Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи Дары Ливень

Цикл "Волк"
Белый волк в белом сне...
В берег бился звездный прибой...
Мы пили красное вино...
В бокале качается горечь вина...
Волчий вой серебром под луною во тьме...
Осенние ночи наводят тоску...
Цикл "Средиземье"
Эовин
Идриль - Маэглину
Арвен
Полуэльф
Амариэ
Эльвинг
Цикл "Лед"
Всей сутью врастая в лед...
Под светом холодным полярной луны...
Широкие степи, далекие дали...
...и зима окружила меня тишиной...
Ни другом не стала, ни единоверцем...
Опускаясь, шепчет снег...
Цикл "Зеркала"
Быть зеркалом - нелегкая работа...
...истинная боль всегда нема...
Я - зеркало, и я пуста...
Молодая колдунья...
Цикл "О вечном"
Я помню взгляд без страха и упрека...
В том краю, где ветру снятся сны...
"Возможно" - всегда "возможно"...
Как страшно жить, когда совсем один...
Мы все приходим в жизнь одним путем...
Мы ищем жизни потаенный смысл...
Без веры даже зла не сотворишь...
Каждый судит о цвете в меру своей слепоты...
Обманом не купишь покоя, любви и тепла...
Рай отдан мне - я сам его творю...
Тут мы не сойдемся - как можно сойтись берегам?..
Уж если вся поэзия - цитата...
Бывают неотправленные письма...
Цикл "Осенние листья"
Закат зажег опавшую листву...
Ветер дышит прохладным и терпким вином...
Ветер с севера, а облака...
Вот опять колдовство осеннее...
Впервые - московская осень...
Осенние слезы - по пологу листьев, как мышь...
Светлая осень, прозрачная грусть...
Запылавшей осины костер...
Который день идут дожди...
Легко ли плачется серебряной росой...
Мне тебя не хватает...
Опять пора шуршать...
Лишь неделя, как падают листья в лесу...
Без тоски, без надежды, без мысли...
Осень. Золото на синеве...
Отпустите меня побродить по осеннему лесу...
Как тяжело оставлять неземную весну...
На утренней зорьке меж мачтовых сосен...
Северный ветер дохнул облетевшей листвой...
Жар июльского солнца ласкает листву...
Усталость несу, как сокровище в чаше из льда...
Я взобралась на подоконник...
Я все еще слабо верю...
Я так устала от дорог...
Цикл "Восток"
В воды Вечной Реки...
Ветер с Востока коснулся лица...
Вечерние меркнут тени...
Желанье избыть желанье...
Из сердца Пламени Миров...
К Вишневой запруде...
Когти тигра на горле сомкнулись в смертельном броске...
Монах отдыхает, присев на замшелый валун...
Муравей на песке...
Осень уходит - но будет весна...
Безымянные стихи
1
2
3
4
Раскрыв с восходом пышные цветы...
Увидел утро и вечер в одном сосуде...
Я - змея. Я - Нагайна. Я - пламя и лед...
Я смыкаю ладони - в них ласково плещет вода...
В который раз на много дней...

Цикл "Волк"

***

Белый волк в белом сне. Белый лес. Белый мрак. Белый снег. На Луне Иссиня-белый крап. В тишине ледяной Мой серебряный вой, Под подошвами лап Белый наст, белый враг. Белой кровью зимы Обжигает мороз... Я не знала, что сны - Это слишком всерьез.

***

В берег бился звездный прибой, Опьяненная полной Луной, В небо темное вниз головой Падала птица. В этом небе, на самом дне, Волки пели гимны Луне, И светила для них в вышине Ночи Царица. Слушая песни из серебра, Видя взмах чужого крыла, Позабыла Ночи сестра О том, что смертна. Уронила звездную гроздь И к сестре по радуге слез Молча вперед шагнула - сквозь Стену из ветра.

***

Мы пили красное вино, Сгорали свечи. Смотрел в холодное окно Осенний вечер. Как волчьи желтые глаза, Мигали звезды. И было нечего сказать Друг другу - поздно. Намек на горечь на губах, И вниз - ресницы... И только тишина в зрачках Лесной волчицы.

***

В бокале качается горечь вина, Чадит и мигает фитиль. Святой Валентин, я сегодня одна - Мне не с кем венчаться, прости. Судьбе, что дарована, не прекословь - Я помню суровый закон. Печальный отшельник, влюбленный в любовь, Пошли мне целительный сон, Где холодно в небе пылает звезда, Как я - высока, но одна, Где ветер приносит дыхание льда, Поземка, как пена, нежна... Святой Валентин, помоги мне застыть И стать Королевой Снегов. В твой день я одна не желаю любить - Избавь же от этих оков! Ты видишь - я не прекословлю судьбе, Допью и свечу погашу... Святой Валентин, я по волчьей тропе В февральскую ночь ухожу: Там братья мои, не дающие слов, По крови и боли родня... Поземка к утру не оставит следов... Святой, помолись за меня.

