Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи Миргиль

Акростих
Акростих - 2
Баллада о менестреле.
Баллада - легенда.
Брат
Бродяга
В том краю будет все, что желает душа...
Всем святым поставлю свечку...
Встреча на войне.
Где Гондолин? Где звон ручьев Оссирианда?..
Извращение №1
Итог
Когда поет менестрель...
Колдовская книга
Мертвый сезон
Никто из живых не услышит песню мою...
Нолдор
Осени
Песня уходящих
Последний бой
Прости, менестрель...
Прощание Лютиэнь с Береном
Светлое и темное.
Сталь меча, на рукояти капли крови...
Страна водопадов.
Тебя ль я вижу, менестрель, у нашего костра?..
То, что есть, и то, что будет.
Уходит сказка...
Финрод
Эол
Ах, Кирдан, ну зачем кольцо ты отдал Митрандиру?..
Менестрельская-нервнопаралитическая
Краткая история неудавшейся попытки
Назгульская жалобная
Песенка деревенского певца
Песнь первая, психоаналитическая
Песнь третья, интернациональная
Серенада назгула
Эгладорская

Акростих

(к сожалению, уже совсем другому...) Хотелось бы все позабыть и зажить по-другому, И мир, и людей не пытаться уже изменить. Скитаясь в ночи в лабиринтах домов незнакомых, Ищу я вслепую душой путеводную нить. О нас не забудут ни камни, ни лед, ни деревья... Но наши сердца почему-то несчастьям лишь верят.

Акростих - 2

В далекий город увлекла меня судьба, А дверь назад мне перекрыта непогодой. Листва тихонько шелестела на дубах, А там была весна - чудное время года. Не будем вспоминать, какими были мы... Давно ли были мы знакомы в этом мире И свои души смогли вырвать из тюрьмы? Любовь одна... Все слишком просто, чтоб поверить...

БАЛЛАДА О МЕНЕСТРЕЛЕ.

В королевских покоях стоит тишина, Здесь не речь и не поступь ничья не слышна. Что стряслось? Не бывало такого досель... К королю незнакомый пришел менестрель. Как-то слух принесли королю по весне: Необычный певец объявился в стране: Он поет, что не слушать не смеет никто. И король повелел найти тотчас его. Но когда он отправил гонцов за ним вслед, Не успел и второй зародиться рассвет, Как ворота дворца только стражник открыл И таинственный гость порог переступил. Молод был он на вид прекрасен лицом, И вокруг чела кудри златые венцом, Гордый взгляд ясных глаз, цвета моря зимой, Из богатств только лютня одна за спиной. Он по мраморным лестницам тихо взбежал, Только шелест плаща по ступеням шуршал, И теперь он стоял перед троном один... Хмурым взором взглянул на него господин: - Я никак не пойму: неужели ты тот, О ком слава по всем закоулкам идет? Слишком молодо ты для своего мастерства... Сможешь ль ты доказать, что правдива молва? Улыбнулся в ответ менестрель королю: - Что ж, раз просишь, тебе эту песню спою. Лютню снял он с плеча и настроил лады... И сорвался аккорд, словно свет от звезды. И, откинув с лица прядь златую волос, Вдруг запел менестрель, к звездам голос вознес, Голос рвался в груди, а из сердца слова. И казалось иным, будто шепчет листва, И весна воинство побеждает зимы, Одеваются снова цветами холмы, И ручьи, зазвенев, по равнинам бегут, Соловьи по вечерним опушкам поют. Седовласые горы синеют вдали По бескрайним просторам свободной земли, Золотятся поля, зеленеют леса, И звенят и смеются в лугах голоса, Где-то плещет и манит соленый прибой И уносит в далекие страны с собой, Серебристые чайки взлетают во мгле, Весть о море неся отдохнувшей земле. Громче пел менестрель, пальцы сбив до крови, О всесильной надежде и вечной любви, О победах, о памяти прожитых лет, О свободе, дарившей покой, но не смерть, О всесилии веры, о долгом пути, Что не каждый сумеет и смеет пройти, О далекой звезде, что сияет во тьме, О прекрасный краях на забытой земле. Пел о доблести, чести, отваге в боях, О всевластии жизни и верных друзьях, Об открытых сердцах и душе, что не спит... И казалось иным, будто ветер шумит. И казалось, звенят колокольчики звезд, И под сводами свет свою песню поет. И язык уж давно позабытых веков Стал понятен и тем, кто не знал этих слов. Наконец отзвучали баллады слова. И мелодия стихла на струнах едва - То такая настала в дворце тишина, Будто звуков на знала от века страна. И никто шелохнуться не смел, ни дышать - Было слышно, как листья деревьев дрожат. Все очнулись как будто от дивного сна, И глухая окутала мир тишина. И правитель поднялся на троне в слезах, К менестрелю навстречу прошел через зал, И с поклоном, взглянув на мгновенье в лицо, На колено упал государь пред певцом. - Да, я вижу, правдива молва о тебе. Я за встречу с тобой благодарен судьбе. Все, что хочешь проси - все исполню, друг мой. Но певец лишь в ответ покачал головой: - Щедр ты, мой государь, но нет в мире наград, Что за песню свою я принять был бы рад. Не заманит меня золоченый дворец, Самоцветов и шелка не носит певец. А теперь мне в дорогу пора уходить, Многих песней мне надо успеть одарить... Лютню взял и, повесив ее за спиной, Попрощавшись, ушел, помахав всем рукой.

