Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Алатиэль и Кантарелль

Начало

Ad absurdum

"Объявляется набор назгулов на конкурсной основе. Предпочтение отдаётся мужчинам в возрасте 30-35 лет, умеющим читать, писать и считать хотя бы до 9, имеющим высшее военное образование и стаж работы по специальности не менее 5 лет. Рекомендации с последнего места работы обязательны; наличие вредных привычек значения не имеет.

Гарантируются встречи с интересными людьми (и не только)!

Прекрасная возможность сделать блестящую карьеру!

Если вы молоды, инициативны и хотите повидать мир - это ваш шанс!!!!

Одиноким предоставляется общежитие и трёхразовое питание.

За справками обращаться по телефону: 287-72-67, доб. 19.; Тхурингветиль; или по адресу: 123367, Мордор, 4-й переулок Плохих строителей, Барад-Дур, кор. 1, ком. 622".

(Газета "Работа для вас" № 52 за 1702г. 2-й Эпохи).



...Саурон вздрогнул от хлопка дверью, резкого, как пушечный выстрел, и попытался спрятать кроссворд.

Вошедшая Тхурингветиль наградила его презрительным взглядом, и он прекратил свои поползновения, но угол страницы всё равно предательски торчал из-под трона.

- Гм, - сказал Саурон нерешительно, пытаясь скрыть смущение. - Где мой кофе?..

Звонко цокая десятисантиметровыми каблуками, от которых она казалась ещё выше, секретарша подошла к трону.

- Босс, - примирительно сказала она, - вы выпили свой кофе пять минут назад. Я как раз относила чашку...

Саурон покраснел и с тоской покосился на заветный кроссворд.

- Что это там за шум? Опять секьюрити перегрызлись? - спросил он, чтобы переменить тему.

- В приёмной целая толпа собралась. Соискатели. По объявлению. Два кресла уже почили смертью храбрых... Прикажете запускать?

- Да-да, конечно, - рассеянно потирая лоб, согласился Чёрный Властелин. И вдруг спохватился: - А где же моя корона? - и с ужасом посмотрел на пустую руку.

- На подоконнике, босс, - безмятежно ответствовала Тхурингветиль.

- Ну так принеси! - страдальчески возопил он. - И этого... как его... - он пощёлкал пальцами. - Аспирину. От головы.

Саурон ещё не окончательно распростился с надеждой перепрятать кроссворд в более надёжное место.

Тхурингветиль усмехнулась и принесла требуемое. Корону Саурон водрузил на голову, а аспирин спрятал в нагрудный кармашек.

- Запускай, - шёпотом сказал он и махнул рукой.

Секретарша с трудом отворила тяжёлую дверь и выкрикнула в притихшую приёмную:

- Первый кандидат!..

- Я! Я первый!.. - тонко заголосил кто-то, но могучий вопль: "Пропустите, я имею право!" - с лёгкостью перекрыл этот слабый протест. Приёмная ответила густым рокотом.

Тхурингветиль проворно отпрыгнула в сторону, потому что в следующий момент в дверном проёме показался прелестный мальчик. Из-под бархатной шапочки с пером выбивались густые золотистые локоны, голубые глаза смотрели весело и бесстрашно, кожаная куртка на железных молниях была расстёгнута, а у пояса матово поблёскивал пейджер.

- Это и есть соискатель? - подозрительно спросил Саурон, и Тхурингветиль открыла рот, чтобы что-то ответить, но мальчик её опередил.

Сорвав с головы шапочку и подметя длинным пером пол в радиусе приблизительно метра, он звонко провозгласил:

- Его Высочество принц Дайна сын Чёрного Льва!

- Это я, - близоруко щурясь, пояснил из-за плеча мальчика длинноносый молодой человек рыжеватой масти, одетый в дорогой тёмный костюм и плащ цвета хаки военизированного покроя. - И можно просто Дайна. А вы Саурон?

- Да, это я, - мрачно ответил Владыка. - Ну что ж, побеседуем.

Двери со зловещим грохотом захлопнулись за спинами принца и его пажа.

Тхурингветиль успела придти в себя после того шока, который она испытала, когда её чуть было не огрели дверью, и ободряюще шепнула первому кандидату:

- Проходите вперёд, садитесь в кресло и ничего не бойтесь. Он сегодня уже позавтракал.

Убедившись, что принц последовал её совету, она прошествовала к собственному письменному столу - массивному, красного дерева, с компьютером и четырьмя телефонами - чёрным, белым, зелёным и жёлтым - и приготовилась фиксировать ответы первого кандидата.

- Что ж, приступим, - болезненно морщась, произнёс Саурон. - Ваш возраст?

- Двадцать один, - гордо ответил тот. - Вчера стал совершеннолетним.

- Маловато, маловато... Последнее место работы и должность?

- Наследник престола, страна... а страну... - принц засопел и сказал со слезой в голосе: - А страну не назову, чтобы вы меня домой не депортировали, вот!

- Причина увольнения?..

- Ссора с родителями по поводу будущей женитьбы.

Саурон тихо крякнул.

- Э-э... М-м-м... А собственно, что привело вас сюда?

- Я начну новую жизнь! - вдохновенно заговорил принц. - С завтрашнего! Нет - с сегодняшнего дня! Отныне я никому не позволю распоряжаться своей судьбой!!!

Паж стоял за креслом и торжественно кивал в такт словам своего господина.

- Отныне я буду жить, как все простые люди! Жизнью честной и здоровой! - продолжил молодой человек, изящно утирая слёзы, набежавшие на глаза от горестных воспоминаний, тонким батистовым платочком с вышитой руной "Д", поспешно поданным пажом. - И никто! Никто!!! Не заставит меня жениться на уродливой толстухе, которая старше меня на добрых пятнадцать лет!

Саурон задумчиво слушал страстную речь кандидата.

- А... рекомендательные письма у вас есть? - осторожно поинтересовался он.

Принц щёлкнул пальцами.

По этому знаку паж вытащил из-за пазухи свиток с красной сургучной печатью и почтительно передал Саурону.

Тот развернул свиток... и в первый момент даже не понял, что видит перед собою.

- Что это? - сдавленно спросил он.

- Родословная Его Высочества, - ответствовал паж.

- Гм... Да-а... - Саурон отметил про себя, что генеалогическое древо выглядело на редкость внушительно. Сам он таким обилием знатных предков похвастаться не мог. Да и вообще с предками у него было туговато... Против воли Саурон почувствовал симпатию к этому странному молодому человеку. Ушёл из дома! Пошёл против воли родителей! И совсем один! Ну, положим, не совсем один...

И всё же Властелин Мордора колебался. Что бы ещё такого спросить?.. И тут его взгляд упал на злополучный полуразгаданный кроссворд.

- Ага, - сказал Саурон, быстро перелистывая потрёпанные страницы. - А не скажете ли вы, уважаемый, что это такое: королевство Нолдор, основано Галадриэлью и Целеборном, разрушено Сауроном, то есть мною. Семь букв, вторая "р".

- Эрегион, - после секундной запинки ответил принц.

