Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи Мэйаны

Цикл "Городские дни"
Я прекрасно знаю - ты на многое способен...
Заносит снегом старый замок моих сказок...
Город
Госпожа
Дверь
Мы раскиданы судьбою...
Зима
Москва
Она
Плата за память
Постели мне вереск под ноги...
Когда закончится все, и полночь смоет следы...
Я курю, кто-то пьет...
Толкинисты
Я вернусь за тобой
Я ненавижу этот город!
Цикл "Просто так"
Скажи, ну кто из нас боялся казни и толпы...
Этот шепот - я найду тебя, сестра...
Ты пойми, я не настолько умна...
Вечный Менестрель
Возвращайся Домой
Началась война, началась!..
Дар
Королева, вы настолько прекрасны...
До рассвета
Золотой Дракон
Между нами...
По рукам вьется нить узких шрамов...
Не надо, не плачь, я еще жив...
И хотелось бы в рай да на белом коне...
Посвящение маме
Я наверное в долгу пред тобою...
Послушай, я никогда не стану...
Прячься, прячься, принцесса...
Разговор
Я пытаюсь допеть, чтобы не закричать...
Уходи...
Эрэйтисс - прощальная баллада
Я ушла далеко...
Вне циклов
А помнишь ли ты? Впрочем, глупо - конечно же помнишь...
Ледяная волна безверия...
Арбат
В тишине лесов, в толчее балов...
Звезда Полынь - как вестник боли знанья...
Помнишь?
Прости, но это все не для меня...
Прощальное
Ты крикнешь, рассмеявшись мне в глаза...
И к позорному столбу ставили...
Хоть ты давно уж не пророк...
Подо мною прогнулся неверный карниз...
Я когда-то здесь училась...
И безверием, и бессмертием...

Цикл "Городские дни"

* * *

Я прекрасно знаю - ты на многое способен, Ты безумно крут, и, что редкость, не безумен, И, конечно же, ты один из всех - свободен, Расскажи же мне, что же будет, что же будет? Ты не любишь лгать и в глазах твоих насмешка Безмятежный взор враз меня сбивает с толку Я конечно же, как и все мы не безгрешна, Но когда нальют - я святая, да и только! За спиною километрами дорожная пыль Даже в грязных сапогах ты сохраняешь свой стиль И надменность ваша, сударь, закрывает как щит Только в полной тишине вот эта песня звучит... Наливай вина - я так мечтаю напиться, Ну а ты, я знаю, никогда не захмелеешь, Этот чертов город называется столицей, Я хочу уйти, ты мне веришь, ты мне веришь? Это пьяный бред, ну их к черту, в самом деле, Что я здесь забыла, неужели эту песню? Здесь давно семь понедельников в неделю! Но наверное, так вот даже интересней... А я мотаюсь между Питером и серой Москвой Как всем известные отходы в проруби зимой Я грешу все время, но Господь меня простит Только в полной тишине ой бред похмельный звучит... Допилась, как можно разговаривать с картиной, Я наверное, уже сошла с ума от скуки И топор, как видно, не дешевле аспирина, Не сердись, прошу, это глюки, это глюки... Просто здесь давно не с кем слово перемолвить И зима не кончится уже почти пол-года По углам квартиры таится жуткий холод, И, ну как назло, отвратительно с погодой... Я заворачиваясь в плед, и воцаряется Я пью вино в твое здоровье, все насвете кляня Эй, друг, ну как тебя зовут, и отчего ты молчишь О мои боги, это зеркало напротив меня!

* * *

Заносит снегом старый замок моих сказок, приходит зима, Ей нет конца, ей нету края, я давно уже все знаю сама, Она небрежно отпускает с плеча метель, ручную сову, Но этот город, кем-то проклят этот город, а я в нем живу. Заносит снегом чьи-то песни, равнодушно молчат фонари, И птица безмятежно, над уснувшею Москвою парит, Ее крыла закрыли небо, словно ватою, своей пеленой, Но этот город, кем-то проклят этот город, и может быть мной. Уходят в прошлое герои, и ржавеет сталь их верных мечей, А палачи от старшной скуки начинают казнить палачей, Пылятся и желтеют книги, вместо свечек электрический свет, Но этот город, кем-то проклят этот город, а может быть нет. Идут по улицам собаки, изнывая от смертельной тоски, И стены комнаты не кажутся мне больше непривычно-узки, И очень хочется об этом написать, но нету слов да и сил, Но этот город, кто-то проклял этот город, а меня не спросил. Я ненавижу этот город по привычке, так как хочется спать, Заносит снегом старый замок, мне не хочется ни верить, ни ждать, Уходят в прошлое герои, по пути с лица смывая свой грим, Но этот, город, кто-то проклял этот город, и меня вместе с ним.

Город

То что вы теперь называете городом Струнами железными давит на горло мне А над головой небо молнией вспорото, Ночь укроет город крылом. Только тихий свет от свечи на твоем окне Может быть укажет до дома дорогу мне Я стою, лицом повернувшись к глухой стене А вокруг все белым бело. У этого города тысяча снов, У этого города сотни молитв, И только глядит из его куполов Безумья мерцающий лик. Стиснуты виски ледяным отражением Если ты виновна - готовься к сожжению, Или на коленях моли о прощении А судьба замкнулась в кольцо. Опустив глаза я стою перед судьями Что повелевают спокон века судьбами И по их словам все, как сказанно, сбудется, Это, к сожаленью, не сон. Город нас сжимает кирпичными стенами И за все заплачено вскрытыми венами А на перепутье стоит страж-забвение И над ним белесый покров Птичьей стаей мечется в небе отчаянье Оказались здесь абсолютно случайно мы На сыром паркете асфальта качается Тени полусонныых домов. Это - то что вы называете - ужасом, Над церквями и колокольнями кружится Небо словно снег на дорогу обрушится Ночь укроет город крылом. Нервно закурив я бросаю последний взгляд На того, кто богом был, а потом был распят А у прокуратора в чаше - вино и яд... А вокруг все белым бело

Госпожа

О, моя госпожа, лунный блик на окне, Ночь стоит у дверей. О, моя госпожа, нас хранит амулет В этом царстве теней. Госпожа моя, боль, госпожа моя, жизнь, Этот мир навязал нам чужую игру, Ничего не найти, никого н простить, Только гаснет свеча за свечой на ветру... О, моя госпожа, замело среди звезд Путь во веки веков Только птицы кричат, и не надо ни слез Ни клинка , ни оков. Хватит желтых страниц, чтобы было больней Даже чем на костре, задыхаясь в дыму, Наше время потеряно в вечной игре, Только память свою не отдам никому. Здесь не место тебе, путник в черном плаще, Возвращайся домой, Где сквозь травы бежит и смеется ручей Серебристой змеей. И зачем тебе явь, где цена твоя - грош Где ты будешь безумцем, слепым, чужаком, Путник в черном плаще, здесь ты просто умрешь, Против смерти идя с деревянным клинком. О, моя госпожа, видишь я еще жив Не подводит струна. Но усталый актер снял с лица белый грим А за ним - пустота. Госпожа моя, боль, госпожа моя быль, С нас хватило игры, для того чтоб устать, Только имя твое рассыпается в пыль... О моя госпожа я желаю играть...

