Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Светлана Голева

Песни дороги

Великие
Звездный Певец
Звездный Ветер
Звездный танец
Моя память древнее, чем тонкий прах...
Коснется вещих струн изящная рука...
Дорога судьбы
Крыло урагана
Когда сбываются забытые легенды...
Дорога к Храму
Чаша богини
Война...
Сказки
Песни ночи.
Лунная сказка

Благо или зло?
Банальные рифмы
Песня

ВЕЛИКИЕ

В начале. Слушайте, люди, сказку о мире. Трое их было в самом начале: Звездный ветер, разжегший искру, Лунная песня, раздувшая пламя, И третий - бесстрашный небесный воитель, Ребенок, окутавший мир путями. Так вспыхнул истинный миг начала, И первый город родился в свете, И вечные звездные башни Таналы Серебряной сказкой вонзились в небо, Став осью, скрепившей ткань мирозданья. И в мир явились средние дети. Хранитель покоя с владычицей солнца Посеяли жизнь и посеяли разум, Моря и горы дарили миру Вода и пламя в яростном танце. И в мир явились младшие силы, Когда законы изгнали хаос. Серая дочь, - в чьих снах: что будет, Что может быть и чего не будет; Белая дочь, любимая всеми, Нежная песня - душа вселенной; Черная башня была последней... И Черный сын, познавший Время. 14.12.98.

Звездный Певец

Из хаоса до времен Был солнечный мир рожден Песнею Сил. Пропел ее Звездный Певец, Всесильный наивный юнец, Сплетя из снов. Из песни рождались слова, И истинные имена Творили мир. Но в проклятый час издала Фальшивую ноту струна, И мир погас. И ужас проник в твои сны. О чем же ты плачешь в ночи, Звездный Певец?

Звездный Ветер.

От самого крайнего севера До самого крайнего юга Шелестит листвой ветер осенний, Запевает песнь зимняя вьюга. Весть летит на крылах урагана Через горы к волнам океана! От самого крайнего запада До забытых степей востока Крылатая песнь-обещанье Не прервет своего полета. Заплатить сполна тем, кто в ответе, Он вернулся, король-Звездный Ветер! 19 - 20.9.96.

Звездный танец.

Мы встретились, друг, по веленью Судьбы В первый творенья час. И наши пронзенные светом мечты Сплелись в бесконечный вальс. Плетущие судьбы, мы в вечном плену Друг друга в кольце дорог. Пока длится танец, враги не пройдут, Не уничтожат исток. Рассыпется радужным смехом дождя Звездная пыль. Непрошеной памятью глянет в глаза Звездная быль. Слепящею вспышкой настигшей беды Звездная боль. И станет основой, творящей миры, Звездная соль. Святая вода, серебристый огонь, Волшебная ось миров. Был нашей любовью исток сотворен,- В нем дух наш и наша кровь. Во дни испытанья не гасла звезда, Хоть порвана судеб нить. - Прощай, - ты шептал, мне глядя в глаза. - Вернись, нас нельзя убить. Крылатого танца разорванный круг - Звездная пыль. Забытых имен странно-ласковый звук - Звездная быль. Тревожный укол бесконечной вины - Звездная боль. И станет основой, творящей миры, Слезная Соль. 2 - 8.12.97.

* * *

Моя память древнее, чем тонкий прах Давно разрушенных городов, Древнее, чем звезды в ночных небесах, Древнее первых сказанных слов. Моя память - как шепот сквозь сон в ночи, Но проснувшись... Молчи! Молчи! Моя память о том, что забыли все, Приняв заклятия сладкий сон, О вечной ночи и родившемся дне, О душах, тьме сковавших заслон. Долг дорогу чертил, горек судеб знак. Боль осталась... И мрак! И мрак! Моя память о свете забытых звезд, О тьме затерянных ныне бездн, О вкусе первых пролитых слез, О гневе битв у сияющих стен, О врагах и о ставших на их пути Наших детях... Прости, прости... ... - 14.09.1999 г.