***

Волчий вой серебром под луною во тьме Окликает чужую весну, И колючие плети ползут по стене К зарешеченному окну. Жажда ветра, и смеха, и юной травы, На клыках отсвет синей луны. Я - ваш голос безумия, я - это вы, Я зову вас в нездешние сны! Я - дыхание вечности, в длинных зрачках Пляшут волны апрельских ночей... Для чего вам решетки, стена, стылый страх, Если где-то смеется ручей? Там, на кромке рассудка, пылает костер, Конь храпит и вздыхает свирель... Отворите окно, пусть ведет вас в простор Обезумевший волчий апрель.

***

Осенние ночи наводят тоску, Дыханью становится тесно, Опять шепот ветра крадется к виску, И просится в небо отчаянно с губ Звериная, дикая песня. Пугаюсь голодного блеска зрачков, Увидев свое отраженье, И света прошу у друзей и врагов, И счастлива тяжестью новых оков, И праздную вновь пораженье. В крови моей бьется неведомый яд, Рвет душу в кровавые клочья Которую осень... а мне говорят: "Тебе ли грустить, что подходит ноябрь, Страшиться пришествия ночи?" Воистину мрака бояться - не мне! Я ночи раба и царица. В зрачках моих отсвет болотных огней, Вглядись - и увидишь: при полной Луне В глаза тебе смотрит волчица. На холке колюче встопорщилась ость, В гортани рычанье клокочет: Откуда забрел ты, непрошеный гость? Что ищешь под льдистыми взглядами звезд, Под кровом моей волчьей ночи?! От сахарной вспышки блеснувших клыков Смертельной повеет истомой... Я в силах прогнать наваждения снов, Но как укротить мне проклятую кровь - Клеймо истребленного дома?.. Как в клетке, мечусь от зари до зари, Что делать с собою, не зная... Листаю года - ноябри, ноябри... Снаружи - супруга и мать, а внутри - Волчица, волчица лесная...

Цикл "Средиземье"

Эовин

Последние блики солнца сквозят В дымчатой полосе, И гордые кони, твои друзья, Плывут по густой росе. Ложится на замок ночная тишь, Песня вдали слышна... Лишь ты на башне одна сидишь - О чем ты молчишь, княжна? Скажи, отчего твой тревожен взгляд И греет клинок рука? Заставы Рохана в степи не спят, И Враг далеко... пока. И тень опасенья - еще не страх - Украдкой ползет к стене... Но что-то такое в твоих глазах, Что меч застонал во сне...

Идриль - Маэглину

Эта осень ступает Походкой летящей по душам Увлекая с собой В светлый танец опавшей листвы. Эта осень поет И смеется - послушай, послушай! - С первым снегом играя На струнах пожухлой травы. Этот город ей рад, Утомившись от яркого лета, Этот ветер целует ей Инеем шитый подол, Эта осень ликует В объятьях седого рассвета... Но шаги за спиной. Для чего ты за мною пошел? С темным ядом в зрачках, С черным пламенем в сердце... не надо! Не пугай мою осень И прочь от меня не гони. Я же чувствую, знаю, Что рок Гондолина - он рядом... Дай побыть с ним и с осенью В эти последние дни.

Арвен

Горит над причалом закат, как холодная кровь, На Запад плывут корабли, в синеве исчезая. Ну что ж, в добрый путь! Мне же выпала доля иная - Край без волшебства и надежды увидеть вас вновь. Алмазные отмели, гавань Лебяжья... увы - Вы вечно прекрасны, но отдано сердце иному: Весеннему ливню, глубокого снега покрову, Июльской грозе и пожухлому стеблю травы... Быть может, когда задрожит и обрушится твердь, В том мире, который, родившись, пребудет вовеки, Мы встретимся с вами - я выбрала Путь Человека, Я выбрала путь в неизвестность и раннюю смерть.

Полуэльф

А когда полукровок любили? Совмещение древних кровей - Пепла щепоть и горсть звездной пыли, Трепет струнный и пляска мечей, И фатальная, в общем, несхожесть Ни с одной из родительских рас - Но возможность... ТАКАЯ возможность! - Быть собой. Навсегда. Без прикрас.

Амариэ

Как страшно, верно, воскресать весной - Пьянящий ветер обнимает страстно, Но в этом танце как лететь - одной? Будь он прекрасней сна, краса напрасна. Как страшно, верно, вновь весной ожить, Когда ликуют птицы в небе ясном, И вдруг понять, что не дано - забыть, И нет возврата. И не будет счастья.

Эльвинг

Рассветный край, любимый до конца, До самой жгучей, острой, смертной боли, Край, где пробились дети-деревца Навстречу неизбежной горькой доле... Там тихо проплывают облака За солнцем следом - в сторону заката... И вниз бессильно падает рука, Которая крылом была когда-то.

