Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи Хулгар

Менестрель
Боец
Как люблю я свою судьбу!..
Путник
Рассказ путника
Торквемада и жонглер
Лютня
Инквизиция дураков
Бродячий фокусник
Самостоятельное сотворение мира
Аннотация

Менестрель

Путь умершего - до погоста, А живого - с места на место. Видел я города и храмы, И в полях мне гремели громы. На ночлеге слагал я вирши О любви, что вселенной старше. О прекрасном мире жестоком На базарах пел я зевакам. Смело брал я верные ноты - Мне за них бросали монеты. И, открытый толпы всей взорам, Вторил мне собор за базаром С колокольнями голубыми И жонглировал голубями. А монеты собрав, я видел Серебро между стертой меди И поверил в ангелов горних, Что гуляют меж толп базарных. Я зажег костер у дороги Возле мелкой реки в овраге: Тлеют в ней опавшие листья - Вот вино дорожного счастья! И закат еще не погаснет, Как сложу я новую песню, Потому что с зарей лучистой Я пойду на новое место.

Боец

Мы, во всех своих бедах врага обвиня, Брали приступом крепость под тучею стрел. Кто-нибудь из бойницы да метил в меня, Да его-то отсюда я не рассмотрел. От стрелы не закрыться... Представь себе пчел: Хоть одна да ужалит, коль их целый рой. Я молитвы от раны, конечно, прочел, Только их перед боем читает любой. Мы уже на стене... Я не вижу врага. Как попало, как все, режу воздух мечом. Подвернется - срублю своего дурака. Здесь, в толпе, быть ловчее нельзя нипочем. Здесь, в толпе, разве ангел возьмет под крыло, А не то... Разве можно идти под дождем И остаться сухим? Только мне повезло: На сегодня я, видно, в рубашке рожден. Крепость в наших руках. Перебиты враги. Мы хороним своих. Косит зданья пожар. Кто в бою уцелел - то не лучше других: Ничего-то не стоят ни доблесть, ни дар.

* * *

Как люблю я свою судьбу! Я люблю ее больше счастья. То, что нищ, одинок сейчас я - Верстовому хвала столбу! Мне дороже любых даров Дар судьбы моей, жажда рока. Мне святыня - моя дорога И божки верстовых столбов. Мне судьба милее тебя. Оставайся, друг ненадежный: Минув первый столб придорожный Я забуду все, не скорбя.

Путник

Гори во тьме, гори Мой яркий костерок До утренней зари У стоптанных сапог. Погасни на заре: Мне, страннику, пора. Я до рассвета грел Дорогу у костра. Огниво, кремешок В мешочке на ремне, В ладони посошок, Котомка на спине. Я так, как облака: Чуть утро - я и в путь, А ночь у костерка Ночую где-нибудь.

Рассказ путника

Я стал на ночлег за селом у пруда. Под небом костер - дорожное дело... И вдруг в темноте запела звезда. Ах, боже мой, как же она запела! Звезда запела в ночной тиши... Пьяна или влюблена в кого-то? А может быть, пела не для души, А чтобы на хлеб себе заработать? Ведь бог его знает, каков уют Бродячим звездам в ночном просторе? Бывает, люди с горя поют. А может, и звездам ведомо горе? Я подпевал за звездою слова, И был припев: "Гори, гори ясно..." Помню, кружилась моя голова, Я на ноги встать пытался напрасно. Я был в лихорадке. Всю ночь у пруда В бреду пролежал - дорожное дело... А надо мной качалась звезда, И пела она, и пела, и пела.

