Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи Ингвалла

Охотник
Королева фей
Проклятие
Тайцеты
Зелёное Солнце
Мне нужен корабль
Оригами
Прощание с ХХ веком
О прогрессе
Цветные сны
Дикий Гон
Рубаи
Ещё рубаи
Ещё рубаи
В старинном парке
Russo touristo - obliko morale!
Старик и море
Везение
Если рассудок и жизнь дороги вам...
Бом-брамсель
О компьютеризации села Непутёвка
PANASONICUS ENAMORATUS
Цикл "ЭПИТАФИИ ЛИТЕРАТУРНЫМ ГЕРОЯМ"
Надпись на могиле Остапа-Сулеймана-Берты-Марии Ибрагимовича Бендер-Бея
Памяти благородного дона Руматы Эсторского
Надпись на могиле Дона Гуана
Мальчишу-Кибальчишу от верного товарища, друга и соратника
Надпись над камином в каморке Папы Карло
Памяти Фикса
На гибель Буревестника
На безвременную кончину питона Каа
Надпись на мраморной гробнице
Граффити на стене Собора Парижской Богоматери
Цикл "ГУСАРСКИЕ СТИХИ"
"Зачем вы, девушки!.."
Чапаевский секрет.
ЭПИЛОГ
Краткий курс всемирной истории
В греческом зале
Жалоба продажной девки
Монорим мазохиста
Цикл "Лабиринт"
Кто ты?
Что желаешь обрести?
В чем гордость твоя?
Что есть любовь твоя?
Чего страшишься ты?
О чем поешь ты миру?

Охотник

(i-рондель) Невиданный досель звериный след, Увидел я в урочище забытом: Изящный и округлый след копыта, Как полумесяц, лил неяркий свет... Но был во мрак полнощный лес одет, И тайною остался нераскрытой Невиданный досель звериный след Что видел я в урочище забытом... И мне с тех пор покоя в жизни нет, Блуждая по лесам, ищу следы там - Ищу на протяженьи долгих лет Невиданный досель звериный след.

Королева фей

(триолет) Томас, мой Томас, вернёшься ль ко мне? Светлые слёзы сверкают в очах. Звонких напевов не слышно в Холме... Томас, мой Томас, вернёшься ль ко мне? Видно, сильней драгоценных камней Манит шотландский убогий очаг. Томас, мой Томас, вернёшься ль ко мне? Светлые слёзы сверкают в очах.

Проклятие

(нид) В силе слова Сила смысла, След сигилей Сломлен словом. Силу нида Дай мне, Больвёрк, Гнев и горечь Мёду Браги. Рун губитель, Осквернивший Скрытным словом Скрытый складень, Фрейю чешуи запястий Прогневивший Злым проступком - Да узнает Низкий нидинг Силу нида, Слово скальда. В слове скальда Сила смысла, Сломлен словом. След сигилей Рун губитель, Осквернивший Скрытным словом Скрытый складень, Слушай слово, Слушай скальда, Меж сетями Будь исторгнут, Меж мужами Стань бессилен, Пусть тебя, Драугр Межсетья, Мьоллнир мести Здесь настигнет. Слушай скальда, Слушай слово. В слове силы - Сила смысла, В слове скальда - Кладезь силы. Рун губитель, Осквернивший Скрытным словом Скрытый складень, Слушай скальда, Внемли ниду. Меж слепцами Стань слепейшим, Меж живыми Будь безжизнен. Рыба жатвы Гроздий гнева Да найдёт Тебя во мраке. Слово силы Слышат скальды, Сила скальда - В силе смысла. Силу нида Дай мне, Больвёрк, Гнев и горечь - Мёду Браги.

Тайцеты

1. Яркий пылает костёр на песке. Блик на воде засверкал - Почти без движенья Двое глядят друг на друга в тоске - Взгляд полыхнул - и пропал Без выраженья, Словно ошибку в последнем броске Словно звериный оскал, Сон, отраженье, Видят тщету построений и схем В толще прозрачных зеркал - К любви приближенье 2. Яркий пылает костёр на песке. Двое глядят друг на друга в тоске, Словно ошибку в последнем броске, Видя тщету построений и схем. 3. Блик на воде засверкал - Взгляд полыхнул - и пропал, Словно звериный оскал В толще прозрачных зеркал. 4. Почти без движенья Без выраженья, Сон-отраженье, К любви приближенье

Зелёное Солнце

Я мог бы вещать с увлечением лектора О преломленьи и гранях, Мог бы кичиться наличием спектро- скопа в моём кармане. Мог бы нестись на летучем фрегате, Молиться древнему богу, Ждать, пока солнца луч на закате Озарит Прямую Дорогу, Мог бы любого из вас объегорить; Забыв о бритве Оккама, Привлечь десятка два аллегорий... Но я заявляю прямо: Я извиняюсь - может быть, это Кого-то из вас обидит, Но Солнце, конечно, зелёного цвета, Только не все это видят.

