Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи О. Леденева

Первая песня Берена
Вторая песня Берена
Берутиэль
Керин Амрос
Разговор эльфа с деревом
Morwen Eledhwen
Моя звезда
Из темного Дунхарроу Теодену вослед...
Белерианд
Город Дэйл
Ночной дозор
Интерлюдия
Бурглацкая походная
Ракушка
Гномья ворчалка
На горе Миндоллуине...
Заколдованный лес - 2
Заколдованный лес - 3
Шервуд
Горестный сонет N 1507
Считалочка
Переводы
Прощальная песня Берена
Все перевернем вверх дном!..
Нас завтра в путь зовет рассвет...

 

        Первая песня Берена
            (Нельдорет)

Эхо звука в траве,
Эхо света в листве,
Эхо облика в бликах ручья...
Шум сосны в облаках,
Звон весны в родниках
Повторяют напев соловья...

И я с ними пою этот радостный хор,
Словно не было ужаса гор -
Словно только что сам появился на свет
И приветствую первый рассвет.

Отзовись, Соловей,
Появись, Соловей,
Оживи неподвижность ветвей!
На поляне твоей
Буду ждать, Соловей,
Нет на свете чертога милей!

Я пою поутру,
Я пою ввечеру
И стволов обнимаю кору -
А ночами лежу
И на небо гляжу,
И в созвездьях твой лик нахожу.

Для крылатой ольхи
Я слагаю стихи,
Как еще о тебе рассказать?
Ей бы слушать весь день -
Мне ведь тоже не лень
Целый день о тебе повторять!

Кем я был? Кем я стал?
Раньше жил, точно спал -
Только спала с очей пелена.
Не тебя ли искал
Средь деревьев и скал,
Чтоб узнать, что такое весна?
Мы танцуем с ольхой,
Она тоже хохочет и тоже весною пьяна!
 

        Вторая песня Берена
            (Менегрот)

Эй, небо, кто тебя придумал?
То-то, видно, умный парень был,
Что море вывесил сушиться
И гвоздями-звездами прибил.
Эх, жалко, не дано мне крыльев,
Я бы оторвался от земли
И увидел сверху горы,
Голубых озер узоры
И седой Дортонион вдали!

Эй, духи, как у вас там с почтой?
Я б послал записку: Слышь, отец,
Твой Берен, недотепа-Берен,
В первые пробился наконец.
Я - первый! Жаль что ты не видел,
Ты бы позабавился вполне:
Нынче утром Тингол мудрый,
Эльф-владыка златокудрый,
Солнце за стекляшку продал мне!

Эх, эльфы, дураки вы, эльфы -
Дался же вам этот сильмарилл!
Я бы из одной ее улыбки
В тысячу раз больший сотворил.
И песней, золотою птицей,
Солнцем зашвырнул бы в вышину -
Третьим солнцем, ведь второе
Уж старо, и я не скрою,
Что на первом вскорости женюсь!
 

        Берутиэль

От гавани, от пристани,
От порта, от причала,
Кораблик путь высвистывал,
И, мрамора бледней,
Она глядела пристально -
Судьба ее кончалась -
Но губы только стиснула,
Укуталась плотней.

    Плыви, кораблик старенький,
    Плыви, не возвращайся.
    Прощайте, государыня,
    Сударыня, прощайте.

Зеваки за заборами.
Добро, хоть не смеются.
Попрятались изменники,
Довольны: "Поглядел!"
Стоит царица гордая,
И покрывала вьются,
Но сохранить презрение
Холодный взор умел.

От башен Минас-Тирита,
От золота и Древа,
Отверженная, лишняя,
В желанной тишине,
Проклятая, бессильная,
Катилась королева,
И молча кошка белая
Сидела на корме.

Свита в ту же заключена тюрьму,
Тот же холод в кошачьих глазах.
Зацепившись уголком за корму,
Уплывал из Гондора страх.

Нелюбимая, нелюбившая,
Ненавистная и недобрая,
Не забудется не простившая,
Первый вестник, намек шторма долгого.
 

        Керин Амрос

Прозрачный мир застыл, завороженный.
Вскользь небеса текут над головой.
Лес ловит солнце - травами, листвой -
Как Нельдорет, янтарно освещенный,

Когда травинке каждой, затаенной
В объятьях мха, в расщелинке глухой,
Тинувиэль дарила танец свой.
Другое здесь. Здесь солнца власть исконна.

