Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи Ивианы

* * *
Рефлексии
* * *
Ego
Altera ego
Часы
Остров
Не-научно философское
Лермонтову
Фэнтазии
Поединок
Княжна
Было или не было?

Холодная змея
(Не)шуточная история в картинках
В процессе размышления
Сказка
Сон наяву
Серьезные люди
Паруса
* * *
Тыгыдымские мотивы
Предгрозовое
Я верю (Credo)
Элегия о шестом корпусе
Песни Сейви Ремминта
Вербовочная
Правила игры
Поединок

Теллар и его конь
Моим любимым книгам
Песни Луны
Песня Зари
Сон наяву II.
Перед боем.
Весенние метаморфозы
Молитва менестреля
Заклинание
* * *
Предчувствие
* * *
* * *
* * *
* * *
Sub specie aeternitatis*
Возвращение в Амбер
* * *
Искра Хаоса.
* * *
* * *
Туман.
* * *
Верлибр.
Сон.
Прощание Боромира.
Песня Таналы
Песнь о Лоэне
Предсказания
Арлину
Арно
Илмер Наргосский.
Гроза
Анжела Стравинская.
ЛЕГЕНДА.
Грустная гусарская песенка
Введение в философию.

* * *

И не дождь, не туман - ночь июльская веет прохладой. Я смотрю в темноту и вдыхаю ее аромат. Тускло светит фонарь, шелест листьев - как шум водопада. А на ветвях сирени забытые капли дрожат. 1-29 июля 1991

Рефлексии

Я в легком платье голубом В сияньи бала. Идет уж голова кругом, А мне все мало. Лечу, лечу... Мазурка, вальс, Кадрили, полька. - Позвольте пригласить мне вас, - Я слышу только. В расцвете юной красоты Лечу как птица. ...Но это сон моей мечты, Он мне не снится. 1989

* * *

Я живу в ожидании чуда И без слов доверяюсь судьбе. Если в счастье я верить не буду, Не смогу и поверить себе. Я не знаю, зачем родилась я, - Знать свой путь никому не дано, - Но надеюсь найти свое счастье, Коль меня не отыщет оно. И я верю: наступит минута, И я буду творить и любить. Я живу в ожидании чуда, А без этого незачем жить. 1992

Ego

Люди разные бывают, И по-разному живут: Эти деньги добывают, Ну, а те чего-то ждут; Кто-то любит и страдает, Кто-то делает петлю. Ну а я учусь, читаю, Ем, пишу, а также сплю. 1993

Altera ego

Я дорожу своей мечтою, Упрямо верность ей храня, Пусть даже я ее не стою Иль, может быть, она меня. Но, мир земной не отвергая, А принимая и любя, В других мирах я отдыхаю И от него, и от себя. 1993

Часы

Секундная стрелка по кругу бежит, Отсчитывая минуты. Часы спешат, и время спешит, И кто-то спешит к кому-то. Минутной стрелки размерен ход И так безжалостно точен. Идут минуты, и снег идет И падает в яму ночи. А часовая свой путь вершит Так медленно и так важно. Летят снежинки, и жизнь летит, И это немного страшно. 1994

Остров

Я сажусь за стихи лишь тогда, когда все опостылело. Я пишу для себя (сумасшедшие грезы не в счет). Ту печаль, что я так опрометчиво рифмами вылила, Мне, надеюсь, простит тот, кто это случайно прочтет. Как назойливый лай, что за пыльными окнами слышится, Лезет в душу пустую усталая, злая тоска. Отчего мне невесело так? Не живется, не дышится; И не то чтобы плохо, а так - неуютно слегка. Вот и маюсь стихами в привязчивых ритмах Высоцкого И молю, чтобы завтрашний день разогнал маету. Я, наверное, просто дикарка с хрустального острова, Я боюсь оступиться и с криком упасть в темноту. Только бледные тени в окрестном тумане слоняются; Забываю их лица, и даже не помню имен. Измерения наши лишь изредка соприкасаются, И тогда звонко плачет хрусталь, прерывается сон. Я устала от блеска воздушных дворцов и сияния, От мелькания теней, от суетной их кутерьмы. И стучусь я в припадке бессильного непонимания В стены этой хрустальной и светлой, но все же тюрьмы. А наплакавшись, снова надеюсь на день, когда явится Мне в тумане морском белоснежный абрис парусов. Сны на то ведь и сны, что они на рассвете кончаются Уплыву я на землю на белом фрегате из снов. 14.07.94

Не-научно философское

Интересно, люди выбирают Время, где они должны родиться, Или кто-то их распределяет По эпохам, странам и векам? И философом родится рыцарь Где-нибудь в четырнадцатом веке; Тщетно над своей судьбою биться Будет он, родившийся не там. Или же эпохи - словно реки, В будущее прошлое впадает, Все в одном мешая человеке Существующие времена. Интересно, люди выбирают Время, где они должны родиться, Или же века их нарекают, Как новорожденным имена? 1991

Лермонтову

1 ...Но угаси сей чудный пламень Всесожигающий костер Пламя в душе кипело, Сердце сжигая в прах, И загорался отблеск В жгучих темных глазах, И на бумагу лилась Кипящая лава строк. Этот жар не остынет, Какой бы не минул срок. И пусть шелестит веками Холодный ветер веков. Неугасимо пламя В сердце и строчках стихов. 2 Мчались быстро Грозовые облака, Грянул выстрел У подножья Машука. И ответив Потревожившим покой, Бросил ветер Капли влаги дождевой. И орел на фоне Молчаливых скал Мертвенно-спокойно Крылья распластал. Равнодушно глянул Вниз он на людей. Что ему за дело До людских страстей? А люди безмолвно Смотрели на тело, Что в отблеске молний Как призрак белело. И когда вдруг темнеет небо, Грозовые летят облака, Снова слышится дальнее эхо У подножия Машука. 1991