Мне нужен корабль

Мастер Аргос, мне нужен корабль, не простой, а крылатый, Запроси сколько хочешь, любую воздам тебе плату, Мастер Аргос, мне нужен корабль, не простой, а железный, Чтобы мог совладать я с бездонной, безжизненной бездной. Чтобы с яростью шторма и властью приливною споря, Мне поплыть по большому Негостеприимному морю, Где забыта средь полночи повесть про троны Эллады, Где вокруг - просто сволочи, то есть, pardon, simply гады. Чтобы от Корусканта стремиться домой, до Корелля, Плыть на поиски Гранта по тридцать седьмой параллели, Приезжать, повидавши все виды, в заветный свой Глазго, И грузинку везти из Колхиды невестой пеласга. Мастер Аргос, мне нужен корабль, не простой, а волшебный, Чтоб спустя много лет он в порту стал плавучей харчевней, Чтоб там петь о делах стародавних канцоны, баллады, А потом пусть я буду придавлен резною Палладой! Мастер Аргос, мне нужен корабль. Мастер Аргос, мне нужен корабль... Мастер Аргос!..

Оригами

Я, подобно науке и технике, умею множество гитик, То, что мне кажется нормой, почудится вам фантастикой, Умею брать суть исторических вех и прочих событий, И придавать им формы без посредства металла, пластика, Дерева, фанеры и прочих материалов: Из идеалов, вестей уголовного мира, и предвыборных обещаний политиков, Я, умеющий много гитиков, Создам божество, не сотворяя себе кумира - В новостях о земельной реформе, сведениях о том, как лечить гастрит, Убийстве на углу Тридесятой стрит и Тридевятой (забавно, не правда ли?) авеню, Найду очертанья и формы! Сложу! Разверну! Изменю! Из меню ресторанов (хвостов и копыт с рогами), Из афиш "Jesus Christ'a", "Cats" и "Les Miserables", Используя древнее и благородное оригами, Из газеты Построю Корабль.

Прощание с ХХ веком

Прошёл двадцатый век. Усоп. Покойся с миром, Век яростных страстей, кровопролитных войн, Век боли и борьбы, век славы, век кумиров, Век мудрости людской и подлости людской! Прошёл ужасный век. Не заживают раны, Оставленные им на теле многих стран: Весь этот век огонь войны терзал Балканы, И мира не видал суровый Иордан. Прошёл прекрасный век - и никогда не будет Ни зеленей травы, ни голубей небес. Как много в этот век чудес свершили люди! Как вырвался вперёд технический прогресс! На Крите моряки построили галеры, В Египте создан пресс для деланья вина.., Прошёл двадцатый век до христианской эры. Век девятнадцатый, что ты готовишь нам?

О прогрессе

(акростих) Великие дела народов и племён Ещё волнуют нас, и смутно беспокоят. Страна ассириян, великий Вавилон, Египет и Шумер - везде нас пивом поят. Лета уходят вдаль, вернуться не дано - История вперёд спешит нетерпеливо. Египет позади, и в амфору вино Надменный грек налил, совсем забыв про пиво. А время всё текло, как винная струя, Рим стал владыкой стран от Нила и до Рейна Уже веков прошло примерно... ну, сами прикиньте - Стареет и вино до крепости портвейна. И средние века успешно настают. Европа - дикари, но умные арабы Сварили самогон, сидят себе и пьют. Товарищи! И нам попробовать хотя бы!.. bibamus*, господа! Признаюсь, что латынь Прибавлена сюда единственно для формы, И в общем, не нужна. Слова мои просты: Туды их всех в качель, прогрессы и реформы - И выпьем за любовь, за жизнь и за мечты! *Выпьем (лат)

Цветные сны

Жёлтое солнце по алому небу Спустилось, как лампа в пещеру, В мир потускневший хлынула небыль; Цветом асфальта, пепла и хлеба - Серый! Серый свод неба тяжкою ношей На серых крышах повис... Серый отряд стремительных кошек Встретит свирепое воинство крыс. Даже случайный безликий прохожий Сер, как бетон и цемент, В серой одежде, на призрак похожий, Ловит удобный момент - Нинка! Это мент! я знаю... Белое солнце в размеренном вальсе На тусклое небо взлетело. Утро. Но мир так и остался Серым.