Тебя подхватит воздуха теченье,
Как паутинку. И росу на ней.
Ты - поплавок в густом и теплом море.

И дремой, миражом стоит Лотлориэн.
Длинны минуты. Надо бы длинней.
Из вечности прошло одно мгновенье.
 

Разговор эльфа с деревом

Нет, в одночасье мир не пропадет.
Не рухнет небо, море не нахлынет.
Из нас с тобою кто-то раньше сгинет.
Огонь, стрела, топор ли - что нас ждет?

Друзей увижу за Морем опять,
Но нам с тобой уже на этом свете
Не встретиться. Рукой не разорвать
Последовательность тысячелетий.

Что стоит людям дерево срубить?
Пустяк! И что им вечность, мотылькам!
Роятся, мрут - не в этом ли их счастье?

Как жаль, что смерть нельзя остановить
На время, чтоб успеть по всем лесам
Пройти - и с каждой веткой попрощаться.
 

        Morwen Eledhwen
                                    П.П.

Пробегала девчушка, кружился рукав,
Ярко солнце рябило в кудрях ручейка
Там, где падая шумно с лесного мыска
Водопад серебрится.
Все, конечно, прекрасно - цветы и весна,
Только небезопасна лесная страна.
Ты и так уже долго играла одна.
Папа будет сердиться.

Вдруг - не брошен, венок на ладони повис.
Как шумит водопад! От ручья отвернись!
Что ты видишь в воде? Это будет. Очнись!
Сердце словно не бьется.
- На холмы наползает холодный туман,
Солнце налито кровью, как сорванный мак,
Над обрывом, у серого камня - Она.
И никто не вернется.

Она смотрит на тесный, ревущий поток.
Солнце клонится ниже, и близится срок.
Подступает туман. Вот и сказка, сынок...
Что ж ты, милый, наделал?
Снится женщине - холм среди моря стоит,
На плите ее имя на запад глядит,
А вокруг - только волны, да ветер шумит.
И не видно предела.
 

        Моя Звезда

Среди миров, в мерцании светил
Одной звезды я повторяю имя,
О, сколько её свет в себя вместил -
Сиянье первых звёзд над голубыми
Просторами морей, и свет дерев,
И Тириона мраморные стены,
И отблеск Королевы Королев,
И Калакирие цветную пену,
Сиянье глаз, и ясный сильмарилл -
О, сколько её свет в себя вместил!

В ней пламя озаряет грани вод,
И Солнца первый розовый восход,
И жар дракона, и клинок в крови,
И пламя гнева, и огонь любви,
Она венчала Маэдроса стяг,
Когда он шёл на Нирнаэт бесстрашно,
Но свет её лучил кровавый мрак
В Арверниэнской схватке рукопашной...
И сколько раз она закрыть смогла
Собою, как щитом, деянья зла!

Но меч не перестанет быть мечом,
Когда рука врага им завладеет.
Не то чтобы она тут ни при чём,
Но славы её зло лишить не смеет!
Звезда моя не призывает в бой
И не зовёт за дальние вершины,
Она всего лишь шепчет: "Я с тобой.
Пускай не пригожусь, но не покину."
Хозяйка звёзд - Гилтониэль одна,
Но эта не богами нам дана!
 

Из темного Дунхарроу Теодену вослед...

Из темного Дунхарроу Теодену вослед,
Дорогой пыльной, парами, летел наш эоред.
Зовет нас дружба старая и прадедов обет
Из темного Дунхарроу Теодену вослед.

Конь мой, лети ветром ночным!
Солнце вернем, вернем!

Не ждите нас, красавицы, на праздничный обед.
Вы знаете и сами - всем вернуться шанса нет.
Покуда небеса черны и прячется рассвет,
Не ждите нас, красавицы, на праздничный обед.

Конь мой, лети ветром ночным!
Солнце вернем, вернем!

Такое уж веление недобрых наших лет:
Не знаешь, что в наследие получит белый свет.
Кому вести последний бой, и будет кто воспет?
Такое уж веление недобрых наших лет.

Конь мой, лети ветром ночным!
Солнце вернем, вернем!
 

        Белерианд

В окаменелых кронах - тишина.
Ведь не о чем поговорить растеньям.
Ни ветра шум не нарушает сна,
Ни шелест дождевой, ни птицы пенье.

