Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи Диэр

Посвящение Цурэну
Мертвые тучи парят над городом...
Тишина и тьма. И не надо слов...
Трещины - по плоскости стекол
Цикл "Камни вдоль дороги"
Ночной глюк
Цикл "Взгляд из зеркала"
Я буду Гретхен...
Я когда-то ушла в зазеркалья...
Ночь растеклась по стеклу...
Я ищу того...
Прозрачный лед... В дурмане голова...
Как холод мертвых рук - причастье тьмы...
Восход неубывающей луны...
Во взгляде вновь - замерзшее стекло...
Цикл "Тени проклятой весны"
Под ногти - иглы. Память прошлой боли...
... И губы в кровь. Чернильницу - на платье...
За полночь. Проспиртованная вата...
.. И взмах ресниц: "Прощай. Уйди. Я понял...
Ванильное, миндальное печенье...
Наш декаданс, где губы шепчут мантры...
Вчера, сегодня - дождь. И завтра - так же...
В ночной тиши заметались тени...
Тишина за гранью бреда, воздух душный и сырой...
Мгновения распахнутой души...
Прости меня - я не смотрела вниз...
Бесконечная черная скука...
Всему конец, зови иль не зови...
Т. посвящается
Мне остается лишь память...
Заставь же меня раствориться...
Я изойду улыбкой...
Прикажи умереть...
Остались неземные миражи...
Цикл "Возвращение времен"
Порвав струну на старой черной лире...
Мелодия взметнулась и умолкла...
Цикл "Философские попытки"
Этот миг за плечами - безвременье лет...
Меня позвали дальние края...
В ладони льдинкой таяла мечта...
Миг повторения
Мой мир. Мой город. Царство обезьян...
О, право же. Ждала, жила. Любила...
В моем плаще достаточно прорех...
Мысль... Да. Так в плоть вонзается копье...
Бумагу темной кровью замарать...
Венок сонетов
Витражи пустоты (из цикла, отрывки)
То, что было, отцвело...
Молчание...
Темная осень навеки остывшей легенды...
Земное пламя не растопит лед...
Отражения ветра закованных в сталь площадей...
За пеленой осеннего дождя...
Моих свершений призрачный полет...
Шаг за черту - и суть уже не та...
DUST TO DUST
Я больше не прошу меня любить...
Какого черта!.. Ладно. Суета...
Маргарита
Прости меня... Слова, слова, слова...
Отпой меня. Я не желаю жить...
Отпой меня. Я не желаю жить - 2
Владыки тишины, рабы молвы...
И так забудут. Менестрелей много...
Вино в бокале. Все прекрасно, пей...
И не сказать. И - не переписать...
Забыты опустевшие миры...
Что будет... только прах отыдет к праху...
О чем молчать
Кольцо из серебра. Цветок-печать...
Гитара. Черный кофе. Горький свет...
Стихов моих никто не переложит...
Крылатых странствий не переписать...
Был дождь, был снег... но не было огня...
"Мы шли за Вашими стопами!.."
P.S.
Герой одинок, безразлична толпа...
А голос в пространстве слепой пустоты...
Венок сонетов
Цикл "Безумные маргаритки"
1
2
3
4
5
6
7
Растворись, откричись, промолчи...
Цикл "Глоток вины"
I
II
Светлое имя Твое потревожить...
Шесть граммов грязно-серого свинца...
P.S.
Сестренке
Так кровь течет по белому плащу...
Я лгу. Слова не значат ничего...
Вне циклов
Икар
Контекст и мысли вне его
Ночь в Лабиринте Ехо
Несбывшейся встрече посвящается
Путь в Авалон
Бедный Йорик
1.
2.
А в городе, где вечность ждет весны...
После рубежа
На сколе октября
Октябрь. Квитанция. Квартплата...
Поземка. Полночь. Первый лед...
Еще не все... за мной остался ход...
Оставьте лучше право на ошибку...
Насхлест, навзрыд - два взора. Два креста...
Так умереть решаются - мгновенно...
...И больше нету смысла быть собой...
Во времени (цикл)
I.
II.
III.
IV.
V.
На новом витке
Ползут часы - безногие калеки...
И зло мое. И гнев. И суета...
О, да. Да будет так. Безверье. Слом....
О нет, не то... не стоит, не зови...
... Лишь полночи разорванное знамя...
Молча - лицом в траву на перепутье лечь...
Офелия XXI века
На старой фреске облупились краски...
Сильмиэн посвящается
I.
II.
Мой сон-сквозь-мир...
... А за окнами - листья...
Так откройте окно...
.. И упали минуты - на камни - ударами града...
Абстракция
Без имени
I.
II.
III.
IV.
Мориону посвящается.
19 сентября 2003 года, вечер, дома...
I.
II.
III.
Сколь горек воздух в этом сентябре!..
Я вижу, как падают мертвые птицы...
Когда - не возвратиться, хоть и рад...
Птицею в чьей-то груди, неразборчиво пленной...
Спускаюсь в ад с улыбкой гордеца...
И сны - как звезды, в ночь, за окоем.
... И жемчужный холодный дым -
Iva - Д.
1.
2.
Сойти с ума, лишившись головы...
... А казалось - даже вечности мало...
Ноябрьские отражения (цикл)
I.
II.
III.
IV.
V.
VI.
VII.
VIII.
IX.
X.
XI.
Эпилог.
Мне набили землей уста вы...
Мрачнеет взгляд и вздрагивает веко...
И - холод узких рук, и - теплый снег...
Тьма, возьми мою душу...
Полжизни - пред-растраченных впустую...
Ночь. Серебро на воде...
Капли дождя на траве...
Выстрелы в спину...
Лицевой стороной камня...
Два голоса боли к двум ликам любви
В саду из цветного стекла
I.
II.
Черной розой на перекрестке...
Отрицание Бога...
Пассионарные мотивы
Не дожить до весны. Не допеть, не успеть - до земли...
Диалог Мастера и Маргариты в мире покоя
Диалог Маргариты с Воландом после Бала
Когда сгорят...
Рассвет во сне. По небу плещет - алость...
Тихий сумрак расползается по комнате...
Белая легкая стая страниц...
Это, как всегда, не всерьез...
Два черных силуэта vis-a-vis...
Ветер придет ниоткуда...
Черное с серебром
Стальные сны - по замкнутому кругу...
В гробницах прах - своей косой мести...
COLD (27)
Наверно, все же - нам не по пути...
... Под утро: - Довольно...
Табачный потертый кисет...
Медея
Где - бокалы искрящейся браги...
Твердыня, восточная башня, ночь 3016 г. III Эпохи

Посвящение Цурэну

"Наш вечный пост - он был не нами избран; Мы безответны - значит, прощены..." (Лора Провансаль) "Как лист увядший, падает на душу..." Прости, Цурэн. Прости меня, прошу: Твоих сонетов я не напишу И логики системы не нарушу. Я не стремлюсь вотще тревожить память Героев, переживших свой удел. Прости, Цурэн - ведь ты же не хотел, Чтоб мы пошли твоими же стопами? А только - что там! Нас влечет арена, Где пред толпой мы смерть принять должны. "Мы безответны - значит, прощены..." - Другой сонет другого же Цурэна. Их голоса в толпе - как эхо в вате; Да я сама не знаю, чем дышу. Цурэн, прости, но я не напишу Твоих стихов - своих, спасибо, хватит. "Какая казнь! Простите, что за дикость?!" ... Бессилье. Безразличие. Безликость. И сколько ныне стоят страх и смех? Найти Грааль - нелегкий рок поэта; Перед костром, сжигающим сонеты, Единственное равенство - для всех.

* * *

Мертвые тучи парят над городом. Пахнет грязью и ладаном. Удушьем того, что нельзя забыть. Простите мне Стихи и слова. Я виновата, Я не смогла - не сказать. Простите мне эти черные розы, Они политы ядом, Учитель... Просто мне больно, Но это не оправдание... Простите, Я должна была - не сказать. Не промолчать, а не сказать - Вы меня поняли?.. Грязный город, Освещенный сердцем того, Кто взял себе имя Денницы, Чья песня разбилась рассветной звездой. Простите мне - Мечи и шпаги, висящие над столом. Я знаю, я не должна уметь. Простите мне Фолианты забытых веков, Декаденство распоротых вен И любовь к цветам. Простите мне Мое не-забвенье. Простите мне Черноту ночного плаща Четыре века назад - Я помню, Простите, Учитель... Серая муть предрассветных улиц, Побледневших в сонном бреду. Я устала шептать "Простите", Мне хочется спать. Простите меня. Это так, напоследок, Случайно. Простите меня. Я не должна быть "цветаевской девочкой". Это неправильно - Задыхаться в жару пролетевшего времени. Я помню, простите меня. Этот Город я ненавижу не меньше, Хоть вы этому не учили... Впрочем, Я знаю, меня вы поймете. Вы всегда понимали меня. Простите меня, Это крик, растворившийся в вечности. Этот меч, разорвавший сетей паутину - Лишь бритва по венам... Но меня вы поймете. Быть может, решите, Что я и не виновата... Простите кошмар этих улиц, Я сама запуталась в них. Этот крик раздирает стены, Потому что хочет наружу, Потому что мечтает о небе. Простите, Учитель. Простите мне. И меня. Я не знаю, зачем я здесь. Точнее, я просто не верю. Простите Стекло, что разбито камнем. Я знаю, что плохо - не оправдание, Но забыты другие слова. Простите земные проступки. Мне не уйти, уж хотя бы поэтому. Я узник Сетей лабиринта миров. Мне больно - Порвались хрустальные нити. На стенах - шпаги, На кресле - розы, облитые ядом, Атласные шторы... Простите... 11.05.1992

* * *

Тишина и тьма. И не надо слов. Этот вечер Канет в прошлое вместе с нами. Несмолкаемый крик отгоревших костров. Неумолчное ярое пламя... Под дождем по лицу растекается тушь. Этот вечер Растечется чернильною кляксой в тумане. Я не стану кричать Слова над бездною душ. Я уйду. Я не стану. Осень празднует Преходящее торжество. Жизнь - осколки... как разбитое блюдце. Это горько и как-то светло-мертво. Развернусь. И уйду в этот вечер без права вернуться... Глянет звездами Вечность. Ее круговерть Вьется бурей огня и осколками инея... Прокляни возвращенье мое, прокляни мою смерть. Прокляни мою жизнь. И прости меня. 21.02.2000

* * *

Трещины - по плоскости стекол И в них прорастают посмертною скукой имен Искорки пыли Оттиск морозов и звуков на черном стекле Ведущем в остывший город Это очень легко когда остаешься один Кто-то спивается кто-то провидит Кто-то сходит с ума Все очень просто и одно от другого de facto не отличается предсмертье-посмертье отсчеты сухих послесловий По плоскости стекол Звезда-Анархия вспарывает вены Застывшим в веках символом невозможности По праву признания права Когда не зовешь никого ибо вернуть не вправе Посмертные судороги пророчеств Когда кровь изо рта застывает цветком на снегу Не обещайте мне возвращения Я уйду не прощаясь

Цикл "Камни вдоль дороги"

НОЧНОЙ ГЛЮК

Судорожный взмах - Пламя вверх. Разговор впотьмах, Тихий смех. Разговор во тьме, При свечах. Судорожный смех. Замолчать. Что же делать мне? Боль в груди. По пути теней Уходить? Что же мне сказать? Путь - в кольцо. Распахнуть глаза, Скрыть лицо. Я не верю снам, Посмотри! Так о чем же нам Говорить? Что в себе таишь? Слово "нет"? Снова раскроишь Душу мне? Слово - как в бреду. Льют дожди. Я опять приду, Подожди. Танец при свечах, Звуки - ввысь. Все в моих ночах Собрались. Я опять молчу - Что сказать? Знать, не по плечу - Просто знать. Крик сдавил виски. Задохнусь. Я твоей руки Не коснусь. Звезды высоки - Путь во Тьму. Я твоей руки Не приму. Это, видно, рок - Отойти. Мне твоих дорог Не плести. Слово "ничего". Рвется нить. Мне твоих шагов Не хранить. Вызовом судьбе - Тишина. Так зачем тебе Я нужна? Так-то. Замолчать. Как во льду. Догорит свеча И уйду. - Где ты?! - Улыбнусь - Ком в груди... - Я еще вернусь. Пощади... Цикл "Взгляд из зеркала"

* * *

Я буду Гретхен. Я была - Джульеттой и Маргаритой, Безумною Эльзой И леди Макбет, - Буду и Гретхен. Я буду варить тебе кофе, Я не буду смотреть, как ты плачешь, Если захочешь, солнце мое, Я вообще буду счастлива. Мы будем в обнимку сидеть На холодном полу В темноте, Я дам тебе бритву и бинт, Если попросишь, Я выйду, Если ты не попросишь остаться. Я буду прощать тебе все, Я свяжу тебе шаль, Чтоб не холодно было... Я умею быть Гретхен, Я буду тоской твоих дней, Я буду звездой их, Черной звездою... если захочешь. Я была Джульеттой и Маргаритой...

* * *

Я когда-то ушла в зазеркалья И не вернулась. Вся видимость черных ночей - Просто мираж. Я хотела вернуть наше царство теней И нечаянно стала легендой, Я стала цветком На могилах чужих пустырей, Я осталась В провалах разбитых окон В забытых районах, Я звала и никто не пришел, Я проросла Сквозь омытые ветром улицы, Сквозь неоновый свет фонарей, Сквозь проклятья и благословения, Сквозь пути и забвенья, Сквозь сказки и были. Вы зовете меня? - вы зовете птицу...

* * *

Ночь растеклась по стеклу, Расползлась по асфальту, Застыла, расплавилась Летней жарой, От славословий устав. Я знаю, когда отворятся врата И Девятый придет, Я знаю предел этих дней, Я видела белые камни, На которые Благословенный лицом упадет, Я знаю закаты По хрустальному небу, Я еще помню года, Когда реки были ветрами, А земля - аметистом. Я смотрела в ночные озера, Не зная имен и теней, Не помня паденья, А помня лишь только полет...

* * *

Я ищу того, Кто трижды тринадцать раз Был проклят и благословлен, Кто просил тишину Оглушить его, Кто просил ледяные ветра Выжечь ему глаза, Кто просил летнюю ночь Пасть на плечи ему, - Я ищу того, Кто когда-то просил о пощаде у всех, Но ее не дождался. Я ищу того, Чье сердце из черного льда, Чьи руки белы, как слепящая вера, Чей взгляд сохранил отреченье В незрячих зрачках. Я ищу того, Кто сам сотворил свою смерть, Согласившись Дальше идти. Я ищу его, Чтобы сказать: "Будь рыцарем Королевы".

* * *

Не посвящается никому. Прозрачный лед... В дурмане голова. Куда ушли? Откуда не вернулись? Кто растворился в круговерти улиц?.. Косметика. Засохшая трава. Трюмо. Аптечка. Зеркала и пудра. Разлом - змеей по плоскости стекла. О если бы, как Ты, и я смогла - Так улыбнуться - холодно и мудро! По пеплу воском - Знак - моя судьба. Как тени отражений, гулкость эха... Клубника. Ром. Признание со смехом: "О чем ты, песнь моя? Рука моя слаба..."

* * *

Как холод мертвых рук - причастье тьмы. Диван, сигара, - дань привычной лени, Прощенье исчезающей зимы. Надменно: "Я!" - и - истерично - "Мы...", Последняя попытка искупленья, Когда понятно - эту кровь не смыть И ненавистью горького смиренья, Когда уста - так сомкнуто-немы. О, если бы великие умы Могли постигнуть истину горенья! А в мыслях тот разброд столпотворенья, Что дух зовет - из тела, из тюрьмы. Земная ночь - вода, луна, камыш, - И гневный хмель нездешнего творенья Доводит до оков и до сумы. Как холод мертвых рук - причастье тьмы. Хрусталь. Ковер. Черничное варенье.

* * *

Восход неубывающей луны. Болота. Лес. Тропа воспоминанья... В кошмарах воспаленного сознанья Мы верим Фрейду и не верим в сны. Тоска недогораюших свечей, Как кажется уже, продлится вечно. ... Как трудно исчезает "человечность" Из наших взглядов, страхов и речей...

* * *

"Поэт в России - больше, чем поэт..." (с) (цитата, в общем-то, ни к чему) Во взгляде вновь - замерзшее стекло. Мы снова собрались - страдать публично. Как коротко и самоиронично - Цитата и издерганный поклон. Всевластье боли... Именем Ее - Терзания необъяснимой мукой. Нелепою раскрешенною куклой На виселице - Франсуа Вийон... Метанья отошли в архив "вчера". Теперь - ошейник, плеть, еда и палка, И левый угол рта кривится жалко, Боясь не еретичества - костра. Но - факел к небу - "Именем Пути!" Звезды недостижимой - нам - достичь ли?.. ... Мы снова собрались - страдать публично, Чтоб нашим криком дыбу освятить.