- И правда, - обрадовался Саурон, доставая из нагрудного кармашка (другого) обгрызенный карандаш и вписывая слово в пустые клеточки. - А я-то уже полчаса голову ломаю...

И он вновь погрузился в изучение кроссворда.

Принц, паж и Тхурингветиль переглянулись.

- Ну так я что, принят? - осмелился прервать затянувшееся молчание принц.

- Да-да, - не поднимая глаз, Саурон махнул в сторону секретарши. - Гвети, вручи ему Кольцо, только расписку не забудь, и пусть его проводят наверх и покажут его комнату…

Принц хотел заорать: "Йо-ху-у!!!", но вспомнив, что он уже день как взрослый, сдержался.

Тхурингветиль неодобрительно подняла бровь, но ничего не сказала. Отодвинула верхний ящик своего стола, извлекла из него плоский чёрный футляр с прикреплённой бирочкой, на которой была написана цифра "1", и вручила принцу.

- Это вам, - мрачно промолвила она. - Пойдёмте...

Стройной процессией они прошествовали к выходу.

- Мальчик, мои чемоданы! - у самых дверей скомандовал принц.

Перепоручив первого назгула заботам заслуженного орка, Тхурингветиль скомандовала:

- Следующий!..

Саурон поёжился.

В дверь тихо постучали.

- Можно? - робко спросил чей-то голос.

- Да-да, войдите, - отозвалась Тхурингветиль, решившая взять на себя обязанности специалиста по связям с общественностью. - Открыто.

Дверь приотворилась. В образовавшейся щели показалась голова в мятой серой шляпе и роговых очках с толстенными стёклами. Вслед за головой показались туловище и конечности, облачённые в серый же костюм-тройку, галстук в горошек, заколотый булавкой, и остроносые туфли. В руках претендент держал, судорожно прижимая к груди, сильно разбухший чёрный кожаный портфель с латунными замками и чёрный же потрёпанный зонтик с торчащими спицами.

Саурон одобрительно покосился на эти два предмета. Цвет пришёлся ему по душе.

- Гх-м, - откашлялся посетитель и вдруг заговорил быстро, сверкая очками: - Я, собственно, по какому делу... Бухгалтерия, как известно, точная наука...

Саурон опешил. Не то, чтобы он собирался с этим спорить, но начало разговора было несколько неожиданным.

- Она не терпит неряшливости и беспорядочности, - всё более воодушевляясь, продолжал субъект. - Но вместе с тем, какая красота открывается за сухими колонками цифр для знающего человека! А если это будет не человек, а назгул? Представьте только, какие перспективы откроются перед наукой бухгалтерией и Вами лично!

Слабый румянец окрасил впалые ланиты посетителя.

Саурон хотел было сказать: "Спасибо, достаточно, следующий", - но голос ему отказал.

Убедившись, что никто его перебивать не будет, субъект бодро протопал к рабочему столу Тхурингветиль, сдёрнул с головы шляпу, водрузил на нос вторую пару очков и выудил из россыпи документации толстую папку, которая, видимо, приглянулась ему больше всего. Открыл, быстро пролистал, нахмурился так, что обе пары очков чуть было не полетели на пол, - и, вытащив из портфеля вечное перо, принялся что-то быстро писать на полях убористым почерком, провозгласив: "Нет, господа, так никуда не годится!"

В ярко-зелёных глазах Тхурингветиль полыхнул призрачный огонёк надежды, что этот замечательный седовласый незнакомец снимет наконец с её хрупких женских плеч тяжесть делопроизводства. Сбивчиво, горячо и страстно она прошептала:

- Босс, давайте его возьмём!

Саурон заколебался было, но тут зазвонил телефон.

Тхурингветиль быстро схватила трубку и профессионально рявкнула в неё:

- Да! Барад-Дур на проводе!

Было слышно, как в трубке что-то говорят - неразборчиво и требовательно. Секретарша выслушала всё это с непроницаемым лицом, а потом, прикрывая ладонью трубку, спросила Саурона громким шёпотом:

- Босс, нам предлагают большую партию "Чаппи". Со скидкой. Для волколаков. Нам нужно?

- Если диетический, то бери, - подумав, ответил Саурон. - У Кархарота XIII что-то печень пошаливает...

- Нет, обыкновенный, - разочаровала его Тхурингветиль.

Бухгалтер посмотрел на неё поверх очков. Тхурингветиль мельком подумала, что ей тоже нужно обзавестись очками - так гораздо солиднее.

- Если скидка больше десяти процентов - берите, - строго произнёс он, и секретарша, не дожидаясь одобрения Саурона, радостно затараторила в трубку:

- Алло, вы слушаете? Мы берём! Всю партию, да, с доставкой на дом... Как - волколаков боитесь? А вы доставляйте быстрее, тогда они не успеют проголодаться! Всё! - и, с грохотом повесив трубку, воззрилась на бухгалтера абсолютно счастливыми глазами.

- Я вам, наверное, мешаю? - неуверенно осведомился бухгалтер и, оглядевшись в поисках тихого места, где он мог бы разместиться со своими бумагами, пришёл к выводу, что ступеньки Сауроновского трона пустуют, и пустуют совершенно зря - и в результате устроился прямо на них, потребовав при этом "ещё вон ту симпатичную папочку".

Саурон на всякий случай поджал ноги.

- Да вы сидите, сидите, - успокоил его бухгалтер и вновь углубился в изучение своих бумаг.

- А вы, собственно, кто и откуда? - начал было Саурон, но Тхурингветиль замахала на него руками, как летучая мышь - крыльями, и зашипела:

- Не надо, босс! Вдруг он передумает и уйдёт!

- Ну ладно, пусть пока сидит, - с явным неудовольствием согласился Владыка. - Зови следующего.

Следующим был подозрительного вида краснолицый тип в ужасном костюме. К лацкану пиджака был прицеплен значок "Освободим Арду от эльфийского владычества!" Обведя всех присутствующих оценивающим взглядом, он решительным шагом направился к Саурону, протягивая руку:

- Можете называть меня товарищ Ангмарский.

- Саурон, - мрачно представился Саурон. Посетитель ему уже не нравился.

Кивнув, тип завладел рукой Тхурингветиль.

- Ангмарский, - повторил он и без остановки развернулся к бухгалтеру, - Ангм...

- Позже, позже! - отмахнулся от него бухгалтер. - Всё потом! И будьте так любезны, молодой человек, передайте мне ещё во-он ту папочку...

Окончив представление, посетитель озабоченно похлопал себя по карманам, вытащил из одного из них какую-то мятую бумажку и, вдохновенно откашлявшись, заговорил густым баритоном:

- Дорогие товарищи! Народы Арды! В этот знаменательный день я хочу поздравить вас со второй годовщиной дня пятилетия нашего рабоче-крестьянского самодеятельно-освободительного движения!

Саурон высоко поднял брови, пытаясь себе представить эту конструкцию. Тхурингветиль замерла с открытым ртом, и даже старичок-бухгалтер на минутку оторвался от приходно-расходной книги.