Поднявши тучку мутную со дна,
Скользит по травам рыбка зыбкой тенью.
То Дориат, волшебная страна;
То тайная поляна Лутиэни.

А где-то город, белый, кружевной,
Он тоже спит под мягкой пеленой,
Но верит в день, когда отхлынут тени,

И Тургон на знакомый холм взойдет,
И в счастье на колени упадет,
И, плача, будет целовать ступени.
 

        Город Дэйл

        I.

Господин смелый, смелый,
Ты силен телом, телом,
В прошлый раз
Битый час
Вдаль глядел -
Это совсем не дело.
А туман белый, белый,
Длинный дождь мелок, мелок.
Не ходи,
Господин,
В город Дэйл,
Нечего в Дэйле делать.
В городе Дэйле стены,
Между стенАми тени,
Там дракон
Испокон
Ворожит
Между стенАми теми.
Там не летают птицы,
Там нельзя спать ложиться,
В час ночной
Пар речной
Окружит -
Можешь не воротиться.
Только сиди и слушай -
Где-то над этой глушью
Колокол
Молоком
Звуки льёт
Капля по капле в душу.
Где он, никто не знает,
Ветер его качает,
Об одном
День за днём
Круглый год
Песенку повторяет...

Ох, не буди ж ты лиха!
Там уж давно всё тихо!
Что тебе -
Плохо жить?
Ну скажи!
Ой, да не строй ты психа!
Ты не один на свете,
Знаю я сказки эти,
Ведь ему
Все мечи -
Что ножи,
Что же вы все, как дети!

Только весьма похоже -
И над тобою тоже
Камень не ляжет тесный,
Колокол споет песню.
И над тобою тоже, и над тобою тоже...

Господин смелый, смелый,
Спрячь свои стрелы, стрелы,
Воевать
Шел бы, друг,
Ты на юг,
Нечего в Дэйле делать.
Кроме камней и пыли,
Кроме тумана, гнили,
Кроме песенки этой,
Ничего нету, нету...

        II.

Зелёный мир, вдали река,
Я ухожу от родника,
Я не попробовал воды -
Бутыль наполнил, и лады.
Когда ж он скроется из глаз,
Тогда и выпью тот запас -
Чтоб не захотеть сюда вернуться еще раз.

Черешня машет мне рукой:
- Да ты не пробовал такой
Чудесной ягоды весной,
Ну посиди, побудь со мной! -
Нарву я ягод три горсти,
Но не присяду - уж прости! -
Тут важно не начать, тут важно вовремя уйти.

И не важна помехи суть,
А важно взгляд не повернуть.
Я лишь две вещи в жизни начал -
Дыхание и путь.
Я верю: облако умрет,
Коль не изменит ход,
Закон неповторенья - вот закон больших высот.

Пусть слава катится, маня,
Пускай забудут все меня,
Я ухожу в цветенье дня -
И ни телеги, ни коня.
Пускай воюют короли
За пригоршню земли -
Хватит для меня простора в розовой дали.

        III.

Дракона непрочные сны
Прекрасней эльфийских царевен,
Как горные корни темны,
И смысл их и лаком, и древен.

Но слаще красивейших снов
Мне явь - изумрудов мерцанье,
Основа дражайших основ -
Сокрытой красы созерцанье.

Моё! и венчаю собой
Венцы золотые пигмеев -
И в прах обратится любой,
Кто кражу задумать посмеет!


Вершина творенья - Дракон!
Легко совершенное тело,
Где разума дар совмещён
С могуществом плоти умело.

Я власть, я Король Под Горой,
Я ужас всего Средиземья,
Средь мёртвой красы золотой
Живое её воплощенье.

Я сам - будто собственный сон,
Единственный свой подчинённый.
Я сплю, но при слове "Дракон"
Трепещут умы миллионов!


Но - что я слышу?
               Что?
                   Не шаги ли?
                             Кто посмел?
Может - мыши?
            Стоп...
               Мыши были,
                       Я их съел!
Нет, не мышь, не жук...
                   И не птица...
                           Ах, бандит!
Я же слышу звук...
               Вот тупица!
                        Он трубит
И смеётся... тьфу!
               Что за дерзость!
                             Проглочу!
Вот дождётся! Фу!
                Просто мерзость!
                             Растопчу!
Где ж ты, рыцарь? Хам!
                    Пёс двуногий!
                              Погублю!
Знать, боится - там,
                   на пороге.
                          Раздавлю!
Ну иди же! Срам!
               Осторожный?
                          Эй, кончай!
Чтоб я вышел сам?!
               Тоже можно!
                       Что ж - встречай!


