Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


IZ

Назгули-гули-гули...

Если выйти посередь эгладорской тусовки и крикнуть "Назгули-гули-гули!" - то откликнется целая толпа...
Из непроверенных данных.

- Пап! А когда мы поедем в Заповедник?! - встретил меня Витька ставшим за неделю уже привычным вопросом.
- Завтра, - улыбнулся я, помахивая билетами на экскурсию.

И надо же было ему так впиякаться в эту дурацкую передачу! Я не спорю, Заповедник есть Заповедник, но не надо же показывать его детям! Тем более если вспомнить, с чего все тогда началось. Это просто безобразие! Витька углядел в программе эти самые "Хроники Заповедника" и, пользуясь нашей с Анной невнимательностью, стал их смотреть. И вот - узнав, что в Заповедник водят экскурсии, всю неделю нас уламывал, перемежая просьбы воплями и соплями. Откуда в ребенке такая настойчивость - понятно, от меня; но зачем она проявилась так рано?! Что же, придется мне сводить его. Анна отказалась ехать с нами наотрез.

- А где они все жили, когда Заповедника не было? - вдруг спросил Витька, теребя в руках билет с изображениями эльфа, гнома и орка, и требовательно поглядел на меня. Экскурсионный флаер только-только взлетел, и впереди было еще полчаса полета. Разве он не знает? Хотя... в том фильме могли и не рассказать.
- А разве в фильме про это не было?
- Не, пап. А как было?

Эх. Ну вот.

- Знаешь, Вить, на самом деле раньше их не было.
- А откуда они взялись?
- Это долгая история. Слушай.

Когда-то давным-давно, почти два века назад, жил один человек. Он был очень умный, он был специалистом по сказкам и легендам. И однажды он сочинил свою собственную сказку. И она получилась слишком интересной, потому что он был очень умным человеком. Людям, прочитавшим его сказку, она так нравилась, что некоторые из них хотели остаться в ней навсегда. Они одевались в наряды героев сказки, придумывали продолжения и другие варианты ее... Но это было только началом. Семьдесять лет назад был изобретен биокорректор. Это такая машина, позволяющая легко изменять человеческое тело, лечить любые болезни, возвращать молодость. Люди стали жить лучше, они стали почти бессмертны, это было полезное изобретение. Ты видел наверное его у врача - он похож на большую кровать с крышкой. Но, Вить, запомни: никакая машина не бывает только полезной - или только вредной. Все зависит от того, как ее применить. Но люди тогда, давно, забыли об этом. Сейчас ты видишь корректор только у врача - а тогда их можно было держать и дома. И однажды кто-то из любителей той старой прекрасной сказки додумался так переделать свое тело, чтобы стать похожим на своего любимого героя. Его друзья, такие же как он, не остались в долгу. Они все собрались вместе, и уехали в одно уединенное место - втайне. Там они передалали себя по образу и подобию персонажей сказки, и стали играть, как делали это раньше - но теперь внешне неотличимые от изображаемых ими персонажей. Но изменения, которые они внесли в себя, не ограничились внешностью. Не умея толком работать с биокорректорами, они повредили свое сознание, личность - то, что есть ты сам, а не только тело. Они изменились где-то глубоко внутри. Они стали не людьми, а теми, кого играли. А ведь в сказке были и плохие герои - и потому они стали опасны. Тогда это место окружили стеной и сделали Заповедником.

Витька молчал, переваривая полученные знания. А я смотрел на разгорающуюся спереди зарю, не видя, и вспоминал то, что не сказал ему... Горящий город. По улицам скачут странные фигуры, низкорослые, длиннорукие, уродливые, размахивая мечами наступают на группы высоких, прекрасных существ... Клочья пламени летят меж ними, уничтожая мирные дома. Люди - жители города бегут, уничтожаемые обоими воюющими сторонами. И завеса тьмы, покрывающая небо - с одной стороны, с другой же - обжигающий свет. К счастью, они не использовали то, что когда-то именовалось "военными разработками" - не имели доступа. Но и так от города осталось лишь пепелище.

