Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Фирнвен

Высокий Золотой Фонд

Тьма.

Гулкие своды вознеслись, кажется, так высоко, что, даже подняв голову, невозможно разглядеть их. Впрочем, для того, чтобы так запрокинуть голову, нужно слишком много сил... а силы сейчас надо беречь. Именно сейчас, когда - один из всех и за всех...

...Его не добили. Даже не оглушили. Огненные демоны вымотали его, измучив жаром подземного пламени, а дальше... когда его взяли, он не мог уже отбиваться - тело просто не повиновалось приказам воли. Бессильный поднять руку, он смотрел, как добивают его отряд - так! ...и чтобы ни один - живым!.. - слушал страшную музыку резни и слушал, как затопляет его безжалостное пламя ярости и бессилия, как постепенно выгорает в нем то, что было несколько часов назад живым нолдо... То, что несколько часов назад - было.

Багровые кружащиеся хлопья. Наверное, это факелы - другого света здесь не бывает. Странно... Они ненавидят свет, но так любят огонь... нет. Не они: он. Они света боятся. Вот и теперь, ослепленные сиянием самоцветов в высокой железной короне, они отворачивают морды, кривятся, вздрагивают от беззвучного окрика...

- На колени! Ты не расслышал, нолдо?

Странное существо в темном одеянии: высокое, гибкое, неуловимо перетекающее с места на место, перед взором кружащееся, словно... или это голова кружится? Кто-то толкает в спину - не упасть, усилием воли подхватить тело на лету, заставить удержаться, сделав не более чем маленький шаг. Губы - в кровь: гордецам ли жалеть о плоти? Все то же темное существо смеется тихим низким смехом, так странно звучащим в этих давящих стенах... Неодолимая тяжесть наваливается на плечи, давит, не столько пригибая к полу, сколько сдавливая, как в тисках, душу…

- Неплохо, нолдо… Я вижу, ты так же горд, как и твой отец.

Совсем иной звук: сильный, глубокий, уже не единожды слышанный. Пересиливая тяжесть, превозмогая липнущий влажный страх, взглянуть ему в лицо. Засмеяться. Так, чтобы как раньше - звонко, в голос. С насмешкой. Уверенно. Каждое мгновение этого смеха стоит израненному телу дорого, очень дорого, голос стремительно хрипнет, но иначе - невозможно. Единственное оружие сейчас - этот смех. Которого не ждет Враг, возвышающийся над залом…

- По нраву ли тебе наши камни, Моринготто? - смех, смех-клинок, жалящий, злой, и взгляд на руки, чернеющие ожогами. - Довольно ли тебе теперь света?

…Тьма - не та, что на время отнимает зрение, другая, стократ более страшная. Тьма, подобная той, что пришла в Форменос. Как давно это было? Сколько прошло - дней, недель, лет? Все тонет во тьме. Холодно. Этот холод разный. Холодный камень, сырой, шершавый, немного скользкий. Холодный тяжелый металл - цепи. Холодная влага, сочащаяся из стен. Холодное - леденящее - присутствие чуждой, искажающей, злой воли…

Тело беспомощно распластывается на полу, и мгновения, потребные, чтобы подняться, уже далеки от единого. Встать. Не смей, во имя Клятвы, не смей падать! Чего бы ни желал он от тебя - не смей! Так. Хорошо. Тьма кружится перед глазами - багровыми клочьями факелов, обрывками темного плаща, прядями спутанных волос… Губы снова изгибаются в торжествующей улыбке, и гневным становится лицо Врага, не могущего сломить сына убитого им Фэанаро, наследника убитого им Финвэ.

- Высоким ты прозван, теперь поднимешься еще выше. Приковать на скалах. За правую руку.

Тьма просочилась болью и безнадежностью. Долго, очень долго не было ничего. Потом в лицо ударил серый свет, и родной, стократ более драгоценный ныне голос произнес имя…


Текст размещен с разрешения автора.

Обсуждение на форуме