Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


ЛИН - НИЕННЕ

ПЯТЬ ЛЕТ. 1991 - 1995

ПРЕДИСЛОВИЕ К ЦИКЛУ
Год первый
АРХЕОЛОГИЯ (Предсказание-I)
ПРЕДСКАЗАНИЕ
ЧЕРНЫЕ ЭЛЬФЫ
МОНОЛОГ СИДЯЩЕГО НА ТРОНЕ
ИЗ "НЕОКОНЧЕННЫХ СТИХОВ".
СЭРУ МОРГОТУ
ТЕРНОВЫЙ ВЕНЕЦ
Год второй
Насколько же боле крылата...
ЦИКЛ "НИЕННЕ"
I.
II.
III.
IV.
ВОЗВРАЩЕНИЕ (Ниенне-V)
"АРБАТСКИЕ ЗАРИСОВКИ" - III.
Год третий
ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ПЕСЕНКА ДЛЯ НИЕННЫ.
Еще разочек - по губам - коленом...
ФИНИШ. НОВЫЙ КРУГ. (Ниенне-VI)
Из цикла "СЛОМАННЫЙ СТЕК" - 3.
ПОСВЯЩЕНИЕ ПЯТИ ИМЕНАМ.
ОБРЫВОК ДЛЯ ПЕСНИ
ГРУСТНЫЙ РАЗГОВОР С НИЕННОЙ.
Год четвертый
ЦИКЛ "РЕКВИЕМ ПО ЧЕРНОЙ ТЕТРАДИ".
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
КАЖЕТСЯ, ПОСЛЕДНЕЕ ПОСВЯЩЕНИЕ.
Год пятый
ПЯТЬ ЛЕТ. ПОСЛЕСЛОВИЕ К ЦИКЛУ.

ГОД ПЯТЫЙ

ПРЕДИЛОВИЕ К ЦИКЛУ

Знаешь, ты стала иcтрепанной темой. ("Не надо, Крылатый, так будет, так будет!") Нам не увидеть последствий, ведь все мы Больше, чем боги, но меньше, чем люди. Тепленький пепел остался в горсти, Что же осталось - по ветру все силы? Выплатил больше, чем мог унести. Больше не хлещут из вены чернила. Сколько же сброшено в бездну - "Ниенне"! Минус на минус - тащи свои плюсы. Глянь-ка - вон кровь на щербатых ступенях. Ну-ка, лизни - не припомнишь ли вкуса? 15.12.95. ГОД ПЕРВЫЙ

АРХЕОЛОГИЯ (Предсказание-I)

Ниенне Однажды Солнце вдруг станет свечой, А летний зной обернется пургой, И даже туман обратится в зной, А дождь прольется бедой. В песнях твоих появилась фальшь, Но ее слышишь только ты один, Весь снег давно обратился в сталь, Карнавал оказался галереей картин. Сердечный ритм, барабанный бой, Как дождь по куполу шапито, Я чувствую, что-то творится со мной, Но я не знаю, что. А новых песен нету совсем, А лунный сон останется сном, А Друг и Целитель окажется тем, Кого ты считал врагом. В святом лесу все меньше Поэтов, И нет решимости сделать шаг... Ты думал, Дорога выводит к свету, А она уводит во мрак. Сердечный ритм, барабанный бой, Как дождь по куполу шапито, Я чувствую, что-то творится со мной, Но я не знаю, что. Все, что было привычным и ясным, Стало вдруг призрачней лжи. И Черный Король оказался прекрасней, Чем белые миражи. Прозрачнее воздуха темные воды, И отступать можно только вперед, Да только, боюсь, не пройдет и полгода, Как снова все станет наоборот... Сердечный ритм, барабанный бой, Как дождь по куполу шапито, Я знаю, вокруг меня что-то не то, Но я не знаю, что.