Цикл: Тени проклятой весны

* * * Дождь. Шум колес. Туман весенних улиц. Об стекла бьешься птицей - толку чуть... Задуй свечу мою, лихой безумец: Я не успела - значит, заплачу. Очки, румяна, тушь... И маска взгляда - Преступницы, ушедшей от борьбы. Убей... Просить прощения не надо - Как это просто - обреченным быть.

* * *

Под ногти - иглы. Память прошлой боли. Прижаться лбом к холодному окну... Кто наречет всевластие - Любовью, Того благословеньем прокляну. Асфальт чернеет... Так уходят зимы. Теперь - весна. Проспекты, камильфо... Как ненавидишь имена любимых, Зашептанные в черный телефон!..

* * *

... И губы в кровь. Чернильницу - на платье. Лицо белеет - неземная жуть... А ты - мое вселенское проклятье, Но я тебе об этом не скажу. Земное пламя. Распахнулись двери. Цветы мимозы - тенью на пальто. Что в истине? Мы учимся неверью И несомненно преуспеем в том. Коктейля привкус - золотисто алый, С горчащею осиновой корой... Сиди безмолвно, странник запоздалый, - Терпи, когда сгорает серебро.

* * *

За полночь. Проспиртованная вата. Ночною тенью жизнь моя летит. Не переносишь моего диктата? Ну что же, значит, нам не по пути. Расплатой за решения мгновенно - Грань слов, где эпилогом - "от" и "до". Так заливают вспоротые вены Зеленкой, стрептоцидом и водой.

* * *

... И взмах ресниц: "Прощай. Уйди. Я понял. Как череда теней - земные дни." Мой бедный мальчик, ты хотел - не помнить. Как жаль, что не сложилось. Извини. Лицо - надменно, бледно, отрешенно. Сорвался голос - воем - при луне. Я просто стерва с выжженной душою - Эксперимент любви не к Сатане.

* * *

Ванильное, миндальное печенье, Бокал вина. Игра ума легка. Последняя надежда не-прощения, Точеный жест - протянута рука. Все в шоке: "Как вы можете!.. Не смейте!.." Стоит толпа, дыханье затаив. Опять - на грани логики и смерти - Истерика всевластья - на двоих.

* * *

Наш декаданс, где губы шепчут мантры, Осознавая, что творят пустяк, Как танец прогоревшей саламандры, Где виден лишь обугленный костяк. Под каблучком хрустят святые мощи И колокольцы в волосах звенят. Но кажется - сомнительней и проще Не выхватить страницы из огня...

* * *

Вчера, сегодня - дождь. И завтра - так же. Бетонных стен безжизненный каркас. Похмельное бунтарство эпатажа, Где слезы выставляют напоказ. Прошедший пустоту и пламя ада Забудет свет наивно-детских глаз. Понятно. Мы взрослеем. Это правда. В святом огне сгорают только раз. Чего тут думать - хорошо ли, плохо... Теперь - не докричаться, не сгореть. ... А с осени кусты чертополоха Остались у качелей во дворе...

* * *

Фpэpину Питеpскому посвящается В ночной тиши заметались тени. Во взглядах снова - туман и стены. Безвеpье стpочек - "Да что ж такое?.." Стpемленье к вечности - зов покоя... С окна соpваться, взлететь - посметь ли? Я так давно не стpемилась к смеpти! Давно не чтила тоску - слезами, Pисуя гpани слепых мозаик, Давно не слышала Зов Доpоги, Не pазличала людей и бога... Углы сознанья сместились - волей, - Измеpить вpемя стpокой и болью, Холодной водкой и яpким светом, Забыть надежду, котоpой нету, Метелью взвиться - в лицо кому-то, Почтить молчанье своей минутой, Исчезнуть - в ночь, с суетою слиться... Сожги легенды. Пpости певицу.

* * *

Посвящается... Тишина за гранью бреда, воздух душный и сырой. Чем заплатишь за победу, о блистательный герой? - Шаг по воздуху - без следа: "Ночь, приди и тьмою скрой!" Смехом - истина слепая, сказка сказана уже, Гаснут звезды, рассыпаясь на миллиарды миражей, В бездну черную срываясь на последнем вираже. Вспыхнуть искрой и исчезнуть - поздно петь, кричать и звать, - Ты же видел эту бездну, но не смог ее познать; Ныне сердцу неизвестно, что такое благодать. "Бывший богом - станет прахом!" - голос сорванный дрожал. Остается - яд и плаха, лед короны и кинжал, - Только кто же темным страхом беспощадность унижал? Отрицанье - покаянье: "Ты уходишь - я живу". Вспомнишь звездное сиянье, под топор склонив главу? - "Где вы, дерзкие мечтанья? Вас пред Вечностью зову!" Боль и слезы - так, пустое! Клятвы - кровью на мече; "Задохнись своей мечтою!" - каркнул ворон на плече. У ступеней трона стоя, оглянись на палачей.

* * *

И.В. "Я больше не могу для Вас Свою судьбу крошить на сказки..." (И.В.) Мгновения распахнутой души - Размытый грим и стершаяся краска. Смеется гулко ночь в лицо-под-маской: "Умрешь? О, нет! Не стоит. Не спеши..." Швырнуть в камин засохшие цветы, Смотреть на блики света без улыбки... Боюсь, не совершила ли ошибки - Отчаяние лучше пустоты. Короною сверкающего льда Виски сдавило. Суета земная. Не надо мне... ты сам прекрасно знаешь - Я жертв не принимала никогда. Не надо. Не кроши судьбу на сказки. Не нужно мне беспроигрышной маски; Ты лучше посвящения пиши. А кровь твоя - плохой бальзам на раны. Луна смеется. Ночь хохочет рвано: "Умрешь? О, нет! Не стоит. Не спеши..."

* * *

Ломиэн посвящается Прости меня - я не смотрела вниз, Где ночь цветет огарками костров... Пройдем ли - по дороге меж миров? Не знаю, жаль - сужается карниз. Я думаю, что это - просто сон: Ручей зеленый льется вдаль, звеня, В сиянии Холодного Огня, - Наш путь в недостижимый Авалон. Над бездною - канатные мосты Висят в неровной гулкой тишине. Прости меня - ты доверяла мне, А я всего лишь тень... чего же ты... Пройдем ли мы по этому мосту Средь сполохов хрустального огня? Душа моя, ты верила в меня - Прости мне эту горнюю мечту. Порыв ли урагана, легкий ль бриз, Что может быть смешон, но не суров, Сбивает с ног в Дороге Меж Миров? Прости меня... сужается карниз... Вот - вороны слетаются на пир, Орел за новым лакомством летит. До Авалона - шаг, но все пути Туда не приведут... заклятый мир.

* * *

Посвящение Мориэль Бесконечная черная скука. Битый лед, обескровленный путь - Я всего лишь бездомная кукла... Успокоиться. Сбыться. Заснуть. Ариозо еще не допето, Не закончен парад неудач. ... Потеряться в телах и предметах, Только искры во времени... Плач.

* * *

Т. посвящается Всему конец, зови иль не зови. Усталость сумасшествия - не внове; Надежда губ, искусанных до крови, - Но мы не умираем от любви. Но слово обжигает, будто плеть: "А что? Ты захотела умереть? Упасть цветком ночным на полог снежный?" - С издевкой и неискренней усмешкой, Как будто это треп или пустяк. Да, ты жесток... ну что ж, да будет так. Во взгляде - вальс теней, луна и снег, Напрасно я свечу зажечь пыталась, - Но губы поцелуя не дождались И кровь течет... да черт бы с ней навек! Да, мы не умираем от любви. Мы просто за собой закрыли двери... Осталась ложь себе - тоска истерик И театральность клятвы на крови. Но скалится усмешечка паяца: "А что? А ты хотела бы не клясться? Хотела бы? Серьезно? А могла бы? Да, больно. Только сказочки - для слабых, А сильных черный ветер унесет." Все хорошо. Я принимаю все. 6:11 21.12.01

Т. посвящается

И в великих часах Остаются свои времена. В темноте голоса, Но я снова бездумно одна... И великим часам остаются свои времена.

* * *

Мне остается лишь память, Только воля сожженных теней, Только сон по весне, Только черное пламя... Только тени аккордов, ответов... Время с нами не кануло в Лету, Но снова не спето...

* * *

Заставь же меня раствориться Во тьме за чертой... Надышавшись ночной пустотой, Воскресаю - подстреленной птицей; Надеждам не сбыться, Не остановиться...

* * *

Я изойду улыбкой. Предвидение зыбко, Излечит ли молитва Забвение заклятья? Осталась кровь на платье, Глаза, слезами залитые... Мне не на что надеяться, Все кончено, все станется; Изойти темнооблачным танцем, Да прахом развеяться...

* * *

Прикажи умереть На заре. Прикажи не допеть, Но ответь! Но спросить не останется сил - "Ты меня не любил?"

* * *

Остались неземные миражи. И ладно, пусть! Льдом давит душу грусть, Но буду дальше жить, Зажгу свечу И пьяно замолчу. Фотографий искрящийся глянец Порву; Наяву Пусть останется танец... 18.12.01 1:22

Цикл "Возвращение времен"

* * *

Порвав струну на старой черной лире, Застыв в веках, как искра в янтаре, Я целовала пьяного вампира, Отдавшись страху быстро умереть. Разлив вино, смешав в колоде масти, Покуда не пропели петухи, Я заклинала тлен его всевластьем, Сжигая на свече свои стихи. В рассвет, отдав все знанья тем, кто понял, Став тенью сна в круговороте лет, - Я вправе говорить: "Я это помню..." - Идущим на костер подарен Свет. Блаженны вы - проклятьем отвечали! Иллюзия забвенья без печали Погонит снова в дьявольский полет. Спеть Песню Мира, - закричать надсадно... Не знали вы, святые беспощадно, Что это воскресит, а не убьет!..

* * *

Мелодия взметнулась и умолкла. Холодный ветер, треснувшие стекла... Над миром занимается заря. Неясный бред... налей вина, не слушай! Корона выжгла мозг, спалила душу, - И что искать, и что теперь терять? К чему слова о истине ученья? Пародия на власть и отреченье - Беззвездный путь, сияние кольца... Что можете открыть всесильем мне вы? Приветствуйте явленье Королевы - Оковы на руках и терн венца! Вселенский холод рук моих коснется. Кто говорил, что все еще вернется? - В моей ли власти судьбы изменять? Погаснут звезды в бешеном полете... Я буду бить, пока вы не очнетесь, - Очнувшись, вы ударите меня...

Цикл "Философские попытки"

* * *

Этот миг за плечами - безвременье лет; Становясь палачами, сгораем в рассвет. ... Ухожу, не прощаясь, в неоновый бред. Только маятник мерно качнется, звеня, И очистит от скверны дыханье огня. ... Ты запомнишь, наверно, как звали меня. И - тоскою по воле - зажжется звезда; В рамках заданной роли, ты вымолвишь: "Да..." ... Так запомни, как больно - гореть среди льда!

* * *

Меня позвали дальние края, Воскресли имена, эпохи, лица... Причастностью к дыханью бытия, Я попрощаюсь с вами на страницах Тех книг, что я когда-то напишу, Я закляну - холодными огнями. Герой или подлец, мудрец иль шут - Пред Вечностью неважно: тлен равняет. Мне не забыть... и так не суждено Взойти в костер - поэту-декаденту. ... Когда-нибудь закончится кино, Где мы с тобой играли в ассистентов.

* * *

В ладони льдинкой таяла мечта - Как эпилог ко всем былым стремленьям, - А кто-то был героем... Суета. Конец времен - попытка искупленья. Взорвался мир - осколками стекла, А свет слепил, блаженство обещая. Мы помним о словах и о делах, За этим забывая, как прощают. И холодом закатным стынет грусть - Тоска о невозможном и прошедшем. Я верила. Я больше не вернусь. Дорога в ночь - наркотик сумасшедшим...

Миг повторения

(глосса на цикл Лоры Провансаль (Ларисы Бочаровой) "Менестрель")

* * *

Мой мир. Мой город. Царство обезьян, Обитель недомолвок и напраслин. Я умерла, и свечи не погасли; Простите мне невольный мой обман. Вино, сандал, бумажные цветы - Как символы былой ненужной славы. Я не клянусь, я не прощаюсь, ave, Я знаю - смерть не терпит суеты. ... На, может быть, друзья мои, вы правы: К чему сжигать тетрадные листы И оставлять рубины без оправы?..

* * *

О, право же. Ждала, жила. Любила. Бесплотный воздух примет нашу суть, И, может быть, потом, когда-нибудь Перо ко мне положат на могилу. Мои эссе - рубин, жасмин и сплин; Их критики мудры и всяко правы. Я знаю, что в местах минувшей славы Вы не найдете тел среди руин. Мы в Колесе Фортуны - только спицы, Всех уравняет в Вечности Судьба. Вы не прочтете надпись на гербах, О тех, кого не помнят летописцы. Лишь трещина по плоскости стекла - Мой Путь, мое сомнение - лишь поза. Но вот - сожгут засушенные розы И по ветру развеется зола... И ныне все давно не так, как прежде: "Всех отыскать..." - чеканка на Кольце, - Любая из дорог утратит цель, Когда один ты и лишен надежды. И пусть тот горький миг не так далек - Мир будет безоценочен и страшен, Но всглад - как прежде: болен, бесшабашен, И руки ищут струны, не клинок... Когда падет последняя из башен, Ты, как и раньше, будешь одинок.

* * *

В моем плаще достаточно прорех, Чтоб оглянуться. Ночь. Туман. Дорога. Ты так прекрасна, Жизнь!.. Еще немного!.. Но промедленья хватит ли на всех? Но в зеркале я все еще жива - Там все возможно... Сказки вперемешку. Кривится рот в загадочной усмешке - Конкретным проявленьем естества. Но я не буду золотою рыбкой. Мысль знакова, когда созвучья зыбки, Мы можем петь, покуда вьется нить... К чему считать в плаще своем зашитки? Оставьте мне пространство для ошибки, Я больше не желаю говорить.

* * *

Мысль... Да. Так в плоть вонзается копье. Они шумливы, сумрачны и прытки. Да будет так. Еще одна попытка... Благословен способный на нее! И я горю. Не стоит, не жалей, Предвиденья смешны и слишком зыбки, Мир держится на прочности улыбки, Я улыбнусь... но станет ли светлей? Я улыбнусь - безумие безлико, Да будет тонких крыльев трепетанье, Я улыбнусь! Да мне ли - не посметь? И хочется кричать, не слыша крика: "Мне скучно видеть собственную смерть!" - И слышать сбой неровного дыханья.

* * *

Бумагу темной кровью замарать, Перечеркнуть, застыть, отождествиться, Забыть надежды, имена и лица. Еще не поздно все переиграть... Но нет ответа. Гаснут зеркала - Не ты ль один в прозрении виновен? Но небосвод туманен и бескровен И некуда смотреть в минуты Зла. Пьянит соблазн - уйти в былые сны, Разрушив явь своими же руками... Молиться, пав лицом в алтарный камень: Мы безответны - значит, прощены. 03.11.02

Венок сонетов

("На грани естества…") Дэлю, аранни, посвящается.

* * *

Я падаю, встаю и вновь бегу1, Пытаясь совершить побег из плена Самой себя. Пылинка во вселенной, Пытаюсь я свой путь согнуть в дугу. Тараны тяжких сумрачных валов Прибой навстречу гонит. Голос крови - "Борись и оставайся наготове!" ... Мой голос тих и нет на свете слов. Не подписав со страхом мировую, Борюсь и над собою торжествую, Упрямо вырываясь из силков... Но, опьянясь победами своими, Зову других, свое не помня имя. Нить эта тяжелей любых оков.

* * *

Нить эта тяжелей любых оков, Чернее воли давнего проклятья. Я не в ответе более - за братьев, Сестер, друзей... одна среди песков, Я снова - с сущностью наедине Внемлю аккордам Песни Мирозданья, И воля к Сохраненью Созиданья Во мне взывает - к чести и вине. Иных путей к прозрению не зная, Проклятье Мнемозины проклинаю: "Да будет так - забуду забытье!" Охваченная зыбкою печалью, Сквозь лунный свет, сквозь сны и зазеркалья Я падаю - обратно - в бытие.

* * *

Я падаю - обратно - в бытие, Я существую, я имею право... И, воскрешая прошлое свое, Я вижу Бога. В танце. Шива, ave! Я - пред тобой. Протянута ладонь, - И ей навстречу распахнулись двери. Танцует Бог - ну что ж, я в Бога верю, Бегу к нему - сквозь пепел и огонь, Сквозь ночи декабря, полудни марта... Вселенные рассыпались, как карты, - И кинут мне - плевком в лицо - покой. Но я не стану - тише и покорней. Прозренье... Кано, Факел. В свете горнем Я вижу ось стабильности мирской.