Дверь

А за этой дверью - как всегда ничего И ты снова куришь или смотришь в окно А за этой дверь как всегда - пустота И чего же ныне стоят любовь и мечта. А за этой дверью - в круг свивается нить Ты привык никого ни в чем не винить Слишком много отрицаний в одной строке Ты - избитая метафора, как кровь на песке... А страницы старых книг вот-вот рассыпятся в прах Сколько прошлого осталось в разведенных мостах, Ты придумал сам себя, ты написал себе смерть, А теперь боишься сам себе в глаза посмотреть... Ты - избитая метафора, ты проклят собой, И ты ищешь одиночества идя за толпой, Ты прочитан, как страница, и брошен в огонь Тот, что раньше грел замерзшую от снега ладонь. Как свеча, ты догораешь в храме чьих-то теней, Ты кричишь, что ты герой, но ты боишься людей, И дракон золтоглазый, с неизменной тоской, Распахнул седые крылья над озябшей Москвой. Словно моргульский клинок в веках отточен твой взгляд, Ты придумал сам себя еще эпохи назад, А теперь, как оказалось, жизнь слишком проста, А за этой дверью, как всегда пустота.

* * *

Мы раскиданы судьбою Непонятною такою По мирам, настолько разным, что ни в жизнь не описать Мы забыли клятву верить, Что найдем обратно двери И уже давно понятно, что нет сил так долго ждать А реальность бьется, рвется, Хрусталем течет меж пальцев Оживают сны и сказки бесконечной чередой Может кто-то отзовется Сквозь небесно-синий глянец Только надо докричаться сквозь удушливый покой! От Москвы до Тириона Лишь пол дня игры без правил И немного странных песен о негаснущей звезде На челе твоем корона Где же ты свой дом оставил? Это где-то очень близко, только ясно, что не здесь. Автостопом - до Аст Ахэ Небо хмуриться тревожно Мол, одумайся, безумный, возвращайся в эту жизнь А в глазах темно от страха Вдруг все это невозможно Но себя и то, что было, невозможно изменить. И опять портвейн в стакане И дымится сигарета А реальность заявляет вдруг на нас свои права Нет страшнее дара - память, Если не найти ответа А от череды вопросов разболелась голова. Только кто-то улыбнется Я же помню! Это было! Отражение заката в водах озера Иврин И огонь свечи взовьется Звездным светом над заливом, Что казался нам всего одной из тысячи картин! Мы раскиданы судьбою, Непонятною такою, По мирам, где наша память - только ветер над водой Тирион, Аст Ахэ, Линдон За слезами снов не видно, И почти безумный шепот - как же хочется домой...

Зима

Как же холодно. Скоро будет зима. Белым золотом Снегом укроет дома. Вечной памяти Нет ни путей ни дорог И на знамени Вновь мы рисуем клинок. Одиночество. Примешь ли ты эту жизнь? И пророчество Вновь говорит мне вернись. Ярким пламенем Светят внизу фонари. И на знамени Пеплом - наши пути. Танец вечности Или же снегопад? С бесконечности Нету пути назад. Распахнув крыла Встав на самый карниз Ты как в ночь стрела Рвешься в звездную высь. Запах вереска Дышит с ветхих страниц Вновь истерика Сотнею чьих-то лиц. Разбиваются Дни и ночи об лед... Все кончается. Это тоже пройдет.

Москва

Этот город нас не примет никогда, Он нас просто задушит. И в конце концов, мой друг, ты станешь тенью себя. Он оставит в покое тела, но убьет наши души, Мы уйдем, не ненавидя, но уже никого не любя... Этот город-убийца Этот город-поэт Простирает крыла как летучая мышь Перепутались лица И не тьма и не свет И когда надо петь ты отчего-то молчишь... И в кольце автодорог, как ни старайся Имя не вспомнить. Это глупо и избито, но, увы, уже не игры давно И кремлевские часы оповещают нервно, что полночь. А в ладони - не клинок, а ненадежная роза ветров. Этот город-священник, Этот город-судья, Понапрасну не тратит ни мыслей, ни слов И за все прегрешенья Он оставит тебя Наблюдать, как сгорают обрывки стихов. Этот город разбивает о стекло Все надежды на лето. Этот город погребает под осколками нужных вещей, И уже давно понятно, что последняя песня допета, И заждался на углу безликий призрак в сером плаще... Этот город-калека, Этот город-герой, Белокаменно скалясь, обрушит карниз Миг покажется веком Нервы станут струной Нас давно убедили, что летают лишь вниз. Этот город нас не примет никогда, Да и мы его - тоже. Инквизиции нет времени сказать нам, чья здесь больше вина, Не пытайся догадаться никогда, на что все это похоже Все давно уже прошло еще тогда на Патриарших прудах... Этот город-безверье Этот город-святой Никогда не позволит об этом забыть, Мы всего-то посмели Остаться собой, А теперь мы узнали, чем будем платить...

Она

Она рисует пальцем на стекле А за окном идут часы и дни В ее ладонях золотистый свет А в небесах прозрачные огни. Внизу растет и дышит без нее Безумный город в суете зари Но, может кто-то тихо пропоет О том, что в море ходят корабли. Она рисует золотой песок И бесконечно-синюю волну А на стекле цветут алтей и дрок Встерчая осенью ее весну. И все равно что на стекле окон Не видно красок в ритме новых дней Ей вторит вечный колокольный звон Изображенных на стекле церквей. Согрев дыханием небесный лед Уходят дни, недели и года И может, тот, кто пел, ее поймет, Но дождь пройдет, и на стекле - вода..

Плата за память

посвящение Дэне За память платят болью в изрезанных запястьях За память платят сердцем, что не желает жить За память платят пеплом и вечности проклятьем За память платят те лишь, кто выбрал - не забыть. Тебе расскажет ветер, что слышал наши клятвы, О том, что не забудем и вспомним обо всем Мы оказались между двух вечностей распяты, Мы оказались между безумьем и огнем. Больничною палатой заплачено за память Пустою электричкой, бутылкою вина, Последними словами: "Мне нечего добавить" И шагом прямо в пропасть с раскрытого окна. Пусть нам мечи и струны судьба уж отковала Пусть снова - ночь и пусто и лезвие в руке За смерть ведь платят смертью, ты, помню, так сказала А чем за память платят пропела я тебе. Прости, ты снова плачешь, я в этом виновата, Не стоило об этом ни петь ни говорить. Но ведь и я была меж двух вечностей распята... И ты ведь тоже вряд ли решишься позабыть.

* * *

Постели мне вереск под ноги, Уходи вдаль один по дороги Не гляди на меня, мне не страшно, Все что было, больше не важно... Будет пыль под ногами Будет солнце над головами, И никто тебя не осудит, Будет все, лишь меня здесь не будет. Ну зачем тебе все это надо, Это чаша не меда, а яда, Это просто моя сигарета, Не зови - здесь не будет ответа. Уходи вдаль, в красивую сказку, Там не надо лицо прятать маской, Там ты вспомнишь и слезы и жалось, Только я здесь пожалуй останусь. Позабудь, все что было и пело, Мое сердце уже отболело, Хоть шелка постели мне под ноги, Для меня из Москвы нет дороги.