Вершина творенья - Дракон!
Легко совершенное тело,
Где разума дар совмещён
С могуществом плоти умело.

Я власть, я Король Под Горой,
Я ужас всего Средиземья,
Средь мёртвой красы золотой -
Живое её воплощенье.

Пал город в крови и огне,
Я - гибель, я сгусток кошмара.
И кровью струится во мне
Та Ночь, что древнее Валаров!
 

       Ночной дозор

Над холодной рекой, над равниной земной,
Над домами людей, над стеной крепостной,
Зорко, пристально глядя, застыл надо мной
Шар зловеще-стальной, что зовется луной.

И блестит, отражаясь, повсюду луна:
И в глазах, и на стенах, и в створе окна,
И на каждом щитке на доспехах она,
И в реке, и в созвездиях отражена.

И ничто не способно противиться ей:
Все опутала сетью блестящей своей.
И с меча не пытайся снять лунный налет:
Он уже заражен. Он, наверно, умрет.

А по бурым холмам за холодной рекой
Шип змеиный ползет, еле слышный такой,
И мертвеет трава, и туманы темны.
Это ужас, кошмар. Это ветер с луны.

Это ветер с луны бьет круги по воде,
Это ветер с луны, будто сон о беде,
Это ветер с луны пеленою плывет,
Это ветер с луны к нам врагов призовет.

Он на стены всползает, полуночный вор.
О, как мягко и сладко дыханье его!
Меч тускнеет и гаснет, слабеет рука,
И бьет молот, и молот, и молот в висках!

И захочется скрыться, бежать, уползти -
Но спастись невозможно из лунной сети.
И уже вижу - копья блестят вдалеке...

Нет. Пока это только луна на реке.
 

        Интерлюдия

Вы еще не устали
От песен про эльфов и гномов?
Не назрел ли вопрос
О тематике сильно чудной:
Отчего я пою
О траве, но не просто у дома,
А почти обязательно
Возле стены крепостной?

  Я скажу: - Господа!
  В этом нет никакого секрета:
  Я пою про мечи,
  Нож кухонный мне не по душе.
  Вдохновенья во мне
  Не рождают такие предметы,
  Да и спето про кухню
  Достаточно песен уже.

Слишком много скопилось
Творений о жизни обычной,
Гениальных, дурных,
И романс на любую из тем
Спел уж кто-то другой.
И скоблить этот бархат привычный
Все равно, что писать
Толкование старых поэм.

  Ну а тут не одна
  Экзотических слов подстановка,
  Здесь потерянный свет,
  И не хочется в тайне таить:
  Вот открыт материк,
  Но он пуст, и деревьев немного.
  Разрешите же мне
  Хоть аллею одну посадить.
 

        Бурглацкая походная


Брось-ка валяться, бабочек считать!
В путь собираться надо начинать.
Но барахло не впихивай в мешок,
А только трубку, одеяло и горшок!

Кто говорит, что хоббит слаб и хил?
Кто там хоть раз хоть в чем его побил?
Слух как у кошки, глаз как у совы,
Ноги просто идеальны для травы!

С этим, наверно, ты уже знаком:
Плохо не в меру топать босиком.
Плохо скитаться, в поле ночевать -
И холодно, и голодно, и пива не достать...

Но
Зато
Никто
Тебя не уследит.
Зря бдит: не видит он ничего!
Во! Того гляди, позовет кого.
Но давно,
Давно он опоздал:
Все хоббит сделал, что хотел, и все, что надо, взял.

И короли приветствуют успех,
И - ай-люли! - ты на устах у всех,
И рассыпают злато по пескам,
И засыпаешь ты у славы на руках.

Только не вечно бабочек считать:
Скоро, наверно, в путь тебе опять.
Вновь одеяло с трубкою в мешок,
Ну и, конечно, пива целенький горшок!
 