* * *

Я вижу ось стабильности мирской, Но суть вещей уже не та, что прежде. Господень Глас: "Прозрение? Надежда? Семь Кубков. Выбор. Вот - испей любой." И, подавив предсмертную тоску, Я вспоминаю тайны сновидений: Семь Кубков. Череда грехопадений. "Из каждого я выпью по глотку!" И вижу - Кубки кружатся в полете. Что ж, Кубок Первый. Жаркий шепот плоти: "Пренебрегая мной, ты неправа! Возвыситься над слабыми - хотела? Ключ к Смертной Силе - в вожделеньях тела..." И смысл не облекается в слова.

* * *

И смысл не облекается в слова. Иного пониманья хочет тело - Астарты ложа, алтаря Кибелы... Я падаю... горю... встаю - жива! И плоть моя теперь едина с духом, И мне покорны горькие мечты. Теперь стремлюсь в объятья чистоты, Надеясь Песнь Миров постигнуть - слухом. Спираль Времен... века - ее ступени... Я слышу демоническое пенье, Где консонансом стынет - Чистота. Глоток. Ступенью выше поднимаясь, Я в общий хор бестрепетно вливаюсь. И снова мной изломана черта...

* * *

И снова мной изломана черта У самой грани взлета и распятья, И пустоты промозглые объятья Мне не страшны - ведь я уже не та, Что встарь, не убоявшись ничего, Упала с неба огненной кометой... Вот Третий Кубок - Истин-не-для-смертных... Я знаю суть Служенья своего! Воистину - да будет Лакримоза! Касаясь звездных струн, я ариозо О воле к Разрушению - пою! Да будет каждый миг - дорогой к Храму! Пять фаз пресуществления Тандамы Я знаю так же, как ладонь свою.

* * *

Я знаю так же, как ладонь свою, Иллюзии томительного счастья. Сон разума, безверие всевластья - То смертные дары Небытию! Томленье духа - сказка для невежд; Луч звездный сквозь засовы проникает, Но сферы пустоты не наполняет Беззвучье человеческих надежд... Нелепа боль, как странник на престоле. Я властна - отпустить себя на волю, Пробиться к жизни - светом из-за туч!.. Я пью Четвертый Кубок - Пониманье Всесилия Гармоний Мирозданья, Взлетая в вышину, бросаясь с круч...

* * *

Взлетая в вышину, бросаясь с круч, Я постигаю сущность Непокоя. Звезды касаясь верною рукою, Кольцом на пальце замыкаю луч И вижу Волю Сопредельных Сил: Она уже не кажется опасной. Глоток из Кубка Чувств... И ночь прекрасна. Я распущусь - цветком среди могил! Так статуя Венеры полнит нишу. От чувства - шаг до действия. И пишут Страницы предыстории земной, По-детски опьянившись этим хмелем - Художники, поэты, менестрели... Предписан снова путь, и путь иной.

* * *

Предписан снова путь, и путь иной: Познавший Суть, да встретит искушенье Оставить след свой, вынести решенье, Мир хрупкий оградить навек стеной Своей защиты. Пасть на вираже, На самой грани встретившись с сомненьем. Пью Кубок Воли. Власть пресуществленья Есть цель и вектор, есть стрела и жезл. Но время - встать и вспомнить Божий Танец. Быть может, точно так же я останусь В столетьях - неразгаданной строкой... Я знаю ль путь свой? Может, Путь Поэта. Я за чертой... Я у истока Света. Он холоден и бьется под рукой.

* * *

Он холоден и бьется под рукой, Под пальцами горячими - трепещет, Пронзительно-спокойный, сущий, вещий, Такой живой, естественный такой... Последний Кубок в темноте горит. Я пью, я постигаю непреклонность Свободы от иллюзий, подчиненность Той Истине, что - правит, не царит. Величественна, властна, нерушима, Она - как и Любовь - непостижима, Не нужно - ни жреца, ни палача. К ней прикоснувшись, прежней я не стану. Стою - как тень на перекрестке тайны, Мир мимо вновь проносится - звуча...

* * *

Мир мимо вновь проносится - звуча, Волнуясь, рассыпаясь вихрем масок, В нем - хаотичность линий, буйность красок... А я, свое проклятие влача Иду сквозь жизнь... Но я могу творить! Я - Ключ к истоку силы беспредельной, Но - истину узрев - не стала цельной, И что - о чем - тогда мне говорить. Я грежу небом в огненной короне, Я вижу воплощение гармоний, Болея искушеньем - полюбить Всех масок и безумств столпотворенье. Есть музыка!.. О, да, мое творенье Останется и будет властно быть!

* * *

Останется и будет властно быть Все то, что в мире создано живыми, В земле и ветре обретая имя, Которое пространству не забыть, Суть отзовется - только позови, И будет быть - в минувшем и грядущем. Осталось так немного. Душу, душу! И вот она... Финал, как свет Любви. Любовь и Свет... и Смерть. Преображенье. И явит миру вечное движенье Та Истина, что, вечная, жива... Пускай она ведет тропою торной Туда, где Гордость Боль венчает терном; Скорее и ее - сквозь жернова.

* * *

Скорее и ее - сквозь жернова Надежд и феерических прелюдий К Дорогам Рока. Ведь иначе люди Не смогут верить, что она права, Что нет Семи Грехов. Есть Семь Начал. Семь Вечностей, бесплотных для закланья, И вот часы от жизни к умиранью Текут, как волны с моря - на причал. Как нити Сути - символы, стремленья... Мир заплетаю около вселенной Я - ими. Этих пут не разорвут Ни Страх, ни Боль, ни Ложь, ни Разрушенье. Пути Семи ступеней к посвященью Вверяю все, что происходит тут.

* * *

Вверяю все, что происходит тут - Я людям. Этот мир им отдан в долю, А мне пора бы вырваться на волю - В потоки Света... Люди не пройдут, Не обойдут Ступени. Сила их - Основа, Солнце, Воздух, Власть, Дорога. Взмываю ввысь, к небесному чертогу, Оставив душу царствию живых, Подальше от миров и междумирья, От гнева, счастья, власти и бессилья... Лечу... пою... себя не берегу... И в каждом ветре расцветаю розой... ... Стрела? Зачем... Конец?.. Любовь и звезды. Я падаю, встаю и вновь бегу... 13.10.2002 - 16.02.2003

1 Отныне и далее - выделенные курсивом фразы, являются цитатами из Венка Сонетов Дэля, глоссой на который является данный Венок Сонетов.


Витражи пустоты (из цикла, отрывки)

* * *

То, что было, отцвело, Отзвучало, отболело... Потемневшее стекло На рассвете станет белым... Горький кофе, черный лак, Пахнет йодом, солью, мелом, - На окне начертан Знак Неуверенно, несмело. Разум, чувства... вечный спор, Изнуряюще-смертельный, И зеркальный коридор, Уводящий в Беспределье, - Но виденья не убьют, Свет не даст в закат исчезнуть, - Блики тысячи минут, Путь, ведущий в Ночь и в бездну... Горький кофе, хлеб и тмин, Бой часов - смелей и злее, - Чашка чая. Мед. Жасмин. Что ж так холодно... Светлеет.

* * *

Молчание - В пустоте тишины, - Нечаянно Все мечты сожжены, К порогу ли - Выходить на заре? Дорогою На прощанье гореть... Только жаром опалит виски... Руины и сны, До весны, До восхода холодной луны, - Легенды великой тоски...

* * *

Темная осень навеки остывшей легенды, Все времена, что остались в несозданном прошлом, Отзвуки, отсветы, даты, сомненья и лица, Звездное небо, что стало немым и бездонным, - Так расстаются с прощаньями, не сожалея, В мокрых подъездах рисуя на стенах забвенье, Сказку творя напоследок, чужими шагами, Памятью грязных следов в остановленном лифте. Кто-то запомнил, когда не осталось скитаний, Кто-то допел заклинанья на сером рассвете, Шепотом листьев увядших и хлопаньем крыльев Черных ворон, улетевших в пустые кварталы. Дождь размывает червонные руны на небе, Гасит костры листопадов и тусклые свечи, - День наступает и время становится прахом, Тает сомнение, тает печаль и смятенье... Где-то смеются творившие звездные судьбы, - Мне ж - заклинать миражи полусонным закатом...

* * *

Земное пламя не растопит лед. Холодный яд таит на дне бокал, - Последний непредсказанный финал, Последний сон, - а может быть полет До призрачной неведомой звезды С прогнившего осеннего креста, - И гулкая немая пустота Распахивает дверь в свои сады, В которых лишь туман и тусклый бред И невозможно - петь или летать... Не думать о Тебе. И забывать Черты лица и марку сигарет... Гитара, хлеб, горчащая вода, Пустынный ад холодных белых стен. Кому-то я нужна рабой страстей, Но это путь, ведущий в никуда... Я выбираю... не жалей меня. И, - отсветом огня среди снегов, - Остался сон, - и больше ничего. И то - всего до завтрашнего дня.

* * *

Отражения ветра закованных в сталь площадей, - Здесь покой не найти одурманенной бредом звезде. Снова черная бездна меж временем нашим легла, - Рассекает забвение свет, словно плоскость стекла, - Только белое солнце и снежное поле везде, Задыхаются пламенем дымным мои зеркала, Выжигая молчащую душу навеки, дотла, Для шагов за пределы познания Блага и Зла, - Золотая метель все сомненья и сны замела И в мерцающий город без неба, домов и людей Бездорожьем алмазным на звездный рассвет увела, Белоснежным туманом, как саваном легким, одев...

* * *

За пеленой осеннего дождя Остался только пепел на стекле. Что сделано, что спето... не жалей, Но обернись, на полночь уходя. Болела сердцем черная звезда; Ты уходил - зови иль не зови, - Танцующей походкой - в Никуда, Перечеркнув предел моей любви. Туманы, льды, пожухшая трава, Разбитых рук несдержанная дрожь, - Душа мертва. Забытые слова Не в силах воскресить... Да будет дождь...

* * *

Моих свершений призрачный полет, Мой горький сон, таинственно-пустой, - Я растворюсь в пространствах-за-чертой, Вино в бокалах обращая в лед. Мерцание... ломается строка, Как преломленье слов - века назад, - И застывает обморочный взгляд, Как замирает дуло у виска. Прости меня. Мне нечего искать. Я за пределом и добра, и зла. Печаль моя безумна и светла...

* * *

Шаг за черту - и суть уже не та. Смеется победитель-пустота И открывает Мрак свои ворота. Я устаю - гореть и ждать чего-то, Молить, чтоб сняли, мертвую, с креста, Чтоб воплотилась давняя мечта - Паденье от забвенья до полета... Мне не найти во времени пути, Лишь прошептать вослед: "Лети, лети, - Мне слепота беззвучно смежит веки..." Искать пространства для паденья ввысь, Но все же... заклинаю - "Возвратись, Безумно, безнадежно мой - навеки..." 2001

DUST TO DUST

* * *

Я больше не прошу меня любить, Я забываю сплетни и вопросы. В лицо швыряя склянку купороса, Рвут серебра натянутую нить... Кого судьба ни разу не предаст? Кого не наградят клеймом обмана? Какая тут любовь! - одни романы, Воистину, вовеки - dust to dust.* Уже запретен людям горний свет; Хотя, зачем им свет? Надежней латы. Есть ложь, интриги, сплетни, компроматы. Здесь звезд не жгут во славу. Нет так нет. Наш век - сгорел, истлел, навек ушел И ныне все совсем не так, как прежде. Прости, но я хотела бы - надежды... Прости меня. Все будет хорошо. Стоять у разведенного моста, Вплетать в венок дурманящие травы... Курок взведен. Шагнешь ли - влево? вправо? Какого черта... Ладно. Суета... ____________________________________________ * прах к праху (аллюзия на Книгу Экклезиаста)

* * *

"Он благодарно пьет отраву, Поскольку ангелы все видят..." (Лора Бочарова) Какого черта!.. Ладно. Суета. Плоды ошибки и несчастный случай. Все хорошо и дальше будет лучше!.. Хоть не секрет, что истина проста: Не кровь, а только пепел на руках, Не будет ни расстрела, ни полета, И ты не хочешь, чтоб хотя бы что-то От нас осталось в сумрачных веках. Во взгляде дождь и в небе - горний свет, А на земле - следы, окурки, лужи... Все хорошо и дальше будет хуже. А разве страшно? В общем-то, и нет. Так - звук струны срывается на стон В экстазе феерических прелюдий... Боишься лишь - поверить добрым людям: Они добры, как Марк центурион.* Им верить - пострашнее, чем богам. Душа - товар: как сверху? сбоку? снизу? Надета маска черного цинизма: "Я ненавижу вас". Легко? Ага! Но новый Моцарт яд беспечно пьет, Поскольку только Бог за все в ответе, - И вспоминаем истину столетий: Все суть есть прах и к праху отойдет. __________________________________________ * - герой романа Булгакова "Мастер и Маргарита", римский легио- нер, известный своей жестокостью.

Маргарита

На зло ответят злом или добром, На траурный покров насыпав мела. Прости меня, но я сегодня - в белом, Хоть и могла бы - в черном с серебром. Холодный кофе. Тени. Тишина. Молчу - неумолимо-обреченно, Прости меня... Какого, впрочем, черта? Я есть, но только это - не вина. Все в мире есть - и свет, и лязг мечей, И тень, не оставляющая следа. Прошу прощенья - за свою победу: За то, что я жива. Хотя - зачем? Зачем - прошу? Зачем - еще жива? "Пусть будет". Все прекрасно, где-то как-то. Ты веришь взгляду и не веришь картам? Прости меня... Слова, слова, слова...

* * *

Прости меня... Слова, слова, слова - Пьянящая прекрасная отрава. Звездой холодной слева светит слава, Стоит на лютне лука тетива, А не струна. Не первая. Вторая. А лютня - так и вовсе не моя. И в зеркале, и в будущем - не я, Я - только в прошлом... Менестрель, сыграем? В легенде можно - плакать и любить, Не быть судимой... Тайны и привычки - Там мир теней. Простите истеричку. Отпой меня. Я не желаю жить.

* * *

Отпой меня. Я не желаю жить И новый день меня уже не тронет. Я существую в Горнем Авалоне, А этот мир - всего лишь миражи. Клинок из ножен. Ноги в стремена. Историю вершат холодной сталью, А я - всего лишь тень из зазеркалья, И будни мира - не моя война. И падают на горние весы Любовь, Надежда, Страх Последней Кары... А мы бездумно проиграли в карты Дни, месяцы, секунды и часы.

* * *

Дубль 2. Отпой меня. Я не желаю жить - Ломает ловко суета земная. Дежурный По Столетию, скажи, За что меня... Я этого не знаю. За что меня... Алмазный блеск корон Заменит ли глоток простого света? Я верую - в дорогу в Авалон, Совсем не в Бога. Может быть, за это? Хотя... За это? Мало, разве, зла? Возможно ль верить - лишь из чувства долга? Поверь, я на твоей войне - была, И вас пережила, хоть ненадолго. Заносит новый век на виражи, Петляет ныне звездная дорога. Отпой меня, я не желаю жить! Не ты, Дежурный... Менестрелей много...

* * *

Владыки тишины, рабы молвы, Мечи и лютни, книги и катаны... Пишу стихи, и много. Но, увы, - Все об одном. Чуть позже перестану Писать совсем. Возьмусь за сталь меча, Дразнящую красиво и опасно. Не беспокойтесь, я смогу - молчать; Оно вам надо? Да? Идет, прекрасно! Ведя свою азартную игру, Ошибки совершаю, дурью маюсь И слишком много на себя беру. "Абыдно, да? В последний раз купаюсь!"* Все в мире преходяще. Тает снег. Так в дом зовут и гонят от порога... Зачем просить: "Забудь меня навек!.." - И так забудут. Менестрелей много... __________________________ * - аллюзия на анекдот, в котором утопающий грузин, видя русского, идущего по берегу, забывает слово "Спаси!" и выдает эту фразу, пытаясь донести до человека смысл происходящего.

* * *

И так забудут. Менестрелей много. Не в первый раз - и петь, и умирать, В костер швыряя старую тетрадь, О жалости прося людей и Бога... Я больше не прошу меня жалеть - Зачем слова, когда надежней - плеть? И так забудут. Песни? Мало, мало... Лети, душа бездомная, лети, Все просто в мироздании, прости - Играют люди, боги спят устало, Им ныне больше нечего отдать. Зачем искать, когда надежней - ждать? И так забудут. И костер, и плаха - Не светит мне. Забвение - удел Того, кто сам же этого хотел. Все правильно, и прах отыдет к праху. Оплакана несыгранная роль... Зачем любовь, когда надежней - боль? И так забудут. Все, без исключенья. Забвенья философия проста: "Все суть томленье духа, суета", Как сказано в старинном изреченье. Эклектика, доступная для всех: Зачем стихи, когда надежней - смех?