* * *

Когда закончится все, и полночь смоет следы И даже огонь обернется водой И перестанет иметь значение слово месть Когда красивые сказки не спасут от беды Оставив страх наедине с тобой, Помни одно - что я все еще здесь... По серебряным ступеням вниз - семь шагов Только молния в ночи - девять клинков, Девять Рыцарей Кольца, дороги в закат, Эта сказка не моя - только кто виноват? По ступеням золотым да по белой парче Только ангелы сжимают рукояти мечей, Семь шагов, совсем немного, тропиночка в Рай, Семь шагов в чужую сказку, а теперь - выбирай. Деревянные ступеньки под ногами скрипят Деревянные ступеньки - возвращенье назад Теплый плед, гитара, кофе, в сигаретном дыму, Эта сказка не моя, да только я в ней живу... Только шаг - ночная трасса, свою сказку искать В самом деле, сколько можно на коленях стоять, Может ночь меня одарит легким лунным венцом, Но - стеной встает сквозь полночь окружное кольцо... Ну, давай, гуляй, столица, на поминках мечты, Запуская местных белок в колесо пустоты, Эта сказка не моя, только кто виноват, Как ни смейся и ни бейся - нет дороги за МКАД... Семь ступеней, плачет свечка на открытом окне, По кому - не знаю точно, может даже по мне Семь серебряных ступеней, золотые пути, Сто дорог в чужие сказки, а своей - не найти...

* * *

Я курю, кто-то пьет, Кто-то руки режет об лед, А кому-то остался шаг с карниза и вниз. Я боюсь своих снов, Ты боишься моих стихов, По своим кошмарам мы отправлены в вечный круиз. Может я ошиблась дверьми, имена и лицами, Может мы даже здесь остаемся свободными птицами, А не просто в колесах судьбы сломанными спицами, Но этот город - столица Святой Инквизиции. Мы стоим на краю, Я не верю в то, что пою, И в словах банальности режут усталый слух, Электричка за МКАД, Не для нас - дорога назад, И мы выбрали третье зло из предложенных двух. По Арбату пройти, И запутаться по пути, И забыть где кончается эта странная улица, С деревянным мечом Нам и смерть сама нипочем, А земля ускоряя движение, бешенно крутится. На помосте мостов Кто-то будет уже готов И отеркшимся от себя встретит новый рассвет. Те, кто мост перейдет, Будут так же кромасть об лед Свои руки и души и песни, в угоду Москве

Толкинисты

посвящение Фэавэн Мы бесконечные иллюзии меняем на портвейн, И вместо шелковых одежд - до дыр истертая джинса, И свет от факелов сменился тусклым бликом фонарей И привыкаешь мерить время не в эпохах, а в часах... И - автостопом по стране ища чужие города, Рекой меж пальцев льется жизнь, но нам на это наплевать, Мы трассой к Северной столице уезжаем навсегда, Вот только жаль, мы как и прежде не умеем забывать. Лучом звезды перечеркнув страницу в старом дневнике, А может просто - на карниз, а там, пусть все горит огнем, Но нам сияет дивный свет на позабытом маяке, И знаешь, брат, давай опять еще немного подождем. Потом опять придет рассвет, и снова будет чей-то дом, И серой лентою асфальт - махнем еще куда-нибудь, Не надо слез, того что было мы вовеки не вернем, И, раз ты столько уже помнишь, то о смерти позабудь. Идет по кругу сигарета, струн железных перебор, И ночь вокруг, и наш костер уже давным-давно погас, И продолжается извечный и неразрешимый спор, Мы верим в бога, только здешний бог, увы, не верит в нас. А кто-то вновь прочтет стихи, встречая ими новый день, Взойдет светило и опять померкнут звезды в небесах, И пусть кому-то ближе свет, а кто-то вновь уходит в тень. Но как нам знать, чья жизнь теперь у здешней смерти на весах?

Я вернусь за тобой

Ты рисуешь на асфальте мелом Облака и побережье моря Ты закрашиваешь небо белым И с тобою только ветер спорит А скалистый берег оживает Одеваются леса весною Только ветер это место знает, Но не может взять тебя с собою... Не грусти о стране чужой, Не грусти о небе весной, И не надо плакать, постой, Все равно, я вернусь за тобой... Россыпь жемчуга в ладонях неба Крики чаек над волной зеленой Не дели весь мир на боль и небыль Не для нас написаны законы Что нас держит в этом странном мире Где асфальт давно сменил дороги Так открой окно в своей квартире И не медли больше на пороге. Все равно никто отнять не сможет Нашу память, нашу быль и веру Так иди вперед по бездорожью И с тобою вечно будет ветер А в четверг в Нескучном кто-то скажет Мол, ушла рука к руке с весною И строка на лист бумаги ляжет, Только нас уже искать не стоит... Я вернулся, пришел за тобой.

Я ненавижу этот город!

Я ненавижу этот город и его дома, Я ненавижу этот город, я схожу с ума И черным флагом над моею головой небосвод, А под рукой огонь свечи вдруг обращается в лед. Я ненавижу шум проспектов и огни фонарей, И у людей как будто маски или морды зверей, И в спину пущена стрела, и нет дороги назад, И под моей рукой вино вдруг обращается в яд... И слишком заметно клеймо чужака, Здесь не любят чужих, здесь свои не нужны, Но - снова - привычная сталь у виска И шепот - здесь нету нашей вины... И этот города, так привычно, ненавидит меня И слишком поздно, чтобы можно было что-то менять, И мокрый снег в лицо, и гаснет сигарета в руках, И только мечется усталость в потемневших глазах... А этот город разжигает в переулках костры, Я в них горела сотни раз, под гул безликой толпы, А тот, кто был врагом - единственный, кто помнит в лицо, Но этот город запер нас своим дорожным кольцом... А в знамени неба - безликая ночь, И звезд не видать, здесь всегда облака, А если ты хочешь кому-то помочь, То - снова - привычная сталь у виска. И ты здесь навечно, на двери замок Этот город тебя не отпустит назад, Я бы все отдала, чтоб, ступив за порог, Перестать в спину чувствовать пристальный взгляд...