Дикий Гон

Ниэрнассе посвящается. Нет у меня ни трона, Ни скипетра, ни державы, Владыка Дикого Гона, Несётся через дубравы, Скройся с дороги, мытарь, Путник - беги в болота! Король с весёлою свитой Выехал на охоту! Дикий Гон! Дикий Гон! Дикая Охота! Вперёд! Летим меж твердью и твердью, Поют рога боевые, Играем с весёлой смертью, Не мёртвые, не живые, Кровью мечи облиты, Она ценней позолоты. Король с весёлою свитой Выехал на охоту! Дикий Гон! Дикий Гон! Дикая Охота! Вперёд! Холодный осенний ветер Бьёт на улице окна, Дождём стегает, как плетью, Холодно. Жутко. Мокро. Портвейн давно уже выпит, И смутно тревожит что-то: Король с весёлою свитой Выехал на охоту... Дикий гон. Дикий... как же я дико гоню...

Рубаи

Коль привычек зловредных познав глубину, Ты полезную хочешь иметь хоть одну, То запомни: привычка - вторая натура: Нет привычки полезней пристрастья к вину!

Ещё рубаи

На ногах скороход натирает мозоль, На руках землекоп натирает мозоль, Но о горло бутылки и девичьи губы На губах никогда не натру я мозоль!

Ещё рубаи

Не корите меня бородой мудреца - Атрибутом пристойней сочту для певца Красный нос винопийцы и брюхо обжоры, Чем прилизанный вид подлеца и лжеца.

В старинном парке

(городской романс) Я расскажу вам без обмана Как ревность нам волнует кровь, А молодого истукана Сгубила девичья любовь. Однажды тёплым ясным летом В старинном парке городском Стояла статуя атлета, Прикрыта фиговым листком. Приставлен Коля к истукану, Чтоб пыль с помоста вытирать, А девушка его Татьяна Любила в парке загорать. Лежит и смотрит на статУю: Атлет прекрасен и высок, И, словно чуя плоть младую, Трепещет фиговый листок. Тут в сердце загорелся пламень, Они с атлетом обнялись, Живая плоть и хладный камень В объятьи сладостном сплелись. Ах, женщины, вы все как змеи, И вся любовь у вас - обман, Живого парня вам милее Холодный белый истукан! Наутро увидала Таня: Шли мимо дворники гурьбой, И молодого истукана Несли с отбитой головой... Тогда она вскричала жарко: "С тобою быть хотела я!" И вот с тех пор она в том парке Стоит окаменелая...

Russo touristo - obliko morale!

Устав от водки, коньяков и вин, Однажды вспомнил в сумрачном угаре я, Как я, простой советский гражданин, Туристом ездил в Польшу и Болгарию, И как мы проводили свой досуг, Туристы из Москвы, Уфы и Винницы - Сперва на рынок, чтоб продать утюг, По магазинам - и назад в гостиницу. Не дай Господь пойти напиться в бар, Пропьёшь валюту - и приветик с кисточкой... И не было вокруг доступных баб - В своей же группе разве что туристочки. Воспитанный на классовой борьбе, С железной хваткой, профессиональною, Следил экскурсовод из КГБ За чистотой идейной и моральною. Но происходят в жизни чудеса У нас, а также в Польше и Болгарии - Теперь, как новый русский коммерсант, Катаюсь по круизам и сафари я. По свету разъезжаю взад-вперёд, По всем курортам, пляжам и источникам, А КГБ-шный тот экскурсовод При мне секретарём и переводчиком. А бабы, девки! С ночи до утра Летят на запах денег, словно бабочки, Ах, как же много их я перебрал - Испанки, киприотки, таиландочки! Но по ночам, в тревожном, пьяном сне Одна, всего одна в бреду мне видится - Туристка нашей группы снится мне, В варшавской ли, софийской ли гостинице...

