Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Рыжий Канцлер

О том, почему у Моргота детей не было

С момента создания Сильмариллов Феанору не было абсолютно никакого покоя. Все так и норовили наложить лапу на его творения, а Мелькор - в особенности. Желая получить Сильмариллы миром, нечистый на руку и на мысли Вала перепробовал все приличные способы, потом отчаялся и решил прибегнуть к неприличным. Два дня он усилено изобретал подходящую каверзу, и черт знает до чего додумался бы, если бы находчивый Саурон не подал замечательную идею киднэппинга. И в самом деле: у Феанора в наличии семь юных и любимых охламонов, и если их всех переловить, да запереть в Ангбанде... Тогда сильмарилловлдаделец станет посговорчивей, это уж точно!

Мелькор предложение выслушал, вдохновился и... отправил автора идеи на охоту за феаноровыми детьми, вооружив его среднетяжелой дубинкой и большущим мешком из-под картошки. Саурону это понравилось не очень - он предпочел бы другую роль, - но все же подчинился и пошел в чисто полюшко да на ловитву. Сколько времени он убил на выслеживание мелких нолдоров - история умалчивает, но известно, что всю великолепную семерку ему отловить не удалось. В мешок угодили только три братца - Келегорм, Куруфин и Карантир. Их-то Саурон и потащил к Мелькору, а пока тащил, проклял все на свете: даже в мешке детишки ухитрились чего-то не поделить, и подрались. Мешок Саурон волок на спине, и нетрудно догадаться, что ему-то и досталось больше всех.

Придя в Ангбанд, Саурон оставил мешок с елозившей в нем добычей во дворе, а сам пошел отчитываться и прояснять важный вопрос: что теперь делать с этими несовершеннолетними паразитами?

- Как это что? - удивился Мелькор, от души посмеявшись над злоключениями подчиненного. - В каземат их! В случае чего убьем и преподнесем Феанору! Вот парень обрадуется с утра пораньше! Глядишь, и Сильмариллы с горя отдаст...

В ответ Саурон трезво заметил, что за умерщвленных отпрысков Мелькор получит от Феанора не Сильмариллы, а тяжкие телесные повреждения, несовместимые с жизнью. Последние Мелькору были, прямо скажем, ни к чему, и он, скрепя сердце и скрипя зубами, решил вести честную игру. Сие значило: а) создать заложникам все условия, б) обращаться бережно и осторожно, в) сдувать пылинки и мух отгонять. Очень Мелькору не хотелось всем этим заниматься, да что поделаешь!...

Для начала Моргот велел приспособить под жилье нолдорам одну из своих личных комнат, где пол не мыли лет двести, окна были затянуты паутиной, а на стенах росли грибы самых разных видов. По первости драить описанное логово отправили орков, но это кончилось плохо: орки моментально объелись настенными грибами и через одного отбыли в мир иной. Тогда на каторжные труды был выгнан Саурон, но ему амплуа уборщицы также не поглянулось: протирая стекла, он свалился с подоконника во двор и сломал руку. Видя такое дело, Мелькор плюнул, занял у балрога асбестовую спецуху и самолично отправился наводить чистоту. Но приключения не миновали и его: по окончании трудовой деятельности Мелькор запнулся о ведро и грохнулся на свежевымытый пол, отчего поломоя пришлось сушить, а пол - перемывать. Тем не менее, отвратная берлога обрела-таки жилой вид, и Моргот, по-быстрому переодевшись в "парадный мундир", уселся в тронном зале и начальственно приказал:

- Заложников сюда!

Через пять минут мешок был доставлен, и Мелькор, брезгливо взявшись за уголки, вытряхнул сауронов улов себе под ноги. К его удивлению, этот самый улов был не так уж перепуган - скорее, нолдорская мелочь производила впечатление созданий веселых и своей участью довольных.

- Во дела! - встав на ноги, провозгласил Карантир. - Ребята, нас украли!

- Класс! - оценил Куруфин. - В школе сегодня как раз контрольная по химии...

- Здорово, что ни говори, - подвел итог Келегорм. Лишь после этого эльфийская троица соизволила обратить ясны очи на Мелькора и поздороваться.

- Привет, Мелькор!

- Здрасте, - процедил Мелькор, немного раздосадованный тем, что невольно оказал вражинам услугу, избавив от контрольной по химии. - Не хотите узнать, зачем я вас украл?

- Не-а, - беззаботно отозвался Куруфин. - Украл и украл, нам-то что! Хоть какое-то разнообразие, а то школа совсем замучила - ни дня тебе, ни просвета. Кстати, а ты сам-то в школе учился? А то у тебя над воротами "Ангаманда" написано, а надо-то по-другому!