* * *

Вино в бокале. Все прекрасно, пей. Рассвет во взгляде отрешенно стынет... Тетради на трюмо, цветы в графине - Один глоток истории моей. Все, как всегда - вопрос, а на ответ Даны не годы - жалкие минуты. Забвенье лучше гимнов и салютов - Оставшимся в веках покоя нет. Суть дел своих когда-нибудь поймешь - Когда final подпишешь в эпилоге. Да - dust to dust! Воистину! О, боги... Я не молюсь, а надо бы... Ну что ж. Логический итог паденья ввысь - Шаг в двери ада, Черное Крещенье. - Finita la судьба! Проси прощенья! - Ты кто? Лица не вижу... Отзовись... Август 2002 г.

* * *

И не сказать. И - не переписать. Нас не любили. Мы играли в кости - В свои, конечно. Пляски на погосте, Боль на подмостках, шутки на помосте - Мы все прошли. Мы странники и гости В мирах и снах. Не надо нас спасать. Все за пределом инобытия. И в зеркале, и в будущем - не я, Я - в царстве полупризрачного лета, Где в небе - звезды, на стене - потртеты. В пространствах безнадежной оперетты Легенда завершается моя.

* * *

Забыты опустевшие миры, В которых нас забвеньем обделили, В которых нет понятий "смерть" и "честь". Есть базисные правила игры: С больным надрывом восклицать - "Мы были!", Презрев простую истину: "Мы есть". Не надо, не протягивай руки Тому, кто жрет помои с этой свалки - Он навсегда забитым зверем стал. Но едко рассмеются игроки: "Ты хочешь быть собой, безумец жалкий, В том мире, где презренье правит бал?"

* * *

Что будет... только прах отыдет к праху. Поешь в восторге, воешь ли от страха - Не слышит небо: голос слишком тих. Забудь про клятвы, данные когда-то. Не жаль меня. Не жаль и вас, ребята. Никто не пожалеет. Нет живых. Июнь 2002 г.

О чем молчать

* * *

Кольцо из серебра. Цветок-печать. Знак прошлого останется в грядущем... Я все прочту - тетради, книги, души, - Одно скажи: о чем же мне молчать. Мелодия - натянутая нить, Гитара - ломоть хлеба - чашка чая. Ах, солнышко, ведь ты ж не различаешь Лицо и маску! Как нам говорить? Да, лучше кубок опиума: "Пей!" Ждут битых стекол жаждущие вены, И я играю - зло, самозабвенно, Я не желаю жалости твоей. Святая ложь, спасение во зло... Все правильно. Так надо. Я играю, Я верю картам Таро и гадаю. Зачем любовь мне? Все и так светло. Я жажду оды вечному перу, Создавшему поэмы и скрижали. Прости меня за то, что я чужая, Прости мне то, что завтра не умру.

* * *

Гитара. Черный кофе. Горький свет. Подстрочный приговор: "Всему чужая". Но - бред молитв оставьте прихожанам, А мне оставьте - право на сонет.

* * *

Стихов моих никто не переложит На странные чужие языки, К ним музыки никто не подберет, Не прочитает руны между строк... Зачем - о чем? - жалеть! Дорога в ад, Дорога между строк и между душ, Дорога в облака... прости, прости, Но кроме света Вечного Пути Мне не видать зачеркнутых пером Безжалостных сонетов...

* * *

Крылатых странствий не переписать, Не зачеркнуть, не спеть и не оформить Патетикой неискренних речей. Я снова все о том же говорю, Я не надеюсь... звезды между строк Не вспомнят нас.

* * *

Был дождь, был снег... но не было огня. Во власти предрассудков и привычек, В вагонах очень старых электричек Не встретишь ты - ни Бога, ни меня. Так день за днем... бесшумно гаснет свет, К ответам подбираются вопросы... И я вернусь - несбыточно и просто - К дежурной суете моих сует. Так день за днем... И не было ни дня, Что не был бы аккордом в общем стоне. Ты не простишь... но ты, хотя бы, вспомни - Был дождь, был снег... но не было огня.

* * *

"Мы шли за Вашими стопами!.." Хотели сказки? Ну изволь. Истерика. Усталость. Боль И коронованная память, И суетный высокий слог, Каким написан краткий очерк, И исполнение пророчеств, И невозможный эпилог, И сны, и поиск в жизни смысла, И правда чистого листа, И книга Сартра "Тошнота", И суета сумбурных мыслей... Богема. Шлюха. Пианистка. Жизнь в соль-миноре. Ну так что ж! Истерика. Усталость. Дождь. А небо низко... слишком низко. Дрожит рука. Скрипит перо. Прицел. Отсчет. Разрыв. Промашка... Шекспир в смирительной рубашке, Напоминающий Пьеро.

P.S.

... И девять граммов легкого свинца. Ушел скрипач, безумствует галерка, А тихий ужас ненависти горькой Стирает краски с мертвого лица. Об участи бродячего певца Напишут - песни, очерки, рассказы... А я хотела - коротко и сразу Логического скорбного конца. Ну как же, как же... "Истина в вине". Вернись ко мне! Хотя бы, не ко мне... О чем теперь молить. О боги, боги. Сыграть и затеряться в тишине, Сгореть на черном медленном огне... Настал мой час подписывать итоги. И встретит не меня - последний бой; Мне - голос медных струн и чаша эля. Я странствующим стала менестрелем, А так хотела - просто быть с тобой!..

* * *

В.В. посв. Герой одинок, безразлична толпа, Теряется голос, как стеклышки в вате, Посмертная маска нема и слепа, Стихи переизданы. Может быть, хватит? Не Моцарт, не Сартр, не Цветаева я. Так может быть, хватит? Бессмертие пусто... Безумье, отчаянье, смысл бытия, И Экклезиаст, пересказанный устно...

* * *

Г. посв. А голос в пространстве слепой пустоты, Как ласточка в клетке, неистово бьется. Бессмертие пусто. Увяли цветы. Никто - никогда - ни за что - не вернется. Проклятие века нам властно велит Бить в спину, смеяться и делаться злее. Ты жаден до сплетен, легенд и молитв; Скажи, почему я тебя - не жалею? Светло, опьяненно и искренне - вновь Стою и смеюсь - на краю, у предела... А нервные руки изрезаны в кровь, И это заметно. Но что мне за дело!.. На дне потемневших заплаканных глаз Огонь ледяной - отражение воли. И мой декаданс - это сказка для вас: Ударьте позера! - ведь он же позволит. "На рубежах здесь и там..."

Венок сонетов

Сонет 1

Над бездной молчаливой черных вод Горит огонь в метаниях метели. Над этой бездной мы с тобой летели, И в ней же свой закончили полет. Теперь осталась ночь, остались сны, Остался звон сверкающей капели И бледные соцветья асфодели В Обители Бессонной Злой Весны. Нас погребли, закончился полет, От нас осталась горстка черной пыли, - Но я не задержусь в своей могиле, Моя отчизна - воздух, свет и лед. Кто ж человека познает грехами? Коснись меня, согрей цветок дыханьем! Я умираю - чтоб воскреснуть, да? И что же - тлен в руках, во взгляде - сажа... Теперь никто, наверно, не расскажет, Как в воды моря падала звезда.

Сонет 2

Как в бездны моря падала звезда Запомнят все. Не обрщащай вниманья, Что не дождешься слова поминанья От уст, уже безмолвных навсегда. За веком - новый век, за часом - час, Так кто-то бесконечно умирает. Цветет сирень, жасмин благоухает - А нас не стало... вспомнят ли о нас? Где душу бы искать - там ищут труп, А если смерти тела не оставишь? Коснись рукою струн. А, может, клавиш, Откликнется орган дыханьем труб. Нет места в небе суетному мигу. Нас изучали - по словам и книгам, По снам, по миражам, по суете Стихов, что избежали всесожженья, По сказкам, по зеркальным отраженьям... Но грянул гром - и мы уже не те.

Сонет 3

Но грянул гром - и мы уже не те. Подобные подстреленной собаке, Мы непрерывно движемся во мраке, Мы, беленькие точки на холсте. Исписаны тетрадные листы, В каминах тлеют медленно поленья, - А мы... мы возвещаем искупленье, Адепты безразличной немоты. Никто теперь не вспомнит про мечты, Про лунный блик, скользящий в ночь по стали... А помнишь - мы над бездною летали? - Но ныне я - не я, а ты - не ты. Распорота холодная ладонь. Но над водой и здесь горит огонь, А это значит - мы да будем живы! - Да, живы. Не закончена игра. А, значит, снова, милая, пора Вплетать проклятья в страстные порывы!

Сонет 4

Вплетать проклятья в страстные порывы, Мечтать о пустоте и суете... Мы - смешанные краски на холсте, Сплетенные художником игриво. Я в небесах богов и звезды вижу, Мессию вижу, снятого с креста. Шаг за черту - и суть уже не та, Но кто-то жалко молит: "Подожди же!.." Но кто-то молит, время размыкая: "Не уходи дорогой теневой!" Смешно, чего таить. Ах, голос твой? Я больше не жестока. Замолкаю. Пади же под ударом топора! Взошла звезда, иная, чем вчера, Сплетутся голоса, сомкнутся сферы. Настало наше время забывать. Все хорошо, чего ж теперь скрывать! Настала ночь. А ночью кошки серы.

Сонет 5

Настала ночь, а ночью кошки серы, И возвещает полночь бой часов. Мы падаем в созвездие Весов, Нам воздают по силе нашей веры. Взлетев, забудешь - душу, разум, тело, Тебя пылинкой в воздухе несет. "Любимая!" - "Любимый..." - вот и все. Так просто... а чего же я хотела? Нас вновь свели круговороты улиц И лабиринты скомканных теней; Здесь смерть ведет отсчет стихов и дней, А мы летаем, мы уже вернулись. Закрыты окна, двери - на засов, Не различить ни лиц, ни голосов. Мы узники легенды всесожженья. Но там, где были слезы, будет смех. Дорожный знак - Стрела: "Сто метров вверх"; Да будет бесконечное движенье!

Сонет 6

Да будет - бесконечное движенье, Свист ветра у виска и сердца стук. Теперь в руках моих - игла и лук: Пади, герой, не знавший пораженья! Ждет дерзких - и расплата, и награда, Скольжение по лунному лучу... Мир неизменен, да, - но я лечу, А ты летишь за мной. А, может, рядом. Прекрасна пара - демон и колдунья, Адепты Древней Ночи, Тени Зла. Мы вновь летим - чего ж еще желать? Ну разве - звездной чаши полнолунья. Мы - короли безумного Содома: Блеск молний, вихри, дождь, удары грома, Неясно - кто бессмертен, кто умрет. Мой Мастер, мы же умерли в подвале! А помнишь, как когда-то танцевали Над бездной молчаливой черных вод? Май 2002 г.

Цикл "Безумные маргаритки"

1

Дожди. Полет. Рывок. Порыв. Стена. Ладонь. Удар. Паденье. Черепица. Разбиться... Птица... Лица, лица, лица - Чужие. Бинт. Потом - глоток вина. Желанье знать, что ждет в чужом раю. Смятенье. Сигарета. Осмеянье. Могила. Скрипка. Свечи. Подаянье. И смутный кайф от танца на краю...

2

Корица. Розы. Книги. Виноград. Кровавый след ладони на стене. Приписка мелом: "Истина в вине", Разбитая бутылка "Арарат"... Проклятье Мнемозины. Забытье. Кайф. Ломка. ЛСД. Молчит душа И денег не осталось ни шиша. Тревога. Имя светлое твое. Сентябрь. Проспект. Газеты. Камильфо. Феерия разбросанных минут. Квитанции. Долги. Повестка в суд. Отключенный надолго телефон. Ночь. Кофе. Дождь. Букет увядших роз. И - к горлу - комом - подступает ад. Предсмертно-покаянный темный взгляд. Больница. Койка. Радио. Прогноз...

3

Смиренье. Тень сожженного моста. Метанья по углам столпотворенья, Молитва. Наркота. Пред-озаренье. Коленопреклоненье. Суета. Гул площадей. Разгулье мостовых. Кафе. Разврат. Кинжал без кровостока. Пьянь. Жертва - взгляд без страха и упрека: Такого не бывает у живых. Бродячий музыкант. И в горле ком: Надежда. Подаяние. Промашка. Кефир. Шекспир в смирительной рубашке. И буква "Я" - цветок под каблуком.

4

Гранат. Любовь. Осколки. Немота. Надгробие. Лампада. Сумрак. Мрамор. Схлестнулись взоры - дерзкий и упрямый: "Невинность. Ложь." - "Порочность. Нагота." Священник. Шут - законодатель мод - Картонные личины вечной сцены... Знамения. Созвездия. Измены. И горечь сводит судорогой рот. Лекарства. Фонари. Ключи. Зима. Прощание становится прощеньем... Цветы. Презренье. Пламя. Очищенье. Могила. Боль. Предвидение. Тьма.

5

Momento mori... Прах. Экклезиаст. Руины. Осень. Злое торжество. Слова уже не значат ничего - И кто сказал, что слово не предаст? Цыганка. Таро. Кровь. Восторг. Печаль. Испуг. Прозренье. Псы. Калитки. Код. Пароль - "Над мертвой бездной черных вод Горит звезда. Полет. Глоток. Грааль." Видения. Предзнанье. Тайна. Хлам. Луна. Гроза. Мгновенья до войны. Падение в просторы тишины - Бродяги. Дети. Ночь. Чесотка. Храм. Аккорды. Грим. Рука - душа - струна. Предубежденье. Разум. Свет. Мечта. Икона. Яд. Подножие креста. Минуты понимания и сна.

6

Игла. Дорога. Морфий. Жар. Галоп. Туман. Рассвет. Прощание. Смиренье. Восторженная боль пред-озаренья - Решимость - явь - записка - пуля в лоб. Могила. Лакримоза. Ветер. Стон. Уверенность. Кумар. Перерожденье. Отчаянье. Забвенье. Отчужденье. Звезда. Молебен. Дьявол. Чаша. Сон. Эксперимент. Собор. Безумье. Бред. Ступени. Ад. Зараза. Провиденье. Порок. Сигнал. Гетера. Наслажденье. Миры иные. Не было и нет. Признанье. Ритуал. Приход. Огонь. Слеза. Вериги. Горечь. Обожанье. Повешенный. Папесса. Воздержанье. Щебенка. Бритва. След. Рука. Ладонь.

7

Игла. Любовь. Забвение. Стрела. Цепочка слов без музыки и лада. Мозаика рассыпанного ада, Смешение тоски, добра и зла. Распятая бесстыдно нагота - Чиста, как солнце. Пропуск в двери Рая. Как код безумья, в трансе повторяю: "Смерть. Лед. Молитва. Кофе. Наркота." Как небо на исходе сентября, Становится душа - больной и вещей. Пророки лгут и пифии клевещут; А рукописи - вправду - не горят? О - нет! Всего лишь авторы молчат, Платя за право дерзкого творенья. На грани покаянья и прозренья Мой страшный сон: могила. Ров. Свеча. 12-13.09.2002 г.

* * *

Растворись, откричись, промолчи, Удержавшись на самом краю, - Ты не видел, а я не спою, Как к рукам прикипали мечи. Нити снов навсегда оборви, Позабудь безответный вопрос, - На пределе агонии грез Не удержишься силой любви. Кто мы? - боги, цари, палачи, Нам конец - или это не все? Сила Знания здесь не спасет, - Растворись, откричись, отмолчись... Принимай свой последний рассвет! Нет в нем лжи, но и истины нет, Где ж спасение, в чьем же бреду? Гаснет разум на стыке веков. У предела непрошенных снов Позови меня - я подойду.

Цикл "Глоток вины"

I

До отрицания, до срока, До восклицанья "Се ля ви!", Цветок, возросший на крови - Твой взгляд-без-страха-и-упрека. Итог последнего урока - Разносторонняя молва. Смотри, ведь я еще жива! - А ты сказал, что я жестока...

II

Легко ль остаться в эпилоге, Где нету света впереди? Я не прошу: "Не уходи...", Я промолчу... о боги, боги... Растает время в знойном смоге, День проведет отсчет потерь; Мы проиграли, ты не зверь, Пора подписывать итоги.

* * *

Светлое имя Твое потревожить, Раскрыть, уничтожить, О Боже... Веря в забытые души, Я возвращаюсь в проклятья минувшие, Знаю, так лучше, задушит...

* * *

Шесть граммов грязно-серого свинца, - Я вам не заплатила? Разве мало? И в вакханалию шального карнавала Хохочет маска мертвого лица. Иллюзии. Святая-ложь-на-лжи. От исповеди - строчка до сарказма, Не написать про слом души и разума В преддверии безмолвия чужих. Хохочет маска мертвого лица, Вспухает вязко резанная вена, И я играю - зло, самозабвенно! - Позера, отщепенца, подлеца. О, Слово!.. Дар надежды или плеть? И воскрешать, и убивать - привычно, И маска - неприкаянность публичная А "паранойя" - жажда уцелеть. Свой путь избрав, будь стоек до конца... Не бойся - ни удара, ни касанья. "О, ave, люди добрые, осанна вам!" - Хохочет маска мертвого лица. 18.08.2002 г.