ПРЕДСКАЗАНИЕ

Ниенне На руке моей черным кольцом Безнадежно замкнулась дорога... Ниенна За вечерним стеклом - звезды снега. Нужен камень - разбить стекло. В темном небе холодная Вега... Город пеплом туч замело... Сквозь дома, занесенные снегом, Чеpез толпы бесплотных теней - Милосеpдия! - Милосеpдия? Мы не деpжим таких вещей. Вот - на выбор - бластер, вот шпага, Вот отличный костюм палача... ...А под хлопьями зимнего флага Тихо плачет, мерцая, свеча... "Выбрав путь, изменить не пытайся, Даже если твой путь - иной..." ...Тихо кружится в медленном вальсе Город с верной подружкой - пургой... Милосердия!.. О, убийцы, Как вас много на этом пути!.. Ну, смелей! Кто из вас решится Чашу с ядом мне поднести?.. начало января 1992

ЧЕРНЫЕ ЭЛЬФЫ

Имен не осталось. Приказано забыть. Ниенна Их учили слушаться Кристалла. Но не все мальчишки прилежные ученики... В. Крапивин У этой песни названья нет, Названье нам приказали забыть. Но черным светом сияет рассвет, Пропитана кровью последняя нить... Звезды нас звали уйти навсегда, И тайнами делились цветы и камни, Да только покой - это тоже беда, И в этом суть самой главной тайны! Мы были иными, и значит нам - смерть. Не любит иных справедливый король! И горе тому, кто сумел уцелеть - Для них приготовлена новая роль! И слиплась от крови алмазная пыль. Распятый на боли... Да как он посмел! Искатели смысла - вот здесь главный смысл! А плащ - будто крылья!.. А Павший - взлетел!.. Расколота лютня, порвалась струна. Не плача, не горбясь, до плахи дошли... И кровью зажженные ярко горят Черные звезды в алмазной пыли... март 1992

МОНОЛОГ СИДЯЩЕГО НА ТРОНЕ

или Исповедь тому, кто пошел против Судьбы Так спокойно, о Манвэ, брат мой, Так рассудочно, так аккуратно Ты решаешь, как мне умереть!.. --------- Но в глазах Твоих увидев - жалость, Искаженное лицо в ладонях Спрячет он и скорчится на троне... Ниенна Черное пламя бьется в белой пыли, Трон натирает спину, как жесткий доспех. "Я не забуду тебя, о Король Земли!.." - Этот спокойный взгляд в глаза - снизу вверх... Так тяжело... но нельзя глаза отвести. Ногти сквозь шелк перчатки впились в ладонь... "Ты сам выбирал этот путь, и тебе идти!.." - А в ушах стоит глухой беспощадный стон... Тулкас выходит, и нету пути назад. Черные крылья сбросили в белую пыль. "Черный Враг Мира - Моргот!.." Мой старший брат... Эру, за что! Ведь я же его любил!... Есть два пути, и твой - иной, И я не властен над собой, Ведь у Вселенной есть свои законы. Заклятый брат мой, любимый враг, Против судьбы не пойти никак. Ведь я - по воле Единого - узник Трона... Кровью запятнан тончайший шелк. Поверь мне, если б я только мог! Но Предначертание выше, чем я или ты... Моей рукой диктует жизнь... Молю тебя об одном: держись. Поверь: самому мне было бы легче уйти... Ты видишь, что нет дороги назад... Тулкас, замолкни!!! Прости ему, брат, Он тоже не властен, он тоже боится встать... Мелькор, ты помнишь наш давний спор?.. А губы читают тебе приговор: "Все, увести!.." Мелькор, ты можешь понять!.. С трона спуститься... Помощь? Не надо. Намо, не нужно. Не стоит, право, Это ведь все ерунда, ему было больней... Намо, скажи, ты знаешь много, Ответь мне, есть ли другая дорога?.. Нет? Да, я знал. Но думал: вдруг все-таки есть... 13 апреля 1992

ИЗ "НЕОКОНЧЕННЫХ СТИХОВ".

