Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи Фириэль Алтэнниэ

Все то, что было или будет с нами...
Видишь пришедший издалека...
Знаешь, страшно, что никто не виноват...
Плачут сосны горькою смолой...
Фродо
Моланолдо: звезды
Лицо и голос - друга. Взгляд - врага...
Господне царство больше, чем твое...
Ах, осенняя паутина...
Добрые сны...
Как просто - кому клинок?
Волхв
Ветры дня и ветры ночи...
Эзар
1.
2.
Кай
Дюна
Ты не куй мне, славный мастер, этот легкий меч...
Lindelen calina oloro...
Alco laurea anaro...
Ах, глаза твои зелены...
Если бы я хотела оплакать...
День Волка

* * *

Все то, что было или будет с нами Бросая в ярость белую зимы, Я вспоминаю, как смотрели мы В неистовое - гаснущее - пламя. Оно не обожгло одежд и рук, Но лучше бы и мы тогда сгорели. Мечусь снежинкой в серебре метели - Забудь про боль, забудь про сердца стук... Огонь ушел. Осталось только горе. Остался белый пепел на траве И иглы звезд в холодной синеве, Как иглы льда в нетающем узоре. Несбыточной мечтой моя свобода Становится. И клятва на огне О мире помнить запрещает мне. А память тяжелеет год от года...

* * *

Видишь пришедший издалека Пламенный гордый свет? Ныне быстрей потекут века, Долгие пряди лет. В быстром и плотном потоке дней Дух обнажает суть. Там, где вода не точит камней, Можно просто уснуть. Сон защитит от потока дней, Памяти, слез, беды. Там, где вода не точит камней - Там больше нет воды. Не возвращайся, юный король, Песней души не рань! Ты пережди. Это просто боль Старых, досмертных ран. Время, что стало бурной рекой - Сил нет черпать и пить. В дальнем чертоге долгий покой Выбрать просто - не жить. Кто тебя сдержит цепями слов, Если решил уйти? Дух, уходящий по нити снов, Не возвратить с пути. Больно терять уходящих в смерть, Равно - в чертоги сна. Нам же, оставшимся здесь - смотреть, Как опустела весна...

* * *

к Aht Arte Знаешь, страшно, что никто не виноват. Серый пепел с неба падает кружа. А слова мои как лезвие ножа Рассекают воздух, жалобно шурша. Пей из черной чаши горько-сладкий яд, Прозревая серебро на тетиве, Тень от тени, затерявшейся в листве, Гулкий колокол в небесной синеве. Нет побед и поражений, говорят. Осыпаются созвездия с небес. Стонут горы и смолою плачет лес... Кто-то должен дотянуться до чудес! Пей из чаши ало-огненный закат. Камень Памяти, и пепел, и вода... Болью сердца прогоняется беда. Никогда не говорите: "Никогда".

* * *

Плачут сосны горькою смолой. плачут звезды пламенем холодным. Ходит ветер по земле пустой. Плачет ветер по ушедшим нолдор. Носит ветер по пустой земле Горький пепел да обрывки стона. Эхо - голос сумрачных теней. Край туманов - Хитлум опаленный... Плачут сосны. Смолы ли? Слеза По ушедшим детям Феанаро. Я сама закрыла им глаза. Ныне горько-золотые чары Край туманов полнят. За спиной Темнота. Лишь гулко воет ветер. Плачут сосны о земле пустой. Плачет мать о непришедших детях. Эти слезы - росы в пальцах трав; А ветра несут на Запад души. Память боли - в пении костра. Слышишь, Намо? Слушай, Намо. Слушай...

Фродо

Проснись поутру - и забудь про сон, Который отпускать тебя не хочет. Тебе покой целитель напророчил, А ты проснулся - и утратил сон, который бы смотрел и дни, и ночи: Неумолимый тусклый блеск кольца, Тяжелый взгляд, что чуется все чаще, И отраженье бледного лица в воде - в старинной чародейской чаше - И снова тянет к золоту кольца... Проснись, поешь - вот хлеб, вот каша в миске. В такой, чтобы не жалко и разбить... Ведь сил осталось только - сохранить В ладони теплый камушек эльфийский, Но не на хлеб и не на кашу в миске. Кораблик белый устремился к цели, И ты стремишься с ним - ты так устал... Все позади - прощание, причал; И как твои друзья не разглядели - Ты сам светился ярче, чем Фиал...