P.S.

Хохочет маска мертвого лица - Бесстыдно, отрешенно, откровенно, Ждут тонкой бритвы страждущие вены, Ждут гнева ядом пьяные сердца... Так что ж! Разрезав душу пополам, Не следуют ни этике, ни моде. Прости меня. Я верю в Гнев Господень И верю в Воздаянье По Делам. Лампада снов - холодная звезда - Безумный светоч отгоревшей боли. ... Простите истеричку - жалко, что ли? Прости - мне ведом горький хлеб стыда. Надрыв. Рывок. Разрез. Семь раз отмерь! Но - а в твоей руке ли эта мера? Какие, к черту, Свет, Любовь и Вера? Я не желаю жить. И что теперь?

Сестренке

А отрицание - красиво И светоносны миражи. За гнев, за боль, за ложь-во-лжи, За осквернение - спасибо. Все униженья забывая, Веду игру в режиме блиц. Хохочут маски мертвых лиц, Во мне собрата признавая. Я - в бальном платье? В черной робе? Кого сыграть? Певца? Слугу? Что - нет надежды? Я смогу Создать свой рай среди надгробий. Уставши отражать удары И прятать душу за стеклом, Иду на скол, разрыв и слом. Пройдет ли? Нет? Гадай на Таро...

* * *

Так кровь течет по белому плащу, Так лунный блик скользит под своды склепа... О, нет, нет, нет, не стоит, не прощу, Ты, впрочем, тоже... Боги, как нелепо! Был вечер. Будет ночь. Не будет - дня: Утонет солнце в океане ночи... Как жаль, ты сможешь жить и без меня. Я без тебя - не факт. Смешно? Не очень. Лишь суета - все то, что мы вершим, Все то, что мы храним и любим ныне: Мой мир сгорит в аду моей души, Не будет никакой Звезды Полыни. Отсчет. Рывок. Удар. Прицел. Предел. Паденье - бесконечное, пустое... Скажи, мой друг - ты этого хотел? Не этого? Прости... Хотя - не стоит.

* * *

Я лгу. Слова не значат ничего. Не кровь из раны, нет - всего лишь краска. Свою любовь раскладывать на маски Я больше не хочу - ни для кого. Иллюзии... Уже, наверно, нет. Внимательно и строго ожиданье, И есть в моментах разочарованья Разумный хирургический эффект. Моя Любовь читается, как Блуд. Сама себе - судья, преступник, стража... Смогу ль еще - любить? - Как карта ляжет. А карты Таро никогда не лгут.

Вне циклов

Икар

Я - Икар. Я - ваше детство. Сделав крылья восковые, Я лечу навстречу солнцу. Разобьюсь, сгорю в огне... Я умру, а вы живые... Я - умру, а вы - живые. Я умру, а вы, живые, Вспоминайте обо мне! Вспоминайте, как безумца. Вспоминайте, как героя. Как забытую игрушку, Как прекрасную мечту... Я урок вам дал, разумным, Я лишь выскочил из строя. Я заставил вспыхнуть душу, Я лишь верил в красоту. Наша жизнь - не цель, а средства. Тают крылья восковые. Я полет не прерываю, Разобьюсь, сгорю в огне... Я умру, но вы - живые. И у вас душа живая. И - Икар, я - ваше детство. Вспомнайте обо мне!.. III.1993 г.

Контекст и мысли вне его

И - розой из серебрянной фольги Я падаю в кусты живых акаций. Я не хочу - молчать и улыбаться, И с вызовом смотреть на смерть других! ... Шагнуть - в круговорот слепой пурги С лицом - бесстрастным-ликом-на-иконе, Чтоб вымолвить, серьезно и спокойно: "Достаточно. Не пудрите мозги..." За право встречи - сотни тысяч вир, И то, пожалуй, мизерная плата... ... Все умерли? Ну, сами виноваты - Я не в ответе более за мир, И долго ль до конца, Вильям Шекспир? Поверьте, персонаж уже не может... Я - Гамлет? Я - Офелия? Но что же В глазах моих - созвездья черных дыр? Не в роли: право выбора - к чему? Один лишь раз сожги живое сердце Мечты своей - и юным иноверцем Иди себе безропотно во Тьму, Иль в царство Света, звездную тюрьму, Где в моде гимны, клятвы, монологи И прочий ворох всех идеологий... ... И я за них меча не подниму. Дыханье марта, черное крыло В высоком небе, мир оберегает... Но это сказка. Жизнь ниспровергает Непонятое рыцарями Зло. Дыханье марта. В воздухе тепло. Весна для всех, она смешала касты... ... А я смеюсь словам Экклезиаста. Все суть есть прах и к праху отошло. 1:55 31.03.03

Ночь в Лабиринте Ехо

На салфетке снова - стихотворенье, И паук усталый по стенке бродит. "Не боюсь богов я, боюсь смиренья!" А мосты разводят, мосты разводят... Задохнуться нервным холодным смехом, Стать героем пошленькой опереттты... Это просто ночь в Лабиринте Ехо, Я вернусь к рассвету, вернусь к рассвету. Где-то вальс бездумный, а где-то плаха - Мало ли чего там решили боги! Мы смотреть боимся в глазницы страха, Нам с бедою явно не по дороге. Что ж, кому-то жизнь, а кому - потеха, У кого-то песня уже допета. Это просто ночь в Лабиринте Ехо, Я вернусь к рассвету, вернусь к рассвету...

Несбывшейся встрече посвящается

Есть время для потери и мечты - Осколков клятв былых в помойной яме. Я - только тень меж гулким сном и явью, Что всем диктует нормы суеты. Где ж взгляд, в котором - ярко и свежо, Где нету - ни патетики, ни фальши, Один из тысяч?.. Что же будет дальше? Мой выбор - это право на ожог. ... И дрожь ресниц. И взгляд с осенним льдом, В толпе - случайный... луч среди навоза. Стрелой пронзает звонкий зимний воздух Почтовый голубь - с маленьким письмом: "Прости меня - за то, что мир так мал. За эту встречу, что не повторится, За липкий страх, уродующий лица, За то, что я спасения искал - И не нашел... За то, что я уйду И не вернусь. Забвение не лечит. За то, что я пришел на эту встречу, Единственную в нынешнем году, Последнюю и первую. Поверь, Что это так. Не повториться боле Мгновениям без радости и боли - Как ветер - дунул - и захлопнул дверь В наш мир чудес, где светел каждый час Где ночь тепла, где близки звезды мая. Прости меня - за то, что понимаю: Гораздо лучше - мир, где нету нас." Принять письмо. Чего ж дрожит рука, Когда без слез и трепета - читаю? Чего же так спокойно отпускаю Почтового смешного голубка - Лететь к нему с запиской: "Dust to dust"? - Нелепый жест затравленного зверя... Не встретимся. И ладно. Я поверю. Кто говорил, что чудо - не предаст?.. 4:07 30.03.03

Путь в Авалон

Прости меня. Мне остаются лишь сны за пределом весны, Эти Сны Ледяного Огня. Мне остается лишь тайнопись старых икон, Только Память Пути... Прости - это мой путь в Авалон. Я не знаю, в каком отраженьи времен Облетают каштаны и клен, Я не знаю, на чем завершается сон, Я не знаю, кто прав, кто влюблен - Это путь в Авалон. Знаю только одно: на серебряном троне Сидела прекрасная дева в белом. Слушала струн перепевы и карты мешала, Кровью, надеждою, тайной - шалая - Эта прекрасная дева в звездной короне. Дева, навеки оставшаяся в Авалоне...

Бедный Йорик

1.

Увы, мой принц. Я не могу ответить - Всего лишь череп. Много ль знаний в нем? Пылает взор твой сумрачным огнем, В руках твоих - кинжал, букварь и ветер, Увы, мой принц. Былого не вернем. Увы, мой принц. Клади меня в могилу, Мне должно там пылиться в тишине, - Скачи домой на вороном коне Утешить мать и дать забвенье милой; Офелии же ты нужней, чем мне! Увы, мой принц, хлебнувший много горя! Тебе осталось - голову сложить Иль дядюшке-убийце отслужить... Увы, мой принц! О чем Вы? "Бедный Йорик"? Ну ладно, бедный... проще стало жить? Увы, мой принц. Решает право силы - Кому царить, кому сгореть в огне, Кому забыться в сумасшедшем сне... Мой добрый принц, клади меня в могилу. Офелии же ты нужней, чем мне.

2.

Ну вот и все... Закончилась вечеря. Уехал принц, приятель - вместе с ним. Остался я, забвением храним, Хоть - не пророк, не царь, не херувим... Куда уж хуже - философский череп! Мой бедный принц! Простит ли он? Поймет ли? Шаг за черту - и суть уже не та, В глаза смеется едко пустота... Дозволено носить колпак шута Живым - порою, правда, чаще - мертвым. Ведь мертвые чужды хулы и лести. Чего им надо? Небо и земля Всегда твои, будь бог ты или тля. Ты знаешь, шут - советник короля. Ах, ты не знаешь, принц без королевства? Твои мечты, смятения, решенья, Мой бедный принц! Во взгляде спит змея, Бессилье ядовитое тая... Мой бедный принц! Прости, не понял я: Тебе не знанье нужно - утешенье. О кони, кони! Быстро их умчите На грань небес, за грань, за край земли, Где нет богов, не правят короли... Зачем его вы, боги, привели Ко мне? Теперь я череп, не учитель. 21.06.02

* * *

А в городе, где вечность ждет весны, Напиться вдрызг - порывом ветра можно. Где стынет время в пальцах Сатаны, Живут и умирают - безнадежно. Белеет диск полнеющей луны, И смотрит глаз незримого прицела. Мы падаем в просторы тишины, А море нас баюкает бесцельно, Ему мы тоже смертно-не-нужны. И воздух тупо мечется в груди, Гул улиц стал давно привычным фоном... Пускай зовут - драконы и грифоны С собой в полет... не станешь уходить. Мы этим звездам больше не нужны, Последний сон - руины, мох и плесень, Мы встретились - в пространствах древних песен, В том городе, где вечность ждет весны.

ПОСЛЕ РУБЕЖА

(стихи, написанные после переезда в Санкт-Петербург)

НА СКОЛЕ ОКТЯБРЯ

(цикл) И ответы извне. И лавандовый запах. И моль. Предрассчеты ошибок. Движение мошки в прицеле. Перекрестие. Призрак Любви на полях асфоделей. Модуляция - до-диез минор to минор си-бемоль. А, быть может, все проще - назойлива старая боль. И осколки кружатся по ветру, как листья и птицы... Погоди отвечать. Ничего просто так не случится. Перекрашены волосы. Новая, новая роль. И в конце октября в мир колотится снегом зима, Вырывая печати сожженного дымного лета... Ничего не случится. Смешная надежда-без-света. Этот сумрачный сон: бездорожье. Бескровие. Тьма.

* * *

Октябрь. Квитанция. Квартплата. Движенье рук иль крыльев взмах? Но память холода в висках - Тоска по Понтию Пилату. Как мы бессмысленно крылаты Средь наших суетных потерь! Круговорот. Пролеты. Дверь. Рулетка - "верь или не верь", Портрет на грани компромата. И треп без музыки и мата, Рассветно-питерская хмарь. Аптека. Улица. Фонарь. Октябрь. Квитанция. Квартплата.

* * *

Поземка. Полночь. Первый лед. Гитара. Парк. Случайность. Меццо. Не хочешь жить - умей вертеться! - Но смерть куплет не допоет. И сводит судорогой рот. Какая, к дьяволу, свобода! - Прибиты пулей к небосводу, Мы не падем, хоть сбиты влет. И смерть куплет не перебьет. Подобна пред-эффекту хмеля Тоска по давним менестрелям, Что с песней шли на эшафот. Поземка. Полночь. Первый лед. Проспекты. Улицы. Названья - Код бренного существованья. Но смерть финала подождет...

* * *

Еще не все... за мной остался ход; Быть может, он всего в четыре строчки, Но я еще не жажду ставить точки И действовать - назло, наоборот, К примеру - ну, садится на иглу И прожигать земную быстротечность. Смеется небо, дымное, как Вечность, Над ползаньем букашки по стеклу. О! Время задержать на острие Ежеминутной псевдо-пантомимы, И, постигая каждым шагом в зиму Пресуществленье, Эйдос, Бытие - Молчать, молчать... И взглядом плавить снег. Предчувствовать - печаль, решимость, жалость, Чтоб после - на надгробии осталось: "Нас не было. Увы. Се человек."

* * *

Оставьте лучше право на ошибку, Чтоб позже вспоминать, что я была. Рисуя ветер взмахами крыла, Держа свой разум цельностью улыбки, Я не боюсь смятенной жажды Зла, Навылет проходя сквозь зеркала, Лишенные покоя, сна и света, Я избегаю взглядов и обетов, Мой вектор воли - тонкая игла. Я просто знаю - завтра будет бой, И будет сбой... Мотив звучит все глуше, И, заданной системы не нарушив, Мой мир наедине с самим собой, Отдельно - люди. С ними - боль и сталь. И - как в ловушку загнанная крыса Или перо на шляпке у актрисы, На счетах мира мечется печаль.

* * *

Насхлест, навзрыд - два взора. Два креста. Два угля - тлеют медленно поленья. "Невинность. Ложь." - "Порочность. Нагота." - Как два потока пред-осуществленья. Застыть. Заклясть забвением судьбу, Впитать экстаз, как своды колоколен - Тягучий звон. Дрожать, как тень в гробу, Не ведая, кто свят, кто просто болен... О, власть греха. О, рай Семи Грехов, Наверное, не смертных, а несметных. О, споров яд, гнев истин беспредметных, О, страсть ночей. О, будни без стихов... Да нет. Томленье духа. Суета. Да нет. Всего лишь сумерки моленья, Бессонницы больная красота... Я говорю - и суть уже не та, Вольны изломы векторов стремленья. Насхлест, навзрыд - два взора. Два креста. И - отсвет неба в северном окне, В котором не найти иного вида. Во взоре стынет жадная обида, Как обвиненье вечной беготне. 27-28.10.02

* * *

Так умереть решаются - мгновенно, Шагнув с карниза, наступив на мину... Так заливают запахом жасмина Неловко недорезанные вены, В которых то ли кровь, а то ли яд. Но рукописи не горят. 5:00 11.09.02

* * *

... И больше нету смысла быть собой. Молитвы? Клятвы?.. Вновь играть словами? Как просто отмахнуться: "Бог бы с вами!.." А лучше так: "Да будет с вами бой..." 15.09.2002

ВО ВРЕМЕНИ (цикл)

I.

В смертельном хладе обретаю Град. Сомнительная горькая отрада - Сквозь Ночь скользнув, в Любовь бессильно падать, Не чувствуя ни боли, при преград. О если бы - хоть десять лет назад! - Просили бы - любить, а не раздеться, Не заклеймили счастьем иноверца - Путем к себе - наощупь - через ад, Но нет... Недосягаемый разврат Порочных снов - не потревожит душу, Я логики системы не нарушу, У самого конца свернув назад. О, да. Идет с мечом на брата брат, Но истина не в них. В грехопаденье. Кровавым ртом смеется Провиденье И руки умывает, как Пилат... О, право же... Но - нет, десятки "Нет!" И непреклонность мрачных прорицаний. К экстазе полупьяных созерцаний На кухне мы не выключили свет.

II.

Замерзнуть - силуэтом у окна, Размыться - черной кляксою на красном... Я верю в Провиденье, но напрасно - Бессильна ночь, луна совсем темна. О, нет, не называйте имена, Не умножайте сонмище мишеней! - В период социальных совершений Всем одиночкам смерть предрешена. О, право же... Не думай, пей до дна, Не жаждая - ни силы, ни покоя! В чаду молитвы, в ярости запоя Надежда на прозрение - смешна. Портреты. Черно-белые тона. Знак Вечности на скомканном листочке. Я умещу всего в четыре строчки Минувшие навеки времена... О, нет... За что - прощения просить? Как дно из бочки, горнее призванье Нас выбивает из существованья, И - все. Не возвратить. Не воскресить.

III.

И канонады. И шальная боль. И смех, и грех. И взгляд из сердца дула, И музыка - тревожно-смутным гулом: Симфония в миноре си-бемоль. И - взлет, и - песня - из - последних - сил, Цветок в руке, отчаянно-бумажный... Виновны ль мы? Да разве это важно? Ох, милый мой, да кто бы нас простил.

IV.