БАЛЛАДА - ЛЕГЕНДА.

Там, где в горах пылают закаты И на белых вершинах спят золотые зарницы, Послушайте ж песню о том, что было когда-то! Услышьте слово мое, небесные птицы! О том, что так далеко сходились дороги, О дальней земле, которой не помнят люди, О великой любви, которой не знают боги, О бессмертной любви, которой равной не будет. Этой любви огонь еще помнят столетья В темных лесах и в блеске озер долины. Эта любовь была властна даже над смертью! Песней о ней будут вечно звенеть равнины... Славных эльдар цвела красотою эпоха, Встретив зарю юных пришедших следом... Только не ведал никто, что по воле рока Судьбы народов сольются под звездным небом. Это случилось в эпоху великих сражений, В час, когда насмерть боролись бессмертные силы. Как-то в леса, где танцуют вечерние тени, Крылья судьбы занесли смертного сына. Там, на одной из полян под звездным покровом, Скрытая от глаз чужих чащобой лесною, Дивная дева, в мире равной не будет которой, В танце кружилась и голос звенел струною. Как зачарованный, сын людской, песне внимая, Только и мог, что смотреть, боясь шевельнуться, И, поражен красотой девы дивного края, Понял тогда, что ему назад не вернуться. Слово одно: "Тинувиэль!" лишь сказать он решился, Все же не в силах поверить, не сон ли все это. Их запылали сердца любви вечным светом, Пламем любви окрылены, даже смерти уже не страшились. Пусть тяжкий выпал им рок - их не остановило. Словно щитом, их любовь от беды укрывала, Даже затмив на мгновение свет Сильмарилла, С коим она их судьбу ненароком связала. Горькую чашу судьбы до последний капли, Крепко сжимая ее в усталых ладонях, Пили вдвоем они, словно венчальный за здравье. Счастье их с горечью смешано этой любовью. Этой любви повесть долгая длится поныне И о ней не смогут забыть ни эльфы, ни люди. Так услышьте же песню мою о всесильной любви, О бессмертной и смертном, которым равных не будет.

БРАТ.

Хисиону Я не верю, мой брат, что мы встретились здесь и сейчас. Все похоже на сон, но какой-то он странный и длинный... Только наш разговор не о том, что тревожило нас, Только тема не та, о которой тогда говорили. Я озябшим плечом к твоему прижимаюсь плечу И, накрывшись плащами, под дождем мы сидим на перилах. Ты опять удивлен, почему я все время молчу, Ну, а все не верю, взаправду ли все это было. И бычки фонарей и окон в тишине догорят. Я смотрю на часы - стрелки плавятся на циферблате. На дворе пусть июнь - в наших мыслях конец декабря, И застыли дома, по колено увязнув в асфальте. Говоришь, что на час, что на большее времени нет, Одного - что там семь! - даже двое не ждут перед дверью!.. Шепчешь мне: "Извини..." и, по-моему, знаешь ответ. Просто знаешь, что я вновь тебе, как ребенок, поверю. После, плащ запахнув, ты с порога шагнешь в темноту, Напоследок сожмешь руку мне в бесконечном пожатье... Разойдемся тогда строить мост мы через пустоту, Но на разных, увы, берегах доведется стоять нам. Расстаемся уже? Что ж, я плакать не буду, поверь. Зажигалку достань и давай по последней закурим... Я шагну за порог, но оставлю открытою дверь. Возвращайся скорей. Буду ждать тебя в полдень в... июле. Я не верю, мой брат, что мы встретились здесь и сейчас. И пускай это сон - лишь подольше бы только он длился. И уж если свела этим вечером улица нас, Значит каждый из нас к этой встрече сквозь время стремился.

БРОДЯГА.