Моланолдо: звезды

Слово... Имя... Слова... Имена... Как дыханье - отрывисто, горько. Проводи свои ночи без сна, Отрывай от души своей корку. Небо? Небо. Задымленный свод. Год от года дым тянется выше. Ветер? Пусть он весну принесет. А пока он все воет над крышей. Звезды? Света иголки в воде. Руки холодом мне искололи. Где же Звезде, Где единственной вспыхнуть Звезде? Неужели - среди неволи?

* * *

Лицо и голос - друга. Взгляд - врага. Знакомы жесты, но слова чужие. Отчаянье имеет берега, Но как минута мира дорога... Мы ненавистью никогда не жили, Но в дом приходит новая война, Где кровь не льется - только сердце рвется. Оружие - слова и имена. Здесь не защита дверь или стена... Войдет беда - кого из нас коснется? Ее удар рукой не отвести - Изранит душу, не порвав одежды. А нам теперь терпеть и ждать. Спасти Тепло руки. И память сжать в горсти. Минута мира. Все пока как прежде...

* * *

Господне царство больше, чем твое. Ты выгородил угол, как сумел, Нашел подругу. Голосом ее Ты пел бы, верно. Если б только пел... Мираж покоя, пламя колдовства; Мираж порядка, миражи побед. Твори слова и говори слова, Подруга говорит слова в ответ. Гость на порог - согласию конец. "Ты мне не друг!" В ответ: "А ты не Бог." "Ты мне не брат!" - "А ты мне не отец." Ну что же - гость не ступит за порог. Должно быть, миражу мирка ты рад. Ты запер дверь - а там, за дверью, БРАТ.

* * *

Ах, осенняя паутина, онемевшая струна... Незабытая картина - тень и белая стена. Ах, беспечная звезда, Не ходи в Полынный Город. Здесь и ветер и вода, Купол неба не расколот, Ну зачем тебе беда? Там на пыльных площадях нет ни отзвука, ни следа, только в мутных зеркалах отражается победа, бесполезная, как страх... Ах, прозрачная звезда, Погоди еще немного. Не закроется дорога В этот город никогда. Обернись хоть у порога! Нет возврата, нет ответа. -Я опять иду туда, где отравлена вода, где туман лишает света, где вдыхаешь с ветром тлен. Плачет брошенный ребенок - Голос, как травинка, тонок - Там, среди холодных стен. - Ждет тебя обман и плен! Нет ответа, нет возврата. лишь кольцо из теплых рук, вспышка жара, света круг... Пустота не виновата, Что в нее уходит друг... Ах, осенняя паутина, онемевшая струна. тонет в памяти картина - тень и белая стена...

* * *

Добрые сны - Я принесу тебе добрые сны с тихой войны, С незаметной моей войны. Ветви в проемах окон оберегают твой сон - Стражи иные тебе не нужны. Прочен как лед, добрый сон так же прочен, как лед. Не пропадет, не забудется, не пропадет. Нам ли бояться зимы? Тучи и снег не страшны: белый дракон начинает полет. Голос звенит, этот голос как арфа звенит: "Видишь, вот щит, вот твой прочный, надежнейший щит - детство без страха и зла..." В небе два белых крыла: брат твой дракон ищет неба зенит. Добрые сны. Я принесу тебе добрые сны С тихой войны, С незаметной моей войны. в небе брат твой дракон оберегает твой сон, ищет он в небе ветер весны.

* * *

как просто - кому клинок? как просто - тебе строка. а ноги - в грязи дорог и в небо не взмыть никак. Как просто - тебя терять так, просто - в сети интриг. а в памяти - повторять прошедший домашний миг: все просто - горит свеча; все просто - ты крепко спишь. Рассвет принесет печаль - на свечке ее спалишь. все будет - и злой конец, и гибель простых надежд. не меряй чужой венец и серость чужих одежд. не стоит и повторять, не выйдет и научить: умеющий выживать навряд ли сумеет жить. как должно судьбу принять, коль в ней наметился сбой? ты выживещь без меня. но выживешь - не собой.

Волхв

Наверное, надежда - яд: Так больно это зелье пить. Все знаки ясно говорят: Конца войне не может быть. Читай по травам и золе. Лови на карты лунный свет И убедись, что на земле Надежды нет, надежды нет. Послушай духов голоса (Тех, что прекрасны и горды): "О свете молишь небеса? Звезду ты ищешь? Нет звезды". Я уговариваю страх: Не разум - сердце отпусти. Пора идти во мрак, во мрак. Мне должно через мрак пройти. Построить знаков верный ряд И ложь от правды отделить. Наверное, надежа - яд: Так трудно эту чашу пить...

