Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Никаэль

Поздний Гость


Сумерки уже сгущались, когда подошедший к городским воротам незнакомый эльф, по виду из синдар, поинтересовался, где он может отыскать лорда Келембримора. На расспросы стражи, не принес ли усталый путник новостей, важных для всего города, он вежливо, но твердо ответил, что хочет поговорить с лордом по сугубо личному, хотя и весьма важному для них обоих делу.

Поздний визитер Келембримора озадачил. Гость, с отменной учтивостью поздоровавшийся, отрекомендовавшись просто Скитальцем, с удовольствием устроился в теплой гостиной, не спеша тянул из чаши бодрящий напиток, однако с объяснениями медлил. На праздношатающегося бездельника он все же похож не был, казалось он попросту не знает, как начать разговор.

Наконец гость решительно отставил опустевшую чашу в сторону, затем, не говоря ни слова, извлек из-за пазухи маленький сверточек и протянул его хозяину. Келембримор, недоумевая, развернул один за другим несколько слоев темной потрепанной ткани. Внутри были три небольших камушка, светившихся мягким, живым, уютным светом. Внук Феанора, родившийся уже в Средиземье, никогда не видел Сильмарилей, да и представлял их себе совсем другими - гораздо больше и ярче, величественней и ослепительней - но понял сразу - это они. Не было никаких сомнений; частица крови деда, что текла в его жилах, кричала об этом, но… Этого просто не могло быть!

Голос Скитальца вывел Келембримора из оцепенения: "Ты должен знать о них больше, чем знаю я, но, по-моему, они сами выбирают, как им светить - в Короне Врага их свет слепил и обжигал, в лесу они были похожи на ласковых светлячков, а здесь", - гость улыбнулся: "больше всего напоминают теплый камин".

"И что?..", - начал было Келембримор. "Не знаю!" - перебил его гость. В голосе его вдруг явственно прорезались ехидные нотки. "Уже много лет - не знаю. Дело в том, что Камни мне абсолютно не нужны, и никогда нужны не были. Много лет я не знаю, что делать с ними, и вот решил отдать их потомкам Феанора. Пусть они теперь думают. В конце концов, они поклялись добыть их…" "Я не клялся", - ответил Келембримор машинально. "Но ты, кажется, единственный, кто остался в живых, о лорд. Так что - принимай наследство. Не прикажешь же мне отправляться в Мандос, дабы передать их твоему отцу. А если и прикажешь, то не слышал я, чтобы кому-нибудь удалось попасть туда с вещами." Келембримор отстранено подумал, что собственно следовало бы обидеться, но смог лишь пробормотать: "Но как?.."

Три Сильмарила и историю впридачу за чашу подогретого вина - не дорого ли?" - поинтересовался Скиталец, но злость из его голоса ушла: "Впрочем, что я говорю - гостеприимство бесценно". "Скажи мне", - он подался вперед: "Ты сам назвал их. Ты уверен?" Келембримор кивнул. "Наверное, ты единственный под этим небом, кто может сказать точно" - тихо сказал гость: "Но скажи еще, лорд - видел ли ты те, другие: тот, что добыли Берен и Лутиэн (слушатель обратил внимание на паузу, сделанную гостем перед вторым именем, удивившись сам, что замечает такие мелочи, и в душе его шевельнулась смутная догадка) и те, что были отвоеваны в Войну Гнева? А они?" Келембримор собрался с мыслями: "Они выглядели точь-в-точь, как я их себе представлял, как описывали их отец и дяди. Но мы видели Камни только издали и, конечно же, не дотрагивались до них. До той ночи, когда… Меня не было с ними, я не знал об их замысле… Маглор ничего не сказал мне после… Никому не сказал… Он молчит… молчал… о той ночи!"