Цикл "Лед"

***

Всей сутью врастая в лед, В огне горю ежечасно. Мир за ледяной стеной Слепого, как сталь, огня. Ты только меня люби. Я поверю в то, что прекрасна - Прекрасен зеленый лед... Ты только люби меня. Сиянья ночной ковер Развернут волшебным знаком. Алмазы бездумных слез Звеня, опадают вниз. Ты только дождись меня. Я больше не буду плакать. Мой смех будет звонче льда... Ты только меня дождись. За тысячной милей льда Дорога к тебе навстречу. Царит ледяной покой В застывшей моей крови. Ты только зови меня, И я на призыв отвечу. Я выйду из лунной мглы - Ты только меня зови. За блеском моих снегов Одела листва деревья. Там радостный птичий гвалт И солнечный шелест дня. Ты только не позабудь Холодную королеву. Я очень тебя люблю. Ты не позабудь меня. Я ярость свою и кровь Отдам ледяному богу. Пусть мой направляет меч, Когда разгорится бой. Ты только возьми меня В ночную свою дорогу. Я не заблужусь во тьме. Ты только возьми с собой.

***

Под светом холодным полярной луны Царят изумрудные льды, И светятся в них воплощенные сны Медлительной черной воды. Под ониксом черным полярных небес Безмолвия вечный покой. Пришедший - навеки останется здесь Вмороженной в льдины душой. Ушедший отсюда с собой унесет Полярных пустынь красоту, В груди вместо сердца - нетающий лед И вечных снегов чистоту. И жизнь для него будет странной, как сон, Что видит смертельно больной... Но бьется и пляшет холодный огонь В его скорлупе ледяной.

***

Широкие степи, далекие дали, Вы так ненадолго свободу мне дали! Еще не успела я ей надышаться, Как надо в дорогу опять собираться. Завыли метели на нашем дворе - И я оказалась в моем декабре. Тоскую о лете, дожди вспоминаю, О звездах степных летней ночью мечтаю, Но холодно в окна глядится звезда - Прозрачный осколок небесного льда, - И снова, очнувшись от солнечных грез. Я вижу сугробы в подолах берез... Не знаю, сумею ли счастья дождаться, Смогу ли, как прежде, тебе улыбаться, Ведь сердце остыло. И холод в крови. Мой лед не растопит и пламя любви... Так лучше, мой милый, забудь про меня , Холодную девушку из декабря...

***

...и зима окружила меня тишиной. Я губами летящие хлопья ловлю. Я одна под невидимой полной луной. Я в круженье метельном, я в снежном хмелю. Я дрожанье и трепет невидимых звезд. Я холодных снежинок касанье и блеск. Я меж жизнью и смертью связующий мост. Надо мною тревожно горит Южный Крест. Я могу вознести, погубить и помочь. Я могу целый мир просто так подарить. Я могу навсегда, навсегда полюбить... На колени. Я Тайна. Я девушка-Ночь.

***

Ни другом не стала, ни единоверцем, Застыла, как чайка на льду. Без слез и упреков, но с раной под сердцем Тропой звездопадов уйду. Атласные крылья пространство обнимут, Развеется боли покров... Я буду не первой, которую примут В крылатое братство ветров.

***

Опускаясь, шепчет снег Что-то тихо сердцу. Ты теперь со мной навек - Никуда не деться. Память плещет, как прибой... Ничего не надо: Между мною и тобой - Шепот снегопада. Листья падают, шурша, В ледяную стылость. Неприкрытая душа Серебром покрылась. Затопила сердце боль. Тишина тревожит... Что нас развело с тобой - Мы понять не можем. Не узнаем никогда, Что могло быть с нами... С неба падает звезда - Ей светло и странно. Память... Память, помолчи - Сердце рвать не надо... Осень - огонек свечи, Шепот звездопада...

Цикл "Зеркала"

***

Быть зеркалом - нелегкая работа: Жить отраженной жизнью и не помнить Ни одного из обликов и смыслов, Но каждое мгновенье быть готовым Принять чужую душу, чувства, мысли, Их преломить в хрустальной пустоте, Очистить, довести до совершенства И возвратить счастливому владельцу - И погрузиться вновь в небытие...

***

...истинная боль всегда нема: Когда теряют душу, то не плачут, И кто от боли не сошел с ума, Безмолвно умирают - не иначе, А я - живу, но ни одна слеза Не стала ни упреком, ни уроком... Я вижу в зеркалах свои глаза: Они пусты, как переплеты окон.

***

Я - зеркало, и я пуста, И полноте не воплотиться, Пусть даже эта пустота В себе посмеет отразиться: Там, в опрокинутом в себя, Ненастоящем коридоре, Не больше жизни, чем огня - В оконном ледяном узоре.

***

Молодая колдунья, Я на зов твой пришла Из глубин полнолунья, Обманув зеркала, Мир покинув блестящий Зазеркальных теней... Трудно быть настоящей, Быть любимой - трудней. Трудно жить без скольженья В ясных недрах стекла... Мне свое отраженье Не найти в зеркалах: Я боюсь снова кануть В эту чистую гладь, Потерять свою память И тебя потерять, А потом несмятенно, Ни о чем не скорбя, Из зеркального плена Вдруг увидеть - себя.

