Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи Ксиомбарг

В том сентябре
Леший
Натюрморт
Падший Ангел
В тайном, истинно пряничном домике...
Сонет

В том сентябре

Марату Да, Ты любим... Осенние ветра Всевластвуют над городом, лютуя, Но Ты устал, Мой Ангел, Мне пора В отставку, в сонм легенд, на боковую Тропу. Я знаю. Сонные дворы И плачущие стекла тусклых окон - Невольные приметы той поры... Я завернусь в свой чёрный плащ, как в кокон, Свой Монолог у старых тополей Начну со слов: "Пускай все муки Ада..." И станет авансценою моей Решётка увядающего сада. 1997 год.

Леший

Острой осью осина ввысь. Тайной тропкою торопись. Осень. На болотах по уткам выстрелы. Поле полностью под ноль выстригли Косы. Вторит ветер поскулу пёсьему. Страх смеркается - не спалось ему. Бросил Плащ плашмя, полоща дерюгою. Обвил посох сухой, обструганный. Росы... Утомлённые стопы в лапти вдел. Слабосильный, маленький, луньи бел Пеший. По дуге подвория обходя, По лугам подлунным под плуг дождя. Леший. Мыши, мошка, камушки, камыши... Шмель разбужен жалится: поспеши, Грешный! Вздрогнул воздух вдруг, Разорвался мрак. Замыкают круг. Люди. Больно как! Скрежет... ...Острой осью - осины остовом Проткнут холм за кольцом погостовым Свежий. 1999 год.

Натюрморт

Песочные часы пробили полночь. Навылет. Время, скрипнув дверью, вышло. Оставив о себе воспоминанья: Губной помады след на льдистом устье Покатого хрустального бокала, Измятую в смятении салфетку И две бутылки непочатых истин На выбор. Остальное - всплеск эмоций. 1998

Падший Ангел

Боль прошла, но не забылась, И всего одним усильем Обретенная бескрылость, Злая сказка стала былью. Не смотри теперь на небо, Недоступное в смятеньи. Ведь отныне, где б ты не был, Прерывает взлет паденье. Хочешь, странствуй по дорогам, От усталости сгорая. Для того, в ком нету Бога, - Нет ни ужаса, ни рая. Душит ладан, слепят свечи. Не застынешь в преклоненьи Средь бегущих кары вечной, Тех, чьи содраны колени, Средь свою воспевших участь Жить в смиреньи и надежде И, вопросами не мучась, Быть ведомыми, как прежде. Ты ж искал свою свободу, Обретая откровенья В бесконечных переходах Всемогущего сомненья, В горне всех соблазнов ночи, Где приникнув к изголовью, Тьма, безумствуя, хохочет Над безгрешною любовью. Полночь свежим ветром плещет, Рвя из сердца крик бессилья. За спиной не затрепещут Переломанные крылья. И под тяжестью проклятья, Находясь на грани срыва, Небесам раскрыв объятья, Замираешь над обрывом.

* * *

В тайном, истинно пряничном домике Мы с садовником наедине Раскрывали забытые томики И Луну зажигали в окне. Иногда доходили до дна бочек... Он, бокалом негромко звеня, Говорил: "Всё фигня, кроме бабочек! Правда, бабочки - та же фигня". Время, на разрушение падкое, постоянство прощая с трудом, Столько раз, соблазняясь на сладкое, Бралось рушить наш пряничный дом. Наконец он не выдержал бремени, Безвозвратно ту жизнь погребя. ...Всё, садовник, фигня, кроме Времени! И, наверное... кроме Тебя.

Сонет

И хищных белых лилий завитки, И штор про-романтические складки, Покатых стольных ламп боровики... Здесь всё в порядке. И стеллажи по стенам от и до, И узость пуританская постели, И кресла большеротое гнездо... Здесь всё при деле. И та же геометрия картин, И светский абажур под цвет обоям, Невытряхнутой пепельницы сплин... Здесь жили двое. Но минул век, и - гостьею стою, Войти не в силах в комнату ТВОЮ.


Текст размещен с разрешения автора.