Ангмарский замолчал, подумал немножко и пояснил:

- Это не то.

Процесс хлопанья по карманам повторился, на свет была извлечена ещё одна бумажка, не менее мятая, чем предыдущая, но тут не выдержал Саурон:

- А вы, сударь...

- Товарищ, - поправил его Ангмарский.

- ...По какому, собственно, поводу?

- Я посвятил жизнь благородному делу борьбы с эльфийским засильем в Арде! - прежним звучным голосом сказал Ангмарский, и стало ясно, что эту фразу он произносит далеко не впервые. - И я буду посвящать её этому и дальше! Я буду преследовать несправедливость, угнетение и тиранию везде, где увижу их! Основополагающий принцип, на котором наша организация строит свою деятельность, это "Оркам, волколакам - да, да, да! Эльфам, гнусным эльфам - нет, нет, нет!" Мы боремся, - его голос упал до трагического полушёпота, - за восьмичасовую рабочую ночь, льготное молоко и бесплатный проезд до места работы для орков! Они ведь тоже люди! - с надрывом выкрикнул Ангмарский.

- А волколаки? - ехидно осведомилась Тхурингветиль.

- И они люди! - запальчиво сказал претендент. - Каждому волкодаву - по волколаку, то есть нет - каждому волколаку по волкодаву, то есть нет - каждому волколаку по Берену!..

Бухгалтер на мгновение поднял голову:

- Судя по имеющейся документации, на это у нас нет средств, - и снова углубился в работу.

- Ну и пусть! - не растерялся Ангмарский. - Им мы тоже можем обеспечить восьмичасовую рабочую ночь!

- А кто будет работать днём? - подозрительно спросил Саурон.

- А зачем работать днём?.. Днём нужно спать. Впрочем, некоторые орки могут работать в дневную смену - за дополнительную оплату, разумеется.

- А... а вы, случаем, не тролль? - осторожно поинтересовалась Тхурингветиль.

- Нет, я Ангмарский, - гордо сказал Ангмарский.

- Я не спрашивала, откуда вы, я спрашивала - кто вы!

- Я космополит! Арда - моя родина и мать!..

Это прозвучало, как очередной лозунг, и Ангмарский победно обвёл глазами присутствующих, наслаждаясь произведённым впечатлением.

Даже шум в приёмной за дверью несколько стих - как видно, и там прислушивались к словам пламенного революционера.

Саурон неожиданно поймал себя на желании тоже сказать какой-нибудь лозунг.

- Каждому назгулу - по Кольцу! - и, подумав секунду, добавил: - И по лошади...

Ангмарский посмотрел на него с явным одобрением.

Тхурингветиль тоже открыла было рот, чтобы сказать что-нибудь о правах незаслуженно забытых летучих мышей, но Саурон предостерегающе поднял руку:

- Стоп! Хватит. Ваше предыдущее место работы?..

- Партия! И вообще - у меня солидный стаж революционной деятельности!

- Ну, от этого вам придётся отказаться. Только профессиональных революционеров среди государственных служащих категории А нам не хватало... И вообще: назгулы - вне политики, вне конкуренции! - хором закончили они с Тхурингветиль. - Гвети, выдай ему Кольцо. Будет главным назгулом по идеологической части, - задумчиво прибавил Владыка Мордора.

Тхурингветиль уже растерянно вертела в руках коробочку с биркой "3".

- Босс, а второе куда-то пропало...

- Оно не пропало, - не отрываясь от вожделенной папки, заметил бухгалтер. - Оно у меня.

- Само выбрало, - благоговейно прошептала секретарша.

- Тем лучше, - устало произнёс Саурон, потирая лоб. - Зови следующего, а потом сделаем перерыв на кофе.

В дверь робко прошмыгнула молодая светловолосая женщина с младенцем на руках. Другой ребёнок, чумазый сорванец лет шести, в коротких штанишках и с исцарапанными коленками, цеплялся за её длинную джинсовую юбку.

- Это ещё кто? - изумился Саурон.

- Зайка я, - плачущим голосом сообщила женщина. - А это детки мои - старшенький и младший.

- Гвети, - Чёрный Властелин с упрёком посмотрел в сторону хмурой секретарши. - Я же просил тщательнее подходить к отбору кандидатов...

Тхурингветиль только пожала плечами. На её лице явно читалось: "Что с них возьмёшь?!"

- Вы не смотрите, что я женщина, - заторопилась Зайка. - Я много чего умею: и готовить, и шить, и вязать, и стирать, и за детьми смотреть, и на компьютере, и за скотиной ходить...

- Н-но нам не совсем это... совсем не это... - опешил Саурон.

- ...И на швейной машинке умею, и крестиком вышивать, - закончила Зайка и перевела дух.

- Спасибо, вы можете идти. Следующий, - сказал Владыка утомлённо, но "следующего" не получилось, потому что дверь с грохотом распахнулась, и в тронный зал с боевым кличем: "Мама, смотри, как я умею!" - ворвалась маленькая девочка - с двумя тугими косичками, одетая в яркое ситцевое платье - верхом на волколаке.

- Золотко, слезь с волколака, он грязный, - назидательно произнесла Зайка, обращаясь к дочери.

- Действительно, пусть она слезет с секьюрити, - присоединился Владыка. - Он, конечно, многопрофильный специалист, но не до такой же степени!

Девочка надулась, но с волколака всё же слезла. Тот попытался ретироваться, но эта его попытка с треском провалилась: в зал вбежало ещё трое разновозрастных детей и мгновенно окружило растерявшегося секьюрити.

- Мама, мама, можно, это будет моя домашняя киска? - восторженно прокричал один ребёнок, обнимая волколака за мохнатую шею. Тот посмотрел с возмущением, но ничего не сказал.

- Спроси у дяди Саурона, - посоветовала Зайка.

- Дядя Саурон... ну пожа-алуйста, - профессионально протянул отпрыск. - Я буду играть с ним каждый день, правда-правда...

Саурон подпрыгнул на своём троне. Он прожил долгую насыщенную жизнь, и называли его по-всякому (не при детях будь сказано), но дядей - ещё никогда.

Дети смотрели выжидательно, волколак - тоже...

В наступившей тишине раздался тонкий голосок, с неподдельным интересом вопрошающий:

- Тётя, тётя, а правда, что вы кровь пьёте?

Тхурингветиль, которую перспектива и в дальнейшем именоваться "тётей", радовала ничуть не больше, чем Саурона - титул "дяди", мрачно ответила:

- Я на диете.

Всё это безобразие сравнительно легко прекратила Зайка, скомандовав:

- Дети, ко мне. Уверяю вас, этого не повторится, - обратилась она к Саурону. - Они очень хорошие и воспитанные дети...

При этих словах один ребёнок укусил за ухо другого, младенец заревел, а очередной отпрыск, дёргая мать за рукав, спросил:

- Мама, мама, а драконы здесь есть? А хлеб из рук они берут?

- Есть, наверное, сынок, - невозмутимо ответила Зайка.

