Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Никаэль

Освободительница


Около одиннадцати часов утра Лутиэн и Хуан увидели башни Тол-ин-Гаурхот, а в половине двенадцатого они уже были у дверей проклятого замка.

- Узнаете вы меня? - спросила она Саурона, с поклоном шедшего ей навстречу.

- Не имею чести, леди, - ответил тот, ослепленный блестящим нарядом Лутиэнь.

- Что вы сделали с путниками, которых осмелились задержать некоторое время назад?

Саурон побледнел.

- Ах, леди, не говорите мне об этом! - вскричал он самым жалобным голосом. - О, как дорого я заплатил за эту ошибку! Ах я несчастный!

- Я тебя спрашиваю, что сталось с ними?

- Благоволите выслушать меня, леди, будьте милосердны! И присядьте, сделайте милость.

Безмолвная от гнева и беспокойства Лутиэн села, грозная, как судья. Хуан гордо встал за спинкой ее кресла.

- Вот как было дело, леди… - продолжал Саурон, дрожа от страха. - Меня известили, что мимо может пробираться отряд орков, ослушавшихся приказа Владыки… Поэтому я предпринял те меры, какие счел нужными, чтобы задержать незнакомцев. Прошу прощения, леди, что я говорю такие вещи, но в них-то и кроется мое оправдание.

- Еще раз спрашиваю вас: где эти путники? Что с ними? Умерли они или живы?

- Терпение, леди, сейчас мы дойдем и до этого. Их предводитель отчаянно защищался. Отступая, как я уже говорил вам, - он оказался у лестницы, ведущий в подвал, и так как дверь была открыта, он вытащил ключ и затворился изнутри. Я был убежден, что оттуда ему не уйти, а потому не препятствовал ему сделать это…

- Ну да, - сказала Лутиэн - ты не собирался убивать его, тебе нужно было только посадить его под замок!

- Посадить под замок! Да клянусь вам, леди, это он сам посадил себя под замок! Впрочем, перед этим он наделал немало дел… К тому же я увидел, что они на самом деле никакие не орки, а значит у меня нет причин их задерживать.

- Но где же они? - вскричала Лутиэн, возмущение которой все возрастало. - Что с ними сталось?

- Мне не терпелось загладить свою вину перед пленником, - продолжал Саурон, - и я подошел к погребу, чтобы выпустить его оттуда. Ах, леди, это был не эльф, это был сущий демон! В ответ на предложения свободы он объявил, что это западня и что он не выйдет, не предъявив своих условий. Я смиренно ответил ему, что готов принять его условия. "Прежде всего, - сказал он, - я требую, чтобы мне вернули моих спутников в полном вооружении". Это приказание было поспешно исполнено; вы понимаете, леди, что я был расположен делать все, чего бы не пожелал ваш друг. Господин принял их, загородил дверь, а мне приказал оставаться у себя.

- Но где они, наконец? - вскричала Лутиэн. - Где Финрод, Берен и остальные?

- В погребе, леди.

- Как, негодяй, ты еще держишь их в погребе?!

- Мелькор упаси! Нет, леди. Стал бы я держать их в погребе! Если бы вы только знали, что они там делает, в этом погребе! Ах, леди, если бы вам удалось заставить их выйти оттуда, я был бы вам благодарен до конца жизни!

- Так они там? Я найду их там?

- Разумеется, леди. Они заупрямились и не желают выходить. Я ежедневно просовываю им через отдушину хлеб на вилах, но - увы! - не хлеб составляет главную их пищу. Однажды я с двумя орками сделал попытку спуститься вниз, но они пришли в страшную ярость. Я услышал лязг вынимаемых из ножен мечей…

- Так что, с тех самых пор… - начала Лутиэн, не в силах удержаться от смеха при виде жалобной физиономии Саурона.

