Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Ноло Т. Торлуин


Торг


- Слушай, Мелегорус... - Нолофинвэ запнулся, словно не зная, что сказать дальше. Поведение для него нехарактерное.

- Я тут подумал... зачем нам эта война? Зачем? Наши женщины остаются вдовами, наши дети - сиротами... С Атани это случается рано или поздно, но Эльдар... Понимаешь, умереть-то легко, а вот пережить смерть, зная, что ушедший мог бы жить, и жить счастливо!!!

Мелькор глянул на Воплощенного. В глазах засветился искренний интерес. Он сказал ворчливым тоном:

- Ну вот. Попадешь по своей дурости в какую-нибудь переделку, придешь в Мандос в таком вот виде, и опять обвинят меня... Скажут, что я лишаю Эльдар надежды и жизненной силы. Ты ж на бледную немочь похож! - Мелькор остановился. Реакции не последовало.

- Ну, на ту самую... зверушку, которая шатается между болотами, ловит мух, орет дурным голосом и отвратительно пахнет! - продолжил Вала, надеясь, что нолдо просто никогда бледной немочи не видел и поэтому оскорбления не оценил.

Молчание, опущенные плечи...

- Да чего ты хочешь-то? - не выдержав, рявкнул Вала.

Король нолдор внезапно оживился. Случилось чудо: он стал похож на самого себя.

- Слушай, может, ну её, эту войну, а? Давай помиримся!!!

Мелькор потерял дар речи, способность Петь и челюсть.

* * *

О месте встречи договаривались долго. Естественно, король нолдор самым любезнейшим образом звал старейшего из Айнур погостить в Хитлуме. Мелькор, в свою очередь, был совсем не против увидеть старого знакомого в какой-нибудь из прекрасных башен Ангбанда. Во взаимной любезности оба правителя зашли столь далеко, что о предстоящих переговорах узнали практически все нолдор, три четверти населения Ангбанда, половина Дориата, племя Дарина и два энта. Нельзя сказать, что все заинтересованные лица и морды были довольны, но спорить с королем\Властелином (нужное подчеркнуть) никому не приходило в голову. Мелькор тут же приходил в ярость, и выгнать его оттуда было весьма трудно и удавалось только один раз Саурону и два - Унголиант. Финголфин тут же в кои-то веки становился любезным и обходительным, отчего провинившийся начинал выть уже через неделю. Даже на солнце.

Средиземье замерло в ожидании величайшего события в истории Арды.

* * *

Место встречи изменялось раз десять. Ещё раз двадцать она переносилась по разным весьма объективным и совершенно непреодолимым обстоятельствам. Нельзя сказать, что в этом были повинны высокие договаривающиеся стороны. Наоборот. Каждая из них на разных языках с одинаковым пылом мысленно кляла засилье бюрократии и отсутствие в ближайшем окружении хоть одного здравомыслящего майа (эльфа, нужное подчеркнуть). Первым не выдержал Мелькор и по осанвэ предложил Нолофинвэ послать подданных воевать друг с другом, чтобы не путались под ногами и крыльями, или послаться самим в ближайшую хоббичью пивную. Что и было сделано.

* * *

- Половину Ангбанда, - произнес Нолофинвэ непререкаемым тоном.

Слегка подобревший от первой распитой бутылки Мелькор вполне мирным тоном переспросил:

- Что-что?

- Половину Ангбанда. И мы оставляем тебя в покое. - Глядя на ошеломленный облик Валы, король добавил. - Ты не волнуйся. Мы соседи вполне приличные. И Сильмарили мне лично не нужны. Можешь оставить их себе.

- Обойдешься! - рявкнул Вала, тут же теряя с таким трудом благоприобретенный хмель. Затем любопытство взяло верх над гневом, и он поинтересовался:

- Тебе Ангбанд зачем?

- Пригодится, - невозмутимо ответил эльф.

- Ну, знаешь...

- Ты не думай. Всё честно. По-моему, очень выгодная сделка.

Мелькор решил быть добрым и великодушным. Он до сих пор надеялся, что когда-нибудь эльфы посмотрят на своего короля (или королей) непредвзято, и перед ними раскроется та бездна достоинств, тот поистине несравнимый разум и терпение, коими по праву славился Старейший из Айнур, несправедливо обиженный собратьями, и придут они в то поистине несравненное поселение, которые таится за грозными густыми тучами, закрывающими Ангбанд от наглых орбитолетчиков Тилиона и Ариэн...

Поэтому нахальный эльф остался жив и здоров.

- Давай сменим тему, - миролюбиво предложил Вала.

И рассказывали... Четыреста лет осаждали нолдор Ангбанд... Причем последние двести приказы обоих повелителей неизменно передавались через ближайших помощников...

* * *

Гора бутылок всё росла и росла, причем не только под столом, но и в погребах. И Мелькор, и Финголфин отличались благородством, не всегда схожим, но несомненным.

После долгих обсуждений последних новостей, писем от друзей, биологии, судеб Арды и сортов вин Нолофинвэ вернулся к теме встречи.

- Слушай, я тут подумал - на кой мне твой Ангбанд? Давай так: два дракона, два балрога - и разбегаемся.

- Вот это уже разумней, - одобрил Вала. - Чего тебе там дать-то?

- Два дракона. Два балрога. - Нолофинвэ было замолк, но тут его охватило вдохновение, и он продолжил:

- Батальон орков.

- Зачем!??????

- Для опытов, - невозмутимо отозвался король. Мелькор рассмеялся.

- И неуязвимость перед огнем и льдом...

- Будет сделано, - обрадованно отозвался айну.

- ... для всех.

Мелькор задумался. На такое сил могло не хватить даже у него.

- А что мне за это будет? - поинтересовался он, пытаясь выиграть время.

- Я же сказал. Мы оставим тебя в покое, - терпеливо напомнил король.

В первое мгновение жизнь Нолофинвэ спас паралич, который настиг Мелькора как раз тогда, когда он собрался напомнить нахалу, кто тут Вала. В конце концов, одно дело - теоретически предполагать возможность наличия в Эа настолько наглой личности, с другой - встретиться с нею в реальной жизни.

Затем королю пришло на помощь редко покидающее Валу чувство юмора.

- Твои подданные будут гореть в огне. А те, кто избежит его, всё равно не спасется.

- Это почему?!!!! - вскинулся эльф...

* * *

И рассказывали: началась Дагор Браголлах... И итог её был для нолдор печален, и король нолдор, преисполнившись гнева и отчаяния, поскакал к воротам Ангбанда и нашел там свою смерть. И так была велика скорбь по нему, что о гибели Финголфина не сложили ни одной песни...

* * *

Эпоха сменяла эпоху. Короли - королей.

И только в "Гарцующем пони" не переводились крепкие напитки.

И нынешний хозяин Маслютик каждый день начинал с благословения той минуты, когда много лет назад (насколько много - не знал, пожалуй, никто из живущих) в пивную вошли две странных личности в темных плащах, закрывающих лица, и навечно заняли самый престижный столик у камина. Потому что вино в "Пони" считалось лучшим в округе, даже когда была допита последняя капля семилетнего пива, обещанного Гэндальфом...



Текст размещен с разрешения автора.