Чёрный Властелин представил себе ребёнка верхом на огнедышащем чудовище и малость побледнел. Испугался он, понятное дело, не за ребёнка, а за дракона. Страшно подумать, что с ним могут сделать эти маленькие изверги!

- Значит, так, - сказал Саурон, судорожно пытаясь представить, что бы такое запретить, чтобы избежать жертв. - Драконов за хвосты не дёргать, карамельками не кормить, и вообще - давайте их лучше исключим из обзорной экскурсии.

- Из какой-какой? - не то изумилась, не то возмутилась Тхурингветиль. - Так мы их что, берём?

Волколак попятился к двери, изо всех сил стараясь казаться маленьким и незаметным, как мышонок.

- Берём, конечно, - уверенно сказал Саурон. - Уж если она умудряется справляться с таким, и при этом ещё не поседела, то с войском орков ей управиться - раз плюнуть...

- Я тоже так думаю, - благосклонно согласилась молодая женщина. - Они у меня по струночке ходить будут, манную кашу по утрам есть и не ругаться плохими словами...

Саурон, представив себе такую картину, мечтательно зажмурился.

- В общем, действуйте, - сказал он. - Гвети, выдай ей Кольцо, и будем кофе пить.

Когда футляр с биркой "4" оказался в руках своей новой владелицы, Тхурингветиль объявила перерыв.

- Каждой многодетной матери - по дополнительному ребёнку, - задумчиво сказал Владыка Мордора, отхлёбывая из чашки свежесваренный кофе. Как видно, лозунги Ангмарского крепко запали в его чёрную душу.

Бухгалтер, на время неразберихи отгородившийся от всего мира своими портфелем и зонтиком, счёл возможным выбраться из убежища и нервно принюхался к запаху божественного напитка.

- Балрога вам на язык, босс! - в ужасе воскликнула Тхурингветиль, вручая чашку Второму назгулу. - Этого Мордор не переживёт...

После перерыва запустили пятого претендента - высокого мужчину со стрижкой-"ёжиком" и густой щетиной на щеках, которая явно вознамерилась стать бородой. Одет он был в поношенный коричневый свитер явно домашней вязки с несколькими спущенными петлями, штаны защитной окраски и ботинки армейского образца.

Войдя, человек коротким кивком поприветствовал присутствующих и замер в молчании, выжидательно глядя на Саурона.

- Да вы проходите, проходите, садитесь, - зашептала Тхурингветиль.

Незнакомец сверкнул давно не чищеными зубами в ослепительной улыбке и остался стоять.

- Нет, вы всё-таки сядьте. Так же неудобно разговаривать, - продолжила настаивать Тхурингветиль, делая приглашающие движения руками.

Претендент удивлённо поднял брови, показал на себя пальцем и только после утвердительного кивка секретарши занял, наконец, своё место на стуле.

- Только глухонемых нам и не хватало, - пробормотал Саурон, ни к кому конкретно не обращаясь.

Незнакомец немного подумал и произнёс длинную фразу на незнакомом Саурону певучем языке.

Владыка Мордора и его верная секретарша переглянулись. Саурон, осознавший, что не понимает ни слова и немало этим удивлённый, спросил у Тхурингветиль, стараясь не шевелить губами:

- Что ты подлила мне в кофе?

- Валерьянки! - ответила она на весь зал.

Человек подумал ещё немного, и с ужасающим акцентом сказал: "Я есть..." и добавил какое-то длинное слово, которого никто не понял.

От изумления секретарша сама едва не онемела.

Незнакомец посмотрел сначала на Саурона, потом на Тхурингветиль и повторил всю фразу с самого начала - видимо, надеясь, что так будет понятнее.

Вопреки ожиданиям, понятней не стало, и тогда несчастные работодатели решили подойти к вопросу с другой стороны.

- Э-э... каков ваш основной род занятий? - с расстановкой поинтересовался Саурон.

Незнакомец посмотрел недоумённо.

- Ну, профессия, - упавшим голосом пояснила Тхурингветиль.

Слово "профессия" претендент знал, но намного легче от этого не стало, потому что когда он открыл рот, чтобы ответить, вышло только что-то (с точки зрения Саурона) нечленораздельное.

Придя в отчаяние, человек вскочил, повторил сакраментальное: "Я есть" и энергично замахал руками.

- Вы - летучая мышь? - с надеждой предположила Тхурингветиль.

Незнакомец не согласился и замахал руками с удвоенной силой.

- Тогда - дракон, - не сдавалась секретарша.

Незнакомец сделал зверское лицо, округлив глаза и оскалив зубы.

- Что, Торондор? - удивился Саурон.

Незнакомец затряс головой.

Дальше идеи сыпались, как из рога изобилия.

- Ласточка-береговушка!

- Пегас!

- Ска... тьфу, ковёр-самолёт!

- Комар! - выкрикивали Саурон и Тхурингветиль, всё больше и больше входя в азарт. Даже старичок-бухгалтер рискнул предложить свою версию:

- Биржевик, играющий на понижение!

Незнакомец затряс головой, и старичок-бухгалтер, утратив к нему всякий интерес, снова уткнулся в свои бумаги.

- Шмель, - предложил Саурон.

- Нет, орк-парашютист, у которого не раскрылся парашют, - не согласилась Тхурингветиль.

Незнакомец перестал размахивать руками и погрозил ей кулаком. Секретарша обиженно замолчала.

Следующие версии понравились претенденту не больше. Окончательно отчаявшись, он, громко жужжа, забегал кругами по тронному залу, не забывая, впрочем, размахивать при этом руками.

Когда претендент набегал уже что-то около двадцати кругов и, бешено вращая глазами, собрался спикировать на трон, Саурона осенило.

- Не надо, я понял, - мрачно заявил Чёрный Владыка. - Вы - самолёт. То есть лётчик, да?..

Незнакомец по инерции отрицательно мотнул головой, потом, опомнившись, закивал с яростным облегчением.

- Надеюсь, военный? - не преминул строго уточнить Саурон.

Человек улыбнулся и изобразил что-то вроде: "тра-та-та-та".

- Что ж, прикрепим его к драконам, - вздохнул Владыка. - Там знание языка необязательно. Всё равно дракон команд голосом не слушается. Зато у нас будет хоть один профессиональный военный... Дай ему Кольцо, Гвети, и покажи, как одевать - ведь не поймёт же!..

- Босс, опомнитесь! - зашептала Тхурингветиль. - Он же наверняка шпион!..

- Ну какой же он шпион! - добродушно протянул Властелин. - Ни один шпион не стал бы прилагать таких усилий, чтобы объяснить, кто он такой. Шпионы хотя бы знают, как называется то, что они должны изображать...

- Я не есть! - энергично подтвердил лётчик.

Тхурингветиль встала, неодобрительно одёрнула мини-юбку и, не прибегая к дальнейшим разъяснениям, просто надела очередное Кольцо лётчику на палец. Тот с ужасом воззрился сначала на Тхурингветиль, потом - на Кольцо, попытался его снять... Кольцо не шелохнулось.

- Я есть... - жалобно начал он.

- Назгул! - хором подхватили Тхурингветиль и Саурон.

