Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Талиорнэ

Что было бы если...

Утром Бильбо проснулся неожиданно рано (вероятно потому, что накануне отказался от поздней прогулки и лег спать пораньше) и потому успел хорошо, по-хоббитски, поесть перед Советом. Так что за время всей речи Гэндальфа он был сыт и потому слушал внимательно, размышляя и приводя в порядок давно пришедшие на ум мысли.

- Достаточно, Мастер Элронд! - неожиданно проинес Бильбо, вставая. - Вы уже все поняли. Но не понял я. Вы все - Мудрейшие из Мудрых, боитесь надеть Кольцо. Вы боитесь, что оно окажется сильнее вас. Но именно это и делает его таким сильным. Никакое зло не изначально. Ведь Саурон был одним из тех, кого Прежний Враг склонил на свою сторону. Но ведь не всех же он склонил! Пресветлая Элберет и Владыка Ветров смогли противостоять ему. И Оссэ, как поется в песне, сумел все-таки перебороть искушение. Так чего же боитесь вы? Гэндальф - тебя разве не испытывал Враг ранее, разве не смог ты тогда преодолеть Зло? Зло можно уничтожить, а можно превратить в Добро - вы хотите выбрать первый путь, но ведь Искажение можно победить лишь Исцелением, а не новым Злом. Обратить силу Врага в ее противоположность - вот достойная задача. И пусть Гэндальф возьмет кольцо и исцелит им раны мира, а Мудрые удержат его от искушений!

Воцарилась тишина.

* * *

В этот зал были допущены немногие: Элронд, его сыновья (они держали в руках мечи), Глорфиндел, Гэндальф, Арагорн и Бильбо. Гэндальф простер вперед руку с Кольцом (он не стал невидимым, надев его) и нараспев произнес какие-то слова. Девять черных теней сгустились у противоположной стены. Ненавистью горели их взоры, но Гэндальф говорил дальше и они послушно шагнули вперед.

* * *

К прибытию Галадриэль и Кирдана многое уже изменилось в Ривенделле. В саду Целителей уже жили несколько орков из Мглистых Гор, свободно разгуливая по долине. Хотя к солнцу они были по-прежнему непривычны, но уже за час до заката они выходили из дома в долину и больше не шарахались от встреченных эльфов как раньше. С Девятерыми все продвигалось медленнее, но Элронд не терял надежды, памятуя об умениях Галадриэль.

* * *

Саруман пришел двумя месяцами позже Галадриэль. Он увидел в палантире Кхамула, впервые вышедшего на воздух и решился вернуться. Его встретили с должным уважением, все понимали как трудно далось ему это решение. Саруман остался главой Белого Совета и все приняли его предложение перебраться в Ортханк. Гэндальф, проведя целую ночь, сумел подчинить палантир своей воле и наутро многое рассказал. Радагаст и Кхамул по его поручению отправились на восток. Кольцо, по решению Совета, хранилось так, что никто не мог один его взять и надевал его только один из Мудрых по общему решению. Но и без того Хранители Трех получили свободу и были властны исцелять поврежденное.

* * *

Вместе с Белым Советом в Изенгард отправились Арагорн, Боромир и сестра Арагорна, Фириэль. Взглянув на лица двух последних, было не трудно понять, зачем они поехали вместе. Поговорив с отцом, Боромир вышел со счастливой улыбкой и сказал Фириэль: "Едем!". Арагорн, Саруман и Грима отправились в Эдорас, с ними поехали Боромир и Фириэль.

Битва на Пеленноре была безнадежно проиграна Готмогом - с ними не было Девятерых, а незадолго до битвы к Минас-Тириту успели-таки Теоден с конными войсками и Урук-Хаи Сарумана на волках.

* * *

- Клятвопреступники! Зачем вы пришли?

- Исполнить клятву и обрести покой.

- Час настал. Я - Элессар, потомок Исилдура, отпускаю вас с миром. Вы свободны. Уходите и не тревожьте больше живых. Я даю вам вечный покой. Да развеется Тьма везде, как здесь!

Тогда вперед выступил Король Мертвых. Он переломил свое копье, и обломки упали на землю, тут же вспыхнув бледными огоньками. Потом он низко поклонился и пошел прочь, а за ним - все его воинство. Они исчезли, как ночной туман под порывом утреннего ветра. Их не стало, и люди будто очнулись ото сна.

Арагорн промчался через Пеларгир как вихрь, заронив надежду в сердца. Но он ехал не один, и пираты Умбара склонились перед тем, кто много веков назад был повелителем Умбара, стал черным нуменорцем и, впоследствии, одним из Девяти. Ибо воистину прекрасен и могуч был он, исцеленный, и сила кольца была с ним.

* * *

На совете в Гондоре было решено немало важных дел и Денетор умерил свою неприязнь к Торонгилу, Гондор заключил союз с Харадом и Боромир принял жезл Наместников из рук Денетора. И Боромир, Наместник Гондора, взял в жены Фириэль из Дунэдайн и так были воссоединены два королевства.

* * *

И настал день, когда у Клыков Мордора собрались войска, невиданные со времен Последнего Союза. Там были Гэндальф, Саруман и Радагаст, который привел с востока Алатара и Палландо и с ними был Кхамул, а с ним - многие десятки тысяч вастаков. Были там люди Харада, Гондора, Рохана, Беорнинги. Пришли Урук-Хаи Изенгарда, бок о бок с ними эльфы Лориэна и Ривенделла, Элронд, Галадриэль и Кирдан. Были там все Девятеро и Арагорн - король Арнора.

Немногие оставшиеся в Мордоре во главе с Голосом Саурона капитулировали и им были оставлены их земли с условиями мирного договора с Гондором, Харадом и государствами Руна. Лишь Саурон был взят в плен и власть Пяти Жезлов прочно сковала его.

Земля, освобожденная от груза зла, направляемая волей Трех, родила в достатке, эльфы побороли в себе давнюю неприязнь к оркам и приглашали их вождей в свои поселения. Часто после этого орки приходили туда жить и их принимали как потерянных братьев. Там они исцелялись от солнебоязни. Гэндальф спустился в Морию и заручился поодержкой Балрога. И хотя не забыли гномы об Ужасе Дурина, Валарауко был им верным союзником и они приумножили красоту Казад-Дум. Лихолесье вновь стало Зеленолесьем, а Дол Гулдур был очищен от злых чар.

На следующий год из Митлонда уплыл корабль, увозя с собой Истари и Саурона, а Кирдан принял вновь Нарью и Арда Исцеленная приближалось с каждым часом, ибо Перворожденные были вновь сильны и Три могли залечить раны мира, а Одно было оставлено в Ортханке среди прочих опасных сокровищ.

Текст размещен с разрешения автора.