Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи Фирнвен

Финголфин
Врагу
Баллада о Яром Пламени
Хэлькараксэ
Из дневника
Плач
Когда погиб Король
Восемь строк
Firnwen
Колыбельная для призрака
Флейк цу флейк!-Крылом к крылу!
Защити, Хранитель Итан...
О, не прочесть, не знать - лишь сохранить...
Улыбнись, прохожий, улыбка - не лесть...
Тишина этих комнат изьедена молью...
А меня совсем немного...
Пусть сбудется, что сбудется...
Слово о поединке
Последний дом покинут нами...
А в небе Кринна опять драконы...
Недопризрак под солнцем сгорает...
А в бездушности трещин...

Финголфин

1

В Железных Горах снег до срока растаял. Сюда, на границу убитой земли, Где камень холодный ветра обнимают, Орлиные крылья тебя принесли. Не знала, что делать. Брела, как в тумане. В висках колотилось: "О, лишь бы был жив!", - Обрывки молитв и слова заклинаний... - Но небо не слышало этих молитв. А голос срывался, дрожа от натуги, - Пыталась целить, свою слабость кляня, Пока не пришли твои дети и слуги И не отобрали тебя у меня. Сумела сдержать и проклятья, и слезы, Была словно камень... Об этом ли речь? Меня убеждали, что все слишком поздно. Но, может быть, все же смогла бы сберечь?..

2

За тобой, за тобой, за тобой - Через сумерек свет голубой И курантов полуночный бой - За тобой, за тобой, за тобой. За тобой, за тобой, за тобой - Сквозь осенний пожар золотой, Ломкий лед и полуденный зной - За тобой, за тобой, за тобой. За тобой, за тобой, за тобой - За серебряный звездный прибой. Потеряла приют и покой - За судьбою пошла, за тобой.

3

Государь мой! Я знаю, услышишь, поймешь, Не осудишь строже других. Окропил мои волосы черный дождь - Серебро заблестело в них. Словно голос набатный и лютый шквал, Словно ночи Битого Льда, - Взгляд пугающе-звездный меня обьял - Неиспытанная беда. Этой боли сердце не в силах забыть, Черным ветром опалено. Как теперь мне его на двоих делить? - Ведь оно у меня одно... И беда не беда, и напасть не напасть, Разве тихий предсмертный стон... Огнекрылая гибельность, ярость-страсть Осенила меня крылом.

4

Все кончено. - Служение и служба, Между собой почти неразличимы, Отметены, как снятая личина, И, словно в оправдание - "Так нужно..." Все кончено. К чему искать причины, Печалясь и сочувствуя натужно? Заслоном став от истины ненужной, Теперь плачу за то, в чем неповинна. Все кончено. - Все то, чем дорожила... И снова кровь остановилась в жилах От голоса, пред коим - безоружна. Им подведен итог и спор рассужен: - Оставьте. Пусть уходит. Отслужила. ...И серый взор ожег январской стужей.

5

(Тризна) Были речи - клинка больней. Помню - ночь, да не помню дней. Струны лопались под рукой - Помню кровь на руке, не боль. Осушала кубок до дна, Да не помню вкуса вина. Ты ушел. Дальше помню - мрак. Мир стоял. Я не знаю - как.

6

Что мне имя, что мне губы и голос, Что мне слово - пусть из значимых самых, Если небо пополам раскололось, Обернувшись кровью в стынущих ранах? Что мне клятвы и прощальные речи, Если каждая - проклятием ляжет, Если взгляд последний твой бесконечен, Как вины моей бессменная тяжесть? Что мне будущего страшная вечность, Если брошено - "Безумна" - условно? Что мне вся моя проклятая верность, Если я перед тобою виновна?

7

Мне память возвращает лица, И есть одно - светлей иных. Там, где смыкаются границы - Посмертие бессмертных сих, Чертог Разлук - закон безмолвный, Ненарушаемый закон. В одной лишь верности виновный, Там Ты навеки заточен. Моей вины неотпущенье - Последний взгляд в твои глаза. Мне есть за что просить прощенья, Но нечего тебе сказать - Ты знаешь все и сам. О, сколь же Невыполнимы и просты Мечты мои - лишь миг, не больше, Увидеть, знать, что это - Ты, И, навсегда забыв сомненья, Все радуясь отдать взамен, Вновь, умоляя о прощеньи, Склониться у твоих колен... ...Уставшей от земных скитаний, И мне не миновать тот зал. Но там, в Чертоге Расставаний, Ты ждать меня не обещал.