- ... № 5, - задумчиво закончил бухгалтер и поставил галочку напротив какой-то графы.

- Назгул, - обречённо согласился лётчик и, отсалютовав, вышел за дверь.

Не успел Саурон перевести дух, как двери снова распахнулись.

- Что они себе позволяют!.. - разъярённо начал Владыка, но его голос потонул в возгласе:

- Записывайте! Тронный зал - одна штука!..

Пятеро людей в зелёных униформах, с блокнотами и ручками в руках, разбрелись по залу, время от времени выкрикивая что-то вроде:

- Стол письменный, инвентаризационный номер 67/882-С - 1 шт.

- Компьютер, инвентаризационный номер 101/25-С - 1 шт.

- Телефонные аппараты, инвентаризационные номера 11/203-С, 12/203-С, 128/451-С и 190/55-Б - 4 шт.

- Это что за... - возмутился было Саурон, но тут один из пришедших подошёл к трону, внимательно посмотрел на Владыку и вписал в блокнот, не забыв огласить вписанное вслух:

- Трон парадный, резной, инвентаризационный номер 666/13-К - 1 шт., Саурон обыкновенный, мордорский подвид, инвентаризационный номер - прочерк, 1 шт.

- Что происходит? - вспискнула Тхурингветиль, изо всех сил вцепившись в свой стул, который в тот момент как раз пытались перевернуть, чтобы выяснить его инвентаризационный номер.

- Инвентаризация, - последовал грозный ответ.

- Я не подписывал такого указа! - сдавленно запротестовал Саурон, на что ему ответили:

- Кроссворд полуразгаданный, прошлогодний, 1 шт.!

Владыка покраснел, а Тхурингветиль клацнула на инвентаризаторов зубами.

Бухгалтер, заметив, что происходит что-то неладное, поднял голову и с недоумением огляделся. На свою беду один из пришельцев заметил кипу папок на ступенях трона рядом со старичком, и даже протянул за ними руку со словами: "Папки деловые, количество уточняется", - но в этот момент бухгалтер очнулся и показал себя достойным сыном Мордора: в глазах его полыхнул хищный огонёк, он выхватил из чехла свой зонтик и молча, но вполне профессионально ткнул им наглеца.

Саурон посмотрел на Второго назгула с уважением.

- Это что, ваш личный телохранитель? - оскорблённо поинтересовался пострадавший, потирая ушибленный бок. - А почему только один? По описи должно быть два!..

Властелин Мордора с надеждой взглянул на Тхурингветиль, но та только виновато развела руками. На секьюрити она явно не тянула.

- Ну, тогда получите, - мстительно сказал пострадавший и крикнул в приотворённую дверь: - Солнышко! Поди сюда, негодяй!

В зал вошло, шаркая ногами, мрачное долговязое всклокоченное существо с синяком под левым глазом. Из кармана штанов выглядывала рогатка, явно не раз побывавшая в ближнем бою.

- Знакомьтесь: Саурон - Солнышко. Солнышко - Саурон. Будьте друзьями, - сладчайшим голосом произнёс инвентаризатор.

- Всё равно сбегу, - угрюмо пообещал подросток.

- Зачем он мне? - опешил Саурон. - Что я с ним буду делать?!

- Сделайте из него человека, - посоветовал пострадавший и крикнул кому-то: - Эй, припишите его на вечную стажировку к Барад-Дуру!

И пояснил Чёрному Владыке:

- Всё равно вы на общественных работах никак не задействованы!

Сочтя себя отомщённым, он снова потянулся к папкам.

- Если вам нужны папки, - произнёс бухгалтер вполне доброжелательно, поудобнее перехватывая зонтик, - то этажом ниже ими забит целый шкаф. Или даже два...

На самом деле этажом ниже располагалась комната отдыха секьюрити, которые очень не любили, когда их беспокоили по мелочам, но инвентаризаторы про это ещё не знали.

Переглянувшись, они вежливо поблагодарили почтенного старца за оперативно предоставленную информацию и потянулись к выходу.

Саурон, быстро сообразивший, чем грозит этот поход непрошеным гостям, спросил озабоченно:

- Может, не стоило с ними... так поступать?.. Люди всё-таки...

- Ничего-ничего, - удовлетворённо сказал бухгалтер и с силой ткнул вечным пером в отвоёванные бумаги, явно до сих пор переживая свои боевые подвиги. - Пусть заодно пересчитают зубы у волколаков...

Саурон мысленно снял корону перед Тхурингветиль, сразу разглядевшей этого страшного человека.

- Ну, я пошёл, - независимо сказало Солнышко, разворачиваясь, чтобы уйти.

- Э, нет, стой! - воскликнул Саурон. - Я за тебя отвечаю, и что с тобой делать - ещё не решил.

- Босс, давайте сделаем из него назгула! - азартно зашептала Тхурингветиль. - Представляете, как это поднимет наш международный престиж?!

- Как? - уныло спросил Саурон.

- Значительно! - бодро отвечала секретарша. - Из хулигана в назгулы - в три дня! Таких технологий больше нет нигде в мире!.. Докажем этим эльфам!..

- Да? Ну ладно, - упавшим голосом согласился Владыка. - Будешь шестым, - сказал он, указывая на Солнышко пальцем.

Солнышко попятилось, ещё не зная, хорошо быть назгулом или плохо, но уже привычно нащупывая в кармане рогатку.

- Хороший рефлекс, - одобрил Саурон. Идея начинала ему нравиться. - Гвети, дай ему Кольцо!..

Подросток, с подозрением обследовав ювелирное изделие, презрительно заявил, что это годится только для девчонок и он это не наденет, хоть режьте его, хоть ешьте его.

- Ну, это мы можем устроить, - утешил его Саурон и вдруг рявкнул так, что вздрогнула даже ко всему привычная секретарша: - А ну надевай немедля!.. Ты меня слушаться будешь или нет?! Я вам Саурон или где?!!

Последний аргумент, неясно почему, подействовал. Солнышко с крайне недовольным видом одело Кольцо.

- Так-то лучше, - заключил Владыка. - А не будешь слушаться меня - отдам Зайке.

Передоверив Шестого назгула Первому орку, они вызвали следующего кандидата. Им оказался унылый темноволосый человек неопределённого возраста, одетый в потрёпанную мешковатую куртку явно с чужого плеча. Лицо его было ничем не примечательно, за исключением орлиного носа, который казался принадлежащим данному человеку по чистому недоразумению.

Едва войдя, человек с недоумением оглядел находящихся в зале, хлопнул себя по лбу, развернулся и вышел за дверь, обнаружив на спине куртки надпись "Спасём мумаков от вымирания!", вышитую крестиком.

Впрочем, вернулся он буквально через пару секунд со свёртком, своими очертаниями подозрительно напоминающим чей-то не очень большой труп - и к тому же, кажется, без головы.

Не дожидаясь приглашения, кандидат молча уселся на стул и начал разворачивать свою ношу, оказавшуюся, впрочем, не трупом, а всего-навсего контрабасом, завёрнутым в детское одеяло.