"Не горячись", - Скиталец откинулся на спинку кресла, его лицо было в тени, и Келембримор снова подумал, что вот-вот поймет, кто забрел к нему в гости под вечер, хотя и был уверен, что никогда раньше не встречал этого эльфа. "Я расскажу тебе. Я похитил эти камни из Железной Короны Моргота. Я отправился за ними в одиночку по причине дурацкой, абсурдной и нелепой - я не хотел, чтобы Берен мог похитить один из них. Наверное, поэтому мне и удалось добыть Камни - потому что они были мне совершенно не нужны. Не спрашивай, как - я не смогу тебе рассказать. Не потому, что это - тайна, просто я и сам не знаю. Память моя хранит лишь обрывки, и я не в силах собрать их воедино. Я крался к вратам Ангбанда, и я вновь оказался на том же месте, но теперь у меня были Камни. Про меня некогда шла молва, что чарами своих песен я могу усыпить любого - даже воина, готового к бою, даже роженицу, кричащую от мук, и молва сия была, в общем, правдива." Келембримор кивнул, поняв теперь окончательно, кто сидит перед ним. Тот же продолжал: "Может быть, я пел там, перед троном Моргота… Наверное, меня искали, ибо местность стала гораздо более оживленной. Я прятался, я почти стал тенью… Кажется, Камни помогали мне, они не хотели обратно, в их свете я находил в темных расселинах полузасохшие роднички и какие-то чахлые неприятные на вид, но вполне съедобные листья, которые я не замечал на пути туда. Я выбирался долго и еще больше отлеживался, приходил в себя, собирался с силами, дойдя наконец до неомраченных земель. Много времени прошло, прежде чем я узнал новости, кои уже не были новостями - про поход Берена и Лутиэн. Я ничего не понимал. Камни были у меня. Единственное, что пришло мне в голову (да и сейчас я не вижу иного объяснения) - Моргот, дабы скрыть свой позор, вставил в свою Корону какие-то иные камни, могущие издали обмануть не слишком придирчивые и осведомленные взоры. Тогда я решил молчать - иначе, как мне казалось, я еще раз оскорблю и предам Лутиэн, опорочив и обессмыслив своим рассказом ее подвиг. Я решил уйти навсегда далеко-далеко, чтобы даже не слышать больше о ней. Я жил один, я не хотел ничего знать, я избегал мест, где мог хотя бы случайно услышать о родном крае. Я пропустил все. Не удалось избежать мне лишь вести об окончании Войны Гнева. Теперь же меня грызут сомнения, прав ли я был, оставив все как есть - уж слишком много бед произошло из-за камня из Железной Короны, чем бы он ни был…"

Свечи давно догорели, но три Камня разгоняли ночную темноту до приятного полумрака. После долгой паузы Скиталец заговорил снова: "Лорд, я много дней был в пути. Мой рассказ окончен. Надеюсь, моя просьба не покажется чрезмерным нахальством - я очень устал и хочу спать." Устроив гостя в свободной комнате, Келембримор вернулся на прежнее места и налил себе еще вина. Ему было хорошо. Клятва, которую он не давал, была исполнена, и теперь его семья была свободна от Проклятья…

Проснулся он все в том же кресле, когда полуденное солнце добралось до его лица. Вчерашний визит казался странным сном, но три Камня по-прежнему лежали на столе. Келембримор бросился в комнату гостя, затем обежал весь дом - никого. Наспех накинув плащ, он выбежал на улицу, расспрашивая прохожих. "Что-то случилась, лорд? Нужно отрядить погоню?" - обеспокоился страж ворот, через которые Скиталец покинул город рано поутру. Лорд отрицательно покачал головой и побрел домой. Теперь, в свете дня, все стало не таким простым и ясным, вчерашняя радость померкла - ничего не окончилось, ведь Клятва Феанора не знала завершения. Сильмарили так и лежали среди неубранной посуды, заставляя ту весело сиять. Келембримор чувствовал, что решение - что же с ними делать - он должен принять сам, не прося и не принимая ничьих советов, поэтому пока о происшедшем не должно рассказывать никому - даже Аннатару, даже Артанис. Маглор - единственный, с кем следовало бы поговорить, но где же его сыщешь?

Шли дни. Сильмарили Келембримор спрятал под подушкой, и в их свете ему было очень удобно читать перед сном - совсем не уставали глаза. Душа мастера противилась шальной идее: попытаться сделать Клятву бессмысленной, уничтожив Камни, которые, впрочем, все равно слыли неразрушимыми. Шагом во тьму казалась сама мысль - уничтожить вещь только за то, что она прекрасна и потому желанна многим… Лорд устало вздохнул, и от его движения Камни раскатились по постели. "Неудобно их так хранить, нужно бы во что-то оправить" - пробормотал он, ловя беглецов. "И тогда это будут уже не Сильмарили а нечто иное! Конечно, смешно надеяться обмануть судьбу столь наивной уловкой. Ее не обманешь, но можно же предложить ей возможность передумать." Теперь у мастера было, чем заняться.

Три старшие из сделанных Келембримором чудесных колец, в отличие от прочих, несли на себе по драгоценному камню.



Текст размещен с разрешения автора.