Фэнтазии

Поединок

(без трагического исхода) Шаги отмерены, заряжен пистолет, И сталь безжалостная руку холодит. Теперь тебе уже назад дороги нет, А сердце бешеное рвется из груди. - Теперь сходитесь, - что же ты, иди вперед. Над дальним лесом быстро ширится рассвет. А секундант ведет секунд последних счет. Иди вперед, тебе пути обратно нет. Ну вот, барьер, и сердце замерло в груди. Еще мгновение, и рухнет тишина. Еще мгновение у смерти укради. Черта барьера на земле едва видна. Небрежным жестом пистолет свой подними (Сожми покрепче, чтобы палец не дрожал). Как долго тянется последний этот миг! Да что ж он делает. Скорей бы уж кончал. В твой лоб он целится уверенной рукой, Беги отсюда. Да не поздно ли бежать? Тогда стреляй, вот он стоит перед тобой. Стреляй! Но на курок не можешь ты нажать, А он вот может. И в глаза тебе глядит, Готовый жизнь твою спокойно оборвать. Ну что ж, пусть так. Зато, кто будет здесь убит, Сейчас не Богу, а тебе дано решать. Раздался в сторону твой выстрел холостой, Лишь ветку с дерева нечаянно сшибив. ...Спустя секунду рядом прогремит второй, И ты не сразу, может быть поймешь, что жив. 1990

Княжна

(По мотивам романа Данилевского "Сожженная Москва") Серый туманный рассвет за окном, Осенний дождь моросит. Спит старинный княжеский дом, Только княжна не спит. К стеклу холодному прислонясь, На отблеск свечи глядит. Откуда эта тоска взялась? На сердце камнем лежит. Уехал в ясный июньский день, С тех пор нет вестей о нем; С тех пор и ходит княжна как тень, Одна и ночью и днем. О боже! Что с ним? Война гремит, Французы, слышно, в Москве. Негромкий на улице стук копыт. И вдруг... отворилась дверь, Шаги на лестнице, голоса, И шпор знакомый звон. Туда, скорей, расплелась коса, И замерла... Ах! Не он! Не верит предчувствию своему, Но в сердце закрался страх. Корнет незнакомый... Идет к нему. Застыл вопрос на губах. В глазах прочитала страшный ответ. К чему тут нужны слова? - Убит? Я не верю, неправда, нет! Туманится голова... 2 Вот уже месяц княжна больна, Стала как тень, молчит, Стиснувши руки, сидит у окна И на дорогу глядит. "О нет, я верю, что он живой, Он погибнуть не мог. Ведь так недавно он был со мной, И я не знала тревог. Недавно... иль вечность прошла с тех пор, Но ясно, будто вчера, Я помню последний наш разговор, Прощальный бал до утра... Но что это я. Вот письмо лежит, Письмо, что привез корнет. Полковник пишет, что он убит, И значит, надежды нет? То утро... как я могла забыть В болезненном зыбком сне. Его больше нет. Он убит! убит... И никогда не придет ко мне. Сжечь бы проклятый этот листок! Встать от страшного сна. Если бы все рассказать он мог. Но бумага как лед холодна. О нет! Тот, кого я знала живым, Он и сейчас живет. А под Москвой, с пулей в груди - Это не тот, не тот! 3 Колеблет дыханье огонь свечи, Упала волос золотых копна. Лишь месяц видел, но он молчит, Уже в одежде мужской княжна. Отцу прощальных несколько строк. Он знает дочь свою, он поймет. Как слезы капает воск на листок, Но конь оседлан уже и ждет. Сама судьба - провожатый твой, А дело сделано - не вернуть. Счастье ли, горе ли - за спиной, Впереди - лишь далекий путь. И разве звезды знают одни, Что готовит далекая даль. Не оборвут ли печали дни Свинец горячий, холодная сталь? А может, смерть обойдет тебя, Беду твою уведет с собой, И будешь счастлива ты, любя. А может... может быть, он живой. А если и нет - он тебя простит, Закон природы - закон для нас. Невеста за мертвого отомстит, А сердце живому она отдаст. Но что бы ни было - в путь пора. И вот беглянка уже в седле... Глядела вслед ей, словно сестра, Свеча, забытая на столе. 1989--1991

Было или не было?

1 Куда умчались кони быстрые? Куда свалили шпаги старые? Где вы, веков минувших рыцари? Погибли все, или состарились? Стирает Время краски резкие И доблесть одевает ножнами. Неужто, смелые и дерзкие, Вы все вдруг стали осторожными? Века прошли, и будто не были, Лишь в сердце боль сидит занозою. О том, что было, пишут небыли То черной краскою, то розовой. 2 Старик седовласый по имени Время Созвал вас в последний крестовый поход. Прощально звенит золоченой стремя. Прощайте, Айвенго и сэр Ланселот. И вы, господа мушкетеры, прощайте, Нас с вами разделит истории тьма; Но все ж иногда о себе сообщайте, Адрес: Париж, Александру Дюма. 3 Падают тени на лица, Осыпаются старые краски. Вот и нет уже рыцаря Из приснившейся сказки. 1990--1991

Холодная змея

Холодная змея - отравленный клинок Сверкнет, смертельным ослепляя блеском, И алый на груди распустится цветок, И мир вдруг станет нестерпимо резким. Сожми в руке эфес, покрытый вязью рун, Прими, как есть, мир, созданный тобою. Пусть в небесах звенит напев балладных струн, Поэты песнь слагают о герое. Как хрупок этот мир - создание мечты. И, может быть, судьбы его решенье Сейчас в твоих руках, быть может, даже ты Был создан лишь для этого мгновенья. Как близки сон и явь! Перешагни порог, И вновь сверкнет в глаза отточенный клинок. 22.09.92

(Не)шуточная история в картинках О пользе хороших манер

Видишь, вьется дорога по низким холмам, Скачет всадник на белом коне. Видишь, замок, стеной окруженный, и там Вьется плющ по замшелой стене. Видишь, в башенке чуть приоткрыто окно. Там красавица юношу ждет. (Но любовь, это стало известно давно, Без препятствий недолго живет.) Вот жених нелюбимый; он тайну открыл И засаду устроил в саду. Десять воинов он под окном разместил И влюбленным готовит беду (Как бы ни был искусен соперник лихой, Не спасется несчастный теперь.) Но в хороших манерах знал толк наш герой: Он спокойно прошел через дверь. 1993--1994

В процессе размышления

В процессе размышления И просто для игры В своем воображении Я создаю миры С их нравами, искусствами, С трагедиями их. Живу чужими чувствами В отсутствие своих. А у героев жизнь своя, И я им не указ. Они реальнее, чем я, Становятся подчас. У них большие горести И радости порой. Они герои повести, А я вот не герой. А впрочем, может быть и так, Что на исходе дня Сидел задумчивый чудак И выдумал меня. 1993--1994