Саурон с облегчением выдохнул. Он уже начинал опасаться, что претендент приволок ему обезглавленный труп какого-нибудь из многочисленных Сауроновских врагов, чтобы доказать свою профпригодность. А Владыку такой поворот событий никак не устраивал. Не то чтобы он вовсе не хотел видеть своих врагов мёртвыми, просто он не желал видеть в своём тронном зале, в котором, к тому же, недавно провели капитальный ремонт, такое сомнительное украшение.

Менестрель - а в том, что именно таков был род занятий незнакомца, сомневаться уже не приходилось - обвёл присутствующих почти надменным взглядом и, торжественно объявив: "Баллада о Сауроне. Слова и музыка мои. Исполняется впервые", - коснулся смычком струн.

Он истязал инструмент долго, старательно и со знанием дела. Контрабас не сдавался, сопротивляясь изо всех сил. Заунывные, протяжные звуки, подозрительно напоминающие погребальные песнопения некоторых народов или свадебную песнь драконов, назвать музыкой можно было только с некоторой - очень большой - натяжкой. Саурон испытывал почти непреодолимое желание забиться за трон, которое только усилилось, когда менестрель наконец запел.

Тхурингветиль в ужасе зажала уши руками и зажмурилась, а бухгалтер, не отрываясь от работы, достал из портфеля пару берушей, изолировавшись с их помощью от пения. Таким образом, концерт по полному достоинству смог оценить только Саурон, выдержка и корона которого помешали ему заткнуть уши руками по примеру секретарши. В результате Владыка Мордора сидел в тихом ужасе, потому что так плохо о себе не думал даже он сам.

Неожиданно менестрель оборвал мелодию, сказал: "Всё", - и требовательно уставился на Владыку - видимо, в ожидании аплодисментов.

- Н-да, - озадаченно сказал Саурон, тряся головой, будто старался вытряхнуть из уха попавшую туда воду. Разумеется, он был наслышан про чёрных менестрелей, но по имевшейся информации эта напасть невесть отчего донимала только эльфийских владык... Спасения от неё не было.

- Вы что же, голубчик, чёрный менестрель? - осторожно поинтересовался Саурон.

Убедившись, что продолжения концерта не предвидится, Тхурингветиль осторожно открыла один глаз, недоверчиво покосилась на контрабас и только после этого отняла руки от ушей.

- Нет, я убеждённый "зелёный" и вообще вегетарианец, - подумав, сообщил гость.

- А я Тхурингветиль-младшая, - сказала Тхурингветиль.

- Скажите, это была гневная обличительная песнь? - окончательно сбитый с толку, спросил Чёрный Властелин.

- Нет, ода.

- А... а вы часто пишете такие... оды?..

Незнакомец зачем-то посмотрел на наручные часы.

- Каждый день, - авторитетно заявил он. - Хотите ещё?..

- Нет-нет, спасибо, - испугался Саурон. - Пока хватит.

- А ещё раз вы так спеть сможете? - спросила секретарша.

- Смогу, - оживился претендент и с готовностью потянулся за смычком. - Спеть?..

- Не надо! - хором вскрикнули Саурон и Тхурингветиль, и даже старичок-бухгалтер, который ничего не слышал, энергично замотал головой.

- Ну, как хотите, - слегка обиделся менестрель. - Только учтите, что петь я могу в любое время суток, с любой громкостью и при любых погодных условиях, включая извержение вулкана, сход лавины и саранчу...

- А что? - задумчиво сказал Саурон сам себе. - Это мысль... Он будет нашим секретным оружием, не подпадающим ни под какие конвенции. И если мои враги смогут такое выдержать, то я уйду к врагам!..

И продолжил, обращаясь уже к менестрелю:

- Вот что, любезнейший. Петь вы будете только когда вам скажут. И вот ещё что... Не могли бы вы сложить персонально для меня оду Гил-Гэладу? Если она будет исполнена в том же ключе, что и песнь про меня, то эта ода будет здорово поднимать мне настроение...

- Ладно, - с готовностью согласился претендент и, похоже, приготовился импровизировать.

- Только не здесь! - вскричал Владыка. - Гвети, дай ему Кольцо и пусть репетирует в самой дальней от меня комнате, желательно звукоизолированной...

Менестрель воспринял эти слова как руководство к действию и, едва получив Кольцо, направился к выходу, волоча за собой контрабас и приговаривая:

- Все менестрели как менестрели: кто с лютней, кто со скрипкой, кто с гармошкой... Угораздило же меня выбрать контрабас!.. Говорил мне учитель: "Ты бы ещё рояль выбрал, умник!"

Вскоре его причитания затихли вдали.

В дверь, которую он забыл за собой закрыть, тотчас же шмыгнул юркий субъект с бегающими хитрыми глазками, облачённый в живописные лохмотья, и немедленно загнусавил:

- Подайте ветерану войны за Валинор!

- Но мы же не воевали с Валинором, - машинально ответил Саурон.

Нищий пожал плечами и забегал по залу, гнусавя с удвоенной силой:

- Что уж, и оговориться нельзя? Пода-айте ветерану войны с Нуменором!

- Что-то я не припомню вашего лица, милейший, - задумчиво заметил Владыка. - Вы уверены, что сражались на I Нуменорском фронте именно за нас?..

- Да-а, бойцов невидимого фронта всегда забывают, - плаксиво протянул нищий и заключил: - Подайте бойцу невидимого фронта!..

- Кыш, кыш! - замахала на него руками Тхурингветиль. - Только попрошаек нам тут для полного счастья и не хватало!..

- Одно слово - и я останусь, - предложил боец невидимого фронта, пятясь от разъярённой секретарши.

Зазвонил один из телефонов.

- А у вас телефон звонит, - услужливо подсказал нищий.

Тхурингветиль бросила на него испепеляющий взгляд и сняла трубку:

- Да! Нет! Как - не телефонный разговор? Да что случилось-то?.. Ну хорошо, хорошо, идите сюда, на месте разберёмся... Владыка? Владыка в превосходном настроении... Ага, рискните. Всё.

Она повесила трубку.

- Ну, что стряслось на сей раз? - обречённо спросил Саурон. - Опять секьюрити перегрызлись?.. Разлили мои стратегические запасы валерьянки и устроили сафари на сбежавшихся со всего Мордора котов?..

- Придут - сами скажут, - уклончиво отвечала секретарша.

Нищий воспользовался образовавшейся паузой для того, чтобы попробовать выклянчить что-нибудь у бухгалтера, но тот ничего не услышал по причине берушей и никак не отреагировал. Разочарованный нищий принялся слоняться по залу взад и вперёд, зыркая глазами во все стороны.

Вошло трое бледных людей в униформах, двое тонких и один толстый. Вид у всех был одинаково унылый.

- Не вели казнить... - начал один со скорбной физиономией.

- Вели выделить оркам кредиты на новую орктехнику... - подхватил другой, а толстяк только печально засопел.

- Так, - нехорошим голосом сказала Тхурингветиль. - И кто же это додумался пустить орков к моему новому ксероксу?..