Хэй! Дорога длинная. Дорога дальняя. Ветер да глушь. Хэй! Дорога длинная. Песнь старинная. Белое поле, рожь. В серебряной чаше вино. Жизнь и смерть - все одно Для менестреля - певца свободы и дорог. Не знает закрытых дверей - его не удержит порог. Всем, кого встретит, всем ответит песней звонкой Бродяга звезд }III и поворотов. Хэй! Дорога длинная. Утро знойное. Все ноги в пыли. Хэй! Не унывай певец! Пусть даже свету конец, тебя не сжить с земли! Город, стрелки моста. Снова сума пуста. И пусть нет денег - тебе все это ни по чем. Тебя осыплют небеса златым дождем. Куда не пойдешь - ты не пропадешь, пока нужен народам Бродяга звезд }III и поворотов. Хэй! Струны звонкие. Дорога длинная. Сколько песен не спел. Хэй! Люди слушайте! Я песню вам спою! Веселит, словно хмель. Пусть грозят мне костром - песню спою вам о том, Как дух свободы в дороге согревал всех нас И все невзгоды слезою таяли у глаз. Мне ветер в пути навевал мотив души вольной Бродяга звезд }III и поворотов. Хэй! Город каменный. Стены, башни не удержат меня. Хэй! Ветер странствий. Дорога длинная мне судьбой суждена. Даже если за мной придет подруга с косой Я напоследок спою ей песенку свою, Что был наследник в глухом дорог своем краю. Быть, может, оставит. Еще и прославит песня звонкая Бродяга звезд }III и поворотов.

***

В том краю будет все, что желает душа - Небо в полную ширь, моря синий разлив. Там спокойней, свободней мне будет дышать, Там река серебрится среди верб и ив. Там зеленые травы и море цветов Мне колени обнимут, закружит дурман, Там вершины в коронах из вечных снегов Увлекут меня в снов золотых океан. Только если не будет в стране той тебя - Свет тогда потускнеет и блеск пропадет, И не будет мне радости в дивных краях, Если там тебе места никто не найдет.

***

Всем святым поставлю свечку, Всех прощения спрошу, Всех забуду, всем отвечу, Трижды всех перекрещу И уйду своей дорогой По краям весенних трав, Обернувшись у порога И врагов своих послав. Мне до вечности - полшага, Мой корабль уж ждет меня. Я допью хмельную брагу И запрыгну на коня. До свиданья, всем, кто хвалит И кто на душу плюет. Уезжаю, улетаю, Вслед за ветром на восход. Не звоните, не пишите, Не ходите никуда, По знакомым не ищите - Уезжаю навсегда. Этот мир - как коммуналка: В нем и тесно, и темно. Мне же просто крыльев жалко, Потому я улетаю сквозь открытое окно. Те, кто со мною, Тем песню пропою. Пусть летят они гурьбою Со мной в страну мою. Этот мир - как коммуналка: В нем и тесно, и темно. Мне же просто крыльев жалко, Потому я улетаю сквозь открытое окно.

ВСТРЕЧА НА ВОЙНЕ.

Я помню этот день, как будто страшный сон: В беспамятном бреду встает из мрака он. На битву все сошлись, кто прав и виноват, Смешались свет и тьма, и с братом бился брат, И солнца свет погас, дым небо заволок, И от крови уже багровым стал клинок, Звенела сталь о сталь, холодный ветер дул, И в стонах, свисте стрел клич боевой тонул. А враг не отступал, и был неравным бой, И ты возник тогда из битвы предо мной. По ясности в глазах, где не было вражды, - Пусть не узнать лица - я понял: это ты. Ты выронил клинок и руку протянул, И проклял я тогда ту жуткую войну. Ты помнишь, ведь еще совсем не так давно В трактире у дорог ты пил со мной вино И песню пел тогда о счастье и любви, И презирал войну, тонувшую в крови. Когда я шел сюда, о славе лишь мечтал, Покуда по пути тебя не повстречал. Делил я все сполна с тобой в нелегкий час, Но не посмел никто врагами сделать нас! Ответь, врагу служить кто приказал тебе? Во мне же долг восстал и мне велит: "Убей!" Ну, что я за боец! Сталь падает из рук. Не в силах драться я: ведь предо мною друг. Нет дела здесь до нас - вокруг сраженья пыл Уйти велит скорей, но я о нем забыл. И, руку протянув, шагнул навстречу я. Пусть на войне враги - но в сердце мы друзья. Уйдем скорее, друг, здесь только страх и смерть. Поторопись, не то уже нам не успеть... Но что с тобою, брат? Твой взгляд тяжел и пуст, В улыбке на губах застыли боль и грусть... Качнувшись, ты "Прости..." тихонько прошептал, И возле ног моих без стона ты упал... Про битву позабыв, отбросив прочь клинок, Я голову склонил: ведь плакать я не мог. И на колени я в бессилии упал, Беззвучно звал тебя, но ты не отвечал. И трижды проклял я войну и страшный бой, В котором на беду я свиделся с тобой. Я был уверен, что стрела в твоей спине Почти наверняка предназначалась мне. Но что случилось вдруг? Все замерло кругом, Затихли голоса, звон стали, битвы гром... Неужто кончен бой или, может, я погиб? Совсем не мудрено - кругом одни враги. Я голову поднял... Пошли и мне клинок! Но изумленный взгляд открыл хмельной восток, Две рати разошлись, про смертный бой забыв, И ветер дым унес, закат глазам открыв. Смотрели все на нас, в глазах - печаль и боль. Неужто бой прервать нам удалось с тобой? Зачем победа мне такой ценой дана? Зачем меня в тот день с тобой свела война...