Торквемада и жонглер

(средневековая легенда) В стенах славных городов По приказу Торквемады Жители дышали чадом От костей еретиков. А добыча так легка: Мол, болтаешь много вздора! Привели к нему жонглера, Шутника, еретика. Вот раздет он и распят На решетке раскаленной. Пытка длится - он ни стона, Лишь пронзительнее взгляд. А палач: - Ждешь смерти? Зря: Смерть - в обмен на покаянье. Будут долгими страданья, Будешь жив, живьем горя. Засмеялся еретик На решетке раскаленной. Торквемада слышит крик - Вдохновенный, восхищенный: - Дай огня! Огня еще! Лишь огонь - моя отрада! ...Побледневший Торквемада Заслонил лицо плащом.

Лютня

Ее нельзя ни сапогом, Ни на дрова: Она всегда права во всем, Она права. И не ломать ее, не жечь, Ни струн не рвать, - И не топор, не нож, не меч - Она права! Где бьется черная вода За краем рва - Нельзя бросать ее туда, Она права! Пока душа еще жива, Рассвет кровав - Она в твоих руках права, Всегда права!

Инквизиция дураков

Поверь, придется уступать Глупцу во всем, во всем: Тебя он может осмеять, А ты его - ни в чем. И раскрывая суть идей, Смотри по сторонам: Есть инквизиция везде, Подвластная глупцам. Ты, осторожности стыдясь, Не суйся с нею в спор: Тебя скорее втопчут в грязь, Чем бросят на костер. Для дурней мученика нет, И сам же ты не рад, Когда на проповедь в ответ Тебе покажут зад.

Бродячий фокусник

Когда бы я носил На пальце перстенек, Пускай бы мне светил В оправе уголек. Волшебная рука, Негаснущий огонь И пыль, как облака Под праведной ногой. Не горек мой удел, Не тяжек мой мешок. Куда мой взгляд летел, Туда я и пошел. Без лавровых венков, С судьбою светляка, Без золотых оков Волшебная рука. Светляк не из светил, Но дорог дар благой, Пусть весь успех мой был - Блуждающий огонь. Волшебная рука, Негаснущий огонь И пыль, как облака Под праведной ногой.

Самостоятельное сотворение мира

Это дело потребовало, Чтобы нас только небо вело. Мы тогда паруса поднимали. Ветер гнал нас в неведомый нам Путь по зыбким, бегучим волнам. Отраженные звезды мерцали, Их венец наш корабль окружал - Как бы курс корабля ни лежал, Впереди все звезда нам блестела. В Мировой Океан мы везли Наши души и горстку земли: Эта горстка земли - наше тело; В небе - звезд путеводных кольцо. Не бросая за борт мертвецов, Я корабль бы островом сделал! По волнам проносимы в ветрах, Мы б стелили на палубе прах, И трава, прорастая, густела, Мачты корни пустили бы вдруг. Был путем корабля Звездный Круг, И двенадцать веков мы имели, Движась к нашей загадочной цели. Вместо сильных тугих парусов Мы бы подняли кроны лесов. Родники, как секрет мирозданья, В недрах сами б возникли заране; Зародились бы вместе вода, Пламя-магма и камень-руда. Ограждая земные просторы, Из бортов корабля встали горы. Мы бы плыли, как прежде. Звезда Впереди бы по курсу блестела. Этот мир самосильно создав, Мы отдали на то наше тело, Но лишились границ без него, Растворились в пространстве природном, Сделав воздух для жизни пригодным, Все душою насытив живой. И тогда Океан Мировой Весь взвился бы бушующим валом, Словно вылиться в небо готов: К нашей Новой Земле бы послал он Трех мифических сильных китов, Чтоб она на их спинах стояла, Получивши признание богов.

Аннотация

"Трактат о сожжении розы С последующим восстановлением": Пять тысяч страниц и глоссы Позднейшего добавления. "Сначала сожгите розу". (Семьсот страниц о сожженье). Дан девятьсот один способ На пепел роз разложенья. А на остальных страницах (И к ним - шесть тысяч две глоссы) Подробнейше говорится О восстановлении розы. Один-единственный способ, Описанный строго, сжато. Сто лет - на создание розы (Да тридцать - на чтение трактата).


Текст размещен с разрешения автора.