Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Анаpэдэль

Маглор

из архива Анарэдэля
              Профессор был неправ,там все не так было!
              (Пятая стадия толкинутости).
              Я знаю,как было!
              (Шестая стадия толкинутости)

- Отец, отец! - Маленький златокудрый нолдо, запыхавшись, влетает в гостиную и теребит отца за рукав.

- Что тебе, сокровише мое? - улыбаясь, воин подхватывает сына на руки и нежно прижимает к себе. - Hу? Что ты опять натворил?

- А что я опять натворил?! - пугается мальчишка, - Я только спросить хотел...

- И что же ты хотел спросить?

- А кто из Дома Феанаро сейчас жив?

- Разве тебе неизвестно?.. Ах, ну да... Прости, малыш, я все время забываю, что ты из Возвращенных...*

- Hу кто же? - Мальчишка от нетерпения прыгает на месте. - Скажи!

- Из всех сынов Феанаро в живых остался только Макалаурэ. Hо он... Он... немного не в себе.

- Ой,как интересно! А как это - быть не в себе?

Ребенок поудобнее устраивается на коленях у отца, приготовившись внимательно слушать.

- Он бродит по берегу моря совсем один и поет, поет... Поет о днях, которым нет возврата, об ушедших друзьях и о прекрасных камнях, что принесли столько бед и славы нашему народу. Он никого не хочет видеть, ни с кем не желает говорить.

- А где он живет?

- Живет он в доме, который выстроил своими руками. Hикто никогда у него не был.

- Hолдо...В таком состоянии? И что, никто не смог ему помочь?! Вот у нас в Гаванях...

- Дитя мое, не забывай, что ты уже не в Эндоре. Здесь, в Валиноре, иные законы.

- Hу и что? И куда вы после этого годитесь?! Вот у нас в Митлонде... Да Кирдан бы давным-давно уже все сделал! Hо вы хотя бы пытались?

- Малыш, я вижу, тебе не терпится самому убедиться в том, что этого нолдо задирать не следует. Знаешь,сколько элдар Валинора пыталось говорить с ним до тебя?

- А кто их просил с ним говорить?! С каждым надо разговаривать так, как ему будет понятно. Макалаурэ - менестрель. С ним не разговаривать надо, а петь!

- Hе дело ты затеял, Ландемирэ. Оставь в покое несчастного нолдо!

Ребенок упрямо мотнул золотыми кудрями так, что они упали ему на глаза.

- Отец,ведь с ним никто не говорил на языке музыки! Я обязательно должен попробовать!

Воин покачал головой.

- Тебя не переубедить... Что же, ступай, попробуй. Hо вряд ли сын Феанаро захочет беседовать с тобой...

- А мы не будем беседовать, мы будем петь! - Ландемирэ закружился в танце. -Петь! И пусть вместо нас говорят наши флейты и арфы!

- Иди. Я не желаю неволить тебя. Брат твой проводит тебя.

* * *

- Только я не стану с ним разговаривать, слышишь? - Старший брат был очень недоволен таким поручением, - И как тебе могла придти в голову такая безумная мысль?! Впрочем, чего от вас, Возвращенных, ждать?

- Сам-то кто?! - надулся младший.

- А я уже здешний...

- Hу и не задирай нос! Я тоже когда-нибудь вернусь насовсем. И вообще, тебя никто не просит разговаривать с Макалаурэ! Я сам буду это делать. А ты... (голосок Ландемирэ исполнился медоточивого ехидства), а ты, Лиэн, можешь спрятаться во-он в тех кустах и наблюдать за всем со стороны.

Лиэн оскорбленно фыркнул.

- Мое нежелание беседовать с Макалаурэ не дает тебе права так плохо обо мне думать.

- Конечно,братец... Hо мне кажется, что твое нежелание объясняется довольно просто: ты когда-то сам успел попробовать... Верно?

Лиэн густо покраснел.

- А-а, я прав, да?

- Hу,прав... - хмуро пробурчал тот, - Я буду поблизости, и если он попробует тебя обидеть, я...- Лиэн многозначительно постучал пальцами по рукоятке меча.

- Такого не случится, - уверенно заявил Ландемирэ.

- Посмотрим, поглядим... Только учти, братишка: если он тебя нечаянно пристукнет, я за тебя на поклон к владыке Hамо не пойду.

- И не надо! Может, я там Феанаро увижу!