        Ракушка

Где эти берега -
    волна у ног -
       от камней забытым тянет.
Там на закате дня
    услышать мог
       я бы голоса в тумане.
Что было в песне той,
    нежной, как прибой,
       странной, как любовь?
Где музыки исток -
    скалы и песок -
       легкий лепесток...
До Солнца и Луны,
    до первых гроз
       Телери сложили звуки.
Лишь волны подпевали,
    ночь, прибой,
       Линдар голоса...

Пенистых полосок
Тихий подголосок,
Словно отголосок
Музыки иной.
Этот мир бессонный,
Песнею рожденный,
Песней круг замкнется,
Песней неземной...

Я раковину взял,
    чудной изгиб,
       хрупкий хохолок петуший.
Что, бабушка кораллов,
    нянька рыб,
       ты теперь в плену на суше?
Но в недрах завитков,
    рыжих бугорков,
       в памяти веков
тень музыки живет,
    лепесток плывет,
       ракушка поет.
Все, что сумело море сохранить,
    донести до самой глуби,
Вновь скалы подпевают,
    ночь, прибой,
      Линдар голоса...

Камень в море тонет.
Волны ветер гонит.
Море не хоронит,
Море бережет -
Для того, кто понял,
Для того, кто помнит,
Кто маяк полночный
На мысу зажжет.
 

        Гномья ворчалка

Тьфу, безобразие, Смог и Азог!
Гвоздь номер семь провалился в сапог!
Что же, придется другой, видно, взять:
Как же при гномах сапог-то снимать!
(мать-мать-мать-мать...)

Вот он, доверия мерзостный плод!
Ясно ж на крышке: "Made in Esgaroth".
Дешево, правда, да марка не та:
Тут вон зазубринка, там вон черта...
(тра-та-та-та...)

Ох, полюбуйтесь! Ну просто позор!
Даже на шляпках различный узор!
Думать противно об этих людЯх.
Разве ж они понимают в гвоздях?!!
(вах-вах-вах-вах...)
 

На горе Миндоллуине...

На горе Миндоллуине хорошо вот так сидеть -
На вершине на перине и по сторонам глядеть.
Ветерок играет, солнышко блестит,
А я сижу и напеваю и округу созерцаю:
Отличный вид!

А округа - прям завидно: не полмира - ну так треть.
Ну а раз и так все видно, просто грех не посмотреть.
В рюкзачке - полбанки, плюс вареный лещ.
У меня есть гномья склянка, я стащил ее на пьянке -
Вот это вещь!

Я настрою эту склянку, все колесики подряд...
Ой, вон какие-то портянки на веревочке висят.
А вон идет Линка, Турькина жена.
Это с кем она в обнимку? Во дает, как на картинке,
Хи-хи, она.

На горе сидит ворона, у вороны в роте сыр.
А в Эдорасе дом с колонной, и в ем какой-то командир.
А под Лориэном гномики стоят.
И считают, несомненно, что не видны совершенно.
Но это ж я!

Ладно, ну их, мимо, мимо! Что там вьется в тростнике?
Ой, какая роирримочка купается в реке!
Эх, кабы мне только склянку помощней!
Жалко, что Роан далеко: ей там, видно, одиноко,
И грустно ей.

На горе Миндоллуине хорошо вот так сидеть -
На вершине на перине и по сторонам глядеть.
Ветерок играет, солнышко блестит,
А я сижу и напеваю и округу созерцаю:
Отличный вид!
 

        Заколдованный лес - 2

Зачарованный, Заколдованный...
Кто-то Черным назвал, Лихолесием
Этот храм, полутьмой разрисованный,
Это хмурое великолепие.

Я забылся здесь. Потерялся я.
Хоть и знаю здесь веточку каждую.
Зачарованный - ты судьба моя,
Вне тебя ничего уж не жажду я.

    По лесу пройду ввечеру я,
    Сушняку в костер наберу я.
    Твои кудри не будут мной сломаны,
    Зачарованный, Зачарованный,
    Охраняй меня в эту ночь.


Вон паук спешит с ношей тяжкою,
Тащит гнома - худого, прям глистика.
Эх, вступился бы за бедняжку я,
Только больно уж мягко на листиках.

Как спокойно здесь! Как привольно здесь!
Стоят буки рядами, колоннами...
Паукам же, им тоже нужно есть,
Ведь они агрессивней, голодные.

    Осень подойдет - я не встану.
    Новый слой листвы к океану
    Нанесет - и забудусь, прикованный
    Я к корням твоим, Зачарованный.
    Охраняй меня в эту жизнь.
 