Цикл "Просто так"

* * *

Скажи, ну кто из нас боялся казни и толпы, И кто не улыбался на помосте палачу? Мы слишком твердо знали, что нам надо от судьбы, И потому ты не поймешь, зачем же я молчу. Мы на костер с улыбкой шли, еще не веря в смерть, Мы пели нашим судьям о Дороге без конца Пока еще хватало сил за что-то умереть, Пока не ждали на углу фантомы без лица... И если по ночам стучался кто-то в окно, Мы верили, что это не к нам. Мы так любили петь, но мы взялись за клинки, С улыбкой в бой, но от себя не скроешь свой взгляд, И на губах остался вечный привкус тоски, И оказалось - рукописи тоже горят... Мы так любили жить, но нам пришлось воевать И звонче сталь меча чем тонких струн перебор Мы научились лица в темноте узнавать, Но в каждом имени теперь звучит приговор. Но помним, как когда стучали ночью в окно, Мы верили, что это не к нам. И в общем, все банально как плохое кино, У каждой из ролей определенный финал Я знаю - лучший выход это шаг за окно, Но нас сейчас ни друг ни враг уже б не узнал. И если бы ты знал, как я устала от слов, И каждая строка равна удару мечом За нами - болевой порог эпох и веков, Тому, кто этот путь прошел, и страх ни по чем... Постой... Ты не расслышал легкий стук за окном? Прощай, это за мной....

* * *

Этот шепот - я найду тебя, сестра Не заглушат сумасшедшие ветра, Я иду к тебе сквозь ночь Я смогу тебе помочь, И не важно, что все кончилось вчера. Пусть все так же плачет ветер за окном Я приду, путь проложив себе клинком Только бы хватило сил Чтобы я не позабыл Твое имя - на губах горчит вином. Сигаретный едикий дым слепит глаза Всем известно, что дороги нет назад, Только мерный стук колес Да давно уже нет слез У меня не хватит сил дождаться, брат. Раскидало две судьбы по двум мирам, Раскидало две души по двум кострам Бьется плащ твой как крыла, Ввысь направлена стрела Звонкий голос песней рвется к небесам... Я стою с гитарой около метро Там, где место стыка всех семи ветров Джинсы, феньки, а в глазах Только ненависть и страх, Страх, что если ты придешь, не будет слов. Впрочем, глупости. Я выстою и здесь Я еще жива и я умею петь Осушив бокал вина Я шагаю из окна, Если я пришла, то значит выход есть...

* * *

Ты пойми, я не настолько умна, Чтобы сметь тебя чему-то учить, На вот, выпей водки вместо вина, И зажги-ка огонек - прикурить. Столько слов да боли в песнях сплелось, А по венам да ножом - не пришлось... Я смотрела те же сны, что и ты, И о том же порывалась писать, Я взрывала за собою мосты, Чтобы после реки - переплывать. Хоть смеялась надо мной голытьба, Но по венам полоснуть - не судьба. Был рассветный небосвод золотист, И кроваво-алым мнился закат, И разлукой пах засушеный лист, И смотрел с иконы Тот, Что Распят... Лучшим выходом казалось окно, А вот вены перерезать... Смешно... Не придет уже ни март, ни апрель Стынет слово на замерзших губах, И белее ледяная метель Наших белых погребальных рубах... Я осталась - идеальным пажом, Тех, кто смог себе - по венам ножем. Ты пойми, я не настолько глупа, Чтобы сметь тебя чему-то учить, Предрекла мне, рассмеявшись, толпа, В сотый раз шагать за окна и жить... Птицей в небе обернись, улетай, А по венам... Впрочем ладно, ступай...

Вечный Менестрель

Он играет в переходах и на улицах окраин, Он перебирает струны словно четки и молитвы Он бродяга, даже имени он своего не знает Но навеки в его песнях отголоски старой битвы. Кто-то проходя, небрежно бросит в спину - сумасшедший Кто-то тихо улыбнется или голову опустит Он поет не зная текстов и мелодий своих песен Он поет о вечной скорби и о столь же вечной грусти. Ты его еще увидишь где-то на краю рассвета, Пробегая на работу или просто на свиданье Ты все вспомнишь но конечно не найдешь нигде ответа, Просто знай, что только памятью и мерят расстоянья. Преклони свои колени перед вечным менестрелем, Может он почти безумен, но и мы с тобой на грани, Если хочется сказать себе в который раз - не верю, Объясни мне отчего же его песни душу ранят. Он играет на пустынных и забытых перекрестках И холодной снежной крошкой покрываются ресницы, Он перебирает четки, зная - все не так уж просто, Он играет перед теми, с кем не сможет он проститься.

Возвращайся Домой

Заклинаю тебя - не огнем так мечом Заклинаю тебя полуночной звездой Возвращайся пока небо пахнет костром Возвращайся скорей, возвращайся домой. Здесь открыты все окна, здесь осень поет Здесь бездонное небо и хочется жить Здесь легко говорить день и ночь напролет Здесь не нужна прощаться, здесь можно забыть. О войне и о крови на сером снегу И о том, как хотелось заснуть навсегда Я баллады твои для тебя берегу Возвращайся, тебе светит наша звезда. Праздник осени.Листья сгорают в огне Пахнет яблоком ветер, смеется свирель Колокольчик звенит в тон железной струне Возвращайся, последний луны менестрель Скоро будет закат и с последним лучом Ввысь взметнется огонь наших душ и сердец Мы прощальную песнь по лету споем Возвращайся, прошу я, домой наконец Листья клена в венок для тебя я вплету Будет в чаше играть золотое вино Возвращайся скорее, я помню и жду, Возвращайся домой, возвращайся домой

* * *

Началась война, началась! Не за правду и не за власть, Началась война - просто так, Это, право, сущий пустяк! Началась война, слышишь, брат? Это зарево - не закат, Ты пойми, перед тем как упасть, Началась война, началась! Заряжай! Стреляй! Берегись! Мы имеем право на жизнь! На коленях стоя в грязи, Убивать себя не проси. Горяча земля у виска, Правда, меч привычней курка? Только слезы так солоны... Началсь эпоха войны. Началась война, Боже мой, Ты всего лишь хотел домой! Но не ведая слова "страх", Ты остался вновь в дураках! Что мы делаем здесь, ответь? Нам непозволительна смерть... Эта роскошь, брат, не для нас, Началась война, началась! Это просто чья-то игра, Танец ведьмы возле костра, Так не может быть наяву, Расстреляли, а я - живу! Нет ни Бога, ни Сатаны, Солнца нет, как нет и луны, Только чей-то крик из окна: "Все, ребята. Это война."

Дар

Вот тебе бог, вот порог, Вот твой дом, он далек. Вот тебе сон, или явь, То, что хочешь исправь. Солнце на небо, да в сердце огонь, В волосы - ветер вплети, Знай - это начало пути, Но того, что боишься - не тронь. А до родной до земли Сто дорог пролегли, И, по какой не пройдешь, Там и правда и ложь, А по краям и цветы и бурьян Выбери, жизнь по себе, Не доверяй ни глазам ни толпе Ни, тем более, чьим-то рукам. Сны раскидай по траве, По зеленой листве. Явь сохрани в кулаке Да оставь на песке, Выйдет на встречу единорог В гриве его твой покой Кто ж виноват, что один ты такой Выгнал судьбу за порог. Вот тебе Бог, вот святой, Ты вернулся домой, Во тебе явь или сон Или свет из окон. В волосы - клевер, да в кубок вина, Под ноги - утренний свет Вот тебе на все вопросы ответ, Скоро восходит луна.