Пылающие на площадях костры из книг. Под горячую руку попали многие фантастические романы - до сих пор считается потерянным тогда весь Перумов; "Ардинские Архивы"; Желязны... Когда Сикугава Риикосе передал в прямой эфир сцену уничтожения войсками Моргота и Феанора города Шагрево - люди, отвыкшие от такой дикости за десятилетия мира, были поражены и им требовался выход. Что ж, лучше книги, чем люди, и даже чем нелюди. Тогда, после изоляции этих существ, их сначала хотели судить. Но потом разобрались. Тот их переделанный биокорректор, насколько знаю, долго исследовали, докапываясь, как им удалось отключить контрольные блоки и к чему это привело. Разобрались и поняли - изменения необратимы, это - больше не люди. Уничтожать их? Но если убивать для них после трансформации было столь же естестенно как для волков? Разве что судить за порчу прибора... смешно до боли. И был создан Заповедник - бессрочная тюрьма, бутылка для джиннов. А сейчас, когда боль утихла, Заповедник становится развлечением... Вон, экскурсии сделали, фильмы показывают. Зря.

Витька сидел, уставясь на горы впереди. Флаер уже входил в атмосферу, снижаясь. Мы прилетели.

- Следуйте, пожалуйста, за мной. - Гид - экскурсовод был профессионально вежлив и доброжелателен. - Сначала мы осмотрим города эльфов, затем перейдем к остальным расам. Садитесь.

Экскурсионный флаер скользил над стройными башнями и сверкающими крышами. По чуть заметному мерцанию было понятно, что снизу его прикрывает защитное поле и, скорее всего, маскировочная завеса. Правильно. Эльфы тогда сбили три аппарата - и чем?! Стрелами, деревянными...

- Из чего они все это строят? - спросил я экскурсовода.
- Их подручного материала, - ответил он. - Они умны.
- Что, и это - я показал на золоченый шпиль, - из подручного? В этом районе ведь нет золотых руд!?
- Вы... имеете какое-то отношение к этому?
- Я - бывший сотрудник Комитета по Расследованиям, и принимал участие в этом... вначале
- Да. Нам удалось до некоторой степени наладить контакт с ними. Их мировоззрение, основанное на книгах Толкиена, - включает некие высшие силы, роль которых мы играем. Они называют нас "Илуватар" и считают творцом всего сущего. К сожалению, эта часть Наследия не сохранилась целиком, и порой возникают накладки. Но мы все же хоть частично контролируем их через мысли, а не силой. И иногда помогаем, когда это необходимо.
- Благодарю вас. - Он наверное ожидал что я стану говорить о недопустимости помощи, о том, что с ней они могут создать оружие и стать реальной угрозой... Я не стану. Все понятно, порой надо помочь врагу, чтобы приручить его. Витька так и стоял на обзорной площадке. Зрелище, действительно, было великолепным. Как странно - такая красота, и кем создана...

Завершив облет, флаер опустился. Дальше экскурсия шла по земле. Огороженные защитным и маскировочным полями, невидимые, мы шли меж домов и хижин. Обитатели, люди, смотрели сквозь нас, не видя. Можно было б походить еще, но, после великолепия эльфийских дворцов, что-то не хотелось.

- Они... размножаются? - снова спросил я гида.
- Да. Но численность мы контролируем.
- Быть может, лучше было бы стерилизовать всех и ждать, пока вымрут?
- Эльфы и еще некоторые - бессмертны. Остальных надо сохранять для поддержания равновесия, - он вздохнул. - Да и к тому же... тогда лучше уничтожить сразу.

Я отошел. Витька беспечно бегал вокруг разглядывая все. Счастливый, он не боится увидеть среди них знакомые лица...

Перелетев еще немного, мы осмотрели селение орков. Как объяснил экскурсовод, ставить здесь установки мгновеного перемещения было запрещено. Я только порадовался - иначе, если кто-то из существ доберется до кабины и появится в любом месте Земли, где его не ждут...

Пройдя по переходам замка Темного Властелина, мы вышли на площадку, где ждал флаер. И тут Витька вдруг закапризничал.

- Пап! А где назгули?
- Назгулы, - машинально поправил я его и осекся; но никто к счастью не заметил. - Их наверное нет поблизости.
- Назгули-гули-гули! - крикнул, обернувшись к замку, Витька, забывая, что маскировочное поле поглощает звуки...

Но они услышали.

Вы никогда не видели, как движутся назгулы?

Это - как танец черного паука вокруг мухи. Как лист осенью летит с дерева, дергаясь непредсказуемо, так черные тени, то возникая, то сливаясь с обычными тенями, появляются то тут, то там. Кости, составляющие их невероятное тело - незаметны в этом танце ожившей тьмы. Видна только тень. Ее движение на многих действует гипнотически, рождая безотчетный ужас.

Их было около двух десятков. Точнее не скажу. Они выдвинулись из ворот замка и полуокружили Витьку, подходя все ближе.