Сказка

1 Шел по лесу юный бог, Шел в плаще зеленом, Утомился и прилег Отдохнуть под кленом. Тень и мягкая трава - Большего не надо. Бога спящего нашла Юная дриада. Из заветных тайных грез Прошептала имя, Прядь льняных его волос Заплела своими; Наклонилась и в уста Нежно целовала, Розу дикую с куста Весело сорвала, Ворот юноши цветком Пышным заколола, И нечаянно шипом Кожу уколола. Проступила на груди Капля крови алой, Словно дымчатый рубин, Среди трав упала. Вздрогнул он, схватил цветок, Приподнял ресницы, И услышал шелест ног Скрывшейся шутницы. 2 Выли зимние ветра, Зеленели весны, И березки по утрам Расплетали косы. Осень - праздничный букет В пламени рябины. Пролетело девять лет, Словно день единый. Так же старый клен стоит На лесной поляне, Так же ручеек журчит В утреннем тумане. Только там, где отдыхал Юноша когда-то, Где покой его смущал Поцелуй дриады, Поднялося над землей Деревце прямое, С изумрудною листвой, С золотой корою. А цветы его весной - Не найдете краше, Лечат горькую любовь, Наговор и кашель. И сквозь этот пышный цвет, Сквозь рубины ягод Часто слышен звонкий смех Маленькой дриады. 1994

Сон наяву

Перьями птиц Падает снег В ночь. Шелест страниц Не для утех - Прочь! Тяготы дня, Бремя забот Скинь. Шпаги звенят, Слышишь, вперед, В синь! Двери открой И за порог - В путь! Ты же герой! Сотни дорог Ждут В мире глухом Первый слетит Крик. В небе слепом Солнца горит Лик. Песня без слов Зори зажжет - Пой! В зыби лугов Конь уже ждет Твой, Меч у седла, Рядом висит Плащ. Конь как стрела Сразу помчит Вскачь. Быстр его бег, В сердце звенит Зов, Свет ли померк В звуке чужих Слов? Ну же, скорей! Солнце затмит Мрак, Нам же лететь В тень, где сокрыт Враг. Бой предрешен. В дымном огне Сталь. Час твой пришел, Времени нет. Жаль. Песни сплелись, Сшиблись клинки Воль. Капает вниз С левой руки Кровь. Тают во тьме Контуры лиц. Стон... Падает снег, Шелест страниц. Сон? Капает кровь Цвета вина - Явь. Рыцарь Дорог, Последний Маг Я. 1994--1995

Серьезные люди

Из таинства ночи рождается проблеск зари. И вот уже брезжит морозное зимнее утро, И гаснут, окончив работу свою, фонари Смиренно и мудро. Смиренно и мудро - неужто ему, фонарю Соперничать с Солнцем самим подобающе будет? Идут на работу, попутно встречая зарю, Серьезные люди. Под их сапогами хрустит голубеющий снег. Таинственен путь их за краем последнего дома. Один человек, и еще, и еще человек - И все незнакомы. Серьезные люди... Никто не замедлит свой шаг, Следя, как в светлеющем небе звезда угасает. Серьезные люди с утра на работу спешат И не опоздают. 1995

Паруса

Ломается солнце в серебряных каплях тумана. Ломаются тени в лучах восходящего солнца. Дрожит под ударами ветра струна океана, И чистый напев в голубых небесах отдается. Полощется парус, скользя, словно белое пламя, По дереву мачты, и отсветы падают в воду, И волны, касаясь бортов ледяными руками, Ласкают, шипя, разогретые солнцем обводы. Вот якорной цепи вползает тяжелое тело. Свободный как ветер, созвучный мелодии ветра, Сквозь высверки радуг уходит в иные пределы Корабль, рожденный из песни, тумана и света. Уходит туда, где вода превращается в небо, Где явью становятся сны, и где каждый бессмертен. Уходит туда, где никто никогда еще не был. В тот край, что лишь изредка снится поэтам и детям. февраль--сентябрь 1995

* * *

Вершится ночью таинство творенья, Как будто споря с глухотой ночной, Приходит это страшное томленье, Которое назвали вдохновеньем Поэты прошлых лет. О, боже мой! Не слышу я божественного гласа, Не сходит муза в комнату мою, Не бьюсь в припадке буйного экстаза, Но лишь дождусь назначенного часа: Вздыхаю и бумагу достаю. Блуждает мозг на грани сна и яви. Не при свече ломаю я перо. Но также темнота загадки ставит, И так же тишина на сердце давит. И несть спасенья, кроме этих строк. Он так безмолвен, этот странный час, Что кажется в прозрении мгновенном: Лишь я и Ночь -- одни во всей Вселенной, И небо смотрит звездами на нас. А утро сразу высветит обман И в ясности своей без сожаленья Убьет оно игру воображенья, Как солнце сушит утренний туман. Лишь под луной возможны чудеса. И верится -- есть в жизни смысл нетленный, И слышатся иные голоса, И ближе и понятней небеса, И все имеет истиную цену. 29.03.95

Тыгыдымские мотивы

(анекдот) -- Тук-тук. -- Кто там? -- Тыгыдымский конь. -- Иди к черту. -- Тыгыдым, тыгыдым, тыгыдым... Весны холодный свет. Листвы зеленый дым. И снова денег нет. Не жизнь, а тыгыдым. Облупленный парнас. Натужнная иронь. - Тук-тук! - Кто там? Пегас? - Йа-а-а, тыгыдымский конь! 07.05.95

Предгрозовое

И воздух душен, словно перед грозою... Копится ненависть в сердце, как темный осадок Дней перебитых, покорно снесенных пощечин. Яд этот горек как желчь и целительно сладок, Но неуклонно и медленно сердце он точит. Годы пройдут - и останется камешек серый, Неисцелимый и самой высокой любовью. Слезы последние будут припахивать серой, Прежде чем реки их сменятся реками крови. Мелкое зло, что мы походя сеем на свете, Медленно зреет, но плод его будет обилен. Сеют отцы, собирают, как правило, дети Алые грозди для новых гигантских давилен. 09.05.95

Я верю (Credo)