* * *

Королева, вы настолько прекрасны, Эта песня, поверьте, вас не достойна, Королева, вы немного опасны, Вы сидите на своем изящном престоле. И застыла в немом ожиданьи толпа Ведь за вашим плечо притаилась судьба, Королева играет красивую новую роль! А потом снимут маски ваши шуты, А ответы на впросы будут просты, И наградой для изящной леди - изящная боль. Королева, люди вас обожают, Ваши подданные розы вам бросают под ноги, И никто не видит, что шипы их ранят, Вы идете, улыбаясь, по этой дороге... Королева, смертные вас не достойны, Королева, ради вас начинаются войны, Королева играет красивую новую роль! Королева, не слушайте вы это строки, Вы не знали, что боги настолько жестоки, И наградой для изящной леди - изящная боль. Королева, я даже не шут в вашем замке, Я простой рядовой из погибшего мира, Я не вписываюсь в известные рамки, Впрочем, это всего лишь за песню вира... Королева! Богам не бывает страшно, Только разве сейчас это важно? Королева играет красивую новую роль! Королева умирает у храма Это только плата за отличную драму, И награда для изящной леди - изящная боль.

До рассвета

Нам закроют глаза сегодня на рассвете, Мы про все забыли и за все ответим. Мы ответим за все. За мной и тобой придут по утру И тела наши достанутся бродяге костру. Вечному костру. А пока - пой и веселись, Люби эту жизнь, Смотри в небеса. А пока - ветер да слова, Да буйная трава, Да наши голоса. Мне уже нет дела до будущей весны, Я сегодня увижу последние сны. Самые красивые сны. Я все время знала, что отсюда есть путь, Я сбежала и теперь назад меня не вернуть. Я сбежала и меня не вернуть. А пока - сумерки да лес, Да счастье до небес От воздуха и света. А пока - жить и танцевать, Хоть завтра умирать, Но мы узнали лето. Ты теперь поймешь, что за этот день, Научился различать где свет, а где тень. Теперь ты знаешь где свет, а где тень. Ты видел солнце, ты видел ночь, И плевать, что нам уже никто не сможет помочь, Но они и не знают, что такое - любовь. А пока - воздух да земля, Да лишь свирель твоя, Да талисман из света. А пока - верить да любить, Да попросту дожить До этого рассвета.

Золотой Дракон

Он может только приснится - на его знаменах солнца восход. Он может только приснится - на его плаще огнеглазый дракон. Он может только присниться, но если увидел его - берегись. Он предвестник смерти открывающий новою жизнь. В его глазах не увидеть печали и радости тоже не жди, Он просто странник звездного неба и рыцарь алой зари, Назови его как хочешь - ответом тебе будет дождь Он пришел спросить тебя для чего ты живешь. Тебе он покажется старою сказкой, банальной как утренний смог, Ты выпьешь как раньше свою чашку кофе и переступишь порог. Конечно, какое дело до снов, если время, как раньше не ждет, Тебе надо спешить на работу, ну что же - вперед. И все же вспомни его дожидаясь своей остановки в метро Читая книгу, куря сигарету на стыке семи ветров, Тогда ты, быть может поймешь мои песни но это конечто же бред, Потому что он никогда не приснится тебе

Между нами...

посвящение Фэавэн Между нами не просто лежит дорога длинною в века, Между нами не просто чужие миры и молитвы. И пускай через звездную даль тебе протянулась рука, Через кровь, через боль, через смерть, сквозь молчанье битв. Это все-таки больше чем просто бежать через вечный свет, Это может быть даже страшнее попытки забыть свое имя, Этот путь - от меня до тебя навсегда оставит в нас след, И мы просим прощенья за то что мы попросту жили. Между нами не только твой повелитель и попросту смерть. Между нами - бездонное небо кровавого цвета, Между нами дорожный костер да холодный зимний рассвет. Между нами стеною встали осень и лето. Между нами - мое безумье и твой извечный покой, Между нами костер да звезды, светящие в вышине, Между нами граница времен возведенная чьей-то рукой, Да еще клинок так по-доброму в спину брошенный. От меня - отреклась, отречешься еще не раз, Для тебя - я прислужница тьмы, нас жалеть на положено, Только вот, извини, твой владыка, он разлучает нас... Мы же сестры, я думала раньше - что не возможно так...

* * *

По рукам вьется нить узких шрамов, Попалам снег с дождем или градом, Заряжай! Кто-то здесь точно лишний! Не стреляй! Промолчи. Не услышат. По щеке отхлестала эпоха, На руке - амулет скомороха, Голос твой будто сковaн из стали, Ну же, пой! Нас еще не сломали! В бесконечное кольцо, в нелюбимое лицо Закружилась от порога дорога Хоронила, не скорбя, я нашла - но не тебя... Проводи же от креста до острога. От дорог как не плачь, не укрыться На порог ляжет сбитая птица, Государь! Голос тонет в тумане... Пой, как встарь! Нас еще не сломали... Образа смотрят прямо и строго В небеса уходила дорога Променяй мою боль на свободу Расстреляй на глазах у народа... Вьется нить у неведомой пряхи Надо шить к погребенью рубахи... Надо жить по своим же законам Не любить - или быть обреченным... Этот миф мы придумали сами На двоих - и знамена, и пламя, По строкам нам пути обещали, Пой пока нас еще не сломали... 10.1.02

* * *

Не надо, не плачь, я еще жива, Зажги-ка свечу и открой окно, Нам время прокрутит немое кино, Оставив в наследство только слова: Не надо, не плачь, скоро все пройдет, Не будут болеть по ночам глаза, Я столько хотела успеть расскзать, Но время молчит и время не ждет. Не плачь, не считай звезд, Не молись тем, кто ушел в срок Уже развели мост Просуши плащ у огня строк. Не надо, не плачь, это только дождь, Ты столько писал нем по ночам, Зачем же ты так боишься молчать, Он манит уйти, так чего же ты ждешь? Не надо, не плачь, наступил рассвет, В тех книги, что ты успел полюбить Одна только фраза: "Мне хочется жить!", А слова "умру" там попросту нет... Не надо, не плачь, поднимайся в рост, Не бойся свинца и стрелы в грудь, А я... я просто хочу отдохнуть, Поэтому хватит безудержных слез... Не надо, не плачь...

* * *

И хотелось бы в рай да на белом коне, Только этот покой он, видать, не по мне Чтоб не петь и не пить, да стихов не писать Но пока есть кого и любить и прощать Я останусь на грешной земле. И хотелось бы в ад да на черных крылах Чтобы только огонь отражался в глазах, Чтобы знать без сомнений, кто свят а кто прав, Да пока есть кому удержать за рукав Я останусь на грешной земле. И хотелось бы мне отпылать на ветру Чтобы только золу и нашли поутру Чтоб вернуться в огонь из того же огня Да пока есть кому попросить за меня, Я останусь на грешной земле. И хотелось бы в рай, да и в ад бы не прочь, Или пламенем ярым согреть эту ночь, Но покой не по мне, да и крыл не видать, А огонь не способен любить и прощать. Я останусь на грешной земле.