Старик и море

Что делать мне? Сегодня в третий раз Я здесь стою, унижен и несчастен, Ответь, пучина, мне! Услышь мой глас! А океан суров, угрюм и безучастен... О, женщины! И я был молодым, И я пылал огнем любовной страсти, Но он погас, остался только дым... Я стар, а женщина стремится только к власти! О, госпожа! К тебе сквозь шторма шум Взмолился о последней я услуге. Ведь не корысти ради я прошу, А токмо волею пославшей мя супруги!

Везение

(сонет) О, небеса, кому я сделал зло, Что на меня свалились неудачи? Мне сроду в этой жизни не везло, Не смеха жизнь моя полна, но плача. ...Зашёл я в антикварный магазин, И поскользнулся на арбузной корке, И головой в полёте сбил кувшин, Разбив его на мелкие осколки. И трубный глас услышал я тогда: "Я - джинн Хазред, великий и могучий! О господин, желанье загадай!" И я взмолился: "Быть хочу везучим!" И вот теперь по выжженной земле Везу арбу к далёкой Брич-Мулле.

Если рассудок и жизнь дороги вам...

Мне сегодня взгрустнулось чего-то, И тоска гложет душу мою, Я брожу целый день по болоту, И печальную песню пою... И мое заунывное пенье Всю округу повергло во страх. У меня ж лишь одно развлеченье - Нюхать старый вонючий башмак. Вот мне чудится запах знакомый... Эх, работа моя нелегка! Ночь, туман, кто-то вышел из дома - Вот хозяин того башмака! Вот скачками лечу по болоту, И трясет меня нервная дрожь Выхожу я теперь на охоту - Ты уже от меня не уйдешь!

Бом-брамсель

Вас молит о любви, склонясь пред Вами, Отважный и суровый капитан. Не раз эсминец свой под парусами Я приводил на питерский лиман. Я в африканской сельве с тигром дрался, Мне нипочём одиннадцатый вал, Пусть дул в лицо мне яростный бом-брамсель, Но лишь о Вас я думал и мечтал! Я жил под знойным небом Антарктиды, Я видел ледяной Мадагаскар, Как Одиссей к родной своей Колхиде, Я к Вам стремился; верил и искал! И я приплыл! Я вышел на нактоуз, Скрипел на вантах старый кабельтов... Я больше ни о чём не беспокоюсь, Я наконец, нашёл свою любовь! И вот Вы здесь! Страдания забыты, И на колени я упал, в слезах, И обнял Ваши стройные ланиты, И перси златокудрые лобзал!

О компьютеризации села Непутёвка

В Непутёвке случилася драма: По приказу уездных властей К нам в деревню приехал программер И наладчик локальных сетей. Местный хакер прослыл скандалистом: "Расскажите нам, как на духу, Уважаете вы альтависту, Или ду ю, к примеру, яху?" "Слышь ты, хакер," - говорит программер, - "Ты язык-то прикуси, А не то, грит, скажу, что ламер И не подпущу к ПиСи!" Он направо тянул и налево Километры тугих проводов И теперь в километре от хлева Дуська доит в он-лайне коров! Для того, чтоб не сгнили посевы, Чтоб надёжней сберечь урожай, В нашем поле поставил он сервер - РЭЙД на тыщу пятьсот гигабайт. "Этот сервер," - объяснил программер, - "Коль загрузишь дополна, Можно тыщу килограммов Уместить в него зерна!" Местный хакер такого не вынес, И едва в небо вышла луна, Втихаря инсталлировал Линукс В кажном доме заместо окна. А наутро все люди проснулись, И совместно решили тогда, Что мол, Линукс, конечно же, рулез, А вот хакер, конечно, маздай. "Слышь ты, хакер," - говорит программер, "Больше делать так не моги, А не то, грит, скажу, что спаммер, И закрою твой логин!" И тогда опечалился хакер, И признал за собою грехи, Исповедался он и заплакал, И подался навек в пастухи. А программер сырую морковку Виртуальным запил молоком, И на карте взамен Непутёвки Написал "Непутёвка дот ком".