Наведены непрочные понтоны, Но видишь? - через реку нет моста. Мы из любого сделаем икону, Как сделали из Гамлета - Христа. Так Моргот - мертворожденное имя. И бьется бредом чей-то старый стих: "О, как мы любим имена любимых! О, как мы в песнях распинаем их!" май 1992

СЭРУ МОРГОТУ

На коронацию Моргота (ХИ-92) Юрису, с благодарностью Пой, менестрель, о сидящем на троне Ангбанда в черной железной короне! Ниенна Прости меня за странные слова - Не их ты должен слушать в этот час, Но кровь не всю взяла в себя трава, Еще не стих прощальный плач по нас... Прости меня за взятый в руки меч, Прости за песни - те, что не допел, Прости за тяжкий груз уставших плеч, Прости за то, что выжить здесь сумел. Прости меня за всех, что ты убил, Прости за то, что здесь исчез покой, Прости за то, что болью стала быль, Прости меня за то, что ты - другой! Прости меня за синеву небес - За ту, что ты окрасил в черный цвет. Прости за то, что счастье было здесь. Прости за то, что света больше нет!.. Прости за то, что ты пришел сюда, Прости за то, что ты не нужен здесь. Прости, что кровь дешевле, чем вода, Но ты же сам учил нас слову "месть". Прости за все, что испытали мы, Прости за то, что путь открыт мечу. Прости меня за все, Владыка Тьмы, Прости. Да только я вот - не прощу... 6 августа 1992

ТЕРНОВЫЙ ВЕНЕЦ

Если руки прибиты к гитаре, точно к кресту, И лады между пальцев скользят, как бессчетные дни, Если песня не может пробиться сквозь немоту, И не могут пробиться сквозь слепоту огни, И затравленный взгляд не встречает ответа в глазах, Только пальцы вжимаются в гриф, как в последней тоске, А за окнами третий день стальная гроза, И засохшая кровь на исохшей озябшей руке - Я подарю тебе терновый венец. Делай с ним, что угодно - Можешь повесить на стену, А можешь носить каждый день вместо шляпы... Но я подарю тебе терновый венец, Я куплю тебе терновый венец, Я подарю тебе терновый венец - Ты прав, мой друг, - это конец. Кто из вас первым скажет, что меч острее струны? Кто из вас первым спросит меня, отчего я не пел? Кто из вас первым мне объяснит, что счастливые сны - Это тяжесть убитых, истерзанных временем тел... Кто из вас первым мне объяснит, что проходят века И что нету искусства ценнее, чем просто молчать, Но в засохшей крови неотмытая чья-то рука, И опять просыпаюсь - в поту и беззвучно крича... А я подарю тебе терновый венец. Делай с ним, что угодно - Можешь повесить на стену, А можешь носить каждый день вместо шляпы... Но я подарю тебе терновый венец, Я куплю тебе терновый венец, Я подарю тебе терновый венец - Ты прав, мой друг, - это конец. ГОД ВТОРОЙ

* * *

Ниенне Насколько же боле крылата И чиста Память Пилата, Чем память Христа?! Память Христа, Память Пилата, Одна - за века - пуста, Другая - в веках - распята, Ужели и это не плата?.. 26 октября 1992 Ar: Чиста, пуста, креста, Христа... Все это бред и суета!

ЦИКЛ "НИЕННЕ"

