Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Корли

Один день одной Майа



    "Златоволосый, ты держишься слишком гордо!
    Словно корона венчает твою морду!"


Рэчел ударила по струнам так сильно, что старые, советских еще времен, динамики захрипели. Майя с трудом удержалась от того, чтобы плюнуть, все таки уборщицы Гайдар-сарая не были ни в чем виноваты... Она просто резко встала и вышла из небольшого зальчика, с грохотом захлопнув за собой дверь. Это было вопиющим нарушением неписанных правил зилантовского этикета, но сдержаться Майка не смогла.

В коридоре царил привычный зилантовский бардак. С озабоченным видом шныряли во все стороны существа в игровых, хипповских, камуфляжных и цивильных прикидах, почетный гость кона - бородатый литкритик из Харькова что-то втолковывал внимательным слушателям, группка хихикающих девиц обсуждала порядок отыгрыша изнасилования, описанный в вывешеных на стене правилах очередной игрушки, а эльфоподобная девчушка в углу торопливо переписывала что-то из одной записной книжки в другую... И что вполне естественно, никому не было дела до переживаний госпожи Петровской, Майи Николаевны, 1973 г. рождения, русской, разведенной, беспартийной, широко известной в узких фэнских кругах поэтессы и новелистки...

"Ну и дура" - цинично сообщила сама себе Майя (прозвища у нее не было, ибо зачем с таким именем еще и прозвище... Впрочем после нуменорки 95-го, на которой она отыгрывала Уинен, ее порой называли Синей Майа), - "а ты чего ждала от мероприятия под названием "неортодоксальное приношение Финроду Фелагунду", устроенного Рэчел?".

"Хамства, злостебучести и тупых гэгов", - резонно ответила Майя.

"Продолжим нашу шизофреническую беседу", - язвительно хмыкнул внутренний голос, - "и какого, спрашивается, лысого Моргота ты поперлась на это мероприятие?.."

"Не знаю", - честно ответила Майка.

"И вообще, с чего ты так взъелась на примитивную переделку Ниенны, которую сама, между прочим, терпеть не можешь, разобидевшись на затемнение светлого образа Финрода в "Черной книге Арды"? "Поединок Бахуса с Дионисом" был на порядок пошлей, в "Песенке Берена"по твоему любимому Финроду проехались паровым катком, а ты только хихикала и в ладоши хлопала... Ну чем тебе рэчеловская постебушка не угодила?"

"Не знаю..."

"Не знает она...", - внутренний голос стал и вовсе ворчливо-назидательным, живо напомнив Майе интонации тетки Насти, старшей сестры отца, - "зато дверями хлопать посередь концерта она отлично умеет..."

Невесть откуда взявшаяся мысль "Вот так и заводятся вселенцы" заставила ее широко улыбнуться. Вселенцы, естественно, были ни при чем. Этот нехитрый прием - придумывать диалоги с незримым собеседником и в них сбрасывать напряжение, Майя придумала еще в школе. Обычно помогало...


Настроение исправилось, но не совсем, и Майка решила заняться делами, неизбежными и особого настроения не требующими. То есть - сходить на ярмарку и сделать закупки, благо список заказов от оставшихся в Москве Эмельдир и Лораны занимал без малого страницу. В этом году ярмарку расположили в Ленин-сарае, но необходимость шлепать по уличной грязи не особенно пугала - Майя предусмотрительно обулась с утра в полуигровые сапоги, способные выдержать и не такое.


На ярмарке было шумно. Уши Майи то и дело выхватывали из этого гама обрывки разговоров.

... натуальный янтарь, антуражно и исторично. Неужели он не стоит полутора сотен...

... а Финголфин взял и вынес Мелькора. Тебе смешно... А мастерам что было делать? У них же в Амане полтора десятка лбов сидит, Войны Гнева ждет, если им помахаться не дать - они мастерятню снесут. Вот и пришлось Унголиант реанимировать...

...такой ковыряльник я и сам из вагонки вырежу...

...боевка совсем несбалансирована, у Тулкаса хитов вдвое меньше, чем у имперского линкора...