- Так что с тех самых пор, продолжал последний, - нам, леди, приходится очень плохо, потому что все съестные припасы хранятся в погребе. Вино в бутылках и вино в бочках, пиво, растительное масло и пряности, свиное сало и колбасы - все находится там. Так как спускаться вниз нам запрещено, то приходится отказывать в пище и питье всем…

Лутиэн встала и, предшествуемая Сауроном, в отчаянии ломавшим руки, приблизилась к двери в погреб.

- Великие Валар! - гулко прозвучал снизу голос Финрода. - Мне кажется, я слышу голос Лютиэн…

- Ты не ошибся - ответила Лютиэн, тоже стараясь говорить громче, - это я собственной персоной. - А теперь, - обратилась она к Саурону, - поднимись к себе, и я улажу и ваши дела и свои…

Саурон поклонился и ушел.

- Теперь я одна, милые друзья - сказала Лутиэнь. - Отворите мне дверь, прошу вас!

- Сию минуту, - ответил за всех Финрод.

Послышался шум падающих вязанок хвороста и скрип бревен: то были контрэскарпы и бастионы эльфов, уничтожаемые самими осажденными.

Через секунду дверь подалась, и в отверстии показалось бледное лицо Финрода; беглым взглядом он осмотрел местность.

Лутиэн бросилась к родичу, с нежностью обняла его; затем повела всех из этого сурового убежища и тут только заметила, что Финрод шатается.

- Ты ранен? - спросила она.

- Я? Ничуть не бывало. Я мертвецки пьян, вот и все. И никогда еще эльф не трудился так усердно, чтобы этого достигнуть…Должно быть, на мою долю досталось не меньше чем полтораста бутылок.

- Помилосердствуйте! - вскричал Саурон. Если остальные выпили хотя бы половину того, что выпил их господин, я разорен.

- Они не позволили себе пить то же вино, что и я. Они пили только из бочек. Кстати, Берен, кажется, забыл вставить пробку. Слышите, что-то течет?

В эту минуту за спиной Финрода появился Берен с мечом на плече. Спереди и сзади он был облит какой-то жирной жидкостью, в которой Саурон признал свое лучшее оливковое масло.

Процессия прошла через большую залу и водворилась в лучшей комнате замка. Между тем Саурон кинулся с лампой в погреб, вход в который был ему так долго воспрещен; там его ждало страшное зрелище. Там и сям виднелись плавающие в лужах масла и вина кости съеденных окороков, а весь левый угол погреба был завален грудой битых бутылок; бочки, краны которых остались открытыми, истекали последними каплями "крови". Смерть и запустение царили здесь, как на поле брани.

Не помня себя от отчаяния, Саурон ворвался в комнату, где сидели друзья.

- Вина! - сказал Финрод, увидев его. Он приподнялся было с места, но тут же снова упал на стул; силы его были исчерпаны.

- Вина! - вскричал пораженный Саурон. - Вина! Да я и так разорен, погиб, уничтожен!

- Вот что, любезный, пригрозила ему Лутиэн, - если ты не прекратишь терзать наш слух, мы всей компанией снова запремся в погребе и посмотрим, действительно ли ущерб так велик…

- А теперь, - продолжал Финрод, - пока мы ждем вина, расскажи-ка мне, Лутиэн, обо всем…

- После.

- После! А почему не сейчас? Ты думаешь, что я пьян? Запомните хорошенько, друзья мои: у меня никогда не бывает такой ясной головы, как за бутылкой вина… Угасший взгляд Финрода внезапно загорелся, но то была лишь минутная вспышка, и его глаза снова сделались такими же тусклыми и туманными, как прежде.

- Любовь - это лотерея, в которой выигравшему достается смерть! Поверьте мне, любезная Лутиэн, вам очень не повезло, что вы выиграли…


PS Дальше, конечно же, должна следовать страшная история про прелестную белокурую женщину с цветком ириса, выжженным на плече…


Текст размещен с разрешения автора.



filippo berio