I.
Так, наверное, сходят с ума. В бесконечных бездарных метаньях, Стартах, финишах, встречах, прощаньях... Остаются - тюрьма да сума. В душном Времени Ночи, скользя По простынам, сухим до наждака, Слушать вой: где-то воет собака. Но тебе, как собаке - нельзя!.. И найти в себе силы порвать С Тем, Кого... Недопеть, для порядка, Но стихи в толстой черной тетрадке Жадно, горько, до боли листать... И опять в мелкой дрожи рука. (Может быть просто -"Пятидесятый"?) И не зеркало, но - соглядатай Отражение глаз с потолка... ...Ну а если уж выжил - изволь Пробиваться вперед с каждым шагом. Раз уж вены нельзя, то - бумагу, Со стихами, которые - боль... 7 декабря 1992 г.
II.
Почему-то хочется писать о вскрытых венах. (Ночь). Зачем? Это бывает. Это пройдет... (Ночь). Алым восходом красиво расписать синие стены, Но ведь кровь - это противно, мерзко!.. Течет, По пальцам - в фаянс раковины. (Час ночь). Избитое сутками тело лежит под... (Час ноль). Откуда это чувство вины? Я слишком слаб и труслив, чтобы уйти всерьез. (Я хочу боль)... Ну-ну, мальчик, только не надо слез, лучше спой... Яволь! ...Обручем сжаты виски. Вкус тоски - А и правда не яд! Да к тому же в такие ночи не только свечи, но и рукописи Замечательнейше горят... ...Птицы... летят... Нет, глюки. Плохо. Синеют руки. Скорей бы. Выдавливать кровь, каплю за каплей, на черный кафель... А говорят - на черном незаметна... 26.12.1992
III.
Прости меня, если было, за что прощать. Прощай! Я не могу больше ждать. Стрелки часов циферблаты замкнули в круг. Сорвано время бессильем разомкнутых рук... Венок сонетов - На терновый венец. Все раны света - На счастливый конец. Забудь об этом - Время тащит к себе. Остаток лета - В неостывшей судьбе... Вся память сердца Дороже памяти сна. Не отогреться, Когда вокруг тишина. "Не для меня!.." - И обрывает крик... Счастье огня - На пламя смотрит старик... Бьются в агонии звезды - за левым плечом. Алая свежая рана укрыта плащом. Сколько поминок мы отыграем за ночь? Чья это тень?... Прогони, прогони ее прочь!.. Выйти во двор, где над крышей белеет заря. Где тот тапер? Значит, все это было не зря?.. Ждет путь. Там оставлено большее. Пусть. Но дозволь мне зайти на твою свечу, если я вдруг вернусь... 8/9.01.93. Из "Неоконченных стихов".
IV.
Я знаю, ты устала ждать. Поверь, и я устал. Семь струн гитары рвут строку, Сбивают пьедестал. Часы отматывают срок, Подсев на наркоту. Их маятник не чует ног Которую версту. Но циферблат замкнулся в круг, И стрелки на нулях. Бессилье разомкнутых рук Венчает патом шах. март 1993

ВОЗВРАЩЕНИЕ (Ниенне-V)

Стань пророком: зажги свечу. Пусть огонь окружит сознанье, И быть может, в миг узнаванья, Ты поймешь, отчего молчу... Стань пророком: сожги свечу. Стань пророком: ударь - в лицо, В знак прощенья, прощанья, боли, И в смятеньи измученной роли - "Хорошо, что сняла кольцо..." Стань пророком: подставь лицо. Стань Бессмертным: забудь о том, Что потом превратилось в сказку, В ту, где ты - как лицо под маской: "О щенке, что дружил с котом..." Стань всесильным: забудь о том. Стань собою: почувствуй зов. Я во сне Твое вижу имя!.. Те, кого я считал своими - Хор карающих голосов!.. Я молюсь на шорох часов: Стань собою - в прицеле слов... 17.06.93. ИЗ "НЕОКОНЧЕННЫХ СТИХОВ".

"АРБАТСКИЕ ЗАРИСОВКИ" - III.

Ниенне Так беги же скорей, а потом - развернись и обратно, Так забудь обо всем, все равно память здесь не нужна, Все равно здесь, на темном, изъязвленном теле Арбата Ты идешь вдоль стеклянной стены. И стена холодна... Здесь у каждого боль. И гитара сражается с флейтой. Тонко скрипка сдирает коросту с незаживших ран... Этот взгляд из витрин - незнакомый, навязчиво-клейкий... Как в разрушенном доме поет, задыхаясь, орган! - Это дьявол! В стеклянных глазах молодого проспекта, Он, кривляясь, хохочет: смертельный удар нанесен. И в последней тоске вдруг захочется звездного света, Только света не будет. И ты вдруг поймешь: это сон... декабрь 1992 ГОД ТРЕТИЙ

ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ ПЕСЕНКА ДЛЯ НИЕННЫ.

Беконечность иллюзий в проклятии сна, А в объятиях бога - опять тишина. Тот, кто любит цветы - не хоронит друзей. Выбирай, кто из павших больней! Ослепляющий день, да прекрасная ночь, Тот, кто в силах помочь - не захочет помочь, Кого можно спасти - врядли стоит спасать, Остальные - желают - играть! За заведомой ложью не видно костров, И темны отраженья под камнем мостов, А в бокале - кольцо - и вина не допить, Но кого ты захочешь винить? Не проси, не зови, он сильнее их всех! И в багряных слезах захлебнется твой смех, Только плата за месть чересчур высока, Ты остался один из полка! Разве можно увидеть кого-то во сне?... ...Растерявшийся комик снимает пенсне. А портрет со стены шлет отчаянный взгляд Не сумевшим вернуться назад... В этих правильных книгах - немое кино. Надо выбрать, и врядли твой выбор - окно, А осталось не меньше, чем пройдено, верст... ...Есть вакансия на Вечный Пост... ноябрь 1993

* * *

Ниенне Еще разочек - по губам - коленом... Да сколько ж можно верить их глазам! Послать к буям всю молодую смену И преспокойно выжать тормоза. Как бисерный браслет, порвать Дорогу, На полуфразе оборвать письмо... Да отпустите к черту, ради Бога!.. Хайратник черный - траурной тесьмой... 30.12.93.