Цикл "О вечном"

***

Я помню взгляд без страха и упрека: Такого не бывает у живых. Так смотрят в небо выбитые окна, Когда последний бой уже затих, А цитадель не пала. Не сдаваться - Ни горечи, ни смерти, ни врагу! - Я след взяла, и некуда деваться Тем истинам, которые не лгут: Дойду. Найду. И вымолю прощенье. Клыками вырву, если не дадут... Оттуда не бывает возвращенья - Но я смогу вернуться, если ждут.

***

В том краю, где ветру снятся сны, Где ликует небо над землею, Нас не ждут, вернувшихся с войны, За себя сражавшихся с собою. Приютят, заварят чай из трав, Выслушают - но поймут едва ли... Все мы правы - и никто не прав. Победили мы - и проиграли. Нам позволят роли выбирать И себя рассказывать подмосткам, Если сможем вовремя понять, Что уже стоим на перекрестке. И один отправится в кабак, А второй шагнет под своды храма... Было все и будет все не так, Как героям обещала драма. Ну, а третий - он не станет ждать Блюдечка с лазоревой каймою... Так честнее - в пустоту шагать И мосты сжигать... перед собою.

***

"Возможно" - всегда "возможно", Вне всяческой точки, строчки... Возможности - непреложны, Как листья в набухшей почке. Вот если сломать всю ветку... Но это бывает редко. Любые рушатся башни Пустыня цветет весною, Но прожитый день вчерашний Не может встать пред тобою. Вот если покинуть тело... Но это уж слишком смело. Слова больнее клюются, Чем камни, ножи и взгляды. Но можно им улыбнуться Или повернуться задом. Но станет возможность пылью, Когда прорежутся крылья...

***

Как страшно жить, когда совсем один, И некого назвать отцом иль братом, И чувствовать, что ты - ничтожный атом, Когда весь мир вокруг - Творцом любим. И как легко порыву волю дать, Сказать: "Прости, Отец! Я вновь с Тобою!" И осознать, что все вокруг - родное, И больше никогда не умирать... В объятьях отчих - дочери, сыны. Рабы мы для... противной стороны.

***

Мы все приходим в жизнь одним путем, Мы все уходим - это неизбежность. Но лишь от нас зависит, что возьмем С собой в дорогу - Ненависть иль нежность. Не Бог виновен в том, что мы творим, Он дал нам абсолютную свободу - Плевать в лицо святому небосводу Иль с трепетом склоняться перед Ним. Но только не Господь нас лжи учил, И мы - рабы греху, и не свободны. Творцу мы - дети. Он нас в жизнь любил, А чем мы платим за любовь Господню?

***

Мы ищем жизни потаенный смысл, Себя венцом творенья величая... Когда умру - над холмиком склонись: Там корни трав причудливо сплелись, И встал цветок, головкою качая... Он прост и чист, как в небе облака, Как ветер, как дыхание младенца, Как дымчатые росные луга... Загадочен, как тихая река... Правдив, как стук неутомимый сердца... Быть может, сотни пращуров моих Во все века рождались и любили Затем лишь только, чтобы он возник, Бесхитростный, как солнца теплый блик, Цветок вот этот - на моей могиле...

***

Без веры даже зла не сотворишь, Не то что мира - это непреложно. Когда ты верой в чудо не горишь, Любить, дерзать, смеяться - невозможно. Любовь и Вера - руки и глаза, Которыми все сущее творится. А волки... что же, и без них нельзя. Иначе у кого Добру учиться?

***

Каждый судит о цвете в меру своей слепоты. Каждый судит о святости лишь по своим порокам. Безобразное ищет урод в лице Красоты, И злодей всегда добряка считает жестоким. Мог, конечно, избавить от зла нас Благой Господь, Но, не ведая зла, как ценить научимся благо? Каждый ищет свое - и находит: дух или плоть, Правду или обман. А бумага - всегда бумага.

***

Обманом не купишь покоя, любви и тепла, Обманом не выправишь путь, что увел не туда. Обманом ушедшую радость - увы, - не вернешь... К лжецу бумерангом его возвращается ложь. Любовь и погибель - им все-таки не по пути. За веру в себя надо верой другому платить. Иначе - что толку в скитаньях, борьбе и стихах? Оставишь, уйдя, только пыль в неприкаянных снах.

***

Рай отдан мне - я сам его творю, Свою в творенье вкладывая волю, Всем, чем богат - надеждой и любовью - В него войти рискнувших одарю. Я сам творю свой персональный ад, Когда я злу в себе даю свободу, Когда бросаюсь в страх и гнев, как в воду, И не могу найти пути назад. Я сам в ответе за свою судьбу, И лишь в моих руках итог конечный: Как мне предстать пред Судией предвечным - Прийти как сыну или как рабу.

***

Тут мы не сойдемся - как можно сойтись берегам? Пусть каждый ошибся и оба по-своему правы, Но моет основы любых убеждений река, И кто-нибудь снова берется мостить переправы. Все было не так, но законы любви - не тщета, И правда и ложь не иллюзии - к счастью иль горю... И вздохом печали проводят реки берега Янтарные крылья ладьи, уплывающей к морю.