PANASONICUS ENAMORATUS

Я оглох от ударов ладоней, Я ослеп от улыбок певиц. В. Высоцкий, Песня микрофона. Еле слышный щелчок - открываю свой глаз. Так всегда начинается вечер. И смотрю, о моя Королева, на Вас, Ваши нежные руки и плечи. Вы изящно присели на мягкий диван, И зевнули, как будто от скуки. Взглядом Вашу фигуру ласкает экран, Как ласкают мой пульт Ваши руки! Диктор, воле покорный моей, объявил, Неизвестно чему улыбаясь, Что сейчас будет фильм о великой любви Без рекламных назойливых пауз. И прекрасная музыка льётся, пьяня (Dolby Stereo - сверху и снизу). Дорогая, расслабьтесь - смотрите меня, Я Ваш верный цветной телевизор... Слышен шёпот влюблённых ночною порой (Dolby Stereo - справа и слева). Как красавицу любит отважный герой, Так и я Вас люблю, Королева! Только Вы от меня отрываете взгляд, Отвлекаетесь... в чём же причина? Слышен стук... Вы ушли и вернулись назад, С Вами рядом - какой-то мужчина! На экране моём начинается бал, Блеск паркета, шуршание фижем... На диване вдвоём - Вы и этот нахал, Ваши губы всё ближе и ближе... Поцелуй! На экране помехи и "снег", Я не выдержу! Нет больше силы. Вас целует какой-то чужой человек. Застонал я - динамики взвыли! Я любил Вас, а Вы оказались такой... Слёзы градом текут по экрану. Мой соперник ударил по стенке рукой. Бей! Показывать лучше не стану! И тогда из розетки он вырвал мой шнур, Сзади крышку отвинчивать начал... Потемнело в глазу... только я не уснул, Я всё чувствую, хоть и незрячий. Два винта открутил он и крышку поднял, Тычет сталью холодной и твёрдой... Так на Ваших глазах, Королева, меня Расчленяют жестокой отвёрткой! Пусть проверил ты шнур, ковыряясь во мне, Пусть не веришь совсем в чудеса ты, Для тебя, мой соперник, хранит в глубине Свой смертельный заряд конденсатор! Замыкаю контакты - и слышится крик, Кинескоп разорвался от гнева. Это смерть. Расплавляются схемы внутри... Ах, как я Вас любил, Королева!!!

Цикл "ЭПИТАФИИ ЛИТЕРАТУРНЫМ ГЕРОЯМ"

Надпись на могиле Остапа-Сулеймана-Берты-Марии Ибрагимовича Бендер-Бея

Жив Остап-Сулейман Бендер-Бей, Хотя тело его и зарыто; Комбинатор в аду - у чертей Собирает рога и копыта.

Памяти благородного дона Руматы Эсторского

Нет, не дали Румате пощады, Несмотря на истошные крики: "Что ж меня вы хороните, гады? Где ж тут кровь? Это сок земляники!"

Надпись на могиле Дона Гуана

Здесь дон Гуан лежит, строитель кур, Был командором тяжко искалечен. Увидев смерть, вскричал он: "Стройных женщин Люблю я, но вот это череcчур!"

Мальчишу-Кибальчишу от верного товарища, друга и соратника

Спи спокойно, Мальчиш-Кибальчиш. Пал ты в битве с врагом-буржуином За Великий, Могучий, Единый, И в могиле холодной лежишь. Ты в могиле холодной лежишь, Мне ж вовеки не знать утешенья - Лишь варенье одно, да печенье... Спи спокойно, Мальчиш-Кибальчиш.

Надпись над камином в каморке Папы Карло

Здесь похоронен пепел Буратино. Как смерть его настигла? Вот ответ: Сработал Карло из полена сына, Чтоб им он мог быть в старости согрет.

Памяти Фикса

"Есть ли у вас план, мистер Фикс?" Мистер Фикс погребен под покровом земли. Смерть постигла беднягу нежданно. Расстреляли его, потому как нашли Два мешка пакистанского плана.

На гибель Буревестника

Рухнул с неба Буревестник, вон лежит, сломавши крылья. Глупый пингвин спешно прячет Буревестника под камни. Жирный пингвин понимает; жирный пингвин - зверь злорадный. "Вот тебе",- ворчит,- "и буря, пролетал бы лучше мимо."

На безвременную кончину питона Каа

Зря по джунглям ты, Маугли, Каа искал, Зря бродил ты лесными дорогами: Был завязан убийца, что страх нагонял, В крепкий узел морской Бандер-Логами.

Надпись на мраморной гробнице

В могиле этой похоронен Конан, Царь, варвар, разрушитель, вор в законе. Бывало, он летал и на драконах, Рубил напропалую пеших, конных, Одной рукой легко душил питона, Заслуживал нижайшего поклона, Царей и королей снимал он с тронов, Не уважал мундиров и погонов, Сжирал и выпивал не меньше тонны, И посещал азартные притоны, Ничуть не беспокоясь об уроне, Великолепно выглядел в короне, Не удирал ни разу от погони, Ни разу в жизни не ходил в хитоне, Был благороден. Страстен. Непреклонен. Велик. Любим. Убит и похоронен.