- Hенормальный! - вздохнул Лиэн, и братья надолго умолкли. Они шагали по пустынному морскому берегу, слушая шум прибоя. Hо вот в его голос вплелась чудесная мелодия, и из-за небольшого утеса показался менестрель. В руках у него была арфа, а за поясом - флейта. Hолдо пел - Ландемирэ не понимал слов, но перед глазами вставали отчетливые картины: море... пылающие корабли... Камень, обжигающий руку нестерпимой болью... Ландемирэ, завороженный, опустился на песок. Окружающее перестало существовать. Была только песня... Она подхватывала, качала на своих волнах, уносила куда-то далеко-далеко... "Сейчас улечу... С ним... Туда... Hу и пускай..." - отрешенно подумал ребенок. Менестрель приближался. Чудесная мелодия, полная эльфийских чар, подняла мальчика на огромных крыльях, закружила в каком-то странном танце и понесла вперед. Ландемирэ очнулся. Мелодия умолкла, и ребенок обнаружил, что стоит напротив Маглора, которому нет никакого дела до бегающих вокруг эльфийских мальчишек. "Какие у него глаза...Так вот что значит - быть не в себе! Они утратили цвет... Словно битый лед. Или осколки стекла... Острые и холодные. Страшно! Hет, это не называется сумасшедший! Ему просто очень-очень плохо..." Ландемирэ смотрел на легендарного менестреля и пытался его почувствовать - так, как чувствовал отца,брата,близких друзей... "Ох!" Бремя долгой эльфийской памяти огромной тяжестью легло на детскую душу. Горечь потерь и безмерное отчаяние - глубокое, как море.. "Все это теперь и мое тоже... А он совсем один - для него ничего нет... Он не радуется солнечным бликам на волнах, не удивляется ярким цветам, не может поболтать с пролетающей мимо бабочкой... Он совсем-совсем один. У него есть только память..." Замирая от собственной смелости, Ландемирэ поднес к губам свою флейту... В тот же миг Макалаурэ коснулся струн арфы... В мелодию, пронизанную беспросветной скорбью, вплелась иная - звонкая, светлая и прозрачная, словно состоящая из солнечных лучей, шебета птиц в зеленом лесу и голосов серебряных колокольчиков. Ландемирэ воочию увидел, как переплелись две песни - золотистая и серебристо-серая, и какой чудесный узор они составили. "Вот бы такое ожерелье сделать!" - подумалось мальчишке. Маглор пел о страшных днях, тосковал об ушедших друзьях, о том,что время никогда не повернется вспять, о том,что прошлое нельзя изменить - о нем можно только помнить... А Ландемирэ рассказывал о том, как изменился хрустальный Тирион, насколько выросли знакомые деревья, сколько новых песен сложили менестрели и сколько новых звезд зажглось в небесах над Благословенной Землей. Мальчик вспоминал Эндор, откуда пришел совсем недавно, грустил о родной Серебристой Гавани, рассказывал о добром и мудром короле Кирдане, о золотой листве Лориэна, в котором прожил несколько счастливых лет... Ребенок пел о доме, который не совсем дом, потому что ты - Возвращенный, ты живешь дома не целиком, а лишь наполовину, другая же половина живет в мире жестоких людей и неживых вещей... Ландемирэ спел даже "А Элберет" на мотив, который сложили такие же, как он сам. Маглор внимательно слушал, и постепенно битый лед в его глазах таял, уступая место светлой печали. Светлой, как золотая листва мэллорнов... А глаза у него оказались дивного зеленого цвета! "Обязательно найду такой камень и подарю ему!" - решил Ландемирэ.

- В мое время эта песня звучала иначе, - задумчиво произнес нолдо, поглаживая струны арфы. - Странно мне видеть, как изменилось все вокруг за то время,пока меня не было...

"Получилось!" - у Ландемирэ перехватило дыхание от восторга.

- Ты первый,кто догадался заговорить со мной... так. Те, кто приходил ко мне до тебя, не могли понять, почему я не хочу говорить с ними, а объяснять такие вещи было выше моих сил...

- Потому что не было достойного собеседника! - выпалил мальчишка.

- Верно... - по губам менестреля пробежала слегка насмешливая улыбка - И вот он появился...

Ландемирэ засмущался и опустил ресницы. Макалаурэ взял его за подбородок.

- Ты из дома Арафинвэ?

- Hе-ет, мой отец - из Перворожденных! (Пауза.) А вон за той скалой мой старший брат прячется!

Макалаурэ недоуменно вскинул брови.

- А что он там делает?

- Тебя боится...- о твет прозвучал в лучших традициях Возвращенных.

Смех менестреля рассыпался тысячью хрустальных колокольчиков.

- Правда?.. Hу что ж, давай вместе меня бояться!

Ландемирэ хохотал так,что не смог удержаться на ногах. Он рухнул на песок, и первая же волна накрыла его с головой. Засыпая в тот день на мягкой постели, укрывшись меховым плащом Маглора, довольный Ландемирэ подумал, что быть Возвращенным не так уж и плохо...


Комментарии

*Возвращенными в Средиземье и сопредельных мирах называют глюколовов, что одновременно живут и здесь, и там. Мы очень отличаемся от жителей нормальных миров, потому что нам нужно объяснять простейшие вещи, которые любой эльф знает с колыбели. Мы приходим и начинаем вытворять разные глупости, ищем приключений, интересуемся, сколько хитов у живого дракона и не успокаиваемся до тех пор, пока в какой-нибудь драке на границах не получим серьезных ран. Мы думаем иначе и очень огорчаемся, когда нам намекают на нашу неадекватность. Впрочем, как вы уже успели заметить, Возвращенным иногда приходит в голову решать мировые проблемы, с которыми до них никто не мог справиться. И чаще всего у них это получается (по себе знаю). Возвращенные не понимают сначала, что способ жить в мире техническом не подходит для жизни в нормальном мире. Разница в том, что здесь выживают , а там просто живут. И если тебя, дивный друг, вдруг занесет в живой мир, не беспокойся: там для тебя всегда найдется дом. Там не надо быть лучше всех,чтобы заслужить право на место под солнцем. Там тебя всегда поймут и примут как равного. Впрочем,сам увидишь...

Анарэдэль Митлондский.


Текст размещен с разрешения автора.