Так замирают - тенью у колонн, Так гнойных ран касаются рукою, Так заклинают волю к непокою Безумной властью терциодиссон... Прости - меня... Обрыв. Меня. Не "их", Случайных опереточных злодеев, Которые виновны, по идее, Что нет нам места в царствии живых, - Меня. За то, что это говорю, Не ставя лишних знаков восклицанья. ... Ад. Остановка. Время. Прорицанье. И прикипает лист к календарю - Не оторвать. Лежит осенний снег. И день вгоняет в глотку сны и речи. Могилы подворотен. Вены речек. Взгляд в зеркало. Тоска. Се человек...

V.

И - вместо листопада снегопад. С предвосхищеньем чуждого позора, Сквозь гул машин и пятна светофоров, Сквозь Логоса потоки, рай и ад, Я часто возвращаюсь в этот сад. Юсуповский? Скорее, Гефсиманский, Где кровь. И в ней лежат обрывки маски... Видений смутных яростный парад. А раньше просто пели соловьи. И надо бы - взглянуть чуть горше, выше, Невольно на мосту остановившись - "Как велики страдания Твои!" И русла улиц - сухопутных рек, И воздух, как полынная настойка... Мы в октябре... Но вижу зиму только, И помню лето. Дальше - лед и снег. 29.10.02

НА НОВОМ ВИТКЕ

Дэлю посвящается "Сильнее зова плоти в человеке Лишь утомительная жажда зла..." (Дэль, "Ницшеанские максимы") "Когда падет последняя из башен С ресницами из выпущенных стрел - Куда пойдет боец и менестрель? Мир будет безоценочен - и страшен." (Лора Провансаль) Так шелестит опавшая листва На серых мостовых столпотворенья, Так грязно-тусклы проблески смиренья И горек привкус самоторжества. Так за Чертою суть уже не та А лакмусом является не Сила, - И хочется спросить у друга: "Милый, Скажи, я прав - и это Пустота?" Так кольцами смыкается вода Над местом, где на дно уходит морок, И на рассвете, сумрачном и мокром, В тумане тонут сны и города... Так мертв ответ - чья истина права, Так манят перекрестки Мирозданья, Так явь взывает к Странникам Познанья, Так шелестит опавшая листва...

* * *

Ползут часы - безногие калеки - За сумрачными гранями стекла. И жажда утомительного зла, Что существует в каждом человеке, Не есть расплата за чужую ложь, А есть, пожалуй, только голос крови. И кто - виновен или невиновен - Со временем уже не разберешь, И рухнут возведенные твердыни, Сады своим падением круша, И вопиет смятенная душа: "Мир держится на прочности гордыни!" Так любят. Так садятся на иглу. Прекрасен мир - но вместе с тем и страшен. Хотелось бы - как лет на десять раньше - Ладонями и лбом припасть к стеклу...

* * *

И зло мое. И гнев. И суета. Обрывки мыслей, трепетно-случайных, Минуты лжи, мгновения молчанья - И кажется, что суть уже не та. Как прежде - досидеться допоздна, В душе своей будя инстинкты Зверя: Надежду, отрицание, безверье, И гнев, и боль, и то, что не познать... И вновь не мной изломана черта, Но принимаю - я - чужую кару - Томленье духа - "голосом за кадром": "Все суета, ты слышишь? Суета..." И смех. И три недели до зимы. И заливает бледностью ланиты. Достигла беспощадного зенита Четвертая Звезда - исчадье Тьмы.

* * *

О, да. Да будет так. Безверье. Слом. Побег. Надежда. Ярость и погоня. Знак Мастера проставлен на ладони Каким-то несмываемым клеймом. О, да. Дорога в Небо - наугад. Я верую, что ты не будешь нежным, - И вновь хранит от боли неизбежной Неверие в возможность пред-расплат. Так тени упиваются игрой, Так слышат люди зов чужой Дороги, Так смертные обличья любят боги - Бессмертие так холодно порой... Насмешка - горьковатая и злая - Над суетою трепетной, земной, И лед в глазах. И кольца на руках... И - тень воспоминания в висках: "Так власти я вовеки не желаю Над тем, что в мире создано не мной!.."

* * *

О нет, не то... не стоит, не зови. Не слушай сбой неровного дыханья... Цветы и карты, свечи и скитанья - Бумажные эпистулы любви. Быть может, душу вынесут на свет, Как тело хоронить несут из морга. Полет Психеи в сумраке восторга - И это голограмма... Бред и бред! А, может, больше. Может, ритуал. А, может - суета моя земная, - Но дергается снова тьма стальная Под черепом, где мыслей карнавал. Постигнуть парадигму бытия Стремлюсь, не понимая постоянства... Собою полнит время и пространство Наверно, явь... но может быть, и я... И можно жить. И можно даже петь. Мотив течет, как чистая струя, Но пальцы струны режут... лучше карты... Туз Кубков. Так и есть - Любовь-и-Смерть. И отзвук - тихим голосом "за кадром": "Я опечатка в книге бытия..." 13:01 10.11.02

* * *

А. посв. ... Лишь полночи разорванное знамя И влажный шепот: "Morte comme l'amoure..." Настольной лампы рваный абажур, Смех ангелов, пришедших не за нами. Не надо! Не швыряйтесь именами! - Здесь лица - только слепки со скульптур... Ты знаешь это - и молчишь, о, Боже?! Мы умерли. Рассвет придет чуть позже. Мы умерли. Музей карикатур... Прости мне, друг Горацио... 23:18 25.12.2002

* * *

"Только в раю тепло. Кухня, колпак, кровать. Только уйдут и Мессир и Его иудей..." (Совушка) Молча - лицом в траву на перепутье лечь, Южным ветрам отдать струнную тетиву... Я не ищу стихов, вальсов, имен и встреч,- Это не кое-что. Я же еще живу... Взглядом поверх очков - не отыскать основ, Не обратить в вино - воду и теплый сок... Я же еще жива... Ждать ли - дождей и снов? Но головная боль тупо сверлит висок. Знаю - чужой стрелой буду я сбита влет, Голос сорвется в хрип, песня - в мечту и бред... Я же еще молчу... бьется стекло об лед. Я же еще живу... и виноватых нет... 22:02 27.12.02 * * *

Офелия XXI века

A.N.G. посв. "Она любила не того персонажа..." (A.N.G.) Истерика: "На дне она, где ил..." Мне не помогут смех и слезы Ваши, Мой Гамлет. Вы виновны. Я - неважно... И кто из нас кого недолюбил? Моя по праву - тьма пустых могил, Без воздуха, без света, без улыбки, Без Вас... но я прощаю Вам ошибки. Мой Гамлет, кто - кого - недолюбил? Небытие... Никак. Ничем. Нигде. Вам трон делить, мой Гамлет, не со мною, Мой Гамлет, я не буду Вам женою, Я понимаю это. По воде, Меж лилий и слепых холодных рыб, Я поплыву - безмолвна, бездыханна... Мой Гамлет, я помехой Вам не стану, Я понимаю правила игры... Никто из вас Офелий не хранил! Я - голограмма, сыгранная карта. Как хорошо - винить себя "за кадром": Истерика - "На дне она, где ил..." 2:33 10.01.2003

* * *

На старой фреске облупились краски. Чеширский Кот из очень странной сказки: Усмешка... без лица и без кольца, Без маски, без доспеха, без короны; И низкий голос, грустный, монотонный: "Взаправду - слишком хрупкие сердца..." И воздух - апельсинная настойка. Здесь нет несчастий. Есть, пожалуй, только Печать следов в пространстве дел и лет: Молитвы, клятвы, битвы, копья, флаги... Скажи, мой друг: зачем же из бумаги Я вырезаю черный силуэт? И - поднимаю чашу с горьким ядом: "За ненависть! Мне ничего не надо!" Уверенное хлесткое словцо, - А если воздаяние по вере?.. ... Портрет: "Забытый назгул в интерьере" - Измученное мертвое лицо. Убить мессию - просто и недолго: К кресту прибьет навеки чувство долга, Не нужно ни заклятий, ни гвоздей. ... На взводе ночь - как часовая мина: И смерть, и тлен, и истина - in vina... - Склоненный лоб в испарине идей.

Сильмиэн посвящается

I.

Контраргумент (?) "В пустой таверне безумная пела, Скорбь - напоказ бесстыдно... "Песен крылатых слагать не умела" - Оно и видно." (Сильмиэн) Слова - как соль из рога изобилья; Нет слез на дне слепых бездушных глаз... И песня - не крылата. К черту крылья. И скорбь моя - бесстыдно - напоказ. И не растопят льдинки в сердце Каев Все слезы Герды - хоть бы через край! Да, бесполезны жалобы. Смолкаю. Не нужно драм. Вам фарсы подавай. Открыться под удар - жестоким трусам: - В костер ее!.. - Не надо... я сама... ... В пустой таверне пела. Вам по вкусу? "Посмейся, шут. Покайся. Это Тьма..."

II.

Глосса (продолжение мыслей) В переплетенье сумрачных дорог, В плену дождей, Средь белой пляски масок и снегов - Как трудно осознать, что дома - нет. (Сильмиэн) Как трудно осознать, что дома - нет... Все суета - от чести до долгов. Уходит, тает - черный силуэт Средь белой пляски масок и снегов. И каждый шаг - как поза, как обман: К удару занесенная рука, Дракон, царица, маг... кинороман. Есть все. А дома нет. В душе тоска. "Так есть. Так будет - завтра и вчера" Как приговор судьбы - пришел ответ. Заноза: "Дома нет". Но есть игра - Над пепелищем сказочный рассвет... ... Как плач во сне. Как пламя подо льдом, Как ветра вой, что в отдаленьи стих. В таверне пела - я - про общий дом. Смешно? - одна заноза на двоих... 3:33 20.04.03

* * *

Мой сон-сквозь-мир... В нем мир - преображен В сплетенье Сил, живет под звуки блюза. Мой сон-сквозь-мир - крылат, смешон, сожжен - Поет и тает в мареве иллюзий, Где умирает Музыка моя Аккордом в общем зове, в общем стоне. ... Ты можешь мне не верить - это я - На пепелище - с розой на ладони. 5:45 29.04.03

* * *

... А за окнами - листья... бушующий праздничный хмель, Вызревает весна - без надежды, без стона, без цели, Только прошлое... в спину стреляет бродяга апрель Виноватым лишь в том, что сбежать от судьбы не успели. Сеть причудливых трещин окутала сферы стекла. Это время потерь... это время надежд и лишений... Это время любви, что как черная пуля прошла Сквозь меня - в никуда, ткнувшись в центр полукружья мишени, Нарисованной северным ветром на гордой спине, Что не гнулась от века... сломалась? Да нет, непохоже. Это странный безумный росток прорастает во мне, Рвется к солнцу всей сутью... сквозь кровь мою, мышцы и кожу, Сквозь сплетения нервов, сквозь сердце, сквозь душу... не жаль Подарить ему жизнь, отпустить в неземные полеты... Наши теплые вина, разлитые в теплый хрусталь, Опьяняют, как раньше... отравлены? Смерть? И всего-то? Неразменной монетою неба примнилась - Луна, Как когда-то - осколком алмаза казалась, в пространстве... Блюз над городом, пряная вязь тополиного сна, - Уведите меня по дорогам непрошенных странствий...

* * *

Так откройте окно... улечу я, уйду на заре. Все кошачьи повадки - при мне, переучивать - поздно. Я в июне - одна, и другая совсем - в сентябре, Сумасшедшая, пьяная - дальнею музыкой звездной. И смеется мне вслед - беззаботный бродяга-апрель, Я молчу, не надеясь на - выигрыш, встречу, удачу... ... Этот месяц нелепой жестокости - выстрелом в цель Догоняет меня... прямо в спину - дыханьем горячим. И - иду, и лечу - по лучу - в свой Затерянный Град... ... Мне б вернуться сюда. Хоть на час. Хоть на миг. Хоть во сне бы... Я блуждаю сквозь ливни четвертые сутки подряд. Этот ливень больной... перерезаны вены у неба.

* * *

... И упали минуты - на камни - ударами града, Перед Вечностью в Пламени - жалко и грозно едины. Замерзает рука, прикоснувшись к щеке господина: "Что ж ты делаешь, мельдо, с собою... а может, не надо?.." Отступиться, наверное, вовремя стоило - мне бы; Брат мой Ворон, зачем - неудачу надеждам вещаешь? Страсть межзвездная инеем пала на душное небо: "Я прощаю тебя... там, где сам ты себя не прощаешь..." Возвращается сказка - невольно - к истоку, к началу, Лунный луч серебрится - змеею, кинжалом - по коже, И смотрю - на портрет - безнадежно и очень устало: "Я - свобода твоя... ибо сам - не умеешь, не можешь..." А судьба из меня - восковую танцовщицу лепит, Я покорно шепчу: "То, что делаешь, делай скорее!.." Разломать мне - немые пустоты чужих благолепий? Только что в них Тебе... "Возвращайся - я руки согрею..."

Абстракция

Сомнительная, знаете, преграда - Пределы разведенного моста. Развоплотились. Ничего не надо. И латы заполняет темнота. Тонуть, как камень, в "пламенном глаголе", Идти б, но - обрывается карниз. Петля пути - на ветке и на горле - Задергалась. Паяц сорвался вниз. - А помнишь, как когда-то, прошлым летом Вы на меня смотрели свысока? ... Молчу, молчу. Сквозь дым от сигареты Беспомощно протянута рука. Экзамен отрицанья - на "отлично" Легко сдавать, не требуя наград. Мосты разводят. Очень поэтично Здесь Стиксом разделяют Рай и Ад. Смиренье красоты не уничтожит, И не убережет - от "тьмы и зла". Мы не хотели... значит, вплавь. Ну что же. Раз "Ave Mater" - значит, боль прошла. х х х А было бы верней - слепым и голым Пройти по зеркалам минувших лет. ... Все хорошо. И пламя хлещет горлом На чищенный мозаичный паркет. четверг, 10 Июля 2003 г.

Без имени

I.

Тьма, Накрой своим саваном декадентским все, что идет от тишины. Рассыпь по этому савану щепотку соленых звезд, Лучше помнить время даров...

II.

Как написать мне песню о радости, Если вся радость миров - прикосновенье к твоей руке, а ее во тьме не найти? Черною кошкой в черной комнате, Песня моя, изнутри пылая, Ждет дара быть услышанной. Всепроникающий крик - родник нескончаемой боли у края Вселенной. Звезды падают с крыш. Ты спишь все выше и выше. Нет. Не услышишь.

III.

Немота кислотою азотной разъедает латы души. Потом рождается крик, рассекая, как нож, беззащитную душу свидетеля. ... Разум - всего лишь бессильный свидетель Любви. Я плыву по форватеру крика утлой ладьей больничной сухой тишины.

IV.

Предай. Разорвется сердце и сталью станут слова. Разорвется сердце. Так взрывается сталь. Тьма, возьми мое сердце. То, что вовремя брошено в мир, уже не сгорит во мне! Выстрелы в спину не лечат от любви, не лечат от прощения. Лечат от способности положить руку на раскаленный металл души. Открытую... Жаль. 2:45 07.07.2003

Мориону посвящается.

Служенье и проклятие кумирам - Осколки звездных капелек в горсти, Так в должный час на меч меняют лиру; Нас не прочтут. И мы умрем для мира. Подай мне черный плащ… хочу уйти. 20:58 30.08.03

19 сентября 2003 года, вечер, дома...

I.

По городу, сквозь ливень, наугад Бреду в бреду. Осенними дворами. Мы не вернемся... мой Высокий Град... Все исчезает. Остается пламя. Как в прошлом, здесь... Нева - из берегов... Смешались мысли. "Ботаю на сленге". На кладбище... там статуи богов. Сен-Женевьев... а лучше на Смоленке. В могиле не нарушат тишину, А на земле молчанье - катахреза. Бреду в бреду - по городу - по сну. Заболевает сердце из железа.

II.

Ты пишешь письма... лучше позабудь. С годами меркнут - голос и движенья... ... Венец из звезд. Неизбранный мой путь. И пламя, пламя - в каждом отраженьи. Судьба. Забвенье. "Истина в вине". И крик во тьму, что не рождает эха. Ожог. Угар. И лампочка во сне. Любовь и Смерть. Раскольников и Элхэ, И дальше... Саурон и Робеспьер, Затерянное в бездне поколенье, Мой Достоевский... нет, Апполинер, Мост Мирабо... Нева... Пресуществленье. Молитва трижды проклятым богам, От сердца к сердцу огненные нити, - В ответ на руку друга иль врага Безумный вопль: "Себя поберегите!" Кошмарный высверк черного огня - Струя напалма - кровь из старой раны - "Не трогайте... не трогайте меня... Я маятник... я вешалка... осанна..."

III.