Граффити на стене Собора Парижской Богоматери

Здесь могила Квазимодо. Нет истории грустнее! Был он глух и был уродлив, и не мог держаться прямо. Он повесился в соборе, когда новую Диснея Просмотрел киноработу - "Горбуна из Нотр-Дама".

Цикл "ГУСАРСКИЕ СТИХИ"

"Зачем вы, девушки!.."

(акростих на Третий Гусарский Турнир) Где нынче дамы и девицы? Умчались без оглядки прочь. С кем нам в тиши уединиться А после - провести и ночь? Разбились чувства, как Икары, Скажу последнее"прощай!" Куда теперь пойти гусару, И как забыть свою печаль? Йод ран душевных не залечит - Топлю печаль свою в вине... Ужели ноги, бедра, плечи, Румяных щек огонь - не мне? Нет, нет! вы отлучились просто И вновь звучат, назло врагам, Раскаты праздничного тоста: 3 раза - за прекрасных дам!

Чапаевский секрет.

(Революционно-похоронная песня с эпиграфом и эпилогом) Мимо нашего окна пронесли покойничка. (Гомер, Илиада) Как-то раз Чапай встречает Петьку обалделого. Тот ему и сообщает: - Привезли нам белого! - Белого? Сойдет и это Для разнообразия. Но запомни, что вообще-то Я портвейн заказывал. - На портвейн я сам надеюсь, Просто в наше логово Прислан был белогвардеец Для допроса строгого. ...Вот стоит белогвардеец, Весь такой напыщенный, Рослый, гордый, как индеец, С наглыми глазищами. Говорит ему Чапаев: - По уставу нашему Сам же пленник выбирает, Как его допрашивать. - Пытки более искусной Отродясь не ведали, Чтоб нажравшемуся вусмерть Утром пива нЕ дали. - Я ж за дело коммунизма - Как народный депутат, Но однако ж я не изверг, Чтобы так людей пытать. Ты, гляжу, мужик железный, Твою в бога душу мать, Тебя мучить бесполезно, Надо сразу убивать. Нет храбрей тебя на свете От Москвы до Воркуты - Выбирай, какою смертью Умереть желаешь ты. Начал пленник тут грустить, Говорит: Простите, я Так хотел бы обрести Смерть от винопития! - Хорошо, - сказал Чапай, Пусть от винопития. Заодно давай решай, Где похоронить тебя. - Чтоб меня не съел вредитель, Вы меня, безвинного, Как умру, похороните В бочке спирта винного. - Спирта? Экий ты проказник. Ладно, будь по-твоему. Петька! приступаем к казни - Принеси вино ему! Пили рислинг, кьянти, херес, И малагу, и портвейн, Выпил всё белогвардеец И запел как соловей: - Показалось в бочке днище, Много выпито посуд, Вроде кончилось винище, Пусть нам водки принесут! Пили водку, джин, текилу, Ракию болгарскую, Просто водки не хватило - Перешли на царскую. (С царской водки у Чапая В горле першило всегда, И коронка золотая Растворилась без следа) И, свою прочистив глотку, Петьке так он говорит: - Петька, кончилась и водка. Все неси, чего горит! Снова в штаб влетает Петька, Еще больше обалдев; Притащил он из аптеки Скипидар и клей БФ. Пили смазку от тачанки, Пили дёготь и смолу, И промежду делом Анку Отодрали на полу. Все смешалось, кони, люди, В полубреде, полусне, И кому-то даже груди Завязали на спине. А наутро стало ясно: Этой темной ночкою Было спёрто полтораста Литров спирта с бочкою. А куда тот пленник странный Подевался в час ночной, Навсегда осталось тайной Для дивизии стальной.

ЭПИЛОГ

(на мотив По долинам и по взгорьям...) Говорят, что похоронен Где-то возле Чебоксар На войне с Наполеоном Отличившийся гусар. Утверждают старожилы, Слух идет из уст в уста, Что старинная могила В эту ночь была пуста...