* * *

Где Гондолин? Где звон ручьев Оссирианда? Где мир, в котором мы привыкли жить? Где Дориат? Где свет лесов Белерианда? На дне морском лежит. припев: Где наша родина? Где наша земля? Там вереск забытый в забытых полях. Я не вернусь туда, но покуда горит звезда Я буду помнить об этих краях. Ушли они. О них едва ли помнят люди. Короткий век тех, кто видел, давно угас. А мы всегда, мы вечно это помнить будем И память будет вечно жить серди нас. припев. Где дом родной, что мы покинули не в сроки? Но мир меняется и нам велит забыть. Мне не судьба найти покой и вновь дороги Меня зовут и не дают в далекий край уйти. припев. Где Гондолин? Где звон ручьев Оссирианда? Где мир, в котором мы привыкли жить? Где Дориат? Где свет лесов Белерианда? На дне морском лежит. припев: Я не вернусь туда, теперь его нет: Сквозь воды не светит небесный свет. Но после долгих лет скитаний, боли и побед Я уплыву туда, где вечный рассвет.

ИЗВРАЩЕНИЕ №1.

Любовь и счастье сокращаются на радость, А ревность с горечью возводят в степень их, Средь расставаний встречи места не осталось, Средь мертвых букв слов не найти живых, Из дивных далей не приходит восхищений, Из края светлого не будет кораблей, Все больше отправлений - меньше возвращений, Туман с болот печали стелет по земле, У одиночества нет края или грани, От равнодушия людского тошно жить, От солнца светлого и звезд не жду сиянья... Что остается? Верить, помнить и любить.

ИТОГ.

Итог. Конец пути. Эланор на стекле. Итог. Дальше не пройти. Дорога во мгле. Финал. Серебряный лед, сапфировый снег. Что искал - то и найдет: кто - плачь, кто - смех. припев: Неужели опять все начинать сначала? Снова простить, все позабыть. Этого ль мало? Оценить высоту, подвести черту, Оглянуться, посмотреть на знакомый порог. Подвести итог. Закат. Года финал. Снег на белой стене. Месяц в тумане пропал в запотевшем окне. Финал. Конец недели. Середина зимы. Я долго искал. Окна запотели. Что увидим за ними мы? припев. Итог. Белая дверь. Ветер крылья раскрыл. Нити дорог. Куда же теперь? Вся тропинки дождь смыл. Итог. В Конце концов начало начал. Итог. Кто не видел лица - тот промолчал. припев. Итог. Конец пути. Эланор на стекле...

* * *

Когда поет менестрель, Все звуки вокруг стихают. И даже лес прекращает шуметь, Мелодии не прерывая, Когда поет менестрель. Когда поет менестрель, Никто слова вставить не смеет - Лишь слушать могут, дыханье тая, Смотря, как поленья тлеют, Когда поет менестрель. Когда поет менестрель, Дела все свои прекращают, Заслышав мелодии дивной струну, Забыв обо всем, замирают, Когда поет менестрель. Когда поет менестрель, Жестокая битва прервется, Как только рукой он коснется струн И песня в тиши прольется, Когда поет менестрель. Когда поет менестрель, Даже смерть отступает. Рассеют мрак баллады слова, Надежду в душе возрождая, Когда поет менестрель. Когда поет менестрель, Меня не оставит удача. Свобода осветит знамя мое, И путь мне светлый назначен, Когда поет менестрель, И пока поет менестрель...

КОЛДОВСКАЯ КНИГА.