Врагу

1

Узнать тебя, Восставший-в-Силе, Почти предугадать твой путь Из каменной твоей могилы, Смолчать, в лицо тебе сумев взглянуть, Суметь забыть, что было прежде, Суметь простить, суметь понять, Во взгляде, выжженном надеждой, Суметь увидеть, внять и осознать - Аэниа, святая бездна Раскинувшихся крыл... И - пасть В последнее прикосновенье Разверзнувшихся черно-синих глаз, В звенящую нерасторжимость Сплетенья множества дорог, Сжать в пальцах неопровержимость Того, что - не смогла, и ты - не смог... И, захлебнувшись странным светом Живых камней в венце твоем, Отныне не искать ответа, Но знать, что не один порог вдвоем С тобой перешагнем, что страны Исходим вдоль и поперек... Нам тишина залечит раны, И ненависть сгорит в огне дорог.

2

Я не могу забыть твои глаза. Нельзя же быть Врагу - таким красивым! Тебя не ненавидеть мне нельзя, И очень может быть, что справедливо Ты Светлой Властью обречен суду И вечному проклятию Вселенной!.. Я ненавижу эту красоту, И имя на губах вскипает пеной, Но я не в силах сделать верный шаг. Твой взгляд стал вновь таким призывно-нежным! Я все-таки люблю тебя, мой враг, Изгнанник, отлученный от надежды!

Баллада о Яром Пламени

Взор — что факел из тьмы, Свет Благой Земли — лик. Все, что ты святым мнил, Рушится в один миг. Лед да зной — По плечам волной Злато старое, Пламя ярое — Айканаро. Пламя, пляшущее в глазах, Затмевает огонь предзакатный. — Брат, в твоем ли голосе — страх?! — Я люблю ее, слышишь ли, брат мой! ...Недопитый кубок в руках И тревога в лице Финарато... Тянется за днем — день. От свечи бежит сон. В сумерках скользнет тень, На порог шаги — он! Плащ долой — По плечам волной Злато старое, Пламя ярое — Айканаро! А потом рвалась тишина, И гонец оседает на камни. И земля дотла сожжена За разметанными рубежами. Это было — снова Война, — И взметнулось Внезапное Пламя. И в последний миг — смел. Стеблем под косой — стан. Пометрвелый лик — бел, Локон золотой — рдян. ...Путь земной — По плечам волной Злато старое, Пламя ярое — Айканаро...

Хэлькараксэ

1 Хэлькараксэ — это лед и тишина, Страх конца и нескончаемость пути. Хэлькараксэ — ужас сбывшегося сна. Каждый шаг — как крик: идти. Идти. Идти. Хэлькараксэ — боль помножена на честь. Безнадежность и бессмысленность потерь. Кто прошел — поймет: не рассказать. Не счесть. Хэлькараксэ — это хроника смертей. 2 Пронзительным дискантом Изломанный заплачет лед, И клятва полной мерой За все воздаст нам в свой черед… Лишь серебристым кантом По краю синего плаща Проляжет наша вера — Не обещай, не обещай… Пора иных понятий Пришла — назад не повернуть. Лишь эхо меж торосов, Как в лабиринте, ищет путь. На тысячи проклятий Один ответ — мерцанье льда, На тысячи вопросов Один ответ — твоя звезда… На краткий миг отсрочка Проклятью не была дана. Немало будет спето, Но какова тому цена?! О, карой прежде прочих — Со смертью вечная игра Отринувшим заветы, На верность променявшим рай… Вины не искупить нам, В легендах прорастет она. И клятвы нашей тщетность Уже теперь, увы, видна. Лишь тонкой черной нитью Сквозь сердце вздыбленного льда Проляжет наша верность Своим словам, твоим следам…

Из дневника

О, не прочесть, не знать — лишь сохранить... Прости, что столь смелы и столь сумбурны Cлова мои — но вязью фраз ажурной Не я сумею слух твой усладить. Се — ночь. Теперь все ясно, наконец. Ты спишь, устав любить и ненавидеть, И я в тебе, забывшись, смею видеть Не только королевский твой венец. Ты спишь, и мне дозволено взглянуть В лицо тебе уже совсем иначе — Как будто этот день еще не начат, И утро не решается рискнуть Войти в твой сон, сквозь витражи впустив Изломы света взмахами косыми... И навсегда единственное имя Я лишь сейчас могу произнести. Безмолвье нот — сверкающим венцом, Вся тишина в созвучиях заветных... И в полосе серебряного света — Сквозь мрак — твое усталое лицо, Сей узкий бледный лик с разломом рта, В чертах — немая трепетная горечь: Душа, себя уставшая неволить, Напоенная болью красота... И губы — будто росчерком пера, Бескровные и тонкие — чеканка Вдоль лезвия меча; клинок-осанка — И в забытьи звеняща и остра... Ресницы — полукружья темных стрел, И крыльями к вискам стремятся тени... Излом бровей, теней переплетенье — Мечты моей дозволенный предел, Вся жизнь в плену недвижных тонких рук, Немыслимого терпкого покоя... Сколь близок день! Серебряной каймою Лазурный оторочен полукруг С отливом в чернь... Все будет, как всегда: Твоей руки касанье — неизбежность, И та почти болезненная нежность, Что полнит взгляд — в себя и никуда... Не отступлюсь! Дыханием твоим Дышать — мое последнейшее право!..