ФИНИШ. НОВЫЙ КРУГ. (Ниенне-VI)

"Прощай! Я не могу больше ждать!.." Ниенне-III (8.01.93.) "Я не могу больше ждать." Прошел еще один год. Я не могу больше ждать, Поскольку - время не ждет. Запястье изрезано, будто огнями проспект. Время не ждет никого, Лица решеткой крестя. Время не ждет никого. Может быть, сто лет спустя По нашей истории школьник напишет конспект. Снова упущен миг, Когда можно было понять. Снова упущен миг, И сны не оставят меня, И может - еще год спутя - ты вспомнишь: я ждал. Ты не успела понять, Как быстро проходит час. Ты не успела понять, Что время давно против нас, А в одиночку так трудно выжить... Каюсь. Я проиграл. 01.01.94.

Из цикла "СЛОМАННЫЙ СТЕК" - 3.

Ниенне & ...
I.
Спокойно. Спокойно. Когда агония Длится больше, чем год, То это уже жизнь. Спокойно. Полет - всегда только вниз. Покойный Поэт Обескровил бритву, Окно, снотворное и петлю. А посему Нет смысла идти во тьму. Спокойно. Друзья, нет повода к панике. Спокойно. Зря радуются враги. Это просто помет сознания. Спокойно. Это просто мне больно. Просто я раздаю долги. Просто кладу Строку за строкой Поверх Глаз, которые помню И лица Становятся похожи На фотографии Зараженных СПИДом, Где глаза заслонены Черной полоской. У Босха... Впрочем, не надо о Босхе, О Маяковском, Блоке, Дали, Мандельштаме, Ходасевиче, Гойе... Тоска. Кривая тоска. "Сон разума..." Не родились пока. Спокойно. Просто мне нет здесь места. Вокруге - клоны. Или сделанные из другого теста Или с другой группой крови. В этом биоценозе Я ненужный фактор. Хуже, чем неучтенный. А народ-то теперь ученый: Свое безумие ближе к телу... Но - к делу! А впрочем, какое там...
II.
Белое дерево, белый котенок, белые сны... Шел БТР по стеклянным цветам. Белое небо, руки, губы, глаза. Год багров. Барлог мой брат. Врет. Желтых цветов, Мастер, и побольше. Вдруг В плащ Маргариты завернут труп. Вы все поумирали, а я Любил вас. Странные сны уткнулись в бетон. Ворон, не вейся! Не вьется. Он Знает, что враг со всех сторон. Сотни тысяч железных корон И все почему-то на моем горле. Я предупреждал вас: это помет. Помет сознания. Полет без-сознания. Тоже мания. Мания-чего-то-там, О чем вам, Может быть, приходилось слышать. И прямо в ухо мне дышат: Кот на крыше, Котята, которые еще выше, И кто-то малознакомый Свыше. Спокойно. Все проходяще, значит... ...Плачет. Плачет. Плачетплачетплачетплачетплачетпла Мне тоже больно. Я тоже... Спокойно! Нет ничего страшного. Просто Я ненавижу: меч, гитару, телефон, книгу, плащ, струны, песни, дорогу, путые глазницы, молчание, ночь, свет, коней, голоса, память, костры, бога, глаза, лица, ведьм, ностальгию, кошек, друзей, Дали, души и думы, стены, мозги, воздух, небо, снег, улицы, звезды, спокойно... Спокойно! Это все бред! Спокойно! Спокойно!!! Спокой но!!! ...Как явствует из газет...
III.
............................ ............................ ............................ ............................ 7/8.01.1994

ПОСВЯЩЕНИЕ ПЯТИ ИМЕНАМ.