- Кто дал им арбалеты? - поправил Саурон голосом не менее нехорошим.

- Не я, - хором воскликнули тонкие, а толстяк подозрительно надулся.

- Ага, - заключил Саурон. - Сумму вычтем из твоей зарплаты... Гвети, запиши ему выговор.

Секретарша послушно выдвинула один из верхних ящиков стола, чтобы достать нужный бланк... да так и застыла.

- Что случилось? - обеспокоенно спросил Чёрный Властелин.

- Кольцо... - слабым голосом пробормотала Тхурингветиль. - Оно... его больше нет, босс!

- А где же оно? - не оценил юмора Владыка. - Может, завалилось куда?..

- Нет, его совсем нет! Ни тут, ни там, ни здесь!..

И тут Тхурингветиль осенило.

- Где нищий? - спросила она зловещим полушёпотом.

Нищего не было.

- Секьюрити! - завопила секретарша. - Верните нищего, нищего верните!.. Уйдёт ведь!..

- От меня так просто не уйдёшь, - с мрачной уверенностью произнёс Саурон и оказался прав. Заблудившийся в бесчисленных коридорах и переходах Барад-Дура нищий уже через несколько минут был доставлен пред грозные очи Владыки.

- Ты взял Кольцо из ящика? - не предвещавшим ничего хорошего голосом поинтересовался Саурон.

- Не я, - решительно сказал нищий.

- А кто же в таком случае?

- Она, - нахально заявил нищий и грязным пальцем указал на Тхурингветиль.

Секретарша вспыхнула:

- Я?!! Да я... Да он... Да я его... Босс, оставьте меня с ним наедине на пару минуток!..

- Вами клянусь, это не я! - испуганно заверещал нищий, отступая к двери.

И тут раздался какой-то утробный звук. Все замерли. Звук, подозрительно напоминающий звонок "мобильного", повторился.

- Это мой, - сконфуженно признался толстый и полез к себе за пазуху. Разумеется, там ничего не оказалось.

Телефон зазвонил снова, и стало ясно, что звук доносится со стороны и немного изнутри нищего.

- Он что, проглотил мой мобильник? - в непритворном ужасе переспросил толстяк. Сегодня ему положительно не везло.

- Это у меня в животе бурчит. От голода, - оскорбился нищий и тут же загнусавил снова: - Пода-а-айте милостыньку на пропитание!..

- Так и есть, проглотил, - обречённо вздохнул хозяин телефона.

- Ну, если он мобильниками питается, то ему никакой милостыньки не хватит, - заметила Тхурингветиль, нервно хихикая.

Один только Саурон отреагировал на ситуацию вполне адекватно:

- Да обыщите же его наконец хоть кто-нибудь!.. - выдавил он между приступами не менее нервного смеха. - А то я рискую войти в хроники как первый майя, скончавшийся от хохота...

Тонкие с готовностью повисли на руках нищего, а толстяк, брезгливо морщась, принялся шарить под лохмотьями.

- Ой, мобильный! - радостно сказал он несколько секунд спустя. - Не проглотил, надо же!..

Далее из карманов нищего были извлечены: ошипованный ошейник, явно принадлежащий какому-то незадачливому секьюрити; губная помада ярко-красного цвета, в которой Тхурингветиль незамедлительно признала свою собственность; перегоревшая лампочка, возможно, даже не Барад-Дурская; сахарница без сахара и даже без крышки.

Кольца не было.

- Ну сахарница-то тебе зачем понадобилась? - горестно вопросил Саурон. - Она же пустая и пластмассовая!..

- Пусть будет! - отвечал нищий, героически вывинчиваясь из держащих его рук.

Оставив попытки понять логику поведения воришки, Владыка занялся более насущными проблемами.

- Ну и куда ты дел Кольцо?

- Мамой клянусь, папой клянусь, вами клянусь - не брал я его, - продолжал упорствовать попрошайка.

Саурон был уже почти готов ему поверить, но не перестававшая разглядывать похитителя губной помады Тхурингветиль вдруг закричала:

- Босс, босс, оно у него в руке!.. То есть нет - на руке...

- Ах, это? - невозмутимо сказал нищий. - Ну так оно само ко мне запрыгнуло...

Саурон слабо застонал.

- И это назгул? - страдальчески вопросил он, закатывая глаза к потолку. - Я вас спрашиваю: и это - назгул?.. Снимите с него Кольцо!

- Босс, - сочувственно произнесла Тхурингветиль, - оно не снимается...

- Испепелю, - жалобно сказал Владыка. - Как есть испепелю...

- Но-но, - насторожился нищий. - Совет Ветеранов вам этого не простит... Пода-айте жертве репрессий! - затянул он, осенённый новой плодотворной мыслью.

- Гвети, убери этого субъекта, - свирепея, сказал Саурон. - Не то я за себя не ручаюсь...

Выпроводив за дверь Восьмого назгула и проштрафившихся орктехников заодно, Тхурингветиль, не дожидаясь дальнейших указаний, принесла издёрганному начальству чашку кофе, таблетку валидола и холодный компресс на голову. Кофе начальство выпило, таблетку положило под язык, а компрессом обмотало голову - прямо поверх короны.

- Мужайтесь, босс, - ободрительно проговорила Тхурингветиль. - Всего один назгул остался...

- Я не доживу, - отвечал Саурон мрачно. - И вообще мне на пенсию пора, у меня работа вредная...

- Ну так я запускаю? - уточнила секретарша.

- Запускай, - с тяжёлым вздохом согласился Чёрный Владыка. - Может, хоть на этот раз кто-то нормальный попадётся...

Дверь медленно открылась. Саурон насторожился.

- Войдите, - сказал он.

В тронный зал ступила девушка. Шатенка с уклоном в рыжину, одетая в джинсы и маечку.

Саурон облегчённо перевёл дыхание, но уже в следующую секунду понял, что поторопился, потому что дверь приотворилась снова, и в образовавшийся проём вошла та же самая шатенка в тех же самых джинсах и маечке. Даже прядь, свисающая на нос, была той же самой. Всё это было чрезвычайно странно, учитывая, что первая из вошедших осталась стоять на месте.

- Здравствуйте, - хором сказали они.

Саурон очумело помотал головой. Девушки попытались расчетвериться.

- Это галлюцинация? - с надеждой спросил он у своей верной секретарши, придерживая сползающий компресс.

Та, прежде чем ответить, накапала в стакан валерьянки, залпом выпила и ещё раз внимательно оглядела вошедших.

- Не думаю, - заключила она наконец.

- Мы - не галлюцинация, - хором заговорили вошедшие. - То есть пока ещё не галлюцинация...

- Сарэ, - подумав, представилась одна.

- Сэрэ, - тут же откликнулась другая. - То есть нет, это я Сарэ, а ты Сэрэ.

- Да нет, ты всё путаешь, - сердито сказала первая. - Я - Сарэ, а ты - Сэрэ... Или нет, я Сэрэ, а ты Сарэ? Или всё же я?

- А может, ты и права, - хором заключили они, уставившись друг на друга.