* * *

Коснется вещих струн изящная рука, Прольется в вышине волшебный голос скрипки. И вновь вскипит ручьем угрюмая река. В цветах волшебный луч пошлет весне улыбки. Песнь заповедных струн пробудит сны былого, Дождь смоет волшебством забвенья горький прах. И в отблеске зари почудится порою Богини тонкий лик с улыбкой на устах. Коснется нежно струн рука певца Вселенной, И солнечным дождем прольется свет небес На хмурый мир людей. И радугой нетленной Взметнется знамя ввысь предшествием чудес.

Дорога судьбы.

Ты несешь свою нить, Но садишься не шить, - Ткать великой судьбы полотно. Да, вот так же и мы На дорогу судьбы Выходили когда-то давно. Кто припомнит те дни, Те проклятые дни В яром отблеске огненных бурь, Те проклятые дни, Что купались в крови, Наше детство успев зачеркнуть. Да, вот так же и мы Выходили в миры Биться с тьмой и покоя не знать. И, встречая тебя На великих путях Я не ведаю, что мне сказать. Ты пойми, юный друг, И не дай обмануть Себя блеском воспетых побед. Только раз выбрав путь, Ты не сможешь свернуть, До конца исполняя обет. 25.9.97.

Крыло урагана.

Расчерчено небо зизагами бешеных молний. Расчерчены жизни судьбой на "что было - что будет" И в посвисте ветра грохочет божественный молот В сражении с тем, кого мир никогда не забудет. Летит ураган, над землей полыхают зарницы И в огненной буре сгорает свеча поколений. На черных драконах проносится бледный возница Средь бьющихся армий под всполох зловещих знамений. Клубок темноты, оседлавший крыло урагана, Тот враг, чьи удары колеблют небесную сферу, Проносится вихрем, костей наметая курганы, В зловещем сиянье прекрасной звезды Люцифера. И кто-то, смотревший в безумие этого мира, Решился шагнуть в колдовские объятия смерча, Коснуться крыла урагана в спокойствии силы, Смирить черный вихрь, погасивший столь многие свечи. ...Рассвет наступил в тихом плаче дождя, и росинки Печально дрожат на траве, как слеза на ресницах... Путь тьме запечатан ключом созидающей силы И душами тех, кто уже никогда не родится... 7.10.97.

* * *

Когда сбываются забытые легенды, И в мир опять приходят чудеса, Истории раскручивая ленты, Вдруг полыхнет зов судеб в небесах. В тот миг отчаянный, свивая нить дороги, Промчится ветер-вестник над землей. Восстанет призванный, внимая зов тревоги, Чтоб вновь восток окрасился зарей. Когда сбываются забытые легенды, И мир у края пропасти завис, Зло усмехнется Смерть в предчувствии победы, Тогда герои вдруг шагнут из-за кулис. Взметнется меч, забытый в сне былого, Сребром взлетит звук рога над землей, Развеет тьму пришлец из времени иного, И вновь восток окрасится зарей. Когда сбываются забытые легенды, Тревожа боль давно минувших лет, Наполним кубки мы вином из света. Нет полных поражений и побед. Расстанемся ж, пока свежо преданье, Ведь скоро вновь мы будем призваны Судьбой, Чтоб где-то на задворках мирозданья Восток опять окрасился зарей.

Дорога к Храму

Мы пришли в этот мир, преисполненный драм. Мы шагали сквозь пламя пустынь и полесья. И пред нами предстал белокаменный Храм, Словно символ священный в мирах поднебесья. Белый камень чуть выветрен промельком лет, В шрамах -- грозная память иных поколений. Здесь разбилась, рассеялась дикая степь -- Вслед за дымом пожарищ с полей и селений. Спрячь же в ножны, товарищ, волшебный клинок, Отдохнем на ступенях у стен сих нетленных. Редко выведет к Храму одна из дорог. Здесь таятся пути на просторы вселенных.