- Да замолчи!!! - выйдя из себя, заорал Мелькор. - Все сядьте на задницы и слушайте: вы будете находиться здесь до тех пор, пока ваш родитель не заплатит за вас выкуп!! Ясно вам?!

- Угу, - кивнул Келегорм, сидя не только на заднице, но и на полу. - Ясно. А что же нам все это время делать? По замку гулять можно, или нам только здесь сидеть?

- И только на заднице? - уточнил Карантир. - Нельзя на чем-нибудь другом?

- Попробуй! - ядовито предложил Мелькор и выдал инструкции: - Значит, так: по замку гулять можно, по двору можно, по орчатнику нельзя, по казематам нельзя. Понятно? Ну и аминь!

Разумеется, братья подчинились с точностью до наоборот: они согласно плюнули на замок и двор, и дружно устремились в казематы и орчатник. В результате этой прогулочки количество пленных в казематах существенно уменьшилось, а в орчатнике опустел склад хозинвентаря: исчезла пила, лопата, грабли, которыми орки прибирали территорию, и фляга столярного клея. Все братья перетащили в замок и забрались в обеденный зал, приготовить хозяину несколько сюрпризов.

Вечером Мелькор заглянул в апартаменты заложников и изысканно поинтересовался:

- Не желаете ли отужинать в моей компании?

- Желаем, - за всех ответил Келегорм и тут же спросил: - Мелькор, а ты разве ешь? Ты же в некотором роде Вала, а значит, стихия, и жрать тебе не положено!

- Я - воплотившийся Вала, - поправил Мелькор, - а это, знаешь ли, создает некоторые трудности. Раз во плоти, поневоле есть хочется.

- Понятно, - вздохнул Келегорм и, растащив младшеньких, которые, по обыкновению, дрались, направился за Мелькором. Куруфин и Карантир, шипя друг на друга, потащились следом. Правда, перед самыми дверями зала они помирились, ибо вспомнили, что ожидает хозяина внутри, и приготовились ждать результатов.

Поначалу все было тихо и мирно, но вот пришел слегка опоздавший Саурон, и представление началось. Саурон сел за стол, и в ту же секунду с грохотом обрушился на пол вместе со стулом.

- Ты это зачем? - удивился Моргот, стараясь не акцентировать внимание на эльфьем хихиканьи.

- Сам не знаю, - озадаченно ответил Саурон, пригляделся к мебели повнимательнее и яростно заорал: - Да у него ножки подпилены!!! Кто?!

- Не я, - сказал правду Мелькор, при этом выразительно покосившись на братьев. Те, однако, состроили невинные физиономии и дружно замотали головами, отрицая свою причастность к мелкому хулиганству. Мелькор пожал плечами и велел Саурону взять другой стул, заодно порекомендовав не переживать. Саурон так и сделал, и за столом на некоторое время воцарился мир, да какой! Мелькор до того расслабился и вышел из образа неблагонадежного вала, что позволил себе травить анекдоты, и эльфы, слушая его, подыхали со смеху. А Саурон в это время решил посолить антрекот, ни сном ни духом не ведая, что зловредные братцы еще на кухне пересыпали в солонку сахар, а в сахарницу соль. Он щедро обработал мясо, попробовал и тут же выдал рекламацию:

- Что за орчатина! У меня МЯСО СЛАДКОЕ!!!

В первый момент Мелькор обсмеял подчиненного как мог, но потом убедился в наличии феномена сам, и подозрительно уставился на эльфов.

- У вас как с мясом? - спросил он.

- Нормально! - фыркнул Келегорм. - Мясо как мясо, очень вкусное, повар у вас хороший...

- Странно! - покачал головой Мелькор, и сделал попытку съесть нетипичный антрекот, но понял, что этого подвига ему не осилить. Мелькор вздохнул, вспомнил, что разгрузочные дни полезны для здоровья, махнул на антрекот рукой и приказа подавать кофе. Братишки радостно переглянулись, и недаром: выяснилось, что кофе почему-то соленый, и к употреблению непригодный.

После ужина, бывшего для похитителей чисто символическим, эльфы убежали гулять, а Мелькор и Саурон остались в зале обсуждать положение.

- Ну и детишки! - вознегодовал Саурон, потирая ушибленную спину. - Да таких нужно душить на первом году жизни!

- Какой же ты у меня еще глупый! - отечески усмехнулся Мелькор. - Ну, разве можно так реагировать на детские шалости? Подумаешь, спину ушиб... Успокойся, Гортхаур, Сильмариллы еще и не того стоят! А что касательно детских шалостей, то к ним нужно относиться снисходительно.