        Заколдованный лес - 3

Как под крышкою огромной
Спит в котле пахучий пар,
Ночью тихой, тайной, темной
Спит зеленый Тауремар.

Спят лягушки за болотом,
Спят олени за тропой,
Спят дворцовые ворота
И бочонки в кладовой.

Только вдруг в чулане пыльном
Затрещал старинный шкаф,
Содрогнулся раз несильно,
Раскачнулся, задрожав.

Чудо! - шкаф зашевелился,
Основательно чихнул,
И открылся, и закрылся,
И потом опять уснул.

Заскрипела дверь чулана
И ругнулась на чем свет,
И в столовой два стакана
Вознеслися на буфет,

И, кружась на круглом блюде,
В довершение чудес,
Выпорхнул вчерашний пудинг
И кусочками исчез.

А потом бутылка взвилась
И пролилась в пустоту,
А когда она разбилась -
Было слышно за версту.

И дрожали эльфы в спальнях,
Укрывались с головой:
Ходит пьяный и нахальный
По чертогам домовой!

Кто нашел бочонок рома
И за ночь опустошил?
Кто залез на спинку трона
И кусочек откусил?

Кто сует огрызки в тесто,
Отвратительно свистит
И орет блатные песни
Про букландских хоббитих?

И король сердился сильно,
И созвал большой совет,
И сказал: "Мне этот Бильбо
Надоел уж - мочи нет.

Я приветствую, признаться,
План дракона обокрасть.
Но зачем тренироваться,
Истощать наш скудный край?

Предлагаю: этой ночью
Гномов всех освободить,
Рассовать их всех по бочкам,
Бильбо сверху посадить.

В Эсгароте рыбы много,
Да и золота запас.
Там простор для тренировок,
Много лучше, чем у нас."
 

        Шервуд

В годы знойного прогресса
Джентльмены и повесы
Не теряют интереса
К тайне Шервудского Леса.

Только правдой сказки эти
Не сочтут, всего скорее,
Потому что два столетья
Жил там Робин, не старея.

Шервуд!
И фильмы-мелодрамы лечат нервы,
И шериф побежден, такая стерва,
И Робин вновь красавицу спасает -
Шервуд!
Быть может, он сейчас средь нас гуляет
И на соревнованиях стреляет?
А Там бы он по праву был бы первым...
Шервуд!

Знай живи, лови оленей.
Не мешает здешний Ричард.
Чай, в Нан-Эльмоте сложнее
Было по добыче дичи?

Ветра шум в лучах сосновых...
Где-то брат давно потерян
В дебрях острова лесного
С именем эльфийским - Эрин.

Эрин!
Страшнее волка не бывает зверя.
В дракона только дети еще верят.
И битвы лишь за трон и гроб кого-то.
Эрин!
А помнишь валинорскую охоту
И Ауле спокойную работу?
Вернулся бы, да нет обратно двери.
Эрин!

Что за лес, скажите, Шервуд
После чащ Белерианда?
Что за враг, скажите, шериф
Тем, кто спасся из Ангбанда?

Что за жизнь в лесах туманных?
Что за утешенье в песнях?
Сам уйдешь ли, гость незваный?
Никому не нужен здесь ты!

Здесь ты!
Пусть выполнены планы давней мести,
И правая рука опять на месте,
И клятву ты сдержал - долой вопросы! -
Здесь ты!
И вот видна, как на ладони, роль вся,
И здесь, с тобою, то, за что боролся,
Но сколько веры потерял и чести -
Чести!

О, Шервуд!
 

Горестный  сонет  N 1507

                    Из дневников Эовин.

Все тот же сон, пятнадцать суток кряду,
Что наш Роанчик вниз - бултых! - и нет.
И в памяти о нем сотрется след...
О, горько мне! О, дайте, люди, яду!

Бубнит старик: "Ах, доченька, отрада!"
О, жалкий пленник хитростных тенет!
Взгляни на свой Роан! Роана нет!
Но ты от бороды не вздымлешь взгляда.

Вчера тут приходил один чувак,
Я перед ним и так верчусь, и сяк;
Ах, охмуренье очень утомляет...

Теперь он Сарумана драть пошел.
И, кстати, короля с собой увел.
Что ж, в добрый час.
Пойду-ка порыдаю.
 