Я верю, что в зеленые леса, Еще не дрогнувшие перед человеком, Зеленоглазые приходят эльфы. И слышит только призрачное эхо Их вечно молодые голоса. Я верю: все, что выдумать могли Умы философов, сердца поэтов, Сбывается и в самом деле где-то. Возможно все на грани тьмы и света, И край земли - еще не край земли. Земная жизнь - как школьная скамья, И с нею не кончается ученье. Я верю: миновав этап взросленья, Мы входим в новый, жизни впечатленья Как самое заветное храня. Я верю даже - хоть смеюсь сама, Истории оглядывая вехи - Что, исправляя старые огрехи, Со временем построят человеки Союз свободы, счастья и ума. Я верю многому, но между тем Увы, питаю стойкое сомненье Насчет категорических суждений И слишком стройной ясности учений, И слишком ясной стройности систем. 1995

Элегия о шестом корпусе

1 А небо было стылым и холодным, Как океан на карте полушарий. Лишь облаков белесые разводы Его однообразье нарушали, Да солнце опускалось в горизонт, Раскрашенный, как задник театральный, И зеленью своей ненатуральной Тревожил взгляд раскрытый чей-то зонт. октябрь 1995 2 Я легким штрихом нарисую березы На мокром стекле, Дымчатое небо, печальную грезу О летнем тепле. Три цвета у осени поздней, три цвета: Набрякшей земли, Ветвей оголенных и светлого неба В туманной дали, И поздней листвы, что упорнее ветра Ржавеет в ветвях. Три цвета у осени поздней, три цвета В печальных тонах. октябрь 1995 Что это - фантазия, бред? Наивная детская сказка? Из прошлого тоненький свет? Сквозь стену забвенья - подсказка? Прорвется, и в этот момент, В бездонное это мгновенье Я - мира иного агент, Забывший свое назначенье. Мне страшно... Глухие дома... Мне все это было известно. Я сделала это сама. Я выбрала время и место. Я знала, что память - цена, Оставив ее за порогом. И вот я вернулась. Одна В огромном, прекрасном, убогом... Мгновенье дрожит как струна. Ищу. Нахожу и теряю. Я, кажется, что-то должна, Но что и кому - я не знаю. "И некому руку подать..." А мама мне скажет опять, Что я слишком много читаю. ...--06.02.96

Песни Сейви Ремминта

Вербовочная

Если ты любишь жизнь и не любишь смерть И смеешь сказать об этом смерти в лицо, Это твой путь, это твой путь. Настанет день - ты услышишь зов. Твой путь - дорога судьбы позовет тебя. Не бойся, друг, не страшись на нее вступить. Здесь много, много хороших ребят. Здесь легко умереть, но нескучно жить.

Правила игры

Шахматист себя чувствует Богом, А картежник - игрушкою Бога. А игра, что ведет по дорогам, Называется просто "Дорога". Наши правила ясны и строги, Нам судей и арбитров не надо, Потому что на этой Дороге Ты - фигура, игрок и награда. Наши правила - только для смелых, И различны для каждой из сборных: Есть для тех, кто играет за белых, Есть для тех, кто играет за черных. Вот дорога, на ней перекресток, А на нем указателя нету. Надо выбрать, а это непросто, И шагнуть - или к тьме, или к свету. Вот и все... Только каждый твой выбор Будет жизнью иль смертью для многих, Если жребий такой тебе выпал - Выбирать на Великой Дороге. Ты - песчинка в ладонях Вселенной, Но которой доверены судьбы; Так и в боги выходят, наверно, В целом обыкновенные люди. Только это - конец для немногих, Остальные уходят в легенды, Для других пролагая Дороги, Для ребят, что отправятся следом. ...И коня на рассвете седлая, Меч с гитарой крепя за спиною, Я Дорогой судьбу называю, Я игру называю судьбою.

Поединок

Они стояли в середине круга На вылизанном ветрами плато. Судьба хранила от врага и друга Теперь и до скончания - никто. Теперь и до... Беззвучно пали кости, Стянулся в точку времени пунктир. И вот уже ни страха нет, ни злости: Остались только двое, круг и мир, Которому чужими были оба. И спящий мир не ведал ничего О том, что этот вечер был особым, И что они сражались за него.

Теллар и его конь

(совместно с С.Голевой) Он стоял на тоненьких ногах И смотрел огромными глазами. И не рассказать мне в простых словах То, что совершилося между нами. Я и сам поверить-то мог едва, Только с той минуты нас стало два. Шелковая грива и теплый нос. Что соединило нас - вот вопрос. Годы пролетели как снег весной. Вроде бы и был, а найди попробуй. Вот уже и вырос жеребчик мой, Конь стоит высокий и белолобый. Грудью - в ураган, и дрожит земля, Знали нас овраги, леса, поля, Знали нас болота и ручейки, Принимали воды большой реки. Ветром сдуло юность - конец игры. Ожидала нас впереди дорога. Но глядели смело мы сквозь миры. Двое - не один, двое - это много. В жаркое сраженье и сквозь огонь Нес без возражений меня мой конь, И не ведал страха, не знал преград, На любой дороге - хоть в рай, хоть в ад. Что такое друг, это знает тот, Кто терял надежду у самой цели. Разве позабуду я тот поход, Где меня поймали и чуть не съели. И не чая помощи - всюду враг, Я сидел беспомощен, хоть и маг. Но разнес засовы удар подков, Сел я на коня, да и был таков. Все же человек я, а значит слаб, Если синеглазка рукой поманит. А коню, понятно, плевать на баб: Он себе кобылу всегда достанет. Помню: я к прелестнице на балкон, А внизу у лестницы ждал мой конь. Он не одобрял ветренных забав, Ну, и как всегда, оказался прав. Только я вошел - по затылку хрясь! Я не помню чем, но наверно палкой. Так вот на рыбалку пошел карась, Хороша кому-то была рыбалка. А потом... не хочется вспоминать, Хорошо хоть конь мой сумел сбежать. Если я дышу и пишу стихи, То ему зачтется за все грехи. Ну уж изводил он меня потом! Кто бы заподозрил в нем столько яду? Прежде чем родиться моим конем, Не был ли он Змеем из того сада? Помню: с горя я перебрал слегка, Выполз на карачках из кабака. Только тот, наверно, поймет меня, Кто слыхал ругательства от коня. Сколько же их было, таких дорог? Сколько было дней, золотых и хмурых, Выписанных кровью наискосок, Но не на телячьих, на наших шкурах. Ледяные горы и жар пустынь, Дикие просторы и моря синь, Ярость поединка и вкус вина, И очей любимой голубизна. И опять дорога уводит вдаль, И опять манят за собой туманы. Что же ты подкову-то потерял? ...Ну, давай посмотрим, кто нас помянул.