Плач

Быль? Небыль? Стыл пепел. Бел пламень Зари. Гол камень В твоем изголовье, Холоден. Сер. Смотри: Ал окоем, багрян — Что кровью залит. Шлифует ветер Каменное твое ложе. Лестница скал В небо уходит. Пламень зари — Светел.

Когда погиб Король

В величии рожден, ты знал, что все тебе под силу: Живущих судьбы, лик земли менять — ну что ж, изволь. И новый свет придет на смену канувшим светилам — Но меркнет свет, когда погиб король. Так суждено всевышнею безжалостною волей, Препоны сметены: что — страх? что — ненависть? что — боль? Власть веры, верность, пламя душ —твои, чего же боле? Но меркнет свет, когда погиб король. В горниле битв, в пучине лет, в тумане дней грядущих У тех, кто не властителем рожден — иная роль, И вот война окончена, и ты в числе живущих, Но что вся жизнь, когда погиб король…

Восемь строк

1 За холмы, где спят дороги, Уведи меня, сестра, Помоги забыть тревоги И забыться до утра. Брат наш снова бродит где-то, Все следы укрыла тьма, И с рассвета до рассвета Я искать его должна. 2 Восемь строк сестре и брату Напишу я на стреле. Солнце клонится к закату, Тени пляшут на скале. В небеса стрела уходит... Пусть почувствует сестра Или брат, что где-то бродит, Жар от моего костра. 3 Восемь строк сестре и брату Отправляю в дальний путь. Вот и дождалась расплаты За свою шальную суть! На застывшей рукояти Не дрожит уже рука. Звезды нижутся в заклятье, За строкой бежит строка... 4 Сулиэн, Сулиэн, прости! Я опять забыла вернуться, Я опять задержалась в пути, Я опять не могу проснуться. Сулиэн, не бойся, сестра! Твои страхи — всего лишь ветер. Подожди хотя б до утра, Я вернусь еще до рассвета. 5 Засыпая ты слышала ветер, Беспокойно стучавший в окна. В опустевшей горнице свечи Перемигивались одиноко, И луна глядела в оконце, И казалось — будто смеется... ...Утром будет новое солнце, Утром снова сестра вернется.

Firnwen

1 Стала скатерть неба бела, От костров осталась зола, Над землей рассвет вставал — Я умерла. Мертвые не ищут тепла, Мертвые не пишут баллад, Мертвых не страшит удар Из-за угла. Что мне в том, чем я не была, Что мне в позабытых делах? Хроник истинен финал, Песня светла. Свечи-близнецы в зеркалах, Губок голубого стекла, Да вина седой огонь — Будто зола. Над землей седой покой — Будто зола… 2 Ну что ж, король, я брежу, так и быть: Сколь эта мысль удобна и проста… И все же — не тебе меня судить: Я пред тобой чиста. На землю сединой ложится снег, Клеймом на память —давняя вина... Мне той вины не искупить вовек, Но то — моя цена. Сквозь боль и память стольких сотен лет Все имена, вся слава — горький дым. Пред Государем мне держать ответ, Но лишь пред ним одним. 3 Говорил о весне, говорил о любви, Говорил, что закончилась эта война, Говорил — мол, свободна, иди и живи: Оглянулась вокруг — никому не нужна. Говорил о надежде, о новом пути, Мол, небесная синь, как и прежде, ясна: Распахнул окоем, руку подал идти, Протянула ладонь — та от крови красна. Говорил, будто радость вернется опять, Мол, судьба — это сказка с хорошим концом, — Меж камней не спеша завела рукоять: "Ты прости, ухожу..." — да о камни лицом…