Посвящение маме

Твое имя потеряно тысячу лет назад, Ты сияешь над этой землей, не ведая зла, Ты встречаешь рассвет, не зная, что значит закат, И межзвездная пыль посеребрила крыла. Бесконечен твой сон на грани пяти миров, Бесконечен твой путь на стыке пяти дорог, Как беспечен твой взгляд, в нем след основы основ, Ты все время путаешь запад, юг и восток. Кто-то сделал тебе, еще в начале времен Золотой венец из тонких нитей огня, И в твоим дыханьем вечностью переплетен Молодой побег в нежном сиянии дня. Твои очи светлее чем лед и прозрачней росы, Голос твой звучит тише выдоха ветра в траве, И пусть именем будет тебе имя звезды, Ты навечно осталась в капле дождя на окне.

* * *

Я наверное в долгу пред тобою, И, как водится теперь, неоплатном, Я уже навоевалась с судьбою, А теперь - на вены ставлю заплаты. Выстрели в меня - все равно будет мимо, Берегись клубов сигаретного дыма, Берегись спокойствия бритвы в холдных руках. Ну же, подоходи, будет битва без правил, Этот мир меня не любил - а исправил, Все, чего боишься, отражается в моих глазах. Что, испугался, не узнаешь? Это не сон, не бред и не ложь, Ну, приглядись и узнаешь легко, Это я стала - такой. Говорили, что мне не меч, а гитара, Песни да цветы... Боги, как это старо! Ты попробуй выжить в одиночку и доверять. Может быть получится, а я - не сумела, Хорошо одно, раз убьют - то за дело! В общем-то меня уже давно пора расстрелять... Водка, ночь без сна, телефон, сигарета - Я уже не верю в дурные приметы, Здесь все продается за бесценок, даже душа. Ангел-хранитель три недели как спился, Чем-то образ жизни мой не полюбился... Видимо не может сигаретным дымом дышать. Это улыбка, а не оскал! Ну, что молчишь? Не узнал? 25.12.01

* * *

Послушай, я никогда не стану Прекрасной дамой твоей мечты, Мой светлый ангел посмотрит справа, Да только слева посмотришь - ты, Я никогда не буду пытаться Играть, когда мне придется жить, Мой командир, я да стараться, Но мне уже пора уходить... Послушай, я никогда не брошу Курить дешевый горький табак, А слева медленно, осторожно Бьет по лицу тяжелый кулак, А я - встаю, смеясь безмятежно, В лицо судьбы выпуская дым, Рыдает шут на вашем манеже, О том, что так долго ждать весны. Послушай, я не похожа на женщин, Которым можно писать стихи, Мой слог отборным матом увенчан, А по дорогам ползут грехи, Пойдешь налево - получишь в морду, Пойдешь направо - ударишь сам И надоевшие три аккорда Застыли в чьих-то больных глазах... Послушай ты, тот что смотрит слева, Наверно хватит уже с меня, Я не принцесса, не королева, И здесь так поздно что-то менять... Я не владею мечом и шпагой, И мне пора расставлять посты, Поверь мне, я никогда не стану Прекрасно дамой твоей мечты!

* * *

Прячься, прячься, принцесса, ты знаешь, они пришли за тобой, Прячься, и помни одно - не смотри им в глаза! Беги без оглядки отсюда, тебе никогда не вернуться домой Ты знаешь не хуже меня - нет дороги назад... Мы же меченые знаком пустоты, принцесса, Коронованы, да только терновым венцом Ну давай же беги прочь из этого леса, Может статься, ты сумеешь сохранить свое лицо! И пока твой плащ не серого цвета, и пока ты умеешь бояться снов У тебя есть шанс убежать с поля битвы прочь... Так не медли, спеши, принцесса, и не трать на прощанье ненужных слов, Убегай, пока еще можно хоть чем-то помочь! припев. Поздно, поздно, принцесса, слишком поздно, ты окружена, Не надо, не плачь, это просто такая игра, Разве ты не знала, принцесса, ты теперь осталась совсем одна, А теперь, принцесса, пора уходить, пора... Ты же меченая знаком пустоты, принцесса, Коронована, да только терновым венцом, Ну давай же, беги прочь из этого леса,

Разговор.

Мы немного с тобой посидим в тишине, Мы не будем спорить, кто из нас прав. Пусть мои слова остаются мне, А погибшим пусть остается прах. Сколько можно верить красивым снам, Сколько можно петь о чужой войне, До тебя разрушен уже твой храм, И от слов твоих - круги на воде. Ты один на один со своею тоской Каково это - помнить, что было вчера, Мои крылья сломаны твоею рукой За возможность не знать, да за горсть серебра.

* * *

Я пытаюсь допеть, чтобы не закричать, Что теперь нам осталось - лишь ночь да любовь, Да лишь ветер, кторый не сможет понять, Как же просто цветы превращаются в кровь. Слишком дорого платим, а потом не успеть, Это будет последняя наша заря, Мы уже все отдали за право - допеть, А потом оказалось, что все это - зря. И пускай наши песни исчезнут в огне - Никогда не прощу вам истоптаных трав, Но... Мы с тобою нмного посидим в тишине, И не будем спорить, кто из нас прав.

* * *

Уходи. Это все не тебе, не тебя задушил мокрый снег. Уходи. Это только слова, это просто от боли побег. Отпусти. Я устала слушать с рассветом звон колоколов, Не грусти, Просто, знаешь, беги-ка отсюда туда, где светло. Помани Издалека серебряной флейтой чужих городов, Но не жди На вокзалах меня, я навеки во власти ветров, Это лед, Это просто - стихи, и не надо меня понимать, Все пройдет, Размкнуться круги, и отпустят тебя полетать... Обернись, Апокалипсис будет не скоро, и лишь для меня, Не клянись, Что сумеешь увидеть, в толпе равнодушной узнать, Не тебе Серой лентой асфальта покажется звонкий клинок, И толпе Наплевать на осколки зеркал в перекрестьях дорог... Уходи. Рыжей кошкой останется пламя в ладонях свечи, Не буди Я устала, мне хочется спать, уходя - промолчи, На окне Застывают безмолвием сна ледяные цветы, Не ко мне Прилетел черный всадник чужой сумасшедшей мечты. Уходи. Отпусти, не грусти, помани, но не жди - это лед.

