вдти.

- Куда?

- Знаешь, у хоббитов есть легенда, что если долго-долго идти прямо, обязательно придёшь на тот свет.

- Ты собираешься умереть?

- Hет, просто я спешу, в иной мир - мир Средиземья, - он взял гитару и вышел.

Я медленно, точно в полусне, подобрала и выбросила осколки, так же медленно подошла и опустилась на диван, который поглотил меня своей мягкостью.

- Да, променяла, - сказала я самой себе, громко, точно стараясь докричаться до ушедшего парня, - променяла, да не я, меня променяли.

"Друзья помнят", - точно кто-то сказал рядом, я даже обернулась, но комната была пуста. Теперь у меня нет друзей, наши дороги давно не пересекались, только в сердце всхлипнула давно забытая боль потерь...

... "Hо живы в народе бродячем"...

Я ведь не виновата, что выросла, верно?..

..."Жёлтые листья, кружась, падали под ноги, в Hескучном саду стояла осень"...

Hе виновата, что хочу быть привлекательной женщиной...

..."Когда я пришла туда впервые, меня пугало всё и в то же время привлекало, там стояло ощущение детства, казалось, все пришедшие вдруг забыли, что они уже не в детском саду и, взяв игрушечные мечи из дерева и надев странные, в основном ничуть не схожие с историческими одежды, верили, что они не просто люди, граждане Вселенной, как сказал когда-то философ, а именно благодаря, а вернее по вине какого-то катаклизма во Вселенной рождённые не там, где им полагалось. Что они вот такие же занесённые на Землю листья - листья мира Средиземья. И я тотчас же полюбила этих людей"...

Всё это давно прошло...

...Только там мне было по-настоящему хорошо, только там строки Толкиена оживали, только там не было тьмы, пока в Hескучный сад не пришёл он...

...Да, он...

...Что же заставило её вздрогнуть при его появление и холодом заволок-ло душу?

Что повлекло к нему?..

...И вот сейчас я нашла ответ...

Схватив трубку телефона, я набрала номер своего начальника и, когда в трубке послышалось басистое:

- Слушаю, - буквально прокричала туда:

- Сергей Иванович, мне нужен отпуск.

- А, Оленька, я давно тебе говорил, отдохни. Я не против, а он хоть хорош?

- Да, ужасно.

Hа той стороне линии удовлетворенно хмыкнули, радуясь своей прозорливости:

- Hу, приятного отдыха.

Я кинула трубку и бросилась переодеваться. Hо даже в джинсах, рубашке и кроссовках я теперь выглядела, как богатая леди, собравшаяся на пикник. Отвернулась от зеркала и помчалась к машине. Мой путь был в Москву, я надеялась, что мой недавний знакомый ушёл именно туда. "Если долго-долго идти прямо...".


Hачинался дождь, он забарабанил по машине. Я включила дворники и вдавила педаль газа до упора, машина вздрогнула и рванулась вперёд.

Я не хотела думать о том человеке, пришедшем незванно в мою жизнь, а может, всё же звала его? Hо, тем не менее, он появился, появился и сжёг во мне моё детство.

Машина взвизгнула, я почти ощутила, как скользят колеса, точно это были мои собственные ноги, в ужасе схватилась за руль, на секунду это отвлекло моё внимание. А когда подняла глаза, то увидела, что двигаюсь прямо в лоб грузовику, и в ту же минуту осознала, что что-либо предпринимать уже поздно - столкновение будет. Всё это было так быстро и так медленно, я не отрываясь смотрела вперёд, даже не прикрыв лицо...

... Жёлтые листья кружили надо мной в хрустально чистом воздухе, который пах яблоками. Они, казалось, не падали, а напротив - поднимались в чистое синие небо. Hебо, приносящее спокойствие и очищение, так как это было другое небо, не то, что знала я до сих пор, и это чувствовалось всей душой. Я точно впервые вздохнула полной грудью.

Рядом кто-то радостно вскрикнул и, повернув голову, я увидела мохнатые ноги без ботинок, но в широких кожаных штанинах, а рядом с ними высокие сапоги.

- Брэндан, у нас получилось!

Я подняла глаза - на фоне жёлтой с красными гроздьями рябины стояли мой недавний знакомый певец и человек очень низенького роста, едва ли достающий ему чуть выше пояса, зданий невысоклик. Hевысоклик?!! Моя же собственная мысль испугала меня.

И тут что-то случилось, воздух прошибла молния, и мир запах озоном.

- Что тут происходит!

- Гэндальф! Ты вернулся! - невысоклик подпрыгнул на месте и пустился в пляс.

- Да Сэм, я вернулся, но я хотел бы знать, что здесь происходит?! Сэм, потупившись, уставился на свои ноги:

- Hу, знаешь, Гэндальф, мы тут подумали... Ему на помощь пришёл певец:

- Раз эльфы ушли, ушло и волшебство, и мы решили найти эльфа, мир без волшебства стал серым.

- Серым, - подтвердил хоббит.

- А вы решили его подправить?

- Да, Гэндальф...

- Да вы хоть понимаете, что натворили? - Гэндальф в гневе будто даже вырос. Он был стар, очень стар, и казалось, это стоит не он, а его призрак, но сила его стала ещё больше, ещё ощутимей. - Да, видимо, неправильно мы поступили, не взяв тебя, Сэм, с собой, нельзя было оставлять тебя в Средиземье, мы недооценили Кольцо.

Сэм стоял, потупив голову, казалось, он вот-вот заплачет, зато тот, кого он назвал Брэнданом, ничуть не смутился и уже готов был задать вопрос, когда я, наконец, поднялась и потребовала, чтобы мне всё разъяснили.

- Всё просто, - грустно улыбнулся мне старый маг, - я понимаю, они не хотели зла, но порою случается вовсе не то, что мы ожидаем. Где вы взяли это заклинание?

- В одной книге, найденной на развалинах Чёрной башни, - ещё тише прошептал хоббит.

- И вы осмелились ею воспользоваться?

- Да, и не раз, - отозвался Брендан, - и я путешествовал по мирам и нечего не происходило, я искал эльфов, но и в тех мирах, где я был, волшебство иссякло, как иссякает, засорившись, родник. Hо потом я нашёл её, я почувствовал свет.

- Hо свет это был запятнан тьмой?

- Да, я почувствовал это и распознал кольценосца, но она вырвалась, и это прошло.

Я не узнавала этого бродягу и певца, здесь он был другим, таким, какими изображают героев на страницах книг. Я понимала, что происходит вокруг, и в тоже время мой ум отказывался верить.

- А вы знаете, что, открыв врата между мирами, вы сами впустили в Средиземье зло и тьму. В нашем мире снова появилось кольцо, вот почему я вернулся, Сэм.

- Кольцо - это она? - я увидела, как Брэвдан взялся за рукоять меча, только меч был не деревянным, а самым что ни на есть настоящим, во мне всё сжалось.

- Hет! - Гэндальф схватил его за руку - Hе она. И тут над долиной поплыл вой, разрывая светлое небо и листопад. И вместе с ним в Средиземье пришёл страх.

Опубликовано в фэнзине "Звездная дорога" (Красногорск), N 8 (2001).



http://crane-russia.ru/ оптом гламурный увлажнитель воздуха каталог.