Колыбельная для призрака

Эта ночь бессонной будет, Ты проснешься на рассвете, И в ответе будет только ветер, Если ты меня забудешь Лик твой ясен, сон твой светел Жребий твой высок: Спи, покуда на рассвете Не протрубит рог. Словно сыну своему нареченному — Я опять тебе пою колыбельную… Чуть глаза прикрыть рукою, И во сне себя не встретить... И в ответе снова только ветер, Если нам не знать покоя… Лик твой ясен, сон твой светел Жребий твой высок: Спи, покуда на рассвете Не протрубит рог… Словно сыну своему — да в чужом дому — Я опять тебе пою колыбельную… Будет эта ночь бессонной, Ты простишься на рассвете, И за все в ответе только ветер, — Если ты меня не вспомнишь. Спи, покуда на рассвете Не протрубит рог: Лик твой ясен, сон твой светел, Жребий твой высок. Словно сыну своему нерожденному, Я опять тебе пою колыбельную… *** Флейк цу флейк!-Крылом к крылу! На монетке - детский профиль. Пробил час или не пробил - Не понять в таком дыму. Снова треск очередей. -Командор Корнелий,где вы?! ...Лишь бы,только бы успели, Там - по лесу,не быстрей, Может быть,пешком,зато - Безопаснее и проще... В темноте,ползком,наощупь... Оболочка - решето... Мокро...Кровь?Или бензин? В беспорядке даже мысли, А секунды - как повисли... ...Это ты?..Но...Как,Альбин?.. Я ведь сам,своей рукой... -Тише.Ты почти что понял... ...На монетке - детский профиль, За пределами - покой... *** Защити,Хранитель Итан, Маленький трубач! Грани зеркала разбиты... Нет!Не смей!Не плачь! Тайна не до дна раскрыта, Уцелел кристалл! ...Защити,Хранитель Итан! Я уже устал... * * * О, не прочесть, не знать - лишь сохранить... Прости, что столь смелы и столь сумбурны Cлова мои - но вязью фраз ажурной Не я сумею слух твой усладить. Се - ночь. Теперь все ясно, наконец. Ты спишь, устав любить и ненавидеть, И я в тебе, забывшись, смею видеть Не только королевский твой венец. Ты спишь, и мне дозволено взглянуть В лицо тебе уже совсем иначе - Как будто этот день еще не начат, И утро не решается рискнуть Войти в твой сон, сквозь витражи впустив Изломы света взмахами косыми... И навсегда единственное имя Я лишь сейчас могу произнести. Безмолвье нот - сверкающим венцом, Вся тишина в созвучиях заветных... И в полосе серебряного света - Сквозь мрак - твое усталое лицо, Сей узкий бледный лик с разломом рта, В чертах - немая трепетная горечь - Душа, себя уставшая неволить, Напоенная болью красота... И губы - будто росчерком пера, Бескровные и тонкие - чеканка Вдоль лезвия меча; клинок-осанка - И в забытьи звеняща и остра... Ресницы - полукружья темных стрел, И крыльями к вискам стремятся тени... Излом бровей, теней переплетенье - Мечты моей дозволенный предел, Вся жизнь в плену недвижных тонких рук, Немыслимого терпкого покоя... Сколь близок день! Серебряной каймою Лазурный оторочен полукруг С отливом в чернь... Все будет, как всегда: Твоей руки касанье - неизбежность, И та почти болезненная нежность, Что полнит взгляд - в себя и никуда... Не отступлюсь! Дыханием твоим Дышать - мое последнейшее право!.. *** Улыбнись, прохожий, улыбка - не лесть. Может, и не нравимся - какие уж есть. Быть на всех похожей - невеликая честь. И какая вам разница - кто мы есть?.. *** Тишина этих комнат изьедена молью... Что ты ищешь в заброшенных древних подвалах, Переполненных чьей-то потерянной болью, Упаковками свадебных белых мантилий? Что ты ищешь в усталых прокуренных залах, Где дрожащие тени забытых желаний Вечно ищут покоя и исполненья? Что ты ищешь в потоках чужого бессилья, В лабиринтах беспомощных плачущих зданий, Напряженно глядящих друг другу в глазницы? Что ты ищешь в дилеммах неверных решений, Окунувшихся в струи бесплодных мечтаний, В неразгаданных снах и тревожных знаменьях, В незашторенных окнах, неспрятанных лицах? Что ты ищешь в своих бесконечных скитаньях, Уложиться пытаясь в две краткие жизни, - И любая из них - у тебя на ладони, - Что ты ищешь в печальной немой укоризне Незнакомого мира, что нам только снится? Ты молчишь. Но твой взгляд... Ты, наверное, понял. *** А меня совсем немного, А меня - один глоток. Я - ромашка у дороги, Солнца рыжий лепесток. *** Пусть сбудется, что сбудется, И скажется, что скажется. Плохое - позабудется, Хорошее - предскажется... Листок письма разлучного В огне камина съежится. Мечтается - все лучшее, А сложится - что сложится.