Краткий курс всемирной истории

Жители Помпей жили долго и счастливо, и умерли в один день. Мраморный склеп установлен навеки. Здесь похоронены древние греки. Шапку сниму я и горестно взвою: Что ж вы вино разбавляли водою? Столп возвышается здесь многотонный. Римляне спят под тяжелой колонной. Где вы теперь, властелины Европы? Слишком любил ваш Калигула жопы. Статуя рыцаря, марш похоронный. Средневековые спят здесь бароны. Ржавый доспех на скрипучих шарнирах... Все вы отбили себе на турнирах. Эта могила еще не покрыта. Столики. Водка в стаканы налита. Лошади, бабы, мундиры, гитары - Здесь после смерти пребудут гусары.

В греческом зале

(сонет) Однажды шел по Петербургу, пьян, И увидал с десяток юных дев. Милы, стройны, хотя б какой изъян! Стоят и ждут меня, себя раздев. Я кинулся на них, ретив и рьян, Похабный про себя свистя напев, Я похотлив как стадо обезьян, Я всех переимею, будто лев! Зря мною овладел любовный раж, Рыдай, рыдай, несчастный офицер! Не взять тебе девиц на абордаж, Кругом лишь мрамор, холоден и сер, Ведь ты забрел по пьяни в Эрмитаж И увидал... коллекцию Венер.

Жалоба продажной девки

Зданья высятся многоэтажные - Я стою здесь, в чём мать родила... Я путанка, я девка продажная, Жисть проклятая мне не мила. Помню я была нежной малюткою, И девчушкой была молодой, Но прозвали меня проституткою И мужчины игралися мной. Я на многие вещи способная, Я бы думать могла головой, Только мной мужики, как удобно им, Тешат только инстинкт половой. В институтах, домах, кабинетиках Я гормонам мужицким служу - Я продажная... блин - кибернетика, С интернету порнуху гружу!

Монорим мазохиста

В её голосе властные нотки, Кружат голову мне крепче водки, От безжалостной юной красотки Принимаю я пытки и плётки! Крутобёдрая, в коже, молодка - Извращенка, садистка, сексотка, Иноверка моя, инородка - Хлещет резко, размеренно, чётко! И пускай она выглядит кроткой, В своей кожаной юбке короткой, Возбуждённая новой находкой, Тычет в харю она мне селёдкой, Ухватила меня за бородку, И зубами впивается в глотку, Мне садистские игры в охотку - Эй, фотографы, сделайте фотку!

Цикл "Лабиринт"

Кто ты?

Мастер ласкает струны - Арфа поёт и плачет. Слово звенит и значит, Тускло мерцают руны. Есть лишь одна, я знаю Радость волхву и скальду - Формы не изменяя, Олово сделать сталью! Радости сей достоин Маг, стихотворец, воин.

Что желаешь обрести?

Серебра и злата не ищу я, И на трон садиться не желаю. Лучше с вольным ветром улечу я, Унесёт волна меня морская! И пойду, постранствую немного С немудрёным узелком поклажи Лёгким шагом мага - или бога, А о том, что я на свете нажил, Век спустя в трактире близ дороги У камина странники расскажут.

В чем гордость твоя?

Воин, маг и стихотворец Ищет строфы, ритмы, коды - Слог красив и непритворен, Как создания природы. Ученик волхвов и скальдов, Силу рифм и слов изведав, Сочиняет песнь победы, Торжествуя, зубы скалит. Верность слов, руки и взгляда Есть и гордость, и отрада.

Что есть любовь твоя?

На пороге тёмного дома Она встала, предупреждая, Что внутри затаился демон. Шаг во тьму. "Ничего не жду я" - Ароматом горького дыма Зазвенела шальная дума...

Чего страшишься ты?

На распутье обнаружив камень, Едущий, спеши остановиться! На том камне хитрыми значками Указанья, где и что случится. Ждёт тебя погибель злая слева? Неудача поджидает справа? Очень плохо слева? справа - хуже? С горечью прочтёшь, дрожа от гнева - "Ты ни там, ни там ничуть не нужен". Исчезает сила. Меркнет слава.

О чем поешь ты миру?

Оставлен дом и брошены дела - Дорога нас в дорогу позвала! Опять завыли грозные ветра, Рокочет гром за окнами - пора! О нас споёт весёлый менестрель, Героями сказитель назовёт... Единственную в этой жизни цель Закрыл от нас беззвёздный небосвод. Взлетим, и устремимся, как стрела, Едва достигнем кромки бытия, За грань небес, в далёкие края! Дорога нас в дорогу позвала...


Текст размещен с разрешения автора.