- Назгули-гули-гули, тихо сказал он, и я бросился вперед, краем глаза фиксируя движение гида, поднимавшего переговорник ко рту - задержать, выиграть минуту, полминуты - отшвырнул Витьку назад и встал перед ними.
- Шшш... тиш-ше.
- Зачем тише? - выиграть время, время, время до прилета охраны!
- Слушшай. Отдай Кольцо!
- На! - снимаю с пальца обручальное и протягиваю ему.
- Не то. Отдай!
- А зачем оно вам?
- Уничтожить... оссвободиться... уйти...
- У меня нет. Оно у хоббита. Ищите хоббита, - может, договоримся?
- Лжешшь. У тебя ессть вссе Кольца. Вссе! Отдай!
- У меня нет. Может, спросите у вашего Властелина?

Удар. В глазах красно. Боли не чувствую - шок, смотрю как назгул выворачивает мою руку, разрывая плоть в клочья своими белыми костяными пальцами, там где его тень падает на раны - кровь черна. Вновь изменение. Гид бросается ко мне, в руке оружие, за ним - Витька, что-то кричит, выстрел... проваливаюсь во тьму, чувствуя что упускаю нечто очень важное.

Белая крышка надо мной. Биокорректор. Крышка откидывается, встаю, одеваюсь. В комнате Витька, врач, гид, и еще кто-то, по виду - начальник охраны.

К вечеру мы наконец попали домой. Позади остались долгое выяснение, что же произошло, - отказал наш генератор поля, это ж надо, не поставить дублирующий! - извинения и заверения в сочувствии. После ужина я зашел в комнату сына

- Витя!
- Да, пап?
- Что ты крикнул там, когда бросился ко мне?
- Ну, я не помню... "Отпустите, гады." Или "гады, пустите!".

Лжет. Должен помнить, в такой ситуации все впечатывается. Да и остальные признаки налицо. Выводить дальше? Господи, своего сына, получается, допрашиваю - докатился! К тому же если я прав, будет лишь хуже.

- Ну спасибо, Виктор. Ты мне очень помог.
- Да ладно... - он рад и смущен, но в глазах - вина.
- Ну, спокойной ночи, - я потрепал его по по голове и ушел.

За окном кабинета - тьма. Августовская ночь, прорезанная огоньками звезд - и рукотворных среди них больше, чем настоящих. Мы теперь летаем к ним, далеким огням, повелевая пространством; но как и сотни лет назад, не можем повелевать собой... Я откинул ковер и приложил палец к одной из паркетин. Теперь ждать - двухминутная задержка. Вот наконец кусок пола беззвучно отъехал в сторону, открывая мой тайник. В нише лежит "Сильмариллион". На обложке внутри надпись - "Сергею, для окончательного отолкинения. Мих." Пыль, неизвестно как попавшая внутрь, пачкает пальцы. Прикосновение страниц будит старую память, как труба Апокалипсиса - мертвых.

...Я взял трубку. - Ну так ты едешь? - бодро спросил Мих, с всегдашней иронией в голосе. - Да не получится... на меня еще одно дело взвалили, совсем затык. - Ну а отказаться никак нельзя? - Да в принципе можно. Но только в принципе. - Ну если надумаешь - приезжай все же! Не пожалеешь! - Ты мне расскажешь. - Ну, тогда пока. - Пока.

А через неделю после разговора этот несчастный Сикугава Риикосе стал героем - посмертно, он погиб, как и весь город. Со всеми жителями. Но свой репортаж он передал. Я тогда не успел ничего толком узнать - меня отстранили почти сразу, как только всплыло мое увлечение Толкиеном. А ведь мог оказаться по ту сторону Заповедника... джинном в бутылке. Ведь мог!

Я отложил книгу. Под ней сборник стихов. И - ничего больше.

Кроме меня открыть замок мог только Витька... Что ж, это объясняет все. Только - где он его прячет? И что сделает теперь? И что делать мне?

Примерно через полчаса за дверью раздался шорох.

- Входи, Фродо, не заперто!
После минутной паузы Витька вошел. В руках у него был мой трехтомник. Он старательно отводил взгляд.
- Ну, что будем делать?
- Пап... возьми, - он сунул книги мне. - Я больше этого читать не буду.
- Почему?
- Я боюсь, пап. Вдруг стану, как эти, назгулы.
- Ну что же, сынок... Не бойся. Так бывает всегда, когда начинаешь делать что-то, не подумав вначале как следует. Всегда думай ДО того, как сделать - и ты не станешь назгулом. Хорошо?

Глажу его по голове. Ну вот. Мечтам не место в реальной жизни - они рвут ее в клочья. Надеюсь, он понял... А пойму ли я сам, хоть когда-нибудь?


Текст размещен с разрешения автора.