* * *

Ветры дня и ветры ночи Носят весть по небосводу: Пусть узнает тот, кто хочет, Каково терять свободу. Заметались моря волны - Неспокойны эти воды. Пусть запомнят: это больно - Отдавать свою свободу. Застонало пламя... Страшно? Жар оплавил камень свода. Пусть запомнит - это важно - Там, где сила, нет свободы. Три стихии, вам не слиться. Дни и ночи, дни и годы В перстнях вам, как в клетках, биться - Для добра, но не свободы. "Три кольца прекрасным эльфам Для добра их гордого..."

Эзар

Катерине-Смолике

1.

Думай о смерти, да не своей. Голос свой в небо отправь скорей. В переплетенье темных ветвей, К алой на синем звездной струне. Жизни, как ветви - так же сплелись. Он не умеет - ты помолись. Шепот твой примут холод и высь. Да, и прощения попроси. Знаешь, что жесток времени ход. Знаешь, он просит еще хоть год, Лучше бы больше - страна, народ... Года не хватит. Проси о трех. Ветер мольбу перебил и стих - Оруженосец ветров иных. Верит-не-верит... верь за двоих. Он же не знает, что смерти нет...

2.

Звезды поют, звенят: "Где ты, один из нас?" Люди рядом молчат. Кома. Последний час. Я же, вождь и солдат, Слушаю песню звезд. Да, я страшусь суда. Да, я ступлю на мост, Алый мост в синеве. Что меня встретит там? В раненой мной стране Столько бед... По счетам Надо платить за всех. Крепче, судья, держи! Падает в пламя снег - Падает в звезды жизнь. Чей взгляд в глаза? Ты... есть? Сын мой... Страна моя... Хватит ли платы здесь? Как Ты простишь меня?

Кай

для Азрафель Стены расступаются - вот магия дворцов. Вся защита - дорогое вспоминай лицо, Каждое движение, жест и голос, шаг... Шепотки ползут вдоль стен: "Вот идет наш враг". Что ты вспоминаешь, защищаясь от войны? Кисть и тушь отложены, пальцы сплетены. Голова склоненная, прядка у виска... Жить еще разрешено. Вспоминай пока. На златом крыльце сидели верность и закон. На тебе сошлись расчеты - выходи-ка вон. Вышел вон - а у порога ждет война за власть... Сохранить бы честь, если не выйдет не пропасть. Счастье сухоцветное вдруг ожило в крови. Бросила беда подарок; нужен - так лови! Вот тебе любовь и честь, жизнь, хоть и в долгах... Что ты будешь вспоминать о своих врагах?

Дюна

Подарок Анне Ходош на день рождения (немного запоздавший) Сквозь пальцы течет песок... Вот пепел, а вот трава, Вот корни, а вот вода. Мечта моя далека, Звезда моя одинока, Дорога моя горька, Да это и не дорога - В пустыне неровный шаг, Где бури хищно кружат; В питье или пище яд, А будущее жестоко. Я этой земли солдат, Мне здесь только вздох до Бога - Хотя бы воды глоток...

* * *

- Ты не куй мне, славный мастер, этот легкий меч, Не подлаживай его под руку мою. Коль скуешь, то не увидит он жарких сеч... - Неужели ты не понял - я не меч кую? Кто рассыпал в небе звезды, на камнях огни, Кто связал пути потерь в перекрестки встреч? Может, я сумею верить так же, как они, Неужели ты не понял - я кую не меч? Видишь, держит всех одна тоненькая нить, Впрочем, может быть, и нет - я и сам незряч. Не увидеть, не понять - не восстановить... Помнишь, и меня ковали - нужен был палач? Только стал я непокорен в мире, где вокруг Бьют наотмашь тень и тьма, истину губя. Повернулось все вверх дном - и врагом стал друг. Неужели ты не понял - я кую тебя? Для чего моя свобода и твоя борьба? Зря ли столько снов и судеб возле нас свилось? Все, что вложено в тебя - чистота герба. Если станешь не мечом - значит, удалось.