Эрэйтисс - прощальная баллада

Велд Эрэйтисс, а мэлли арин о эллэ теир? Прекрасный Эрэйтисс, где дети твои на земле этой? Реинно айнэ дай э лиррэ кай нит эрто ана, Раскидало будто пепел и золу их боль по ветру Нэлли олиэ нит аммэт айнэ тиэннэлеир. Небо окрашено их стихами будто кровью (дословно: слезами сердца) Каймир рээри эн сиэнно мэй ирэанна... Двое последних разделили горечь хлеба Хиннэ сэл линиан тол вэйниэт, велд Эрэйтисс, Обгоревший остов сломал крылья, прекрасный Эрэйтисс, Тиэннэлити ойри меллено виньэ ийтэ. Кровавой былью(явью) страшная сказка оказалась, Динайтэ лин мелли раэт э аэли лиллис Закроет ночь детям глаза и не пробудиться, Гиллиари тиссэ нит гиэлэ мейни лийтэ. Сковало песни их навеки льда оковами. Вэлда Сэй, нэлтин, рина а арин нинниаллис, Прекрасная луна, богиня, скажи, где твои менестрели (певец, бард) Тилпио тиссэ арио миртэ лигэлитиа, Последние песни облакам еще недопеты, Рио каниэ нэлли ийтэ элтор гиарис Над головой небо оказалось серою сталью, Эйто э лэй ийтэ тилио элтирилиа... Радость и свет оказались печалью дождя. Кэлли рио риарто эллэ линэл линитэ Плакать над сгоревшей землей никто не будет, Тэа нит ройти вирто линэл киэлто лианни Память их хранить тоже никто больше не посмеет Гиниэрто мэлли арин хиэно рийитэ. Захлебнулись твои дети этой вечностью. Тиэннэлиэр мир элтор эн ийтэ тисс-ани. Кровью на сером снегу оказалась песня-птица. Велд Эрэйтисс, келли эрт лигина вирниннао, Прекрасный Эрэйтисс, плакать мне не надо сейчас, Линэалло тэари гирано литэара, Не знавшие памяти заставили забыть, Эр миан ни раэт каймэйо э рилла тэалла, Я смотрю в глаза палача(убийцы) и хочу запомнить, Нинниаллис арин, Эрэйтисс, тэй мэлла - лара. Менестрелей твоих, Эрэйтисс, чьи пути - полночь.

* * *

Я ушла далеко, Не достать взглядом, не догнать словом, И не дотянуться рукой, Но мое имя вспоминай снова, Я ушла... Время всему придет - будут закаты и будут рассветы, Клятву свою наоборот произнеси - но меня больше нету, Стерлось лицо из памяти, имя ушло в сказания, Больше душа не ранена, только - слова прощания... Время всему придет, так и случится, хоть и не веришь, Клятву свою наоборот произнеси - и что ты изменишь? Шепчет молитву набожный, ведьма недобро скалится, Мост через небо - радужный... Что нам теперь останется... Время всему придет - все остановится, ты испугаешься, Клятву свою наоборот произнеси - ты со мною прощаешься... Лица покажутся масками, небо задышит вечностью

Вне циклов

* * *

А помнишь ли ты? Впрочем, глупо - конечно же помнишь. И мне ни к чему начинать разговор весь сначала, Еще две минуты - часы нам отмеряют полночь, И хрупкий кораблик отчалит с ночного причала. А помню ли я? Может быть, ведь чего не бывает, Не бойся - не дрогнет предательски сорванный голос, И я не заплачу, хотя, впрочем, кто меня знает, Когда в темноту отойдет задержавшийся поезд. А веришь ли ты? Хоть во что-нибудь, я вот - не верю, Всего две минуты, так мало, для глупой вселенной, Но я не останусь добычей для Серого Зверя, Хотя очень скоро я встречу его, несомненно. А знаю ли я? Если честно, конечно не знаю, Что будет потом, когда полночь восстанет над миром, Когда твой кораблик в сиянии лунном растает, И мы разойдемся по разным мирам и квартирам. И те, что могли бы спасти ни о чем не узнают, И кто-то невидимый всех нас когда-то рассудит Но двери метро с опозданием оповещают, Что выхода нет, и, наверное, больше не будет. 03:24 20.12.01

* * *

Ледяная волна безверия Захлестнула горло петлею Ты шагами прошлое меряла И хотела остаться - собою? Глупо все. Это просто сказки, Бесконечные, страшные строки, Только кровью пропахли краски, А легенды, подчас - жестоки. И ладонь - через бездну пламени Не протянут даже в молитвах, Ты стоишь под лазурным знаменем, Сжав в руках - обычную бритву. Это страшно. Да кто же спорит? Твоя сказка алым окрашена, И вся боль ничего не стоит, А тебя никто и не спрашивал. И закон твоего отчаянья: Не-уйти-не-спастись-не-вырваться Как-то глупо все получается, Да все та же горькая пыль в лицо. И висит на стене распятие, Смотрит сторго незримый Высший Восхваления иль проклятия, Все равно тебя не услышат! А дорога ведет к забвению, И стираются люди, лица, Ты, просившая снисхождения, Оказалась - самоубийцей... 06.05.01

Арбат

Здесь навеки стихи перекрыты дождем, Здесь - огонь или лед, никому не понять, Здесь - изрезанных рук безнадежный излом, Здесь звучит отражаясь от неба - Арбат. Здесь и Воланд, и Мастер остались - равны, И никем не заслужено даже покоя, Ну, присядь, покури у кирпичной стены, Может быть твоя жизнь хоть чего-нибудь стоит? Впрочем мне все равно, даже если звезда Та, которой мы верили больше чем смерти В пустоте обратится следом от гвоздя... Мои руки - навечно - в молитвенном жесте.

* * *

В тишине лесов, в толчее балов, На дорогах, на трассах, на Звездном Пути, Мне не надо слов, мне не надо снов, Отпусти меня, и перекрести. По чужой любви, по своей крови, По строкам, по шпалам, сквозь дым и гарь, Хоть до самой смерти кричи, зови, Осени крестом, а потом - ударь. Это просто я, это просто яд, Подмешали зелье в зеленый чай, Кто-то был проклят, кто-то был распят, Отпусти меня, я - твоя свеча. Льется воск с чела на изгиб стекла Застывая солнцем расколотым, Сделай так, чтоб я без тебя - жила... Осени крестом - перевернутым.

* * *

Звезда Полынь - как вестник боли знанья, Не различить ни лиц, ни голосов, Не нами остановлен ход часов, И мы не люди - предзнаменованья. Звезда Полынь. Из глаз не слезы - снег, Холодный луч - как лезвием по жилам, Кого прощала и кого любила Уже не важно, я не человек. Звезда Полынь. И ласковым котом К ногам еретика прижалось пламя, Все это было с кем-то, но не с нами, Для нас нет категории "потом"... Звезда Полынь. И хочется кричать, Ни лиц, ни голосов не различать, Но за спиной стоит угрюмый ратник... Когда из вены потечет вода, Я осознаю, раз и навсегда, Я - Пятый Апокалипсиса Всадник. Здесь падал снег. Здесь падал снег - никто и не заметил, Он серебром мостил булыжник улиц, Летел над городом притихшим ветер, Он пел для всех - а люди не проснулись. Здесь падал снег, здесь я когда-то пела, Здесь дверь была - теперь уже не важно, Я отрешенно вдаль с моста смотрела, Все это было, видишь ли, однажды... Здесь падал снег на женские наряды, Не замечая лиц, истерик, смеха, И только я - какую зиму кряду? Здесь пела, горожанам на потеху. Здесь падал снег, кому какое дело? Я этот мост считала оберегом, А ветер пел неслышно и несмело, Прости меня, я просто стала снегом... 03:46 13.1.02

Помнишь?