Опустевшая гробница - ночь. Разбежался света сноп из окна. И опять норовит уволочь На прогулку по проспектам луна. И не верит, что все прах и все тлен, Набирая силу, яростный год. Разрушает пустоту белых стен Твое имя - болевой код. И, едва продрав глаза ото сна, Я заранее не верю в ответ: То ли все же, наконец-то, весна, То ли просто продолжается бред. Так нажми на кнопку: все так легко - На экране заалеет восход. Я уже не убегу далеко. Твои песни - болевой код. 2-3 мая 1994 г. Из "Неоконченных стихов".

ОБРЫВОК ДЛЯ ПЕСНИ

Ниенне Слезы жемчугом катятся к нашим ногам С твоего чела, Только в зеркало глянь, а? безносая там Рожу скорчила. Взгляд подъят к небесам, лицемерно-смирен - Точно, сказка твоя! А сладка ли тебе кровь из порванных вен? - Кушай, ласковая... 1994 г.

ГРУСТНЫЙ РАЗГОВОР С НИЕННОЙ.

Посвящаетя всем, кто пришел после лета 1992 года. ...Когда же покой к нам вернется, А Имя останется Кодом, Играющим спазмами боли И сросшимся с нею навечно, То в круге повиснет молчанье. За тонкою линией круга На светлом и праздничном небе Промчатся к веселому солнцу Ракеты и звонкие крики, В которые мы не поверим... И крики погаснут под небом... А в нашем очерченном круге, В покое простого уюта, Где окна завешены шторой И с чаем поднос на паркете, Где ровные черные буквы Легко разбирать в полумраке, Где лица настолько знакомы, Что можно не видеть часами, Где легкие руки успеют На лоб и глаза раньше света, Где можно не ждать и не верить, Где... Боже мой, что я... О, Боже! И память вернет лихорадку И злобу сменявшихся весен, Что нас отделяют от этих Ладоней и лиц в полумраке... Два года! Подумай - два года Бояться за голую спину, И ждать, и отчаянно верить, И знать, безнадежно и пусто, И плакать, и больше не плакать, И больше не ждать ниоткуда, Не ждать никого и не верить, И сутки спустя перепутать Погоду, часы, время суток, События, дни и желанья, И все в лихорадке, без смысла, И знать: снова год на исходе... О чем это я?.. Впрочем, ладно... Послушай, я понял: мы живы! За тонкою линией круга - Мы живы! Послушай, я знаю... Вовне его младшие братья, Которых когда-то так ждали, Играются в новые игры, В котрых для нас нету места, О нас сочиняют легенды, Которые нам не расскажут. И младшие братья посмеют Смотреть нам в глаза без смущенья, Поскольку не знают, как было, Да, впрочем, и кто им расскажет? У них есть свои властелины, Которые больше не носят Колец или прочих излишеств, Которые мы так ценили... А если мы скажем: "Так было!", Боюсь, они нам не поверят... От нас остается все меньше. Все живы, но как полустерты. Считаем себя стариками, Другим отказав в этом праве, Давно примирившиь с неспешным Тупым одиночеством нашим... И нет больше белой бумаги - Бумага давно пожелтела. Обложки от старых тетрадок, В которых писали когда-то, Лежат, точно пепел в камине: Остывший и смерзшийся пепел, Что, разве, снежинку согреет... Мы больше не видим друг друга, Однажды решив, что не сможем Уже ни понять, ни вернуться. И сладко играем в страданье, Не веря, что все еще можно, Отавив все, что было после, Вернуться к началу, к началу... ...Чего? С октября до апреля - Полгода. Вего лишь полгода. А минуло впятеро больше, И всемеро больше случилось, И смыло волнами событий Какую-то жалкую зиму, В которой случилось быть вместе... Но - больно. И, значит, не смыло. Вокруг только новые игры, В которых и мы потихоньку Завязнем, поскольку - не деться... ...О чем это я?... Впрочем, ладно... 6 июля 1994 г. ГОД ЧЕТВЕРТЫЙ

ЦИКЛ "РЕКВИЕМ ПО ЧЕРНОЙ ТЕТРАДИ".