- В общем так, уважаемые, - Саурон поднапрягся и решил взять инициативу в свои руки. - Кем бы вы ни были, вы можете быть свободны, потому что осталась только одна вакансия.

- В таком случае можете считать нас за одного человека, - предложили близняшки. - Мы согласны работать на полставки.

- А вы кто по профессии? - задумчиво спросила Тхурингветиль.

- Журналисты, - сказали они хором и хором же чихнули. Вместо того, чтобы сказать друг другу: "Будь здорова," - они переглянулись, улыбнулись, кивнули друг другу и хором закончили: "Спасибо".

- А ещё, - начала одна, - мы умеем предсказывать прошлое...

- И будущее, - закончила вторая.

- Гвети, - устало произнёс Саурон, - ну сама посуди: зачем нам в Барад-Дуре ещё журналисты?..

- Ну не можем же мы всю работу пресс-центра свалить на Шелоб, - резонно заметила секретарша. - Она и так два года в отпуске не была...

- А мы ещё можем работать как средство связи, - чувствуя, что работодатель колеблется, заговорили сёстры. - Потому что бредим на одной телепатической волне...

- По-моему, я тоже брежу, - сказал Саурон. - Гвети, делай с ними что хочешь, сил моих больше нету... Только вот как они будут носить Кольцо? Оно одно, а их, как минимум, двое...

- По очереди, - утешили его Сарэ и Сэрэ. Одна из них, какая - неизвестно, уже начала примерять изящное украшение.

- Всё это замечательно, но оно не снима... - начал было Саурон, но осёкся при всписке другой сестры: "Ой, какое оно холодное!"

Владыка покачал головой, уже ничему не удивляясь, и обречённо закрыл глаза.

- Вот это да, - протянула Тхурингветиль при виде того, как Сарэ (Сэрэ?) спокойно снимает с пальца Кольцо и передаёт его Сэрэ (Сарэ?), чтобы та примерила его тоже. - Такого Барад-Дур ещё не видел...

Близняшки внешне никак не отреагировали. Возможно, что мысленно они обменялись какими-то замечаниями, потому что потом переглянулись и снова хихикнули.

- Всё, - сказал Саурон, собравшись с последними силами. - Общий сбор внизу через два часа. Явка обязательна. И чтобы эти два часа я никого из вас не видел... И не слышал, - добавил он, вспомнив менестреля и Ангмарского. - И не чувствовал ничьего запаха!!

Очевидно, нищий всё ещё занимал его мысли.

- Передам, - пообещала исполнительная Тхурингветиль и передавать начала с бухгалтера.

Сначала она попыталась донести до него информацию вербальными средствами общения; потом - невербальными, а именно, вежливо тронув его за плечо. Когда же и это не помогло, она молниеносным движением выхватила у него из-под носа очередную папку. (Надо сказать, что этот рискованный маневр удался ей только потому, что боевой двуручный зонтик и портфель старичка, равно как и ступеньки Сауроновского трона, давно скрылись под кипой папок, папищ и папочек.)

Когда же его удалось убедить вытащить из ушей беруши, после чего он уяснил наконец, что же от него требуется, - Второй назгул, неодобрительно пожевав губами, прихватил половину документации со стола Тхурингветиль и отбыл в неизвестном направлении - видимо, в поисках очередного тихого уголка.

Саурон вяло нащупал в нагрудном кармашке таблетку аспирина и задумчиво сгрыз её, не забыв, впрочем, попросить у Тхурингветиль ещё валидолу.

Из-под трона выглядывал краешек недоразгаданного кроссворда, но тянуться за ним у Чёрного Властелина уже не было ни сил, ни желания...



...Саурон стоял и молча наблюдал, как его Девятка (потому что Зайка, заявив, что у кого как, а у неё ещё дети и орки не кормлены, отказалась заниматься "всякими глупостями" и на общий сбор не пришла) пытается образовать шеренгу. Надо сказать, что представления о шеренге у них было весьма своеобразное, причём у каждого своё. В конце концов они образовали нечто вроде кривоватого полумесяца. При этом на краях его стояли Сарэ и Сэрэ, и потому понять, где у "шеренги" начало, а где конец, было совершенно невозможно. К тому же эти милейшие создания по старой привычке стали выяснять, кто из них кто, и в результате полумесяц, поизгибавшись какое-то время на манер припадочной змеи, стал похож на нечто, отдалённо напоминающее круг.

Ангмарский, оживлённо жестикулируя, проводил с Лётчиком разъяснительную беседу о вредной сущности эльфов и полезной сущности пролетариата; Лётчик слушал, вежливо улыбался и изредка вставлял: "Я есть" и "Я не есть".

Нищий, неосмотрительно оставленный без внимания, нацелился на пейджер пажа, которого Принц демократично, как человек широких взглядов, взял с собой в шеренгу.

Бухгалтер, в принудительном порядке лишённый всех своих папок, стоял угрюмый, реагировал односложно и в разговоры не вступал. Потом лицо его просияло: он полез в карман, достал оттуда калькулятор и со счастливым лицом принялся быстро барабанить по его клавишам.

Принц, привлечённый Ангмарским к беседе, попытался было встать в позу и продекламировать что-то о тщете всего сущего на малоизвестном языке, но его быстро отговорили от этой затеи, после чего он был изобличён пламенным революционером как тунеядец и классовый враг.

Солнышко озиралось по сторонам, поглаживая рогатку, и никак не решалось пустить её в ход. Несмотря на внешнюю браваду, Саурона оно побаивалось.

Менестрель, долго и усердно что-то обдумывавший, неожиданно даже для себя вспел. Результат превзошёл все ожидания. Ангмарский удивлённо замолчал на половине абзаца, Нищий выронил из рук удачно стащенный пейджер, а близняшки, судя по всему, перешли на невербальный способ общения. Показав, на что он способен, менестрель довольно замолчал.

Солнышко наконец выбрало себе достойную жертву и метко запустило в спину певцу камешком из рогатки, обоснованно сочтя, что за это Саурон его ругать не будет...

Прочие назгулы же, быстро оправившись от удивления, снова занялись своими делами.

Саурон, глядя на всю эту картину, не знал, за что ему хвататься - за голову или за сердце. В результате он схватился за палец: ему с расстроенных чувств померещилось, что кто-то - то ли Солнышко, то ли Нищий, то ли один из Зайкиных отпрысков, а возможно, что и все они сразу, - покусился на его Единое Кольцо. В принципе, Кольцо считалось неснимаемым, но Саурон уже догадывался, что его Девятка способна на многое...

Он ещё не понимал, что это было только НАЧАЛО...

КОНЕЦ

тем не менее, ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

От авторов: Мы самым добросовестнейшим образом надеемся, что ни одна душа (ни живая, ни мёртвая), равно как и прочие, душ не имеющие, не восприняла эту милую историю слишком всерьёз и не будет искать авторов с целью досрочно прекратить их, авторское, существование...%-)

©A&K, 9 мая - 10 июля 2000г. AD


Текст размещен с разрешения автора.



http://avtoskupk.ru/ выкуп авто в москве и области.