***

Уж если вся поэзия - цитата, То, может, наши жизни - только часть Огромной жизни, созданной когда-то Тем, у Кого в руках над сущим власть? Разрозненные нити жизней наших Сплетают паутинку бытия... Поверишь в это - и уже не страшно: Любая жизнь - она ведь и твоя.

***

Бывают неотправленные письма. Они копятся в ящиках стола, Как исповедь, вопросы без ответа, Как летопись прошедшего себя. Бывают ненаписанные письма. Они копятся в тайниках души, Меняют содержание и почерк... Бесцельный монолог длиною в жизнь, Дневник невоплощенных снов и мыслей. К себе несуществующему зов.

Цикл "Осенние листья"

***

Закат зажег опавшую листву И опалил прозрачные березы. Осенние задумчивые грезы - Сон не во сне и явь не наяву. Горчит полынью на моих губах Холодный дым осеннего заката... Бездонный день, ты снился мне когда-то В моих далеких, чистых детских снах. Мне снилось одиночество мое, И беспечалье леса золотого, И резкое, терзающее слово, И мертвое, колючее жнивье... Проходит боль. Когда-нибудь зарю Я не слезами, а улыбкой встречу, И вспомню этот стылый, горький вечер, И с тихой, светлой грустью повторю: Да будет свят отныне и вовек Осенний холод, леденящий руки, Да будет свят полынный вкус разлуки, И не простивший, милый человек...

***

Ветер дышит прохладным и терпким вином, Осыпается осень с берез. Скоро реку чеканным скует серебром Вдохновенный художник-мороз. Скоро снегом оденется мокрая даль, Стылый ветер дохнет синевой, И бездонного неба холодный хрусталь Зазвенит над моей головой. Одиночество льдинкой на сердце легло, И не нужно мне солнечных дней... Мне теперь беспечально, легко и светло, Как монахине в келье своей.

***

Ветер с севера, а облака С запада на восток. Желтые листья несет река И небосвод высок. Сладко пахнет мертвой травой. Прощально шепчет листва. Зябь под ногами. Над головой - Звонкая синева. Сквозь золотые листья берез Рдеет рябины кровь. Что ж, вот и мне узнать привелось Горечь твою, любовь...

***

Вот опять колдовство осеннее Опадает прозрачным инеем, Все вокруг серебристо-серое, Только небо - холодно-синее. Сердце странной радостью полнится, Будто все, о чем лишь мечтается, Этим утром сразу исполнится - Будто снова жизнь начинается! И на грани зимы и осени Все не важно, что было - не было... Словно иней в утренней просини Всю судьбу перепишет набело.

***

Впервые - московская осень, Экзамен, метро, институт... Вот только о главном - не спросят, О главном - нигде не прочтут: О том, как кленовые листья С коричнево-бурой каймой, Как чьи-то забытые мысли, Летят на асфальт за спиной, О том, как, неспешно и грустно Снимая намокший наряд, Рябина рассыпала бусы - Они под ногами горят.

***

Осенние слезы - по пологу листьев, как мышь. Осенние грезы - обманчиво плотным туманом. По мокрому лесу неспешно идешь - и молчишь, Поскольку любые слова будут пошлым обманом. Под плотно зашторенным небом нет места словам, Здесь только молчание, тихий покой, неизбежность, Да сердце, открытое настежь осенним ветрам, Да мокрых ладоней земли беспощадная нежность... Осенняя честность, в которой - ни фальши, ни лжи, Прощальный урок заплутавшей судьбе человека... Рискну ли взглянуть на свое отраженье души В безгрешном сиянии за ночь упавшего снега?

***

Светлая осень, прозрачная грусть, Лесу язык твой знаком наизусть. Листья срываются с веток в дожди, Шепчут деревьям последнее: "Жди..." Время тревог, время долгих разлук, Налитых туч нависающий круг. С нами прощаясь до лета, дожди Шепчут прощальное, тихое: "Жди". Золото листьев смешалось с землей, В мертвых полях пустота и покой. День леденеет - зима впереди! Слышишь? Снежинка шепнула нам: "Жди!" Что же, и наши пути разошлись. Так рассудила кудесница-жизнь... Сердцем лечу к тебе через дожди, В шелесте капель - извечное: "Жди!.."

***

Запылавшей осины костер - Черный с золотом, ярко-червленый - Языки свои к небу простер И застыл в тишине изумленной. Стынет зеркалом темным вода, Стынет поле несжатого хлеба, И на матовой глади пруда Отразилось бездонное небо. Стынет солнца крадущийся блик, И в лазури предзимне-хрустальной Зародился пронзительный крик В дальний путь улетающей стаи. Отчего же так сердце щемит? Ничего не случилось как будто... На пригорке осина горит В голубое осеннее утро, Словно знает, что лето прошло, Что любовь отцвела, отзвенела, И с листвою осины светло На осеннем морозе сгорела.