Помнишь кто-то сказал - пальцы в кровь от струн и от снов, Кто-то даже просил об этом пропеть менестреля... Не поверили - что нам за боль от чужих стихов ? А потом обернулись слова растоптанной верою. На краю карниза стоять - не станем мы птицами, Да удар мечом - за слова все равно не ждали мы, Что с того, а врагам смотреть теперь страшно в лица нам, Да друзья посмотрев в глаза - уже не узнали бы. Кто за веру бросался в бой - тот погиб в безверии, Кто серебряной лютней пел - ветром в небо взмыл, Мы ходили по городам, про забвенье пели мы, Но поднять за правду клинок уже не хватает сил. Оказались с тобой на разных краях одной пропасти, Да за разную веру с криками в бой бросаемся, А страшней всего, что друг друга нам уже не спасти - Нет спасения от потерь, да вражеской жалости. Не хочу забыть, но и памяти мне не выдержать, Пусть вовек нам уже не стоять в битве под одним знаменем, И огонь обожженных сердец не хотим сдержать, Выбираю - память, и пусть все горит синим пламенем!

* * *

Прости, но это все не для меня, Клинки, напевы лютни, шепот леса, Мы опоздали что-либо менять, Я не Принесса Тьмы, я не принцесса. Прости, но эта сказка не моя, Меня в слепой толпе не ищут взглядом, Прости, когда найдешь, за что прощать, Но я - я выпью водки, а не яда. Прости. Здесь все отчетливо не так, Как ты когда-то ждал, любил и верил, Ты выбрал замок, я ушла в барак, И кто возьмется наши жизни мерять? Прости. У нас изорваны плащи, Ты свой починишь, мне уже не надо, Здесь кулаки защита, не мечи, Ты жив? Я за тебя безмерно рада. Прости. Я отыграла эту роль, И снова закурила сигарету, Играй в свою изысканную боль, И пой, о том, что песня не допета. Прости. Я не должна была язвить, Вот повод-то нашла поиздеваться! Играй. А я попробую - дожить, Что б больше никогда не возвращаться, Пойми, мне надоело уходить... 05:48 3.12.01

Прощальное

Босиком под дождь выбежать, Ой да нам ли не выдержать, Нам теперь ли не выстоять В поединке за жизнь свою? Что осталось нам, милая? Пепел да земля стылая, Небо, кровью умытое Солнце ложью разбитое. Кровь с слезами смешали мы, Спели песни прощальные, Двери с треском захлопнули, Полегли в чистом во поле. На лице - травы вешние, Мы - не дети безгрешные, Попытайся меня простить, Все равно - нам за все платить. Путь мечом проруби во тьме, Умоляю, вернись ко мне, Руны древние в прах развей, Над бездонным небом степей. Что нам боги всесильные, Что нам камни могильные, Возвращаться назад в слезах, Да с чужою болью в глазах. Взяться за руки - выстоим, Пусть слова не истают в дым, Что враги, коли не друзей, Что нам в сердце - да сталь мечей ? Выше неба и выше трав, Знаю буду опять не прав, Путь мечом проложу сквозь тьму, Нам с тобой - обмануть судьбу...

* * *

Ты крикнешь, рассмеявшись мне в глаза "Прощай, закончен круг, я ухожу!" Через плечо надменный кинешь взгляд Поняв - я до порога провожу И буду долго вспять считать года, Ища твои слова в страницах книг, А странная, печальная звезда Оставит на старинной лютне блик. Ты - Странник. Что ж, не мне тебя судить, Не мне любить тебя и верить снам, Пришла пора - и надо уходить, И я не буду вечно ждать в ночи, Не буду отдавать всю боль стихам. Прощай. Но отчего же ты молчишь?

* * *

И к позорному столбу ставили, Руки лезвием тупым правили, Еретичкой да Святой славили, Поступали, в общем, все правильно. Только дури в голове множество, И она, хоть убивай - множится, Жизнь не сладится да смерть не сложится, Как такая я пойду к Боженьке? И хожу я городами да странами, Я теперь зовусь не ведьмой, а странною, Видно, так я и помру, безымянною, Эй, прибейте кто меня, окаянную! 03:29 22.12.01

* * *

Хоть ты давно уж не пророк, И я - уже не еретичка, Наверно, просто по привычке Я говорю: "Мой дом далек..." Ты опустил усталый взгляд. "Уйди, безумная певица." А знаешь, мне ночами сниться Одетый в алое закат. Мой дом далек.И возвращаться Туда не надо.Нету сил, Должно быть, ты меня забыл, И я забыла - попрощаться. "Уйди!" - срывается душа В маняще-снежное забвенье, Прощанье... Лучше бы - прощенье, Но игры надо завершать. Как далеко дорога вьется, В изгиб гитары, в шепот флейт, В кольцо веков, недель и дней, Землею небо обернется, Когда я выйду за порог Наверно, так всегда и было, Хотя... Прости мне, я забыла Что ты - давно уж не пророк.

* * *

Подо мною прогнулся неверный карниз, Алый шрам на запястье, и небо в глазах Изумленный художник рисует эскиз Он увидел меня в своих сумрачных снах. Он рисует окно, крыши, небо, дома, И над Городом Снов занимается день, Этот город оставила дева-зима, Только я - на карнизе - пока словно тень. В небе - птичий полет, птицы рады весне, Чистый смех колокольцем звенит в небесах, Только зыбкая тень на раскрытом окне Отрешенно молча, закрывает глаза. Только шаг. Только боль. И оконный пролет. Может кто-то окликнет? Но это смешно! Для меня предназначен бездумный полет, Так художник решил в самом странном из снов. Я стою. И рисунок дано завершен, Многоцветье домов, шпилей, башен, людей, Город-сказка живет, его сном сотворен, Только я - на карнизе - пока еще тень. За окном у Художника ночь, тишина, И с рисунка в лицо его дышит покой, Он промолвит: "Прости, но... кому ты нужна?" И небрежно сотрет меня тонкой рукой. И я сделаю шаг... 25.04.01

* * *

Я когда-то здесь училась, Я учусь теперь - другому, Я теперь сама способна кого хочешь научить, Я на будни обозлилась, Это чувство мне знакомо, Я когда-то здесь играла, а теперь мне надо жить... А теперь мне надо помнить, Где, когда, откуда, сколько, Где достать бы сигареты, как не плакать, уходя, За окном неряха-полночь Сеет снежные осколки, На стекле моем оконном что-то страшное чертя. Я когда-то здесь любила Отсыпаться на уроках, И курить на переменах под директорским окном, Я отсюда уходила В чьих-то сказках, в чьих-то строках, А теперь в зеркальной глади узнаю себя - с трудом. 22:47 28.11.01

* * *

И безверием, и бессмертием, Заклинаю я вас - поверьте мне, Сколько было ступеней пройдено, Мне умнее пора стать вроде бы... Мне пора научится мучится, Только кто за меня поручится? За такую, немую, странную, Беспардонную, безымянную. Кто измерит дорогу памятью? Я скольжу, но иду - по наледи, Все монеты падают решкою, Кто поймет меня, озверевшую?


Текст размещен с разрешения автора.