Слово о Поединке

Земля была судьбой едва больна, Новорожденный свет еще не ранил, Но шла уже не ведавшая правил - По кромке горизонта шла война. А он любил лазурь и серебро. Но, впрочем, что с того? Он был - Король. А власть отдана, как вира за кровь - То ли в насмешку, то ли в отплату... Славься, отныне Король! - и не надо слов. До полутона каждый шорох смыт. Ночь пала - безусловна и мгновенна, Роняя наземь, словно клочья пены, Изломанный и дробный стук копыт. Как вихрь, летел над выжженной землей Золотогривый конь и всадник белый, Отчаянья и ярости пределы Забыв в полутысячелетьи войн. И небеса пронзал застывшей тьмой Трехглавый пик в короне ледяной. Последний призыв твой рог пропоет, Эхо рванется, дрогнет твердыня - Час поединка у врат Ангамандо бьет. Сколь холоден и медлен взор Врага! - И твердь горит под тяжкими шагами. Атак бесстрашных яростное пламя Венчает ледяная сталь клинка. В безмолвии и тьме вершился бой - Неравный, безрассудный, безнадежный... Презревши страх, забыв о невозможном, Семь тяжких ран Врагу нанес Король. Он знал - цена их будет высока. И звездный свет струился вдоль клинка. Навеки молчат легенды о том, Из эльдар никто не сложит баллады - Боя исход был заранее предрешен!.. Неверный шаг... Паденье... Что с того?! Последний взмах - предсмертная победа! Над всей громадой рухнувшего неба - Последнего удара торжество. Склонилась тишина - глаза-в-глаза. И пепел - ал. И алы - небеса. ...Славься навеки, Король! И не надо слов... * * * Последний дом покинут нами И солнце скрылось за горами, И в небесах кружатся три луны, Одетые покровом тишины. Угрюмый страж усталой ночи Нам расставание пророчит, А значит,нам и встречи суждены, Но почему-то беспокойны сны. Не знать пути - не так уж страшно, Дойдем!Вот только карты наши Еще до Катаклизма созданы, И что теперь от них узнаем мы? Оставь сомненья за порогом, Бери хупак,пора в дорогу - За вожаком в серебряный рассвет, Опасности надвинувшейся вслед. Ушли созвездья с небосвода, Войной измучены народы, Леса огнем драконов сожжены... Кринн задыхается под гнетом тьмы... *** А в небе Кринна опять драконы, Как будто в легендах и песнях старых. А бедную Тассу заперли дома, И в утешенье - одна гитара. Как будто я провинилась чем-то... А впрочем,оставим глупые ссоры! Давно уже отглажена лента, А коли я кендер,то что мне запоры? Да,странен мир порой и опасен, Но мы любопытны и страха не знаем. А новый путь - он хупаком красен. А старых путей вообще не бывает! *** Недопризрак под солнцем сгорает, Не успев ускользнуть в пустоту. И,браслеты оков размыкая, Вновь все выложишь начистоту: Об идущих по следу ответа, И о тех,кто Ничто распахнул, И о тех,кто на грани рассвета Встал над Бездной и в Бездну шагнул, Всем бессмертием,всей прямотою Отстраняя недобытие... И поймешь,что мечты о покое - Лишь мечты,пока все это есть, И швырнешь,разрывая об'ятья, В накатившую бездну швырнешь То ли горсть позабытого счастья, То ли душу свою...Не поймешь В первый миг,а потом будет поздно. Дверь захлопнется.Время умрет. А над бездной,обманчиво-звездной Растекается кровь,словно мед... *** А в бездушности трещин Проникает душа, И обыденность вещи, Оживая,крушат. Некросферы отросток Бытие задушил. Все.Гнойник уже лопнул. Этой раны не сшить. В пустоте воплощений Открывается Дверь. Там,в глубинах падений Просыпается Зверь. Бесконечность - крест-накрест, И,по грани скользя, Инстинктивно и насмерть Понимаешь:Нельзя! Но собой не владеешь. Облик,запахи,звук... Осознать не успеешь - Незнакомец,враг,друг... Поздно.Жизненный фактор - Чье-то Право...Не сметь! А с засвеченной картой На дистанции - смерть.

Текст размещен с разрешения автора.



Каталонский язык как бесплатно и быстро выучить каталанский язык.