***

Который день идут дожди, Просвета в небесах не жди. Осенний вальс - на диво мокрый. Холодной моросью струясь, Любую он смывает грязь - И души светятся, и окна. И вот уже усталость - прочь, И мудрая вступает ночь В свои пределы. А почки, улыбаясь, спят: Что сброшен вытертый наряд, Им нету дела. Так облетай, гори, листва! Ты в своей гибели права - Пора проститься. Ты знаешь, верно, лучше всех: Пройдет зима, растает снег - Все возвратится.

***

Легко ли плачется серебряной росой Рассветом тихим на исходе лета, Когда как будто все уже пропето, Все сказано - и пусто за душой? Легко ли осознать, что ты - иной, Что никому не сможешь дать ответа: Чем дышишь ты, какою мечен метой И за какой исчезнешь ты чертой? Легко ли зерна полновесных слов Ронять в листву опавшую сквозь пальцы? Мы в этом лучшем из миров - скитальцы, Бредущие среди забытых снов, Но свет и тень мы властны разделять, Чтоб ими жить - и Вечность обнимать.

***

Мне тебя не хватает... Холода наступают, И осенние звезды Тротуары пятнают, И простуженный воздух За колени хватает, И качается небо... Мне тебя не хватает: Как голодному - хлеба, Как незрячему - света, Как алмазу - оправы... Будет новое лето, Встанут новые травы, Будет ветер резвиться... Только страх подступает - Вдруг опять повторится: "Мне тебя не хватает..."

***

Опять пора шуршать Листве - настала осень, И цапля в камышах, Как серый знак вопроса, Царапает зрачок И требует ответа... Безумствует сверчок - Да будет бабье лето! Спешит за ветром лист Разлапистого клена, И воздух свеж и чист, И синева бездонна, И жизнь на рубеже, И мир не без урода... Но сердцу по душе Осенняя свобода!

***

Лишь неделя, как падают листья в лесу, Мне же кажется - падают целую вечность. Зачерпну и в ладонях с собой унесу Облетевшей листвы золотую беспечность, И рассыплю по сумрачным комнатам день, Озаренного леса янтарные всплески... Сердца звонко коснется крылатая тень Ветром осени брошенной ввысь занавески. С места сдвинется дом, увлекаемый ей, Как натянутым парусом - парусник стройный, По разливам лесных золотистых морей, По волнам их ветвей и листвы беспокойной... В мире нет для него неприступных границ - Ни скалистых вершин, ни глубин океана, Он звенящим путем отлетающих птиц Устремится к далеким, неведомым странам... Сердце - чайка, что волны несут на весу... Вот что может наделать осенняя песня! ...лишь неделя, как падают листья в лесу...

***

Без тоски, без надежды, без мысли Уходили безликие дни. Разбросала опавшие листья Осень памяти, осень любви. Вечер юности... Свет предзакатный Расплескался по узкой меже, Эхом, стихшим давно без возврата Всколыхнулся в остывшей душе. Предразлучье, предснежье, предзимье, Этот тихий и светлый покой, Это странное легкое имя - Паутинка над темной рекой... Я предвидела эту остуду, Безвозвратный, как жизнь, листопад... Весны будут еще, листья будут - Лишь любовь не вернется назад, Снежно-первая, зов без ответа, Взгляд из сказки, полет, звездопад, На границе Земли и рассвета - Расплескавшийся Солнцем закат...

***

Осень. Золото на синеве. Осень. Серебро на траве. Осень. В сердце холод и грусть - Ну и пусть. Осень. Наизусть - Грезы и боль. Я вернусь, Только ты не неволь. Память - Это просто игра. Плакать? Нет, навстречу ветрам Падать В никуда. Осень...

***

Отпустите меня побродить по осеннему лесу Под созревшими гроздьями крупных октябрьских звезд. Отпустите меня - потеряла я лучшую песню Там, где палой листвой шелестит золотистый погост. Отпустите меня - я устала от суетной жизни. Я хочу тишины - для молитвы нужна тишина. Отпустите меня - там в лесу совершается тризна По осенней земле, ожидающей белого сна. Отпустите меня к светлой сказке осеннего края. Отпустите - ведь я вам уже ничего не должна! Отпустите! - там шепчет листва, навсегда опадая, Золотые, как звезды над лесом, свои имена. Отпустите меня - ничего мне здесь больше не надо. Я оставлю вам все - что мне нужно от мира людей? Отпустите - чтоб в эту последнюю ночь листопада Я могла прошептать свое имя опавшей звезде.

***

Как тяжело оставлять неземную весну, Как тяжело возвращаться в последнюю осень, В светлые дни, из которых ветрами уносит С сердца надежду и с серых деревьев листву. Как засыпает земля в ожиданье зимы, Как умирает любовь в ожиданье предзимья, Гаснет свечой на ветру, и серебряный иней, Даль укрывая, чеканит волшебные сны. Иней растает, настанет хмельная весна, Но неземная весна никогда не вернется, И усыпленное сердце уже не проснется От колдовского, метельного, зимнего сна...