...не знаю я, спал он с ней или нет, свечку им не держал. Только рыжая потом еще с полгода смотрела на него, как Де Моле на Филиппа...

...а Дэнну не замай, она сама три часа на вокзале ждала...

...слэш, конечно, но идея прикольная...

...Женька хотела выйти кендером-визардом, но мастера не дали. Пришлось выходить кендерским приестом Фисбена...

...пошли на сайт к Оркнейцу, он обычно не выпендривается...

...полный Тампль... Нет, только казанский, три арии из московского есть на этом диске...

...знаешь, по мне, что Финрод, что Саурон...

...раскатал губу... А "Черной книги Арды" с автографом главного героя тебе не нужно...

...ни хрена! У доминиканцев - черный с белым, а серый не то у францисканцев, не то у бенедектинцев...

...мастера, ясное дело, козлы, но не только же мастера...

Настроение вновь начинало портиться... О, Эру Единый, ну почему? Сама сколько рассказов читала про то что все фэндомляне - братья вовек, и даже сама написала парочку, да только ощущения - как у Руматы в Школе сынов отечества или как там гнездо птенцов орла нашего дона Рэбы называлось... Права была Ханна, на Зилант нужно пускать не всех. Впрочем, если этих "не всех" будет определять Ханна, то есть немленький шанс в их число не попасть... По слухам, Ханна ставит "Балладу о Финроде" в один ряд с "Черной книгой Арды" по вредоносности для неокрепших юных душ...

Как хорошо, что Толкин этого уже не увидит...

- Смерть - милосердная дама... Вовремя умерли Тар-Палантир и Жанна д'Арк, Корнилов и Финрод...

- А Финрод-то почему? - почти рефлекторно бросила Майя, ища глазами неожиданного собеседника. Похоже последнюю мысль ее угораздило произнести вслух, - из-за этого?

- Нет, что вы, - спокойно с какой-то архаичной несуетливостью ответил ей удобно устроившийся на широком подоконнике невысокий парень, закутанный в бесформенный серый балахон. Длинные тонкие пальцы неторопливо нанизывали бисер на хитромное плетение, но ироничный взгляд голубых с кошачьей прозеленью глаз из-под глубокого капюшона был устремлен на лицо собеседницы, - неужели вы полагаете, что Гортаур и его подручные были менее искусны в искусстве оскорблений и лжи, чем юные эдайн этого времени, стремящиеся показать свою независимость от святынь сташего поколения? Да и дядюшка Нолофинве с кузенами-феанорингами могли быть весьма остры на язык...

- Вы полагаете, ему бы это понравилось?

- Не думаю... Но окажись Инголдо Финарато в этом времени - он скорее бы предпочел посетить Зиланткон, чем выставку модного художника или съезд какой-нибудь партии.

- И в чем же тогда дело?

- В Нарготронде, - с непонятной печалью в голосе ответил странный собеседник Майи, - вам не казалось странным, что Нарготронд так легко отрекся от того, перед кем преклонялся?

Пальцы дрогнули и золотистая бисерина упала на пол. Легким движением парень соскочил с подоконника, поднял ее и, решив не возвращаться на прежнее место, прислонился к стене. Сразу обнаружилось, что его рост заметно больше, чем казалось на первый взгляд...

- Финрод был слишком добр... - продолжил он, - Нарготронд давал убежище всем и ничего не требовал взамен... Финрода любили - как любят вписчики хозяина вписки...

Они проговорили почти полтора часа. Новый знакомый (какой к Морготу знакомый, она даже не узнала его имени) был необычен - он знал и любил книги Профессора, как это умеют лишь люди старой закалки, люди поколения Майи, увидевшие в Средиземьи отдушину, окно из застывшего позднесоветского мирка. Однако в нем не было ни усталого равнодушия, ни высоколобой самоуверенности, ни болезненной раздражительности, свойственных как самой Майе, так и большинству известных ей фэндомских "старичков"... Впрочем, пионерского запала в нем тоже не было.


