Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Нион

Нолдо

Маленький светильник на грубом столе не в силах разогнать темноту, полную тоски и страха. Что тебе нужно от меня, прислужник Врага?

Не пытайся говорить со мной - ты ничего не добьешься. Я уже совершил однажды ошибку - опустил клинок, услышав просьбу о помощи, а в ответ получил стрелу. Только поэтому я здесь... а еще потому, что вас было - больше.

Чего ты хочешь? Говорить со мной? Но много ли я сказал вам несколько часов назад (или дней? или лет?), умирая и вновь возвращаясь к жизни под ледяными взглядами? Какие бы новости ты ни принес мне, это не изменит ничего...


.... Несколько коротких фраз на ломаном синдарине...

И я молчу... А внутри нарастает крик.

Нет!!!

Я знал, знал, что это случится рано или поздно...


С той минуты, когда в Тронный зал Нарготронда вошел Смертный, так похожий на своего отца, я ощутил неясное чувство тревоги - словно черная тень коснулась на миг легким крылом, тень смерти и боли. А понял, откуда это, чуть позже - когда наш Король швырнул серебряный обруч и мантию на мозаичный пол, и голос его звоном разрезал тишину...

Он больше не вернется...

Финарато Инголдо Атандил, Властитель Пещер, взмах золотой кисти в сумрачных и красивых залах Подгорного Королевства... может ли быть, что его больше - нет?

Понимал ли наш Король, на что обрекает себя, когда - по колено в грязи, среди еще неугасшего боя - надевал свое кольцо на руку Человека? Понимал ли, чем обернется данная им клятва для его Города и для него самого? Мы все знали, куда идет он за сыном Барахира и на что обрекают себя десятеро, вставшие рядом с ним. Но остановить его не смог бы сам Манвэ, как не остановил когда-то Намо Судия. Мы, прошедшие через Льды, где наша сила была - в том, чтобы быть вместе, сейчас отказывались понимать его. Ради Смертного - зачем? Но Король уходил, мы не могли удержать его, и с ним уходила надежда...

Те десять, последовавшие за Государем, были моими друзьями. Но я не встал рядом с ними, потому что пламя слов Куруфинвэ оказалось сильнее, чем лед голоса Финарато. И когда я понял это, я оставил Город. Партизанские отряды, которых много было как на границах Нарготронда, так и по всему Белерианду, пополнились еще одним воином. Не о себе я думал - лишь о том, что может быть, наши засады, стычки, схватки отвлекут внимание Врага от маленького отряда, пробирающегося по сожженной злобой земле...

И не проси меня рассказывать об этом. Ты все равно не поймешь; знаете ли вы, что такое любовь и преданность - клятве, Лорду, своему народу? Вы, выросшие в землях, где служат из страха, где поклоняются сильному, а не достойному, где главным является не доблесть, а подлость... Вы, слуги Врага, Черного Врага, Моринготто...

Да, это слезы бессилия... Они душат, не давая вымолвить ни слова. Но я не верю тому, что ты говоришь, потому что этому невозможно поверить. Мой Лорд жив, и я знаю это.

...Однажды случилось чудо. Яркое осеннее солнце выглянуло из-за промозглых туч, и в городе стало светлее, когда по светлым ступеням пробежала легкая, стремительная фигура. Встречавшиеся ему на пути останавливались и остолбенело смотрели вслед. "Лорд, Aranya, это правда вы?" А он улыбался завораживающей своей улыбкой, сияя глазами: "Я вернулся..." И радость, охватившая город, была слишком велика, чтобы вот так сразу ей поверить...

Мне часто снилось это. Не один раз снилось, и всегда просыпался я, глядя в темноту сухими глазами.

И не смей говорить мне, что он мертв! Я знаю, что он мертв, знаю - но не верю этому. Потому что это означает - оставить надежду, похоронить саму красоту и жизнь. Дождь хлещет в окно, мокрые ветки стучат замерзшими пальцами по подоконнику... Ночь - снаружи, а здесь не осталось ни дня, ни ночи, ни света, ни сумерек. Здесь только боль и смерть, и они одолеют меня, если я тебе поверю...

Холод прокрадывается все ближе, ближе. Не согревает изорванный плащ, не помогает забытье. Это холод отчаяния. Но в пламени маленькой свечки на миг вспыхивают золотые пряди, проступает светлое лицо, и огонь веры согревает онемевшие ладони. И губы снова могут пошевелиться, чтобы произнести:

- Уходи... Я не верю тебе... Мой Лорд жив, и я знаю это...


1.09.2002


Текст размещен с разрешения автора.