Чаша богини

Однажды богиня разбила хрустальную чашу, Где красное пенилось кровью и страстью вино. Рубинами слезными землю бесплодную нашу, Рассвет запалив, оросило обильно оно. Мучительный крик возвестил небесам о рожденье, И вспыхнула ярость, и страсть закипела в крови, И сила клинка воспевала в бою наслажденье, И я не услышал призыва богини любви. Однажды богиня разбила хрустальную чашу, Где, словно во сне, золотое искрилось вино. И солнечным светом на души бесплодные наши, О радости грезя, обильно пролилось оно. И вспыхнул в глазах моих мир чудом тысячи красок, И время забылось в кругу закадычных друзей, И жизнь все дарила душе моей радость соблазна, И я не ответил призыву богини моей. Однажды богиня разбила хрустальную чашу, Разлился холодный огонь голубого вина, И капли средь звезд пробудили судьбы моей стражу, И волосы щедро мне выбелила седина. Мороз моих лет пробудил затаенную мудрость, А сердце согреет лишь память минувших страстей, И вновь мне почудился зов сквозь печальную хмурость, Но я не посмел внять призыву богини моей. Однажды богиня разбила хрустальную чашу, Но чаша волшебная та оказалась пуста. Морщины и немощность рук только правду покажут. Какая ж теперь во мне вечной богине нужда? Вино моей жизни испито до капли последней, И память стремится вернуться к истокам судьбы. Весна миновала, и лето, и ветер осенний. Я чашу подъемлю под шепот последней мольбы. С живительной болью осколки вопьются в ладони, Из крови своей сотворю я четверку коней. И в небо, лазурное небо рванут мои кони, В лазурное небо, и прямо в объятия к ней.

Война...

Вдохни горький пепел забытых полей, Где вороны в медленном танце кружат. Война... Это черное пламя страстей, Где вся без остатка сгорает душа. И пепел забвенья равняет всех тех, Что здесь в беспощадном бою полегли За правду, свободу, за счастье и смех, За корочку хлеба, за горстку земли. В кровавом бреду победителей нет. О воины-братья, сложите мечи! Ужель никогда вам не надоест? Где ваши стремленья и детства мечты? Забыты, растерзаны, стерты во прах, Забиты ногами в дорожной пыли, Исчезли в смертельном оскале врага? Довольно потешили демонов вы... 13.2.98.

СКАЗКИ

Песни ночи.

Тени страсти и порока В тишине ночной без звука Танцевали песни рока В центре каменного круга. Увлеченные внезапно Колдовскою круговертью, Люди шли, и даже маги, За безумием и смертью. Разведя огонь вполнеба, В диком хохоте экстаза На холме пустились ведьмы В сатанинские проказы. Пробирался в лес фанатик В темном рубище монаха. На устах - святое слово, На душе - печати ада. Обессиленные Боги Покидали мир беспечный. Непредвиденною жутью Полыхал огонь предвечный. Среди звезд узор Вселенной Смерть чертил кометным шлейфом, Зажигал холодным светом Гнев в глазах последних эльфов. Уходило в сказку лето Незаметно и уютно, А ему на смену вышел Век железный. Облик лютый. Танцевали песни ночи В центре каменного круга. Музы алчности и порчи, Музы боли и недуга... 9 - 14.5.97.

Лунная сказка

В ночной тиши, В лесной глуши, Где вечный сумрак спит, У родника с живой водой Баюн-трава шумит. Лишь звездный свет В безмерье лет Заветный луг ласкал. Плетя узор волшебный свой, Сон-сказку навевал. В объятьях грез Своих волос Волшебного сребра Коснется гребнем и споет Русалка у ручья, Стройней берез... Сиянье звезд - В очах эльфийских дев, Что водят лунный хоровод Под колдовской напев. Взойдет луна, Вскипит волна В предвечной тишине. Дорожка лунного сребра Проляжет в вышине. Сплетясь из снов, Заветных слов, Сгустив туманы в лед, Возникнет замок, где в веках Кого-то тайна ждет. Шумит ручей Семи ключей, В мир колдовских тенет Манит хрустальный звон лучей. ...Здесь смертным хода нет.

Благо или зло?