Моим любимым книгам

Просто открой неприметную дверь, Пусть зашумят вековые леса, Ветра хмельного хлебнут паруса - Белые сполохи в сини морей. Это не сказка для взрослых детей, Это не ложь, чтоб уйти от забот, Это свободных в дорогу зовет Голос еще не открытых миров, Это творения вечного зов: Шепот еще не разгаданных тайн, Клекот на юг улетающих стай, Серый валун у развилки дорог... Тот, кто однажды шагнул за порог, Новой и странной свободою пьян, Не отречется от сказочных стран, Чем-то знакомых и все же иных - Тысячи жизней прожиты в них.

Песни Луны

В твоих глазах танцует И плавится Луна. В твоих глазах безумье Серебряного сна. Кружатся и мерцают Живые огоньки, Как звезды,что слетают С небес на дно реки. Волшебной сказкой ночи Мы все покорены. И время не источит Серебряные сны. И время не всесильней Дрожанья робких век, Когда Предвечной Силы На землю льется свет.

Песня Зари

Ехал Всадник по улице темной, И стеной нависали дома, Словно род великанов,рожденный Изощренной игрою ума. А отдельные светлые окна В темном мареве каменных стен Вслед глядели ему одиноко И светились,- неясно,зачем. А копыта ступали безмолвно В этой гулкой ночной тишине. Ехал Всадник по городу,словно Черный призрак на черном коне. В тишине. Только псы подвывали, Повинуясь чутью своему. И сиянье из сумрачной дали Поднималось навстречу ему: Белый Всадник и конь его белый, Белым пламенем знамя горит, И горячею музыкой пело Предвкушение близкой Зари. И сразились они у предела, И восток алой кровью зардел. Черный Всадник растаял,а Белый Улыбнулся и в небо взлетел. Знаю:сроки отмерены точно. Новой битвы настанет черед: На закате,- предвестием ночи,- Белый Воин,сраженный,падет. Так,неведомой воле покорны, На вечерне и утрене,вновь Бьются Всадники,- Белый и Черный,- Отдавая Заре свою кровь.

Сон наяву II.

Что случилось со мной? Я никак не пойму: Это город родной Иль равнина в дыму? Это свет фонарей Или ратей огни? Я меж двух лагерей... Святый Боже,храни! Это сказка,никак? Это сон или явь? Но привычно рука Обняла рукоять, Но привычно мой конь Ткнулся носом в плечо: "Нам с тобою огонь И враги нипочем!" Вспоминаю слова, Имена,голоса... Пахнет летом трава, Но мрачны Небеса. Возвращаться пора, Медлить больше нельзя: Ведь не спят у костра, Ожидают друзья. Плащ намок от дождя И знаменья ясны, Но покой бередят Эти странные сны. Я скачу на рассвет И забыть не могу Этот призрачный свет, Этот город в снегу...

Перед боем.

Сегодня алая заря Взойдет над тихою рекой, А птицы черные парят Над головой,над головой. Сегодня алая роса Падет на зелень свежих трав... Пускай рассудят Небеса, Кто прав из нас,а кто не прав. Уже рассветные лучи Навершья шлемов золотят, И в битву просятся мечи, А птицы черные парят. И ветер,словно коршун,злой, Уносит клочьями туман. Хрипит рожок,а за спиной Рокочет глухо барабан. Нам это утро не вернуть, Мы дышим воздухом сырым, Как будто в этом жизни суть, Мы воздух пьем и пьяны им. Сегодня будет долгий день, И кто увидит тот закат? На солнце будто пала тень - Там птицы черные парят. Там птицы черные парят.

Весенние метаморфозы

Уж май на дворе, а как будто вернулась зима, И падает снег на головки цветущих нарциссов. Наверное, кто-то небесный сегодня, неистов, Своими капризами сводит природу с ума. Сегодня на миг заглянул в этот город январь, И стынут под снегом берез оголенные пальцы. Весь город накрыт белым знаменем капитуляций - Свое поражение молча признал календарь. И кто-то вздохнет: "Это вам не в Париже апрель", И кто-то воскликнет: "Уж это ли вам не знаменье?", А кто-то плечами пожмет, постояв в изумленьи, И двинется дальше в слепящую снегом метель. 18.05.98

Молитва менестреля

Осени меня, Госпожа, Серебристым Своим крылом, Одари меня, Госпожа, Светлым Даром созвучных слов. Проведи меня, Госпожа, Невредимым над Бездной Снов, И позволь, моя Госпожа, Быть достойным Твоих Даров. Я пройду по дорогам дней, По следам нерожденных строк, По ступеням судьбы моей И по вехам Твоих Дорог. Я рассыплю Твои Дары, Как над пашнею горсть семян, Словно ворох сухой листвы, Словно мелкой росой - туман. Я умею лишь сны сплетать И причудливый ткать узор. Ты вольна им дыханье дать, Обратив благосклонный Взор. И взойдут молодой травой Семена из Твоих Садов. Неуверенный голос мой Превратится в весенний дождь. В песне ветра и пеньи птиц Будет Имя Твое - Весна. Мир лишится своих Границ, Прорастая из Ткани Сна. И растает последний звук В молодой синеве небес. И тогда завершится круг, И уронит арфу певец.

Заклинание

О, что за древняя печаль На сердце болью мне легла, А неба звездная скрижаль Над головой моей светла. И вижу, словно вдалеке Склонилась дева над шитьем. Игла умелая в руке Снует над синим полотном. Сойдутся звезды в полукруг - Заклятья верная печать: Храни судьба тебя, мой друг, В бою от стрел и от меча. Луна серебряную нить Лучом протянет из окна - От мрака ночи сохранить Она любимого должна. И пусть дорогам нет числа, Но где-то теплится свеча, Пока волшебная игра Сплетает сеть незримых чар. И льется песня в тишине, И даль притягивает взор, А где-то в звездной вышине Другой сплетается узор.

* * *

Наверное, сумрак вечерних улиц Пронзил мне сердце холодной медью. Я слышу, как льются столетий пули, Вращая колеса незримых мельниц. Наверное, осень... И снится, словно В осенних листьях, в их рыжей груде, Дождем и ветром спрятано слово, Украденное из книги судеб. Не звать и не плакать, не ждать ответа: Таков порядок вещей в природе. Приходит осень, уходит лето. Постой, послушай: оно уходит...