Ниенне "В тексте использованы прямые и косвенные цитаты из стихов Ниенны написанных в 1991-1992 годах и еще не имеющих отношения к Толкиену"
1.
Иглы. Горе. Горечь. Лед. Дорога. Город. Ров. Память - вслепую. Бредить влет Строкой твоих стихов. Иглы. Бессилье. В стакане - яд. В путь. Уход. За стекло. Чьи-то слова. Беспомощный взгляд. Лед. Следы занесло. Память - больно. Больнее. Боль... Горечь. Лик сна багров. Тупо, бессильно бредить тобой. Дорога. Город. Ров. 7 января 1994 г.
2.
Твой Город. У Города - ностальгия. Болезнь чело-века. Намертво сшиты веки И окна будто слепые (...щенки в упругую стену ливня...) Дивный Взгляд серых глаз - уход (...горе горечь лед...) Вот - Одно за другим Лица в бреду На Хэлькараксэ на тонком льду... На лезвии крыши на тонком льду... Или на Чистых на тонком льду... В угоду году бегу... 7 января 1994 г.
3.
Спускается усталый вечер На Патриаршие пруды. Иных уж нет, а те далече, На ком проставлен знак беды. Кого ты призовешь к ответу, Прикуривая сигарету От пастернаковской свечи, Когда слова т а к горячи?.. 7 января 1994 г.
4.
Только вряд ли кто-то вернет дорогу. Слишком стали мы похожи на "богги", Наши песни, слова, движения, лица... Раньше мы мечтали, что будем - птицы, А теперь в болото раскисло поле... Только остается - Пять Имен Боли... 10 июня 1994 г.
5.
Есть термин, которому нет объяснений. Где в памяти - люди, там в улицах - тени. Пришла пустота белым стенам на смену. И странно и голо в холодной Вселенной. А мне б хоть разок, но с разбегу - как в пену - Об стену! 10 июля 1994 г.
6.
Вы помните, вы все, конечно, помните, И этот бред полыни на губах... Бывает, струны ненароком тронете, Но не споете: помешает страх. Слова - потом - материал для бреда, И снова, побежден своей победой, Мчит дикую охоту призрак-Стах... 7 октября 1994г.
7.
Обида петлею сжимала горло: Добро было белым, а стало черным, Но что мне за дело до смены твоих цветов! Стерва, актерка, джинсовая бестия!.. Если когда-то случилось петь вместе, После - бессильны любые безумства слов. январь 1994 г.

КАЖЕТСЯ, ПОСЛЕДНЕЕ ПОСВЯЩЕНИЕ.

Ниенне Ну что? Опять писать тебе стихи? Кому они нужны? Уж не тебе Да и не мне. Подобной чепухи Ты, кажется, наслушалась вполне. Но, если путь меня привел к огню, Наверное, не зря я шел сквозь ночь. Ты умерла? Что ж, память сохраню, А на могиле мне сидеть невмочь. Но у меня остались навсегда Твои стихи, и тот счастливый год... ...Нам головы морочила звезда - Покуда не пришел ее черед. 7 октября 1994 г. ГОД ПЯТЫЙ

ПЯТЬ ЛЕТ. ПОСЛЕСЛОВИЕ К ЦИКЛУ.

Ниенне Как давно нет тех глаз, нет тех рук, что я знал. Даже имени нет, только отзвук пустой. Я, Крапивинский Мальчик, Палач и Шакал, Я пять лет просидел над могильной плитой. Я пять лет колдовал над сплетением рун, Все поил своей кровью бесплотную тень. Стыли руки на жестком, холодном ветру, Когда я меж твоих пробирался смертей. А с молвой не сыграешь "удар за удар", Только здесь ни при чем поединок двух вер. Я, бесчестный юнец, я, подонок и тварь, Я все принял в себя - твою боль, твою смерть. И из зеркала смотрит чужое лицо, Все в ожогах твоей изувеченной лжи, Я, оставшийся трусом, дерьмом, подлецом, Я пять лет подыхал, пока понял, что жив! Но за эти пять лет я смертельно устал. Мне давно не по силам с Безликими бой. Я, Крапивинский Мальчик, Палач и Шакал, Я тебя не прощаю. Ответ за тобой. 20.03.96 г.



Смотрите подробности асбестоцементная труба 200 цена здесь.