***

На утренней зорьке меж мачтовых сосен Я в птичьем молчанье услышала осень, И в мягкой прохладе притихшего ветра... У осени есть и другие приметы: Синеет вода и краснеет рябина, В руках от грибов тяжелеет корзина, И девушкой скромной зарделась осина, И вспорото небо кочующим клином, И в ласковом свете усталого солнца Вдруг ясно сквозит обжигающий лед, И плачет душа, и поет, и смеется... О чем - и сама-то едва ли поймет.

***

Северный ветер дохнул облетевшей листвой - Август кончается. Стали прохладными ночи. Новые дни все короче, короче, короче... Друг мой сентябрь, наконец-то ты снова со мной. Ржавые листья чеканной работы по жести, Алые кисти рябины, как розы, принес... Брат мой сентябрь, ты со мною единственный честен - Летние годы ушли. Скоро грянет мороз. Это не грустно. Прекрасна осенняя мудрость, Кроткое золото поверх серебряных кос...

***

Жар июльского солнца ласкает листву, Наливаются яблоки соком на ветке. В знойный полдень я, тихо присев на скамью, Задремала в увитой цветами беседке. И привиделся мне удивительный сон: День холодный и синий, как море - бездонный; Лист березы неслышно упал на ладонь, Лист кленовый погладил прохладной ладонью. Тих, прозрачен и чист ледяной небосвод, Слиток тусклого золота в небе не греет. Ртутным блеском играет нетающий лед На дорожке безлюдной сквозящей аллеи. От осеннего холодно сердцу огня, Сердце просит тепла, сердце нежности просит... Я печальна... но ты не сердись на меня - Мне приснилась моя уходящая осень.

***

Усталость несу, как сокровище в чаше из льда, Напиток бессмертья из темного, сладкого яда. В нем слезы грядущей зимы, и вино листопада, И пепел костра, на котором остыла звезда. Под взглядом моим цепенеет и стынет вода. Ни мыслей, ни чувств... Ни борьбы, ни покоя не надо... Омытая влагой усталости - древней наградой - Опавшим, нетленным листом ухожу в никуда: Так с веток бесшумным потоком стекает листва И льется на землю устало холодная просинь, Победу над временем празднует кроткая осень, И в травы дождем моросящим уходят слова...

***

Я взобралась на подоконник, Смахнув корявые окурки. Внизу - насквозь промокший дворик, Как барабан - пустой и гулкий. Деревья, опершись о крыши, Тайком заглядывают в окна... Ты далеко - ты не услышишь, Как мне до крика одиноко, И я напрасно жду ответа На письма, на стихи и листья... В слезах дождя уходит лето, А мне - куда бежать от жизни?

***

Я все еще слабо верю В то, что настала осень, Что листьями плачут скверы, Что лето Исеть уносит. Я все еще плохо верю, Что стали прохладны ночи, Что в зиму открыты двери Между неровных строчек. Но иней рассветный греет Надеждой в какой-то мере, Что день не зря леденеет... Я слабо, но все же - верю...

***

Я так устала от дорог, От боли и тоски... Кольцо разлуки и тревог Сними с моей руки. Его Судьба надела мне Сто тысяч лет назад... Но в том, что я слаба, как все, Никто не виноват, Что я хочу тепла, любви, Осенней тишины... Сними кольцо и позови В покой лесной страны, Где медь и золото летят На бересклет рябой, И дни листает листопад... Возьми меня с собой...

Цикл "Восток"

***

В воды Вечной Реки Ветер бросил поток лепестков. На Великой Горе Распустились весенние звезды. Затихают шаги Уходящих в безверье богов. На Великой Горе Опадает осеннее небо.

***

Ветер с Востока коснулся лица, Тихо прокрался в грудь. Я всю ночь простоял у окна, Глаз не сумел сомкнуть. Этот же ветер в Красных Горах, Там, где шумит водопад, Старый свиток вырвал из рук Тысячу лет назад. Там, на каменной древней тропе, Тени сосновых крон. Там смотрели в мои глаза Звезды со всех сторон. Там запрокинутый Северный Ковш Осень на землю лил, Там, где на камне огненный мох, Старец меня учил. Он показывал Путь-Клинок В Великую Пустоту. Но не по той я ушел тропе, И не к тому хребту. Там я в последний раз написал Стихи, что ветер унес. Ветер с Востока... бегут по лицу Капли скупые слез.

***

Вечерние меркнут тени. Солнце садится в море. Уходят печаль и горечь. Приходят покой и мудрость. Встречаются в небе луны, Скрываясь за горизонтом. И осень струится в сердце, Когда зима на исходе.

***

Желанье избыть желанье Само быть должно избыто Свободный свободой скован И должен освободиться Из жизни источника только Не жаждущий может напиться... Чего еще нужно смертным? Чего пожелают боги?