Когда Майя вспомнила про сбор команды Дориата на августовскую "Войну гнева", и стала торопливо прощаться, незнакомец-знакомец широко улыбнулся и протянул ей недавно законченный результат своего рукоделия - ромбообразную подвеску, на которой переплетающиеся белые и оранжевые нити оплетали темно-зеленый ромб...

- Спасибо за разговор, леди Майя, он окончательно убедил меня в том, что решение поехать на Зиланткон не было ошибочным... Примите это плетение в знак благодарности...

Майя слишком торопилась, чтобы отнекиваться и спрашивать, откуда он ее знает. Времени оставалось совсем немного и она задала последний вопрос.

- А тебя-то как зовут?

- Обычно я представляюсь как Номарх или просто Ном, - улыбнулся собеседник, кивнув головой, - под капюшоном на мгновение мелькнула прядь ярко-желтых, почти золотых волос, - удачи вам, леди Майя...


Лишь минут через пять детали головоломки собрались вместе... Подозрительно знакомый рисунок, имя Ном, золотые волосы, удивительная непохожесть на фэндомских знакомцев... Нет, это не мог быть Финарато, такое бывает лишь в дурных фэнских пописках, но как играл этот парень, Эру Единый, как он играл!.. Пожалуй все же не все так плохо, как казалось утром...


После командного сбора (малого дориатника, как его окрестил кто-то из присутствующих) к Майе подошла Янка, старая дофэндомских времен приятельница, с которой они в свое время читали муравьевских "Хранителей" первого советского издания, периодически утаскивая книгу друг у друга. Потом пути подруг разошлись, Янка прибилась к клубу "Логрус", Майя предпочитала и дальше оставаться одиноким фэном, да и дела цивильные в последние годы занимали все больше и больше времени... Однако редкие встречи оставались радостью для обеих подруг.

- Майка, дело есть, на миллион чипов спайса! - зачастила Янка безо всяких предисловий, водилась за ней такая привычка, - ты можешь за одним юным квеном приглядеть?

- Наука умеет много гитик, - с задумчивым видом сообщила Майка, - а в чем дело?

- Да сестра моего благоверного решила с нами на Зилант съездить и дочку свою свозить. А в последний момент не смогла, девочку на нас с Гвиндором повесила. А что обратный билет у нее почти на день позже, чем у нас, выяснилось уже здесь... Наши логрусяне с дитем возиться не хотят, а нам с Гвиндором на лишний день задерживаться - ну совсем не в кассу...

- Их ферштехе. Их нихт бин совсем тупая, - хмыкнула Майя, - пригляжу я за твоей племяшкой... - и неожиданно добавила, задорно блеснув глазами, - Финроду бы понравилось...

- А ты откуда знаешь? - с некоторой ошарашенностью в голосе осведомилась подруга.

О чем идет речь Майка не понимала, но демонстрировать окружающим свое непонимание не любила и потому с самым серьезным лицом выдала универсальный и ничего не объясняющий ответ.

- Чукча умная однако, чукча много всего знает...


Янкина протеже оказалась давешней девочкой-переписчицей.

- Здравствуйте, - неловко откинув короткую челку, кивнула девчушка.

- Здравствуй, - улыбнулсь Майя, - не надо обращаться ко мне на вы, я еще не настолько старая... Будем знакомиться. Меня зовут Майя. Не та которая "и Валар", а просто Майя. Имя такое... А ты?

- Аня, - с несколько меньшей робостью ответила девочка, - а здесь... вы не будете смеяться?

- А смысл? - процитировала старого приятеля-одессита Майя.

- Амариэ...

- Нормально, - хмыкнула Майя, - сегодня мне везет на Финродов и иже с ними. Заглянем на концерт Тэм?


Поезд Казань-Москва, 10 ноября 2002 г., 23-05.


Примечание:

"Тампль", "Хранители", "Черная книга Арды", "Зиланткон" - названия реальных протзведений и мероприятий; Ниенна и Тэм - реальные личности. Остальные имена и названия - продукт авторской фантазии.


Текст размещен с разрешения автора.



http://www.ramaster.ru/ штрафы за расклейку объявлений.