        Считалочка

Девять назгулОв
Пошли купаться в море,
Девять назгулов
Резвились на просторе.
Один из них утоп,
Ему купили гроб.
Результат готов -
Восемь назгулов.

Восемь назгулов
Погналися за Фродо,
Восемь назгулов
Запнулися у Бродов.
Один из них утоп,
Ему купили гроб.
Результат готов -
Семь назгулов.

Семь назгулов
Летали через речку,
Забыв, что Леголас
Стреляет без осечки.
Один из них утоп,
Ему купили гроб.
Результат готов -
Шесть назгулов.

Шесть назгулов
Объекты охраняли.
Ночью, не узнав,
Друг друга испугали.
Один из них утоп,
Ему купили гроб.
Результат готов -
Пять назгулов.

Пять назгулов
Гуляли по Фангорну,
Пять назгулов
Срубили сук хуорна.
Один из них утоп,
Ему купили гроб.
Результат готов -
Четверка назгулов.

Четверка назгулов
Раз Гондор осаждала,
И тут их, как назло,
ЭОвин увидала.
Один из них утоп,
Ему купили гроб.
Результат готов -
Трое назгулов.

Трое назгулов
Плевали вниз с балкона,
Трое назгулов
Попали в Саурона.
Один из них утоп,
Ему купили гроб.
Результат готов -
Двое назгулов.

Двое назгулов
В умертвие влюбились,
Двое назгулов
На дуэли бились.
Один из них утоп,
Ему купили гроб.
Результат готов -
Один лишь остался из всех назгулов.

Один назгул решил
Пойти топиться с горя,
Один назгул решил
Нырнуть поглубже в море.
Но вдруг - на дне морском
Блестит какой-то том.
На титульном листке -
Большая буква "Ке"*...
Результат готов -
Девять назгулов!

* Прим.: видимо, имеется в виду знаменитая затонувшая Книга Келебримбора
 

        Прощальная песня Берена

Прощай, земля и свод небес!
Благословляю вас, ведь здесь
Ступала легкою стопой
Под ясным солнцем и луной
  Лутиэнь Тинувиэль...
Словами кто б ее воспел?

Пусть будет мир разбит, сожжен,
И ввергнут в бездну, где рожден,
И там исчезнет, догоря -
Он был к добру. И все не зря -
Вода, земля, рассвет и мгла -
Коль Лутиэнь хоть миг была.
 

Все перевернем вверх дном!..

Все перевернем вверх дном!
Всю посуду разобьем!
Бей тарелки! Бей стаканы!
Все ковры залей вином!

Бильбо Бэггинс будет зол:
Вылей молоко на стол!
Урони большую люстру,
И натри сметаной пол!

Это что? Фарфор? Фаянс?
Ну-ка тростью раз - и в таз!
Что не сразу разобьется,
Мы на том устроим пляс!

Но его сердить нельзя,
Осторожнее, друзья!
 

Нас завтра в путь зовет рассвет...

Нас завтра в путь зовет рассвет
За серых Мглистых гор хребет.
Уж сколько лет нас ждет во мгле,
Мерцает злата бледный свет.

В глубинах гор былых времен
Был слышен стук, был слышен звон:
То молот бил, что было сил,
То гном ковал красу корон.

И для себя и для друзей
Ковали гномы сталь мечей.
И звездный свет, и цвет планет
Вливали в дивный блеск камней.

Они сплетали бег волны
С лучами солнца и луны,
И сто чудес застыли здесь,
На стенки ваз нанесены.

И часто в сумерках ночных
Звучали струны арф златых.
Ах, на земле уж много лет
Никто не слышит голос их.

Нас завтра в путь зовет рассвет
К глубоким шахтам прежних лет,
Хоть стерся след, дороги нет,
Но мы увидим злата свет.

Той страшной ночью грянул гром,
И алым полыхнул огнем
Столетний лес,- и вниз с небес
Слетел дракон... Спасайся, гном!

И ночь была, и смерть пришла,
Звонили все колокола,
И Дэйл пылал, от крови ал...
Разрушен город был дотла.

Дымилась под луной Гора,
И гномы молвили: - Пора.
- Прощай, наш дом, но мы придем,
Домой вернутся мастера.

Нас завтра в путь зовет рассвет -
В путь, полный бед или побед.
Но отвоюем мы в бою
И арфы звук, и злата свет!