Всем смелым и не в меру авантюрным посвящается... На высоком холме старый замок стоит, Тишиной и покоем всегда он укрыт, Даже редкая птица туда не летит - Там живут лишь летучие мыши. Но тот замок живет тайной жизнью своей, Пережил он давно магов и королей. По ночам мириад их древних теней Напевают баллады под крышей. Где-то лютня смеется и плачет свирель, Пусть давно не живет в замке том менестрель. Ты приди в замок тот под луной и балладу услышишь. Ты не бойся, пройди со свечой полутьме, Только дверь заскрипит, усмехнувшись во тьме, И шаги твои гулко откликнутся в ней. Ты чужой - ты живой в мире ночи! Пыль смахнешь с гобелена, дыханье тая, И увидишь глаза тех, кто был до тебя, Кто богатства искал, но утратил себя, Кто здесь видеть тебя не захочет. Только знает не каждый, что в замке есть то, Что дороже каменьев и злата, за что Будут вечно бороться все те, кто сомненьем источен. Ты пройдешь через залы и в дальнем крыле, Где везде паутина и пыль на стекле, Дверь откроется перед тобою во мгле, Загорятся в подсвечниках свечи. Ты пройдешь по следам тех, кто был до тебя, И отыщешь там книгу средь груды тряпья. Громко вскрикнет душа: "Не бери, это - яд!" Но слова ты откинешь беспечно. Ты забудешь о том, что легенды гласят, Что никто из людей не вернулся назад, Кто когда-либо трогал ее в мимолетную встречу. Только робко погладишь ее переплет, И она под рукою твоей оживет, И твои сны и явь меж собою сплетет Книга магии судеб невнятно. Даже если послушаешь голос души И захочешь уйти из холодной тиши, Сможешь вырваться, но если ты поспешишь. Ты ж уходишь в мечты безвозвратно. И проступят из мрака вокруг сотни лиц, И, затянутый в желтый пергамент страниц, Как и все до тебя, ты уже не вернешься обратно. Ты закружишься в вихре, себя потеряв, Ты заблудишься в мыслях, где прав, где не прав, Твою память крадет аромат диких трав Средь страниц заколдованной книги. Разорви эту магию серых теней, Подари им свободу при пьяной Луне. И в мистическом танце ты властен над ней В растянувшемся вечностью миге. И исчезнет проклятие древних времен, И рассеются мрачные чары, как сон, И покорно в ладони хозяина спустится книга. Ты силен и способен проклятье избыть, И тогда ты достоин те знанья хранить, Ты способен навеки судьбу изменить - Так бери и читай без опаски! Отчего ж на пороге в раздумье ты ждешь? Ну, а ты только молча камин разожжешь, Эту страшную книгу ты в пламя швырнешь И положишь конец жуткой сказке. Почернеют страницы, взовьется огонь, Только голос чудовищный вырвется вон, Только пепел остынет в камине, смыв яркие краски...

МЕРТВЫЙ СЕЗОН.

памяти В. Высоцкого У поэтов нету мертвого сезона, есть лишь час короткой передышки. Даже когда в песнях нет резона, не сверкают вдохновенья вспышки. В наши годы буйного столетья, где понять не все порой дается, Только остаются песни эти, только сердце сердцем остается. В лужах будней солнечные пятна, яркой краской расплескают смело. Мир, как прежде, будет полосатым, он не станет монотонно-серым. Даже в годы разочарованья, если только жив один хоть будет Из поэтов - он раздвинет грани и надежду он в сердцах разбудит. Для поэтов не бывает сроков, для певца границ не существует, Можно среди боли и пороков песню услыхать его живую. То, чего не выразить словами, он сольет в четыре кратких строчки, Часть своей души оставит с нами, а уйдет, как прежде, в одиночку. Даже в годы страшного сраженья, когда все надежды в душах таят, Песни не приемлет пораженья и над злом и мраком воспаряет. Даже если вдруг певец уходит, как награда остается память, Годы чередой во тьму уходят - только песня вечно будет с нами. Даже если образ вдруг исчезнет, но бессмертным остается имя: Не дано поэту сгинуть в бездне, где о нем давно все позабыли. Нет такого страшного закона, песни запрещающего слышать... Не бывает мертвого сезона, есть лишь час короткой передышки. } II