Предчувствие

Все это будет... Сбываются сны В час, предназначенный книгою судеб. В первый рассвет небывалой весны Что-то коснется тебя и разбудит. Может быть - утренний солнечный свет, Может быть - ветер, холодный нежданно, Что-то коснется тебя, и в ответ Сердце забьется в предчувствии странном. Ведь не случайно, что воздух так чист, Что прояснело небесное око, Что не смолкает крылатый солист - Рвется, как сердце, высоко-высоко. Что обещаниеям нового дня Хочется верить, смеясь или плача, Что этот мир - для тебя, для меня. Так это будет... А может - иначе.

* * *

Этот сон - не тот, который я ждала, Это чья-то одинокая мечта. Кто-то снова перепутал зеркала, Мир не тот, и я, по-моему, не та. Ну и пусть... Теперь уже не изменить Ничего в раскладе этих козырей. И прядет судьба невидимую нить. Лишь бы пряжа оказалась попрочней. Да еще б узнать, какая здесь игра, Просто так узнать, а не корысти для, Раз билетов больше нет, и убран трап Отплывающего в сказку корабля. Только сказка ведь у каждого своя, Значит, незачем и не о чем жалеть. Будет ветер - будет парус и маяк, Будет песня - будет голос, чтобы петь." Привалилась ночь к оконному стеклу, Так иль эдак - все поставлено на кон. Лунный свет тасует карты на полу: Страх и вера, быль и небыль, явь и сон.

* * *

Cтанет облачко прежде Безымянной звездой, Чем отступит надежда Пред сияющей тьмой.

* * *

Я сегодня влюблена в этот мир, В шорох листьев - золотой водопад, В это небо,эту звездную ширь И прозрачность этих слов наугад. Я сегодня влюблена,не солгу, В эту твердость и надежность земли, В этот ветер,что поет на бегу, В это пламя,что не гаснет вдали. Льется время молчаливой рекой, И смеется надо мною луна, Потому,что мир прекрасный такой, Потому,что я в него влюблена!

* * *

(фэнтэзи) Все,как обычно,по законам жанра: Добро и зло,подонки и герои, Неведомые сказочные страны, Но в них таки сквозит свое,родное, Звенят мечи,дрожа,плетут заклятья Коричневые старческие пальцы. Пророчествам,молитвам и проклятьям Здесь твердо предназначено сбываться. Здесь истины изношенные новы, А подвиг - просто трудная работа. Но главное,несказанное слово Останется за книжным переплетом.

Sub specie aeternitatis*

(С точки зрения вечности) Ветер уносит память, Как будто листья палые. Так за большими делами Мы забываем малые. То, что придет сегодня, Ясно, важней вчерашнего. Будущего не помнить - Это проклятье каждого. Вновь опадают листья - Новой эпохи вестники. Лето недолго длится С точки зрения вечности.

Возвращение в Амбер

Из разных уст, на разных языках Я слышал сказки о земле блаженной, Где ярче свет, хрустальнее вода, Где лес могучий от начала мира Возносит кроны к небу. Даже смерть, Что властвует над каждым из живущих, Обходит стороной волшебный край... И я когда-то знал, что это -- правда! Осколки солнца дробит прибой И неба безбрежна синь. И ястреб крУжит над головой И каркает ворон: "Сгинь!" От моря к небу на полпути Мой город, как жемчуг бел. И я сумею наверх взойти, Я снова приду к тебе! А птицей ввысь, Или камнем вниз... Рукой холодной стены коснись И снова с криком в ночи проснись: "АМБЕР!" На свете есть много городов, прекрасных и гордых, но ни один из них никогда не станет тобой... Застывшее пламя -- янтарный свет И память сбивает снег. Над Лондоном хмурым седой рассвет, Военная грязь дорог. Как в книге ложатся перед тобой Страницы в твоей судьбе... И белая птица над головой, И черная -- вестник бед. А жизни боль, Или смерти боль... Горчит как память морская соль Разбей иллюзий и лжи кольцо, АМБЕР!

* * *

Все дороги уводят в небо, И что по морю, и что по суху. Но глаза прогляди до просини - Не увидишь границы той. Только запах теплого хлеба, Да привычная тяжесть посоха, Да холодные слезы осени, Да надежда и Бог с тобой.

Искра Хаоса.

Был вначале только Хаос, Где - ищи,не разберешь - Все:добро и зло смешалось, С небом твердь и с правдой ложь. Но явились Боги,или Появились? - знает Бог! Хаос честно разделили, Каждый хапнул,сколько мог. Воду,воздух,землю,небо, Жизнь и смерть,добро и зло, Мир,войну,любовь и небыль, Волшебство и ремесло Разделили без обмана - На себя и на детей. Всем твореньям безымянным Дали имя без затей. Разобрали и назвали Все - от бабочки до льва, От песчинки до печали, Но закончились слова. И осталась без названья Искра Хаоса одна, И на вечные скитанья С той поры осуждена. Безымянна и безлика, Искра бродит по земле Девой,песней,солнца бликом, Легкой тенью на челе. Проходя века и страны, На Дорогу без Конца За Надеждой Безымянной Манит юные сердца. И заманит,и обманет, И оставит - не найдешь. Огонек дрожит в тумане - Где тут правда,где тут ложь? И Божественные Карты Сдует ветром со стола - Угадай,поди,чем завтра Прорастут твои дела? Оттого на белом свете И порядка не видать, Что никто не может в сети Безымянную поймать. Если мысли колобродят, Если ночью не до сна - Значит,где-то рядом бродит Безымянная Она.

* * *

Эланна,Эланна,солнце поет И пляшет в гриве коня, Эланна,Эланна,матушка ждет Домой с дороги меня. Эланна,Эланна,долго ей ждать - Дорога моя далека. Песней хрустальной струится вода Из твоего родника. Эланна,Эланна,мир и покой Царят в Небесном Саду. Эланна,Эланна,а я за тобой Вослед по миру иду. Эланна...растаял чудесный сон И дорога моя далека. Песней хрустальной зовет меня звон Вод твоего родника. Эланна,Эланна,годы летят, Но мне не сужден покой. Эланна,Эланна,не знают преград Мой голос,мой меч,мой конь. Эланна,Эланна...но нет и следа. Дорога моя далека. Лишь песней хрустальной струится вода Из твоего родника.