* * *

Перевод. Автора не помню - "Из музыки светлых видений..." Lindelen calina oloro, quettarenen u-yalie nyaro tyalienen tintilla fuino alanvie Iluo natse. ar calna ne i cuivie, ar miriene on~olie i Ardasse irime calwa, i Ardasse irime calwa. Eleni vanimar calne tar Ilu u-isil ar vinya. Yassen alamnie omar, `I ele!` - ne i quetta minya. tare ahatie quilde ar quetta enie esse i Ardasse irime calwa, i Ardasse irime calwa. ar omentielve ne tauresse or luhtea sire, Yasse folea neni ar lindene morilindi ire vestanelme melmenna i mapanelve malmat i Ardasse irime calwa, i Ardasse irime calwa. ar nelmen rani ar yellor, ar yeni, ar naicer, nan vorima omentane i malmat tar unque ar more. ar armerealvene ar tatyanye esselya i Ardasse irime calwa, i Ardasse irime calwa. A sinome u-marenin mi nore yasse sara quela, yasse u-lanya esselya, yasse nique nurta ranyar. unurtie tie marenna yasse qualme omentanelmene i Ardasse nainia lante, i Ardasse nainia lante. Lindelen calina oloro, Quettarenen u-yalie nyaro, tialienen tintilla fuino alanie Iluo natse. Ar calne cuivie, ar miriene on~olie i Ardasse irime calwa, I Ardasse irime calwa...

* * *

Alco laurea anaro nurtane lumna lumbor imbe elmesse ramba enorene autuva lome, aure tuluva. istan, almie tuluvalnesse. autuva lome, aure tuluva, anar oreva (sse ?) liri aivea emetier, eleno alco calyane coar. lumesse nyero ar naino omanya hlaralye

* * *

Ах, глаза твои зелены, Словно их наполняет море! Полуутренний блеск воды, Облака на небеснои глади... Своего непокоя ради я храню все твои следы - Что за дар оставила ты! Cад соленой отмыт водой - а теперь я и соль смываю. Сколько ненависти, родная - мы ведь дом не бросили свой, разве нас погубить - волной? Раны вылечит соль морская, причинив поначалу боль - А врагу все равно, я знаю, Все равно, как выиграть бой: Ложью, сломанной ли судьбой? На полнеба волна - а гнев словно мутная гарь пожара - корабли мои провожала, нашей веры не одолев... Что нам ненависть? Что нам гнев? Мы сажаем свои сады: я - близ Гавани, ты - за Морем. В правде света нет зла и горя, Я храню здесь твои следы - На войне, посреди беды, А глаза твои зелены, Словно их наполняет море!

* * *

Если бы я хотела оплакать Тех, кого не вернуть, Я бы укрыла свое лицо Покрывалом горьких теней. Если бы мне довелось забыть Имя свое и суть, Я бы осталась подле Дерев, Покинув своих сыновей. Если бы я не ждала возвращенья Того, кто ушел навсегда, Я бы закрыла наглухо двери В доме пустом своем. Я его жду. На широком столе Хлеб, вино и вода. Жду его. Помню. Пою И плачу о нем. Ночь не погасит в памяти след - Блеск золотого кольца. И, в предрассветный тяжелый час, С ночью выиграв бой, Рвутся лучи его в окна мои, Тепло коснулось лица: Это светило взошло Над темной страной. Значит, все, что ушло в огонь, Потерей назвать нельзя. Старая память, новая боль - Не надо о том жалеть. Пролито пламя - в горсть не собрать, Но прожита жизнь не зря. Если бы я не умела плакать, Я не могла бы и петь. Если бы я не хотела плакать - Я не могла бы петь.

День Волка

(Моланолдо: Морок) Здесь слижет след мой сумрачный поток Со спин камней... Звери добрее нас. Волк отвернулся и в лес ушел. Ярость холодных глаз Снова погашена. Хорошо. Ярко луна горит, Ало-багровая, на беду. Кровь сильней, чем магнит, Тянет к себе, и я подойду, Разум теряя... (Стой! Много воли дурному сну. Мне бы спешить на бой, Я же, кажется, был в плену, Я же, кажется, был...) Кровь к себе тянет и липкий страх. Жизнь чужую разбил - До утра пируй на телах. Как я хитер и смел... (Разве смел? Неужели я?) - Всех обмануть сумел - Брось объедки для воронья. Кто не пускает в дом? Ну, проверь, а силен ли тот, Кто там за замком, за засовом рассвета ждет. Если он не силен, Если он не жесток, как я, то не выдержит он, увидав за окном тебя там, среди темноты - за окном, где защиты нет; Без охранной черты жертву не спасет даже свет. Даже ярый огонь; Разве ты боишься огня? (...защити от погонь, Солнце, освободи меня!..) - Жертву изобразишь, В дом ворвешься - и плачь, кто слаб! Ну да что ты стоишь? Эй, куда ты уходишь, раб?! Звери добрее вас. (Я отвернулся и прочь ушел...)


Текст размещен с разрешения автора.



Эдванс Принт aдванс Принт.