Кто скажет, благо или зло Несет с собою волшебство И тот безумец, что решил постичь неведомое? И на путях добра и зла Ожоги первого костра Не вспомнят те, кого поманит неизведанное. Загадка мира, вспышка звезд И вечный жизненный вопрос Манит и дразнит всех, стремящихся к познанию. Но сколько сгинуло во тьме Тех, кто споткнулся на тропе, На узком мостике, ведущем к пониманию. И кто бы смог предостеречь, И кто сумел бы уберечь Тех, кто в азарте рвется к знаниям в беспечности, И, вырывая свой ответ На тайны звезд, луны, планет, Нарушат сами все законы бесконечности. Кто знает, благо или зло Несет с собою волшебство И тот безумец, что спешит шагнуть в неведомое? И кто из них уснул в тиши, А кто остался без души В тот миг, когда коснулся неизведанного? Он верил в тьму или во свет, Искавший на вопрос ответ, Поймав разгадку, в озареньи снизошедшую? И зарядивший арбалет,- Он верил в тьму или во свет, Стрелу пуская во врага поднадоевшего? Прекрасно, если мысль кипит, Но дать ли солнце погасить В любви к науке горе-экспериментаторам? И не получится ли так, Что мир отправит прямо в ад Тот ушлый умник, что скрестит змеюку с яблоней? Кто знает: благо или зло? Вопрос решается давно, Но до сих пор не снизошло в мир откровение. И снова истину в вине И в мутных каплях, что на дне, Как повелось издревле, ищут наши гении. 17 - 24.1.98.

Банальные рифмы.

Если слышен рог - Знать, свершится рок; Если вдруг любовь - Знать, прольется кровь; Если жить с умом - Значит грянет гром; Если свет в окне - Значит тьма кругом. Если в сердце боль - Значит быть беде; Если сенокос - Лето на дворе; Если скажешь "мы" - Слышится "рабы", Если скажешь "я" - Значит, "пария". Тихий стон струны Серебром звезды - Отлетел, как звук, Беспокойный дух; Сеча горяча - Знать, рубил сплеча И под звон мечей Забывал, кто чей. Как аукнется - Так откликнется; Разойдясь, враги Жаждут свидеться; Слово не вернешь, Ни мечту, ни ложь, Позабудется, Да и сбудется. В самый яркий день Холоднее тень; Вспышка молнии - Блеск иронии; Коль творишь добро - Кто-то сеет зло, И замкнет вдруг смерть Жизни круговерть. Если слышен рог - Знать, свершится рок; Если вдруг любовь - Знать, прольется кровь; Если жить с умом - Значит грянет гром; Если свет в окне - Значит тьма кругом. 22.05.99

Песня.

Лети, моя песня, за дальние дали И пусть улыбнется небесная высь, И если тебя, друг, терзают печали, Сквозь слезы ты песне моей улыбнись. Пусть Солнце расцветит мир радугой красок, Луна одарит его сонмом теней; День с тайны срываает покровы всех масок, Но что-то становится ночью ясней. Вот лесенка звуков слагается в песню, А голос подобен лучу. Прислушайся, друг мой, к мелодии света, И я в этой песне звучу. И в этом знакомом, обыденном мире, Как жаль, что чудес ты не видишь уже, Не веришь волшебной серебряной лире, Чьи струны протянуты светом в душе. Но все же глаза закрой, вслушайся в песню, И в чудо хотя бы немного поверь, И позже, быть может, признаешься честно, Что видел звезду на ладони моей. Что лесенка звуков слагалась в ступени, Был голос подобен лучу, Что песня, как прежде, купается в свете, И я в этой песне звучу. Прислушайся: сгинули серые тени, И шпили дворцов вознеслись к небесам, Полощется стяг, гордо высятся стены И ждут - ты лишь сердце открой чудесам. Тогда ты увидишь в серебряной вспышке: Доспехи, дорога и преданный конь; Окутанный радугой, в небе промчится Похожий на миф златокрылый дракон. С мелодией ветра сливается песня, А голос подобен лучу. Поют океан, дождь и радуга вместе, И я в этой песне звучу. Поют лес, и небо, и солнечный ветер. И я в этой песне звучу. 5 - 11.2.98.


Текст размещен с разрешения автора.