* * *

Никто из живых не услышит песню мою. Я лютню найду среди пепла на поле войны. Никто не узнает, о чем я сегодня спою, Никто не услышит и голоса звонкой струны. На горных вершинах застынет беззвездная ночь... Где белым сияньем искрится дорога во мгле, Оставлю других пировать, а сама уйду прочь. Пусть лютня для тех прозвенит, кого нет на земле. Живые пусть спят и пусть видят спокойные сны. Безмолвною тенью скользну и исчезну во тьме. Клинками врезаются в сердце потери войны, Расплавленным золотом чертят слова на скале. Сегодня пою я для тех, кто ушел вникуда, Для тех, кто из боя не смог возвратиться живым, И только упавшая с неба, мерцая, звезда Увидит мой след средь покрытой слезами травы. Беззвучные песни слова улетят в вышину - Услышать из только Высоким возможность дана - Погибшие войны услышат во мраке струну - И им тишина смерти будет уже не страшна. Я встану с колен, только струны сверкнут серебром, Росу - или слезы? - смахну по привычке с лица, Последнее слово шепну над угасшим костром - Я знаю - у этой дороги не будет конца. Пускай менестрели иные поют для живых, Восславят победу пусть те, кто не видел войны, Я лишь промолчу - ведь не всякий споет для других, Для тех, от кого грузом на сердце тяжесть вины. Для тех же, кто видел сраженья, жестокость и смерть, Других песен нет, кроме шума дождя за окном. Опять уходить и сражаться, потом ж снова петь Для тех, кто навеки оставил пред боем свой дом.

НОЛДОР.

Когда на пепел нашего костра опустится роса глубоких снов, И мы забудем, что прошли вчера, и то, что уже не воротишь вновь, Когда все наши спутники уснут, окутанные дымкою тумана, Возьми гитару, друг, и пусть уйдут все горечи, и беды, и обманы. Пой, менестрель, о белых городах, о скалах, утопающих в лазури, О недоступных смертным островах, о том, как тихо море после бури. Спой, менестрель, о трепетной любви, как сладки встречи после расставанья, И о тоске, что носим мы в крови, избрав по миру вечные скитанья. Спой, менестрель, о белом корабле, что в гавани нас ждет, но не дождется, И о благой покинутой земле, куда навряд ли кто из нас вернется. Спой, менестрель, о тех прекрасных днях, что в Амане прекрасном провели мы, Не пой лишь о сгоревших кораблях и деревах, что памятью хранимы. Я ж буду молча слушать песнь твою, подняв глаза к прекрасным дальним звездам. Я вспомню только молодость свою и путь средь льдов, вздымающихся грозно. Мой взор сквозь сон проникнет сквозь года и покинутую гавань Альквалондэ И явится в мир новая звезда, и Сильмариллом воссияет гордо. }II

ОСЕНИ.

(из "осеннего цикла") Осень танцует вальс, / осень играет блюз. Осень... // Осень... Капля дождя пролилась. / Их уже - не удивлюсь - Восемь. // Восемь... Лето - лето прошло, / будто и не было Вовсе. // Вовсе... Листьями замело, / ветром разнесло В осень. // В осень... Осень - безумный крик, безумный оскал В моем окне. Осень, я очень устал Позабудь обо мне. Оставь меня на память финал Прошедшей весне: Я душу свою ей навеки отдал - Пусть думает о цене. Осень. Снежный барс. / Играет клубком-луной. Поздно.// Поздно... Что им теперь до нас? / А хочешь - летим со мной К звездам. // К звездам... Белые нити дорог, / рыжий единорог, Пламя. // Пламя... Скоро настанет срок / и заберет мой рок Память. // Память... Я в этой войне зазря пропадал - Надоело! Отпустите к весне - я бы с ней танцевал Тарантеллу. Мой дом опустел. Я хочу домой Хоть на неделю!.. Этот бред написался у меня сам собой Под листьев шепот несмелый... Осень танцует вальс, / осень играет блюз. Осень. // Осень... Осень - одинокая дама, / в волосах бисер и люрикс С проседью. // С проседью... Оставь меня / - я хочу улететь В лето. // В лето... У меня есть три дня, / чтобы песню допеть... А впрочем... стоит ли об этом?

ПЕСНЯ УХОДЯЩИХ.

Ветер рвет золотую листву... Кто ее защитит от беды? Запустенье, увы, наяву В золотые приходит сады. Кто спасет этот лес кроме нас? Никому стал не нужен наш дом. Но пробьет роковой этот час И мы тоже куда-то уйдем. Все дороги кругом обошли... Бесконечность затянет в себя - И все то, что с собой принесли, Разлетится по желтым степям. И не слышно подков уже здесь, И затихли все песни вдали, Только веером ярких чудес Сгинет то, что в сердцах мы несли. Мы уже не вернемся назад Только в душах за мир этот боль, Что с улыбкой печальною, брат, Будешь вечно носить ты с собой. Скоро нас далеко унесет По велению слова эфир Уж корабль нас у пристани ждет... Но как больно покинуть тот мир! Нас забудут. Из памяти вон Чудеса, как какой-нибудь хлам - Душу тешит пускай стали звон, Поклоненье слепое богам. Но ничто уж нельзя изменить - Попрощаться хотя бы успеть. Допою, постараюсь забыть... Дайте ж хоть еще раз посмотреть.