- Что ж, - ухмыльнулся Саурон, - постараемся!

- Вот и молодец, - одобрил Мелькор и попытался встать, но... К своему удивлению и даже ужасу, властитель Ангбанда ощутил, что сделать этого не может? А если и может, то только со стулом и никак иначе - уж Карантир не пожалел столярного клея! Разумеется, Мелькор сразу понял, чьей жертвой стал, и от его терпимости к детским проказам не осталось и следа.

- Выродки проклятые!!! - исступленно завопил он. - Такую тунику мне испортили!... Саурон!!! Ну, чего ты стоишь как пень, зови орков, пусть меня отклеют... Эй, слуги!!!

Набежавший со всех сторон обслуживающий персонал долго не мог понять, что от него, персонала, требуется, а когда наконец понял, то быстренько поднял стул и транспортировал бушующего повелителя вместе с мебелью. Восседая на стуле, бедный Мелькор просто не знал, куда деваться: ему казалось, что все уже поняли, какое нечто с ним приключилось, и что орки сдерживают смех исключительно по соображениям безопасности.

Второй день в обществе братишек явился для Мелькора и Саурона сплошным кошмаром. Очевидно, вконец обнаглев, юные заложники самозабвенно отравляли жизнь обоим. Так, Мелькор поутру обнаружил всю свою обувь прибитой к полу, принял душ из подвешенного над дверью ведра, и получил по лбу граблями, коварно положенными Келегормом у порога. А Саурон, в свою очередь, полдня потратил на развязывание рукавов своей одежды, потом решил причесаться , использовал по назначению гребень, и стал обладателем крашенных волос - каверзный Куруфин основательно вымазал гребешок краской цвета "электрик". О всевозможных ловушках и хитроумных западнях в коридорах нечего было и говорить - достаточно заметить, что в этот день по замку было просто опасно ходить!

Все эти безобразия творились в основном утром, днем братовья приутихли, а вечером в Ангбанде разыгралась драма. Пропал Саурон. После ужина он спустился во двор подышать свежим воздухом, и исчез. Мелькор поначалу воспринимал это спокойно, потом стал проявлять некоторый интерес - куда это Гортхаур запропастился? - а под конец впал в настоящую панику и отправил на поиски всю обслугу из замка. Орки методично обшарили все здание, никого похожего на Саурона не нашли и перенесли розыскную деятельность во двор. Сначала поиски результатов не давали, но вот через полчаса в дальнем углу двора послышались радостные крики - первый заместитель Мелькора наконец-то отыскался. Но в каком виде и состоянии! Несчастный Саурон, в изорванной одежде, был крепко привязан к стволу молодого ангбандского дубка, рядом с дубком зияла солидных размеров яма, а вокруг этого "природного комплекса" гордо расхаживали братья Феаноровичи.

- Стоять!!! - хором завопили они, увидев, что орки развязывают на Сауроне веревку. - Не смейте к нему прикасаться! Это наша добыча, мы его поймали!

- Как поймали? Во что? - ошарашенно спросил кто-то.

- Да вот в эту яму, - объяснил Куруфин. - Мы играли в охотников и, честное слово, не предполагали, что в нашу ловушку вот он попадется!

- Да, как же! - пробурчал Саурон, имевший на этот счет свое мнение.

- Ты еще сомневаешься в моих словах?! - возмутился Куруфин. - Оставить бы тебя за это здесь на ночь, но... Сегодня я ощущаю несвойственную мне доброту, а потому так и быть - отвязывайте его!

Оторопевшие орки послушно исполнили приказ, освобожденный Саурон встряхнулся, испепелил Куруфина взглядом и удалился в замок, жаловаться начальству.

- Ну и гады, - выслушав жуткую историю, припечатал Мелькор. - Интересно, как их родители-то терпят?

- Понятия не имею, - пожал плечами Саурон. - Хотя чему тут удивляться: это ж Феанорыши, а свинья, говорят, и в Амане свинья.

- А,... - начал было Мелькор, но фразу не закончил. Он случайно обернулся к окну и вместо запланированной речи издал дикий крик: - Гортхаур!!! Что это?!!!

Саурон бросил взгляд в окно и в первую секунду тоже чуть не закричал. За окном плавно летала кошмарная остроухая голова белого цвета, с вытаращенными глазами и разверзтой пастью, из которой непрерывно сыпалась и улетала в темноту какая-то гадость. Что интересно, по мере выпадения означенной гадости башка почему-то стремительно худела в щеках.