Безудержный кроваво-бренный дар - Уметь вставать - да хоть на дыбе! - в позу. ... Я выдержу... Мой Питер. Мой кошмар. Подайте розу... Мастер любит розы. Меч вышел из спины. И что... я есть. Надсадный вой становится все тише... Мой бред. Моя палата номер шесть. К кресту прибить - так не развоплотишься. Шаг. Стих на стих. Удар на схлесте воль. Metallica - навылет, сквозь колонки, Сигнал сирены - так похож на вопль Любовником покинутой девчонки, И капли крови - с пальцев - на бегу, И нежность - вечный пропуск в двери ада... Давайте тише! Больше не могу... Температура? Может быть... ... не надо... 20:07 19.09.03

* * *

Для Н.Р. Сколь горек воздух в этом сентябре! И даже смерть - совсем уже не в счет В холодном свете тусклых фонарей. Я - капля тьмы, вмороженная в лед, И жизнь не разомкнет подобный плен... ... В ночи - одна могила на двоих. Не возлюби, идущий мимо стен! - Ты не излечишь сухость губ моих... 9:03 30.09.03

* * *

Я вижу, как падают мертвые птицы, Покорные магии слова "судьба" - И руки скользят по незримым страницам, Касается ветер горячего лба, И мимо проносятся - годы и лиги; Где несть утешенья - возможен покой. Читаю знаменья - как странные книги Читают слепые - дрожащей рукой. Читаю зарницы, смыкаю знаменья, Надежды давлю, как бессмысленных мух - Остаться спокойной в минуты сомненья; Пусть разум в конвульсиях бьется, не дух. Оставим для слабых мольбы об удаче - В руках демиургов и скалы легки. Не бойся, Горацио... Гамлет не плачет, Мой Гамлет - он ферзь на просторах доски. Почти абсолютна такая свобода, Такому безумью не нужно границ, Оно не боится руки кукловода - Он жжется, как уголь, мой Маленький Принц. Он гневно свободен, я тоже готова - Я в спину нацелю контрольный аккорд; Давай повстречаемся - здесь, на Дворцовой, Как раньше встречались на place de Concorde. ... Смешались идеи - Камю с Мураками, Упрямо возносятся к небу мосты. Читаю знаменья слепыми руками На лицах камней. Я - упала. Не ты. 15:45 30.09.03

* * *

"Ты знал, что бесконечен мир, и жизнь - отрада, и умирать тебе уже не надо. И одиночество ты выбрал, отклонил молитвы Тени." (Лапочка) Когда - не возвратиться, хоть и рад, И мысли о спасеньи - бесполезны, Безволие не требует наград... Безмолвие - ожогом белой бездны. Под сводом боли - плеск седой волны, А в каждом жесте - властность и надменность, Закрытое пространство тишины... Ступени. Бесконечность. Неизменность. ... Холодная далекая звезда Над каменным скелетом Петербурга... Разрушить все - чтоб после все создать - Довольно для царя и демиурга? Живой безумный мир... а может миг - Распался - сетью бликов, танцем вьюжным, И - пустота меж строк закрытых книг... А умирать совсем уже не нужно, Хотя - смертям давно потерян счет, А море смыло кровь с прибрежной гальки. Святое одиночество течет Как луч звезды - по виселичной балке. 5:23 06.10.03

* * *

Посвящение XXI веку. Птицею в чьей-то груди, неразборчиво пленной, Я проживу этот век - наугад, напрямик... Мне не дано оправдать все безумства вселенной, Слишком немало об этом написано книг. В плотских мирах и Психея не станет крылатой - Тесно в закрытых пространствах и негде летать. Век повторения Истины, век плагиата - "Страх и надежда - два способа не понимать..." Что ты сказал бы, Сенека, случайно увидев Тех, кто боится потерь и боится любви? Может, и нужно - иначе... Иначе не выйдет, Значит, такая, простите меня, селяви. В общую кассу - надежды, обманы, обиды, Тысячи мыслей, ушедших на вязкое дно... Век мой железный, дорога лежит под Мегиддо, Там дезертиров не будет, спастись не дано. Век, уводящий к пределу законченной Песни, К полю сраженья Любви и железной пурги... Всадник на бледном коне, мой любовник небесный, Я умоляю - меня не щадить, как других. Птицею в чьей-то груди, в восхитительном плене, Я допою... а потом - разорву эту грудь. Я завершаю... и я преклоняю колени: Да, это время - мое. Я люблю этот Путь. 1:47 11.10.03

* * *

Helekaire Спускаюсь в ад с улыбкой гордеца, Без отречений и обетований. Не нужно - ни проклятий, ни воззваний: Нет имени и больше нет лица. Сияет серп предутренней луны, На небеса легла покровом млечность... И я взираю молча в бесконечность. Ab Surdo. Как всегда - "от тишины"... 13:12 29.08.03

И сны - как звезды, в ночь, за окоем.

Ни боли нет, ни радости, ни кары... Следы обетований - helekaire На мраморном надгробии моем. 21:03 29.08.03

... И жемчужный холодный дым -

Чище сердца, нужнее хлеба, Не дышать им - еще-живым; Ты вошел - Отнимающим Небо, Я к ногам упала Твоим. Что читаю я наизусть? Ветер в мыслях царит свободно, Ясна горечь, беспечна грусть... Ты бросаешь свой взгляд холодный На надгробье мое; и пусть. Листья, вмерзшие в сером льду Лягут рунами... тускло очень, Поздно здесь отвращать беду... Звездный бархат осенней ночи Стал мне мантией. - Я иду... 21:11 29.08.03

Iva - Д.

1.

Разбиться. Улыбнуться. Не суметь Невовремя сказать: "Да нет, неважно..." Цветок увядший в городе бумажном - Да, это я. Все остальное - смерть, Бессмыслица, безмолвье, суета, Расхожих истин жалкие парады... Река живой воды, источник радуг, Струится за пределами листа, А в мире не хватает красоты, Как не хватает света в рваной ране. И строгое лицо в стальном тумане - Твое, мой друг... Осенние цветы. Слова - мертвы, бессильны, не нужны, Из сердца крик - не выговоришь словом, И мы уходим, как за Крысоловом, За пастырем остывшей тишины, Ожогов, как надежд, не бередя - По памяти, по волнам, по безволью. И на границе между сном и болью - Звон капель уходящего дождя...

2.

Стремится все - но не об этом речь - Туда, где нет страстей и сожалений, Бессмысленно - пытаться уберечь Святую неосмысленность стремлений От краха. Откровение. Распад. Алмазы встреч и слезы расставаний. И что? Искать того, кто виноват В отчаянности всех обетований? Иллюзии творить, как чудеса, Безмолвно, безнадежно, неустанно? Останутся чужие голоса. Да так и лучше, что не наши тайны Снесет толпа посмертно в свой музей, Касаясь их немытою рукою. Мы встретимся - на звездной той стезе, Где нет ни беспокойства, ни покоя, Где все свежо, открыто и легко, Где чуждо все - и в то же время, наше. Мы встретимся. Я буду далеко. Ты тоже. Это Эйдос. Пламя в чаше... 16.10.2003

* * *

Для Мисти "Я просто знаю пустоту игры. Вращаются холодные миры, В одном из них меня, как вещь забыли..." (Мисти) Сойти с ума, лишившись головы. ... Опять самоирония пустая, И смех под микроскопом расцветает Тем ярче, чем неискренней, увы, А дело в том, что лучше - "в топоры!", "На фонари!" - и дыбы. Можно дальше - Убийство незнакомо с ликом фальши. ... Вращаются холодные миры, В надежде довертеться до любви, Не выходя - из модуля, из роли, И стоиком здесь станешь поневоле: Три "С" - судьба, Сенека, селяви. Не свет, а боль на остриях мечей, Не бой, а бред... смешное воплощенье, Но лучше так, чем в снах о возвращеньи Припасть губами к туфлям палачей. 17:54 31.10.03

* * *

"Сколько можно жить в надорванном мире, Сколько раз нам умирать за Отечество?" (И.В.) ... А казалось - даже вечности мало, Мирозданье нам - великая вотчина, - Только ранит луч звезды запоздалой И смывает дождь следы на обочинах. Только снова - ночь черней антрацита, Ни луча в ней, ни огня не увидите. Безнадежно!.. - отойди, суицидник, Невозможно!.. - маловеры, изыдите. Все история измерит - делами, Ну а день текущий - полными сумками. Город обняли своими крылами Бледно-талые ноябрьские сумерки. Увидали мы в разбитом кумире Вместо сердца - только льдистое крошево. Сколько можно жить - в надорванном мире?! Ровно столько, сколько нужно, хорошие... 13:08 06.11.03

Ноябрьские отражения (цикл)

I.

Зимние сумерки... не хочу. Верность - всему преграда, Вы не надейтесь - и я смолчу, Так будет легче, правда, Главное - жертвам утратить счет, Выйти из прежней роли... ... Звонкие искры текут сквозь лед, Не замечая боли, Не отмеряя теченья дней В трещинах алебастра, - Так же в бреду, у черты теней, Кто-то промолвит: "Astrum..." - Странные сполохи "селявы". Стонут под градом нивы, Я не желаю терять... увы, Истина справедлива, Вертится мир по своей оси, Рвутся былые нити, Что же мне делать теперь, мессир?! - Главное - не кричите...

II.

Смешное обвинение: "клише" Придумала досужая молва. Прикосновенье пламени к душе Навек сжигает лишние слова. И, рот раскрыв, стоит вчерашний сноб, Стремясь понять - что в сердце, что в уме, Лишь ветер овевает гордый лоб И сталью мысль становится во тьме.

III.

Снится тело - неловкое, ломко-длинное... Как слепила природа - такого колосса? Я хотела запомнить, как чертят линии, Я забыла, как пахли твои волосы...

IV.

Переволненье... Лечь - лицом к стене. Мерцанье искр. Они обречены. Переломленье света в вышине и звездопад - как россыпи гороха. Повиновенье - может, Сатане, А может - только маске Сатаны. Все правильно - закончилась эпоха Овеществленьем эйдоса извне.

V.

Безликая надгробная скрижаль, Я снова здесь. А, впрочем, все равно - Вот все, что здесь я вспомнила (а жаль): Дорога. Осень. Горькое вино.

VI.

Терпенье - суть богов и виноделов, Создавших для чего-то тишину. ... Молчанью полагаются пределы, За ними - Логос. Не перешагну. Хотя - забавней не было б раздола: Сверкнуть в ночи, чтоб стало всем светлей, Скользнуть лучом по тронам и престолам, Стать каплей крови в кубках королей, Хранителем того, кто жаждет мести, Цветком - на обожженную ладонь... Но это смерть. Затем, что неуместно На шалости разбрасывать Огонь.

VII.

Звон колокола. Как безбожно мало Секунд - для квинтэссенции речей! - Хоть слово, председатель трибунала!.. Я... вас любила. Не скажу, зачем. История не знает перемены, Ее событий - в прах не отмести, А высверк мой, веселый и надменный, Переварите, люди. - Увести.

VIII.

Коль все закономерно в мирозданье, То рухнул не бессмысленно Икар, Путям судьбы не нужно оправданья, И так смешно, не правда ли? Удар.

IX.

Спальники грязные, пенки, Чьи-то пожитки разметаны, Мечется небо в застенке Клочьями - сизыми, мертвыми.

X.

Заостренный нож Остался в моих руках, Не будите смерть. От нас уходят дожди И гаснут искры в сердцах.

XI.

Усмехаюсь: где я только не был, Распинали, резали и вешали. Встретите мессию?.. Только небо Отстранилось - грозно и насмешливо, Сбросив облаков стальную кожу. Мне пора, и, вроде бы, без мазы, но - Слишком рано, смертушка, попозже, Время без улыбки недосказанно...

Эпилог.

Но легче ноши, Чем эта - в помине нет, Для человека, чье сердце - от мира ключ. Скользнул по векам закрытым - холодный луч. Ты отвернешься, Когда я выйду на свет. 12-13.11.2003

* * *

Мне набили землей уста вы - Значит, правильно. Значит, срок. Течь и лечь - поэмой заставы, Вязью всех беспокойных строк. Течь... но русло - все уже, уже (Берега в обрамленьи роз), - Значит, верно. Уже не нужно - Ad infinitum! - грез и гроз. Выстрел - гневно - насквозь: прощенье. Не принять. Не перебороть. Закопайте меня в ущелье, Чтобы горы нависли. (Плоть.) Ускользаю и торжествую, Отражаясь, взвиваясь - вновь. Положите меня - живую! - Между запахов (ладан, кровь), Между звуков (свирель и скрипка), затихающих там, вдали. Все несчастья настолько зыбки В лоне летней сухой земли.

* * *

Мрачнеет взгляд и вздрагивает веко: Ушла в себя. Пусть спорят Бах и Кант В моем мозгу. Смотреть на человеков Я больше не могу - a bout portant*. Все мельче чувства и слова все суше, Фигуры тают - скошены ряды. Довольно, да - я насмотрелась в души, Уж лучше на тела... Холодный дым. Уйти - черницей скромной черным ходом, Раз занесло парадные пути. Чего ж я жду... Наверно, ледохода. Мы встретимся с Тобой и все простим С Тобой - друг другу: смерть, любовь, разлуку И ожиданье вздорнейших чудес. Я чувствую, как я сжимаю руку Твою - во сне души. Живущей здесь. _______________________ * - a bout portant - открыто, прямо, "в упор". 15-16.12.2003

* * *

И - холод узких рук, и - теплый снег, И - бахромы серебряная вьюга... Мы зря с тобой забыли друг про друга, Вернись ко мне, мой Черный Человек. И - в запахе дурманных синих трав Сквозит печаль, как в запахе больничном. Смеется Черный - грустно и цинично: "Ах, Моцарт, Моцарт! Я ли - был неправ!.."

* * *

Тьма, возьми мою душу - крохотный алый живой островок, пульсирующий в мире без чести. Тьма, возьми глаза мои, дай вместо них две черных звезды, чтобы Видеть круговорот жизни и смерти. Возьми глаза мои, Тьма, лучше сны слепоты, чем сны о жизни в игрушечном мире машин без любви. Тьма, возьми мой голос, чтобы нечем мне было благословить за боль и любовь, за сумрачный смрад бытия. Возьми мою ненависть, Тьма - она уже ничему не научит людей, ослепших в погоне за тусклым дождем. Бросьте...

* * *

Полжизни - пред-растраченных впустую На поиски сакрального совета, Вопрос - "Доколе, Боже, испытуешь?", Заранняя неведомость ответа, Попытка рухнуть в музыку живую, Что - убивает, воскрешает, лечит... - Скажите, для чего я существую? - Не существуешь. Это даже легче. Холодный аромат осенних листьев, Свеча в окне, что дразнит и тревожит, Посмертные клише банальных истин, - Платон мне друг, но истина дороже, - Забавный поиск "острых ощущений", И - тишина, безмолвная, босая, Зов плоти и надежда на прощенье, И вера в чудо. Все, что не спасает. (июль 2003)

* * *

Ива - Лапочке. Ночь. Я тебя не встречал Серебро на воде. в солнечных городах, Тоскливый светильник луны. где воздух подобен песку. Ветер, Плеск воды впереди, Камень в холодную тьму шорох одежд, и жаркий полуденный звон - уносящий листву. руки твои холодны. в каждом твоем дыханье. Встреча Мне не согреться, у переправы, и не растаять, смеяться... и два крыла за спиной. Ветер у переправы... 16.09.2003

* * *

Капли дождя на траве, Камни домов... Скорбная заводь. Призраки галеонов в дымке дождя, запах осенней тьмы. Время... В вечный холод и дождь уплывать, распустив волосы, косы былых надежд. Мокрые флаги на людных углах, обрывки афиш... Слово. Приближается осень. С неба вернется корабль; Я не спрошу. На причале, у волн ледяных, обратив лицо к странствиям, шепну о судьбе: "Стой..."

* * *

Выстрелы в спину не лечат от судьбы. Огненный мир моих снов падает в черную воду - O, morerante... След моих рук на стекле, на щеке того, кто любил. Взгляд полоснул, как нож, По стене напротив, и стал тенью луча. Время... Зыбкие воды опаловых строк - и имена. Клинья тумана и ветви плюща по стене; Видишь руны? Ветер, холодный ветер... Кольца на длинных пальцах отрубленной тонкой руки. Вокзальная грязь и музыка в каждом жесте, скользкое небо. Утренние дожди. Я вижу, что ты вернешься в мир загадок и разных измен. Я вижу, как я выхожу из тени - в вишневой шали. Измена становится именем. Слышишь ли ты во сне голос зеркал? Видишь ли их лучи, Знаешь ли их имена, Невольный, но очарованный странник? Избыток надежд... Цветы снов, слез и ошибок. Алые, строгие. В них отражается небо. Тронулся лед...

* * *

Стать лицевой стороной камня, ожиданием имени.