* * *

Не о любви,но о мечте, Мне для любви не хватит слов. Слова приходят,да не те, Не про любовь. Слова приходят в добрый час, Когда и где им Бог велит, Как будто не они для нас, А мы для них. Слова - невинная игра, Но,постигая тайну строк, В своих мирах ты царь и раб, Ты червь и Бог. Не о мечте,но о любви... Тому дана исканий ширь: Кто в мире слово возлюбил, А в слове мир.

Туман.

Рассеянный туманный свет Рассеял мыслей ход... Здесь нет вчера и завтра нет, Здесь время не идет, А сизой дымкою висит И стелется у ног. Здесь нет надежды,нет обид И никаких тревог. Покой предвечной тишины Не тронет робкий звук - Ни звон натянутой струны, Ни вздох,ни сердца стук. И только серою стеной Все звуки заглуша, Туман сомкнется над тобой. Спи,разум,спи,душа! О нет,не верь ему!Вперед! И,как стрела в ночи, Пронзая темный неба свод, Пусть голос твой звучит. Навстречу огненным цветком Проклюнется заря. Иди за светом и огнем, Свой сон и явь творя.

* * *

От житейских дел и переделок Мы идем в уютный этот дом, Где струится,- ни глубок,ни мелок,- Разговор за дружеским столом. Где азарт компьютерных сражений И привычный шум кошачьих свар, Где одарит нас расположеньем Принц застолий, монсеньор Жерар. Теплый чай шампанского пьянее. Вот вам удивительный пример: Здесь времен и стран раскинут веер, Это наша Арда и Амбер. Ветер за окном и рвет,и мечет. Над столом висит горячий спор. Слышите,звонок опять щебечет. Открывайте двери,монсеньор.

Верлибр.

Я постою и послушаю падение снега. Он такой пушистый и мягкий, Словно шорох кошачьих лап Или поцелуй ветра на моей щеке.

Сон.

Сон-волшебник. С этой сладкой негой Ничему сравниться не дано. Зимний ветер заметает снегом И стучит в замерзшее окно. Образы туманные кружатся И слегка кружится голова, И,как петли в кружево,ложатся Сонные бессвязные слова. Дел - не переделать за неделю. Но сначала - веки разлепить, Оборвать мгновенно,не жалея, Образов запутанную нить. И увидеть в их смятенной сказке, Отчасти похожей и на бред, Может,из грядущего подсказку, Может быть,из прошлого привет.

Прощание Боромира.

До свидания,брат. Не во всем мы с тобой соглашались, Но любили равно Эту землю в цветах и слезах. Я дойти не сумел. Бремя битвы тебе завещаю. Будь силен за двоих. И да сгинет бесследно наш Враг! До свиданья,отец. Я прошу,не суди меня строго Я свой выбор свершил, Как велели мне долг мой и честь. Пусть же северный ветер Мне к Морю укажет дорогу. И пусть волю твою Не подломит печальная весть. До свиданья,Король. В этот миг - ничего,кроме правды. Спор безмолвный окончен. Нам нечего больше делить. Близок час роковой, Так ступай,докажи свое право. Твой клинок и венец, Но сначала сумей победить. Мне б еще только раз Поглядеть на отца и на брата. Пусть хоть новая смерть,- Только в том,только в главном бою. Но зовет меня ветер К путям,что не знают возврата, И теченье уносит К последним порогам ладью.

Песня Таналы

Мы в этот звездный мир явились не для битв, - Лелеять и хранить... Но времена настали, - Коль древний враг у стен - не время для молитв. И стал наш светлый дух подобен острой стали. И Дети Светлых Сил, поднявшие мечи За Истину Добра, в Последней Битве пали. Бесплоден прах побед, и Книга Звезд молчит... И кто теперь споет Легенду о Танале? Мы выиграли бой, но заплатив сполна. И все, кто уцелел, в победный час молчали, Когда, гоня нас прочь, хлестала в борт Волна, А Башни и Дворцы в тумане исчезали. Когда уйдем и мы, - забудется, как сон, Сиянье Башен тех, что Первый День встречали, И ложью заклеймят, что на Заре Времен Не Боги, но Творцы в ладонях Мир качали. Уносит пепел битв текучая Вода И Будущего лик уже дрожит в Зерцале. Другие имена, другие города, - Но тот же Вечный Бой в смертельном блеске стали. А нам лишь Веры Свет прощальною Звездой Осветит долгий Путь сквозь Времена и Дали. Во тьме грядущих лет, в час Битвы Роковой Взовьется гордый Клич: Kai elene Tanale!

Песнь о Лоэне

Волны морские встают, Тревожную песню поют. Слышите, ветры с востока Грозные вести несут. Из Эристорна флот Уже выступает в поход. Реки крови вольются в море Через один восход. Спеши, Король, собирать Воинов храбрых рать, Иначе перед врагами Круэлу не устоять. Вьются знамена, гонцы Скачут во все концы. Ждет нас жестокая битва, Сынов зовите отцы. Вспыхнул зарею восход, Сам Король войска поведет, Но перед уходом в море Он сына сестры зовет: "Тяжелый бой предстоит И Ленрис исход Таит, Если же я не вернусь, Лоэн, Сделай, что долг велит, Прими корону и власть, Не дай знаменам упасть..." Ушло из города войско. Кому не вернуться, пасть. Принял дружину флот, Тихо покинул порт. Для многих и многих храбрых Последним был тот поход. Вот сошлись корабли, и рог Возвестил предрешенный срок. Стойко сражались круэльцы, Но мрачный свершился рок. Легли на дно корабли, Их волны песком замели. О том белокрылые чайки Лоэну весть принесли. А грозная сила идет, Враг уже у ворот. На башне высокой Лоэн Встречает второй восход. Огромна чужая рать, Ему ж полков не собрать. Как видно, перед врагами Круэлу не устоять. И солнца встречая лик, Так Лоэн говорит: "Сильнее всех клятв моих Зов родной земли. Соаль, Ты мне силу дал, Чтобы я народ охранял, И, верный клятве своей, Я жизни не отнимал. Но ныне я должен решить, Чьей крови землю полить. Чтобы одних спасти, Других я должен убить. Что же, да будет так! Решил я. Пусть гибнет враг!" Жезл сияюще-белый Он вынул и сжал в руках. Волны морские встают, Грозную песню поют, Темному флоту с востока Гибель они несут. Мощный поднялся вал, На корабли он пал, Неодолимой силой Корежил он их и мял. Никто не спасся тогда, Никто не приплыл назад, Все, кто ушел в поход, Ныне на дне лежат. И дальше ринулся вал, На Эристорн он пал, Хлынуло море в город, И город не устоял. Все это видел Лоэн. И, силой своей поражен, С высоких башенных стен Мрачно нисходит он. И в замке своем один Проводит долгие дни, Отринув корону и власть, Лишь сам себе господин. Но славит Лоэна земля Спасенная Им.