- Папа Илуватар, что это такое? - ошеломленно вопросил Мелькор.

- По-моему, чья-то голова, - неуверенно предположил Саурон, зачарованно отслеживая полет фантастического кошмара за окном.

- Голова, рука, нога - какая разница! Гортхаур, убери это, пусть перестанет тут летать! - взорвался Мелькор, не в силах переносить такое издевательство над своими нервами.

Говоря откровенно, перспектива сражения с неизвестно чем Саурона не восхитила, но он превозмог себя, распахнул окно и принялся отлавливать порхающее нечто. Через пять минут он это сцапал, подтянут к себе (тварь вырывалась и пыталась улететь в небеса посредством какой-то тонкой веревочки) и... выругался:

-Едрены орки!!! Это же просто подушка! Ну, детишки...

-Подушка? - переспросил Мелькор. - О, холера...

Трюк с подушкой оказался последней каплей: перед сном горе-киднэпперы провели экстренное совещание и постановили вернуть жутких заложничков домой, "а иначе они нас со свету сживут".

* * *

В кузницу Феанора вбежал Маэдрос и радостно сообщил:

- Па! А я знаю, куда наши трое делись!

- Вот как? - спросил Феанор. - И куда же?

- Их похитили! - выдал первенец.

- Врешь! - не поверил Феанор.

- А вот и нет! Похитители письмо прислали, - объяснил Маэдрос и протянул родителю изящный небольшой свиток. - Вот, читай и смейся.

Феанор принял послание, развернул и прочел: "Твои дети у меня. Очень прошу забрать их обратно. М." Феанор нахмурился (почерк был ему определенно знаком!), перечел письмо еще раз и задумался. Честно говоря, это казалось ему дешевым розыгрышем: он решительно не представлял, кому это в здравом уме и твердой памяти могли понадобиться его дети. Но ведь понадобились же!

- Слушай-ка, Майтимо, - сказал Феанор, - а откуда у тебя это письмо?

- Да, в общем, не знаю, - пожало плечами дитя. - Иду это я себе по улице, никого не трогаю, а тут меня останавливает какой-то тип в маске, вручает эту штуку и говорит, передай, мол, отцу.

- Пон-нятно, - усмехнулся Феанор, мгновенно догадавшись, кто взял напрокат его средних сыновей. - Подожди, сейчас я ответ напишу.

Ответ был прост и краток: "Орка с два!" Полюбовавшись на лаконичное послание, Феанор высвистал пролетавшего мимо Орла Манвэ и вручил почту ему, с указанием долететь до Ангбанда и кинуть письмо в какое-нибудь окно, а лучше - на голову хозяину. Орел так и сделал.

Мелькор прочитал корреспонденцию и спал в долгосрочный шок, а после - в дикую ярость. Не говоря ни слова, он пошел в орчатник, взял там мешок для фуража, безо всяких запихал туда братьцев-Феанорычей и потопал в Аман - "покладать предмет на место". Во избежание объяснений с Феанором он тихонько подбросил мешок в холл дома и оперативно унес ноги.

Через некоторое время домой пришел Маэдрос и озадаченно воззрился на незнакомый мешок, в котором что-то шевелилось, шипело, и вроде бы даже ругалось на ноодорском наречии. "Орк возьми!" - подумал Маэдрос. - "Что это такое?"

В этот момент загадочный мешок прорвался, и оттуда вылез Келегорм.

- Привет, брательник! - сказал он. - Да-да, не удивляйся, это мы. Прямо от Мелькора.

- А-а-а,... - начал Маэдрос, но его пресекли:

- Бэ тоже витамин, - сообщил Келегорм. - Лучше замолчи и помоги мне разнять вон тех, в мешке. Они опять подрались!

* * *

В это время в Ангбанде шла самая настоящая пьянка. Мелькор и Саурон праздновали избавление от заложников.

- Папа Илуватар! - будучи уже в изрядном подпитии, восклицал Мелькор. - Какой все-таки кошмар эти дети! А я-то по молодости лет жениться хотел, и наследника завести! Нет, нет, нет! Ни за что и никогда! Клянусь папой!!!


Ps. Увы! Будучи по сути своей нарушителем и клятвопреступником, обета Мелькор не исполнил. Ибо сохранилось в хрониках Ангбанда предание о Мелькоре-младшем. Сие дитя было следствием ошибки Мелькора, учинившего насилие над Тхурингвэтиль, которая смеха ради однажды превратилась в Лучиэнь. Но это уже совсем другая история...


Текст размещен с разрешения автора.



http://pipesys.ru/ демонтаж трубы системы водоснабжения цена.