***

Из сердца Пламени Миров Растет цветок чудес. Он пять волшебных лепестков Вознес к огню небес. Пять дивных сил цветок таит, Пять сказочных дорог, Хрустальной чашею звенит, Зовет, как в чаще рог. Во всех мирах, на всех ветрах Он - дух пяти стихий. Он воплощен в пяти клинках И в смене чувств пяти. В нем скрыта тайна красоты, В нем совершенства дар, Он - воплощение мечты, Источник вечных чар. И если боль жестоких ран Потянет камнем вниз, К пяти волшебным лепесткам Душою прикоснись, Отдай ему огонь души, Возьми огонь борьбы, И вечным странником спеши Дорогами судьбы, Храня его безмолвный зов, Чтоб из юдоли зла Вернуться к Пламени Миров Воителем добра.

***

К Вишневой запруде Луной любоваться иду. Но где здесь Луна, где ее отраженье в пруду? Лягушкам читаю стихи о Луне под луной - На лотосах сидя, хохочут они надо мной. Выходит, что все они - Будды? Я понял их смех, Себе улыбнулся, присел и уставился вверх.

***

Когти тигра на горле сомкнулись в смертельном броске. Лань покорно лежит и цветет ее кровь на песке. В угасающем взоре я нежность успел рассмотреть Смерть питает любовь и любовью питается смерть. Так я думал когда-то, считая, что мудрость постиг. Но ушли мои годы, и я не мудрец, а старик. Мне немногое нужно, и так безмятежен мой сон: Смерти нет и любви - есть питающий вечность огонь.

***

Монах отдыхает, присев на замшелый валун. Весь мир у сандалий того, кто взошел на Цзюй-лунь. Безусым юнцом он когда-то отправился в путь. Теперь - борода снегопадом скатилась на грудь. - О старец! Зачем ты провел свою жизнь среди гор, О камень тропы посох свой и сандалии стер? - Над миром поднялся. как звали когда-то мечты, И вижу, насколько он выше меня, с высоты.

***

Муравей на песке Оставляет чуть видимый след. Ветер ласково дунул - Строки, им начертанной, нет. Человек свою славу До самого неба возводит. Ветер времени дунул - Следов его в вечности нет.

***

Осень уходит - но будет весна. Вишни цветут - опадает листва. Видел закат я - увижу рассвет. Вечного нет - и невечного нет. Снова на запад летят журавли. Мир опустел на три тысячи ли. Что это было - сумей разгадать. В небе прозрачного облачка прядь.

***

1

В моем покинутом дворце Как тени, бродят сны. Застыл в нефритовом кольце Холодный свет луны. Заплел решеткой окна лед, Нетронута постель. В саду заснеженном поет Печальная свирель.

2

Засыпал снег кошачий след. Смотрю в окно всю ночь. И предсказательницы нет Беде моей помочь. В накидки кутаюсь, дрожа, У мерзлого окна. Где господин и госпожа? В округе тишина.

3

Сосна от инея блестит, Иголки распустив. Снег под ногами не хрустит, Забыты все пути. Тоска гнетет - что делать с ней? Огонь угас в печи. В саду камней живой ручей Из-подо льда журчит.

4

У чаши показалось дно. Горчит полынное вино.

***

Раскрыв с восходом пышные цветы, С закатом вишня лепестки уронит. Осыпались наивные мечты, И время их следы в огне хоронит. Но зреют почки будущей весны, И повторится краткое цветенье... Так юности вынашивают сны Цветы неотвратимого прозренья.

***

Увидел утро и вечер в одном сосуде. - Скажи мне, Учитель, где свет? - Он разлит повсюду. - Скажи мне, где тьма? - Повсюду она разлита. - Что их порождает? - Великая Пустота.

***

Я - змея. Я - Нагайна. Я - пламя и лед. В вечно юном огне я танцую ночами. На восходе людей закатился мой род - Тьму прогнавшее чистое пламя Начала. Мы угасли, и угли укрыла зола... Но под звездно-парчовым шатром небосвода Вы сплетаете в танце священном тела, Как завещано древней змеиной природой. Пусть огонь воскресает в остывшей золе, Расплетая оковы связующих знаков, И священное пламя струится во мгле, Знаменуя приход пробудившихся Нагов.

***

Я смыкаю ладони - в них ласково плещет вода. Размыкаю ладони - в горсти у меня пустота. Разум Истину видит, когда я уста замыкаю. Но слова мои слепы, когда размыкаю уста.

***

В который раз на много дней Уводит странника дорога. Остыл очаг между камней И выкрошился брус порога. Над крышей крону подняла, Склоняя стройный стан, рябина, И окна сеткой заплела, Ветвясь, ползучая малина. Никто не помнит, кто здесь жил - И песни, и дела забыты... Здесь не гремят под звон удил Коней тяжелые копыта, Забывший странника ладонь, Ручей заглохший не смеется, И только ветер ждет его - Он обязательно вернется, Разложит ветхую постель И камни очага поправит, И оживет его свирель - Тростинка в яшмовой оправе.