Два голоса боли к двум ликам любви

Белая и неподвижная Звонкий горячий цветок луна моего лица - Моего голоса улыбается твоим взглядам. Замерзает под твоими руками. Бьется хрустальный родник, Лишенный надежды на встречу - "Superesse dolori..." По твоей просьбе Черное небо снята карнавальная маска - Моих искалеченных чувств под ней только пламя. Не простило тебя... Сонные ангелы, Дезертировав из-под Мегиддо, Смотрят взглядом больных инквизиторов. Повернись; если выдержишь взгляд, В ритме черного кофе без сахара Я не стану бежать от тебя Мы ведем диалог о любви-без-надежды босиком по траве. В Жизни-и-Смерти. Это агония Дарует мне волю и ярость Ослепленного бога. Волосы, как песок... Солнечный всплеск Вишневый сок моей крови Принесенный смертельным поветрием, Течет по твоей груди. Captus misericordia. Cамосгорание... Duritia ferrum superare, Самоотвод... 1:25 11.10.03

В САДУ ИЗ ЦВЕТНОГО СТЕКЛА

I.

Взгляд - Издалека, Из песка - рука. Ветер уносит звуки моего голоса - вдаль, по глади ночной воды. Мертвые всадники тихо смеются мне вслед. Луна восходит. Сестра моя Ночь весела. Зернышки граната, вырванные из мозаики сердца - Зернышки моей крови.

II.

Ты дождешься меня, господин, в саду из цветного стекла, И скажешь: "Я не виню". Ты не будешь моим в саду из цветного стекла, Ты не будешь чужим. Останется в памяти - пряди волос на ветру, ледяная твоя рука. Кисти рябины осенней, зерна граната и искры в твоей руке. Касаясь дыханием гроз твоих: "Положи меня, как печать, как перстень На руку твою..."

* * *

Замирать черной розой на перекрестке в предвестии чуда. Наслаждение звуком звездным, плещущим изнутри. Листать слова, как альбомы чужих воспоминаний, как льдинки того, чего не было. Сердце мое - Дом Вечного Пламени. Падает в небо огонь с каждым выдохом. Нащупываю пальцами, смертно, вслепую - Мозаику памяти. Сердце мое - Дом вечного пламени, но - лед в моем сердце.

* * *

Отрицание Бога в саду из цветного стекла. среда, 11 июня 2003 г.

Пассионарные мотивы

Леденящей ухмылкой Зверя - Вот и все, чем наш век богат. Слишком страшно, чтоб дальше верить, Слишком холодно, чтобы лгать. Слишком горько - ходить кругами, Огибая свое - "Люблю". Не волнуйтесь, ведь я - не Гамлет, Мир расшатанный - не скреплю, Слишком мало - штрихи и встречи, Отражения, миражи... Посягнуть на права Предтечи - Участь тех, кто не хочет жить, А кому бы еще - в отраду Было - век искупая, весь, Взять обязанности на правду, Чтобы далее длилась - Песнь, Жизнь в ладонях - даруя - вестью, Что закончится все - Крестом, Чтобы честь оставалась - честью... Ergo, смерть. И молва. Потом. 11:15 07.02.04

* * *

Не дожить до весны. Не допеть, не успеть - до земли, Вырываясь из клеток резных в бесшабашный полет, Возвращаемся даже не мы... и горят корабли У причалов надежд, обращенных в нетающий лед. Впрочем, что там огню - до ладей и причалов твоих, Он не знает пощады... и прах остается в горстях, И друзья не узнают тебя. Да и дело не в них - Не узнают тебя - зеркала. А узнав - не простят. Не забудут, не вспомнят. Не-ты. Не-они. И не-я. До земли не дожить. До весны. До тепла. До утра. Искры дальних дорог, да нездешняя цель бытия - Катахреза, абстракция. Смейся, Риварес... Ура... 04 Февраля 2004 (07:41:22)

Диалог Мастера и Маргариты в мире покоя.

- Туда, где в лед соцветия мимозы Навеки вмерзли, я еще вернусь, и... Нет! Рухнет мир и после будут слезы... Я брежу... брежу... - Мастер, не волнуйся, Есть ты и я. (В молчанье: "Слишком мало!") - Утешила...взаправду: как любезно - Не выслушать. - Мой милый, я устала. - Малыш, полслова! - Мастер, бесполезно. Устала. Лунный свет течет рекою - Как время - сквозь зрачки, песок - сквозь пальцы. - Но ты пошла за мной - в миры покоя... - Он не велел мне - с ним навек остаться. - Судьба меж жерновов любовь сминает За занавесом шуток неудачных, Но ты верна мне, правда же, родная? - Нет. Я с тобой. Оно не равнозначно. - А раньше ты иначе говорила, Деля со мной работу и подушку... - Он выбрал за меня. Я покорилась - В руках богов мы пешки и игрушки. - А помнишь - как склонялась к изголовью, Дождаться до утра тебя - просила? - О! Дела нет до смертных с их любовью, Единой чашей венчанной - с мессиром... Ты плачешь, милый... право, не хотела, Но боль опять набросит полог жадный, Сминая все... и что мы будем делать - Все истины грешны и беспощадны. Наверно, ничего. К чему? Играя Судьбу, что - перепета, перерыта, Как можно - долюбить, не доверяя, И доверять, без права на открытость? Все совершенно. Завершённо. Мудро. Пожалуй, до предела. Даже слишком. ... Но помню, как я плакала в то утро Над той тетрадкой, розой и сберкнижкой... 4:17 22.02.04

Диалог Маргариты с Воландом после Бала

- Бал кончен?.. Да воздастся же по вере! - Да будет. Нужен мастер? Говори! Держи его, коль мир закономерен... - Мессир, спасибо... - Не благодари. Вы, леди, неуместно торопливы - В любви и в обещаниях, везде. - Вы думаете, мне - не быть счастливой?.. - Не думаю, а - знаю. Вас, людей. В минуты Чуда обретая крылья, Не видите, какая вьется нить, Любовь предпочитаете всесилью, Чтоб после - тосковать и разлюбить. Но Вы хотя б честны. Царицей Бала Я взял Вас, ибо Вы пришли - любя. - Я выбрала того, о ком страдала, И потеряла большее - Тебя. Заноза в сердце и в крови отрава, А, впрочем... не жалеть же. Бал прошел... - Да будет так. Вы мне пришлись по нраву, О Вас легенды сложат. Хорошо?.. 7:16 28.02.04

* * *

Когда сгорят Все прежние тревоги, Придет печаль: мечты не стоят слез. Убитой куклой лечь тебе под ноги: "Оно не больно... даже не всерьез..." Не так любила. И - не удержала. И - с плеч моих снимаю эту кладь, И буду - эхом римлянки, пожалуй, "Не больно" - как заклятие, шептать.

* * *

Рассвет во сне. По небу плещет - алость Кипящей и безудержной волны, А в голосе нейлоновой струны Мне чудится отчаянная жалость. Да мало ли, когда - о чем - мечталось? Мы в этом мире больше не нужны... "... А мне хотелось просто тишины, Нестовой, как пьяная усталость..."* _________ * A.N.G. 21.02.2004

* * *

"Не возлюбленная, даже не знакомая. Неспокойная и даже некрасивая... Где-то раньше мы встречались, только вспомнить бы..." (Миранда, "Маргарита") Тихий сумрак расползается по комнате Параллелями прямыми-поперечными. "Не возлюбленная, даже не знакомая", Я устала - бредить встречами-невстречами. Есть пространства, где б мы стали - только куклами (Ныне кровь моя - вино, и вот бурлит оно, Я ж желаю - замереть под самым куполом Исаакия, печально-монолитного.). Под рукой твоей, вселенные сминающей, Блики пламени, как кошки - мягко ластятся. Ты скажи мне, Мастер, Meister, я нужна еще? - Ведь судьба - "по добровольному согласию". Все предпето. Все - предсказано, отсрочено Вплоть до самого последнего оттеночка, Наша память нас не ищет между строчками, А выходит из зеркал: "ну здравствуй, девочка! Здравствуй, бедное Величество - в изгнании, В суете остывших улиц, в не-прощении..." Это грустно - узнавать себя в деяниях, Как цветы, перебирая посвящения. Усмехнуться. Пережить. Собраться с силами, Разложив Таро в "Звезду" на низком столике. "Неспокойная и даже некрасивая", К сорока, наверно, стану трудоголиком, Не ища на юбилей бутылку с джиннами, Что желания исполнят. Лучше ландыши... ... Только кажется: придешь, и неожиданно, Закурив, спокойно скажешь: "Здравствуй, лапушка..."

* * *

"И страниц, стихами израненных, Белая, легкая стая… (Я растаял)." (Эарнур) Белая легкая стая страниц, Странниц, стихами измученных. Так пороша в лицо Бросает слова и мечты с верхнего этажа дома-на-той-стороне-Невы. Так время засыпает уста мне словами былых отречений и обетований. Белые странные стаи... Так ветер приносит навстречу самолетик бумажный со словом "люблю" на крыле. Время заносит песками молчанья Лица и имена, надежды и странствия смертных, вечны лишь капли с крыш ранней весной. Вечен вороний грай в утреннем небе, вечны зори, расползающиеся под пальцами тех, кто смотрит из смерти на наши любови и песни. Сны уводят нас вдаль, прочь от больших городов... 3:28 27.02.04

* * *

Натюрморт для Любелии Это, как всегда, не всерьез - Белый обелиск между гроз, Между двух ладоней - струна, Между двух зеркал - тишина, Между серых скал - волчий мех, Между двух имен - строгий смех... Смерть весьма красива на вид. Это - как всегда - без любви. Сонный сумрак между не-встреч - Это - как всегда - "Не перечь, Не кричи, не пой, не спеши" - Это ожиданье души, Льдистый отрицанья покров - Пониманье логики снов... Разделенность кромкой стекла - Это - ты и я: два крыла. 17:21 02.03.04

* * *

Два черных силуэта vis-a-vis - Быть может, тишина. А может - рок... Вычитывает время между строк Все боль незаживающей любви. Пройти огонь, души не отогрев, Презрев мольбы родных, забыв свой кров - Для двух холодно-горьких поздних снов, В которых ты один - как меч. Как гнев. Бессмыслицы стальные образа Не стоят мыслей. И не стоят слез. ... На обелиске белом - между роз - Пусть будет надпись: "Здесь была гроза..." 9:06 02.03.04

* * *

Ветер придет ниоткуда, и гомоном птичьим В окна ворвется, заливисто, звонко звеня. Ночь умирает и будет светлей, чем обычно, В хмурое утро весеннего первого дня. Ночь умирает и будет светлее, чем прежде, Будут рассветы прекрасны и грезы легки, Волки из леса на лапах приносят надежду, "Мягко", беззлобно кровавые щеря клыки. Лисьи тропинки в лесу заливает вода, Светится озеро в снежно-последней оправе, Скоро подснежников море - затопит поляны... Только - какая же это уже ерунда. "Баба Яга, просыпайся!" - "Не хочется, право, Видишь, Артур, как закончилась - фея Моргана?.." 11:31 13.03.04

ЧЕРНОЕ С СЕРЕБРОМ

На чужаков и ранее гоненья В потеху были людям, не в труды. Молчание - как способ отстраненья От суетной мирской белиберды, От вечно-торопливого движенья, Где человек неотличим от - всех. Смирение - как способ отверженья: Так очи долу - с ненавистью. Смех. А путь - все выше. А карниз - все уже, Как лезвие - как огненная нить... Довольно - боль оплакивать свою же; Простите - нету повода любить. 8:13 14.03.04

* * *

Эскиз для С.К. Стальные сны - по замкнутому кругу: Предательства, надежды, миражи... Зачем же нам Доказывать друг-другу, Что мы - и друг без друга - можем жить? Наш карнавал, где - маски или лица - Уже не важно, не об этом речь... Все это - так. Ах, было б, чем гордиться - Ведь легче потерять, чем уберечь. Легко - принять лицо за отраженье, Сквозь зеркало взирая в сон и тьму. Мы не пойдем теперь уж на сближенье, Оно и раньше было - ни к чему... 23:44 16.03.04

* * *

В гробницах прах - своей косой мести, Не помышляя о тебе... Не нужно. Это выше совести - Способность следовать судьбе, Жонглировать сухими листьями, На грезы душу разменять... Не осуди. Превыше истины - Себе ни в чем не изменять. 23:51 16.03.04

COLD (27)

На жизни - ожога больная веха (И - язвами - пятна гнезд Вороньих - в деревьях...), и гулкость смеха, Осенняя тяжесть вины и эха, А стекла - светлее звезд. На нас отовсюду глядят экраны (Прожектором сон прошит, Расколотой болью мольбы и раны...), Мы выпили, Фрида... не правда ль, странно - Любить, не ища души? Пустыня страданий всегда безводна И в ней нелегко - кричать, Наверное, правильно - стать свободной, Чтоб выйти из осени в март холодный - Несбывшееся встречать. Пусть новые - лица, а сны - все те же, Все тот же звучит аккорд И прошлые клятвы никто не сдержит, Свобода - один - против неба - стержень - Мечом оголенным. Cold.

* * *

Для N. Наверно, все же - нам не по пути... Пусть - гулко рукоплещет пьяный зал, Но - на лампаду в зареве зеркал Ты попросту почти не обратил Внимания... к чему мои слова Для тех, кто не склонился, не позвал - Средь лязга стали, в крови и дыму - Меня - на светлый пир, как на чуму?.. Мечта неизлечима, словно СПИД. Я кодекс боли трепетно блюду И на чуму, наверное, приду - Встать на колени к изголовью: - Спи...

* * *

... Под утро: - Довольно... ложись, Невместны ночные беседы... По волчьему мертвому следу Бреду, как сомнамбула. Жизнь. А трещины в камне стены - Как линии чьей-то ладони, Бег времени даже бездонней Больничной глухой тишины, Осколки игрушечных царств, Руины трагедий - не в моде... И в сны мои мягко приходит Неискренний запах лекарств.

* * *

Табачный потертый кисет, Изгрызенный старыми крысами, Листы прошлогодних газет... Шальная весна за кулисами. Парад бесконечных потерь, Чужих карнавалов феерии... Вернемся? Неправда. Не верь. Не время теперь для доверия, Скорее уже - для броска, Но жалюзи тихо опущены... Ищут молодые. Пускай. Их сроки - поверить в могущество.

Медея

Мое Золотое Руно Добыл ты - и не сохранил, Но это уже все равно. Я пью, как забвенья вино, Истаявший запах чернил. Как прежде - не вызову гром И молнию - в дар королю, Лишь запахи... память о том, Что было - не с нами. Я сплю...

* * *

Где - бокалы искрящейся браги, Где - прогулки и смех до утра? Лишь штрихи на истертой бумаге, Только - роспись чужого пера... Не хочу. Поднимите мне веки Затупившимся острием вил. Нету памяти - вне человека. Не любила. И ты не любил. Может, даже, и не было сглаза, Просто выгорел прежний задор; Ты остался в стихах и рассказах - Беспощаден, не весел, но добр. В сонный Лимб, в бесконечность, в изгнанье, В навсегда не законченный срок Утекут мои воспоминанья - Словно тени по венам дорог, Вперегонку со снежной порошей - Не догонит ни всадник, ни Бог... Я пишу свои "письма о прошлом" И апрель застывает у ног. 4:12 28.03.04

Твердыня, восточная башня, ночь 3016 г. III Эпохи

Луна меж туч - как выщербленный грош И пики гор в тумане - как в угаре. Не время через край, не звездный дождь - Земля Его, enna'ij Moratta'hare, Здесь Дом Его. Здесь нет свободы злу. Здесь в каждом камне - капля нашей крови И с лунным светом смешан на полу Свет факелов, пугающе-багровый, А вот трепещет отблеск золотой - Свеча горит. Движения нечасты, Здесь полно все - особой чистотой, Что непонятна только непричастным. Здесь счет идет деяниям, не дням И ценится сметливость, не смятенье. Бездвижна ночь. Стекает по камням Вода из водостока. Люди, тени, Разносит ветер запахи в степи И звезды шепчут нужные ответы. Здесь каждый занят делом - или спит - В спокойный час свершений предрассветных. Заброшенный донжон плющом увит, Вдали застыли горные высоты... Вот - время для мечты и для любви, С восходом солнца - время для работы, Как времени немного на земле, Не охватить - ни волей, ни руками. Вернемся в башню. Чаша. Гобелен. Стол: свитки, перья, фолианты, камни, В окне - витраж с причудливой резьбой, На кресло брошен плащ из старой кожи, Ни уханье совы, ни волчий вой Невдалеке - покоя не тревожат. Вон - слышен свист. Вдогонку за слугой Куда-то тащит орк щиты стальные. Идет ахатто. Волею Его Спокойна эта ночь - и остальные, О землю караульный бьет копьем. Здесь пламя - все. Все неподвластно тленью. ... Спит девушка и ясен сон ее. В камине тлеют медленно поленья... 1:38 21.09.2004



Американский гражданин сергей махлай www.metronews.ru.