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ.

Всем тем, кто выстоял... Горизонт объят пеленою яркого пламени. Дрогнет сердце, да рука на дрогнет. А над полем битвы последней реют два знамени - Солнечно-белое и сумрачно-черное. А над полем - ни голоса, А над полем битвы - ни шепота. Этому бою судьбой суждено закончиться. Для кого-то это последний бой. Последний бой... Я видел, как войска сошлись на поле боевом. Померкло солнце в миг, когда увидело его. И бой еще не начался, но каждый знал тогда, Что ждет героя каждого, что в первых шел рядах. И знамя всколыхнулось вдруг и небосвод погас, И друг на друга там смотрели миллионы глаз. Я помню каждого в лицо. Да разве их забыть? Живым ведь выйти из огня - ни реку переплыть. Я помню, как спускалась ночь лениво, не спеша, Как трепетала под броней в груди моя душа, Как реял гордо белый стяг в подзвездной тишине. И дом родной средь тополей привидился вдруг мне. Я вспомнил все и сердце сжала на мгновенье грусть, И я подумал,что с ним станет, если не вернусь... Но в этот миг пред боем было мне дано понять, Что за спиной родной порог - нет смысла отступать. Пусть этот бой - последний бой - мне это все равно. И привкус крови на губах стал пряным как вино. Немногим будет шанс из боя целыми уйти И на устах своих домой победу принести. (так же, как первый) Сколько бой будет длиться и кто победители - Всех рассудит по справедливости высший суд. Благородство и честь - дорога к межзвездной обители. Неизвестно, кого еще не щадят, а кого спасут. Горизонт объят завесой яркого пламени. Содрогнется сердце, клинок не дрогнет. А над полем битвы реют два знамени - Солнечно-белое и сумрачно-черное.

ПРОСТИ, МЕНЕСТРЕЛЬ...

Прости меня, за то что сглупила, Прости меня за ревность напрасно, Прости меня, за то что забыла, Насколько жить в этом мире прекрасно. Прости меня за глупую смелость, За то что верила и любила, Коня отпустить тогда не хотелось, А надо было забыть - не забыла. припев: Я не вернусь к тебе, менестрель, Я стала звездой во мраке. Душа моя да хранит тебя в дальнем пути. Так пой же, пой обо мне, менестрель, Сестрам моим и братьям. Знай: я жива - другие же пусть простят. Простят меня пусть друзья и родные... Клинок под сердце - и кончим с этим! Но я жива... Что мне делать ныне? Уйти туда, где танцует ветер? Меня вам уже не увидеть боле, Меня влекут в крови рассветы. Прощай, менестрель и... Бог с тобою, Пусть счастье прибудет с тобой на свете. припев.

ПРОЩАНИЕ ЛЮТИЭНЬ С БЕРЕНОМ

посвящается... Разве препятствие только в бессмертье моем? Если же так, то готова я сделаться смертной. Будем бродить по лесам мы с тобою вдвоем, Вместе уйдем, когда срок истечет в мире этом. Видишь - судьба твоя снова седлает коня. Слышишь - гремят отдаленного грома раскаты. Ну, отчего снова ты покидаешь меня? Ведь не пришел еще срок для последней расплаты! Мне не нужна вечность жизни в разлуке с тобой. Разве для счастья в любви в мире нет оправданья? Вольны мы распорядиться своею судьбой - Я ж выбираю дорогу любви и страданья. Тяжкий покой заливает поля и холмы, В шуме его ясно слышу угрозу с коварством. А, почему же не можем быть счастливы мы Здесь, в безмятежном краю, в зачарованном царстве? Что же молчишь, что же взгляд ты боишься поднять? Счастья короткого миг догорает в закате. Разве не хочешь меня на прощанье обнять? Трудный твой выбор тревога скрепила печатью. Зыбким туманом покрылась озерная гладь, Звезды сияют над нами в холодном молчанье... Снова уходишь, а мне остается лишь ждать. Вечность, наверно, дарована на ожиданье. Только тревога мне сердце сжимает сильней... Смертен ты или бессмертен - неужто так важно? Вихри судьбы закружились в бесчестности дней И оглянуться назад иногда даже страшно. Но ты вернешься обратно сквозь снег и пургу - Ну, а иначе к чему ожиданья с надеждой? Ты позовешь и тропой я к тебе прибегу. Верь: ты вернешься ко мне и все будет как прежде.