Предсказания

Арлину

Не знаю я, куда лежит твой путь, И ты меня не спрашивай об этом. Но первый шаг не даст тебе свернуть, И до конца пройдешь ты этот путь. Не знаю я, что ждет тебя в пути, А если б знал, то я б молчал об этом. Знать -- это значит лишний груз нести. Не спрашивай, что ждет тебя в пути. Не спрашивай, дойдешь иль не дойдешь, Здесь и Судьба помедлила б с ответом. Конец пути иль свой конец найдешь. Не знаю я, не спрашивай об этом. Ведет тебя судьбы единой нить, Чтоб два конца пути соединить.

Арно

Где-то у края земли, у истока времен, В мире, где вечность -- мгновенье и вечно мгновенье, Город стоит, погруженный в безвременный сон, Каменный призрак, он кажется собственной тенью. Словно гробница величию древних миров, В небытии своем он горделив и спокоен И, словно лес на границе со смертью, суров, Так же безмолвен, как степь за холодной рекою. Есть в этом городе храм, в своих старых стенах, Многие тысячелетья не знавших изъяна, Тайны хранит он, а ключ к ним утерян в веках. Только, я вижу, найтись суждено ему рано. Тайна есть сила, а сила -- и благо, и зло. Вот почему ее Мудрость так долго скрывала, Но если время легенд и преданий пришло, Значит, и время открытия тайны настало.

Илмер Наргосский.

Гроза

Наступает гроза. Слышишь, катится гром. Только это не гром. И гроза -- не гроза. Заливает глаза странно теплым дождем, Только это не дождь алым застит глаза. В блеске молний закат, в блеске молний восход, Только это не молний пылает огонь. Конь, как облако белый, промчался вперед, Только это не белый, а черный был конь. Это в битве со звоном скрестились мечи. Это кровь поит землю на жертву войне. Это села и замки пылают в ночи. Это смерть пролетела на черном коне.

Анжела Стравинская.

ЛЕГЕНДА.

О чем шумит зеленая трава, Когда спускается на землю вечер И вспыхивают звезды,словно свечи, Зажженные неведомой рукой, О чем молчат холмы,храня покой, Когда резвится беспокойный ветер, Когда река сверкает в лунном свете, О чем шумит зеленая трава? Послушай этот шелест в час ночной,- И ночь-волшебница своим дыханьем Вдруг оживит забытые преданья, Перед тобой былое ввоскресит. И ты тогда услышишь стук копыт И смолкнет шум пред тайною былинной. Он близится,безмолвный Страж Долины... Послушай этот шелест в час ночной. И на устах твоих замрут слова, Когда его увидишь пред собою, Окутанного тайною ночною: Луна играет на его мече И серый плащ тумана на плече Колеблется неугомонным ветром, Его глаза мерцают звездным светом... И на устах твоих замрут слова. И ты навек утратишь свой покой, Поддавшись наважденью звездных песен, И мир привычный сразу станет тесен. И шорох трав в твои ворвется сны, Шепча слова неведомой страны, И ветра шум,и лунное сиянье, И струй речных глухое бормотанье... И ты навек утратишь свой покой.

Грустная гусарская песенка

Растаял в тумане Последний аккорд гитары И пусто в кармане - Кончайте гулять, гусары. Измятые карты, Свеча на столе оплыла, Не вспомните завтра О том, что сегодня было. Наступит рассвет, Развеется дым угара, А в памяти след - Три карты, свеча, гитара. Оркестр гремит, В упоенье кружатся пары. А жизнь так летит - Кончайте же вальс, гусары. Наступит рассвет, В зале погасят свечи, А в памяти след - Музыка, танец, вечер. В горячке сраженья, Успев отразить удары, Услышьте мгновенье - Жизнь так коротка, гусары. Ну вот, посветлело, Все стало вдруг пыльным, старым. Свеча догорела, И где вы теперь, гусары? Записано на лекции по философии в ТГУ в 1991 году. Рекомендуется в качестве учебного пособия для студентов начальных курсов.

Введение в философию.

Здесь повествуется о психологической основе философствования, о бытовом и научном значении слова философия. Философия - наука не скучная. Да изыдет от нас скука научная! Так давайте играть в любомудрие На вечерней заре и на утренней. Мы с рождения все уже философы, Задаемся мировыми вопросами. "Не спешите" - учит мудрость народная, А философия - наука благородная. I. Об истоках философской науки. В древней Индии и Китае Зародилась наука эта, И оттуда до нашей эры Расползалась она по свету. Пифагор ей придумал имя - Это лучшее, что он сделал, А Платон трудами своими Укрепил сей отличный термин. II. Задачи, объект и предмет философии. А вопросы ребром стояли, Срочно требовали ответа. Что такое наш мир? Каково в нем Назначение человека? Сотни этих вопросов вечных С виду кажутся темным лесом, Но зато под рукой имеем Мы не что-нибудь - универсум. И, его познавая в целом, Абсолютный ответ отыщем, И ответим на все вопросы, Когда рак на горе засвищет. III. Мировоззрение. Свойство разума человека - Мировые решать проблемы. Но не будем входить в детали, Отвлечемся от этой темы... (Здесь преподаватель действительно отвлекся от темы минут на 15) Как бы мы на мир не смотрели - Сквозь очки, или сквозь пальцы - Мы имеем мировоззренье. Из чего же оно слагается? Из ответа на ряд вопросов: О развитии человека - То есть, созданы ли мы Богом, Иль хвостатых имели предков. И о том, как мир наш устроен - Тут уж множество есть концепций, Но всегда логично и здраво Мы себя помещаем в центре... (Тут уже отвлекся студент и конспект остался незаконченным. Vale!)


Текст размещен с разрешения автора.



Эвакуатор в пушкине манипулятора в пушкине.