СВЕТЛОЕ И ТЕМНОЕ.

Светлое и темное - но мир един, таков ответ! Светлое и темное переплелись, как пути планет. Светлое и темное... А мне по краю продолжить путь. Светлое и темное - не повернуться и не свернуть. Светлое и темное - словно в проклятье навек враги. Светлое и темное снова свести ты мне помоги. Светлое и темное снова с судьбою сражаться должны. Светлому и темному, беды и горести нам суждены. Светлое и темное, как день и ночь, как жизнь и смерть. Светлое и темное, сбросить проклятье надо успеть! Светлое и темное, как ты и я, по усмешке судьбы, Светлое и темное по разным дорогам разведены. Я - за светом, а ты - за тьмой... Когда же кончится эта война? Ведь надо мной и над тобой одна и та же светит луна. Светлое и темное, но все равно мир един и цел! Мы вернем равновесие, если никто до нас не сумел.

* * *

Сталь меча, на рукояти капли крови. Свет клинка пронзит глухую темноту И прочертит в небе в пламени багровом Серебристую холодную черту. Он отделит кровь от крови, тьму от света, Смерть от смерти, жизнь от жизни. Все равны Пред творцом его прозревшие в миг дети. И познают они ужасы войны. Будет страх, немым молчаньем окрыленный, Будет ненависть, страданье и тоска. Пламя белое тогда скрестится с черным, Звезды брызнут, словно искры, от клинка. Будет лишь потом раскаянье и слезы, И желание простить и позабыть, И по кругу обойдут три раза звезды, Что покажут нам, кого должны любить. Стихнут стоны, битвы скоро вспыхнут снова. Пока вечно живы в пламени огня Наши души и пока крепки оковы, Мы пророчество не в силах поменять.

СТРАНА ВОДОПАДОВ.

"У всякого человека должно быть место, куда он может прийти..." (кто-то из мудрых) Когда мир очнется юным и прекрасным, Только сердце стиснет горечь расставанья, Я уйду за водопады Эргодрасса, Раствориться чтоб в их призрачном сиянье. На прохладных переливчатых ступенях Там вода потоком вниз прольется, Узелок тугой из горя и сомнений Сам собой на сердце расплетется. В зачарованном подоблачном круженье Брызги радости на солнце серебрятся, В легком танце по надводного скольженья Снова вспомнится, что я могу смеяться, Успокоит душу тишиной и счастьем. Если ж я нужна кому-то снова, Пусть поищет в водопадах Эгродрасса, Ведь обратно я еще вернусь нескоро. (если вообще вернусь...) В краткий миг на пике сдержанных рыданий От тоски и безысходности и боли Серебристый ветер брызг мои страданья В голубую гладь реки навеки смоет. Нет пускай иных богатств в стране волшебной, Кроме стен воды шумящей меж камнями, На закате лишь покой ее целебный Полыхает самоцветными огнями. Он поглотит в душах все, что наболело, Пережитое оставив пережитым. Не забудешь, только станешь чуть мудрее, Сердце ж станет снова чистым и открытым. Только станешь чуть счастливее, чем прежде - В нем не сможешь разочароваться. Если ж душу покидает вновь надежда - Ухожу за водопады Эргодрасса.

* * *

Тебя ль я вижу, менестрель, у нашего костра? На песню песней ты ответишь мне умело. По струнам снова ты ударишь смело. Пусть песня эта будет в сотни раз прекрасней, чем моя. И ты припомнишь древние слова Про верность и любовь, про свет благих земель. Пусть ты уйдешь - она останется жива В моей молитве, о менестрель. Твой голос ль слышу я среди родных степей, Среди лугов, росою напоенных? И снова песнь твоя греет и тревожит дух людей Из городов седых и запыленных. И песня эта уже вовсе не вдали, А кажется, что вот она, где-то совсем рядом... Но что-то уже пол-эпохи к ряду Твой голос не слыхать во всех концах земли. Глаза у слушавших наполнятся слезой, И только голос твой высокий - он не дрогнет, Ты ни аккордом, ни единою струной Не скажешь им, что твое сердце тоже стонет. И от мелодии твоей душа горит, И этот жар - как сладкая истома. Но менестрель... Отчего твоя рука дрожит И голос твой такой до боли незнакомый? И голос твой мне незнакомый...

ТО, ЧТО ЕСТЬ, И ТО, ЧТО БУДЕТ.

Ранний вечер. Башни Минас-Тирита, белой твердыни чудес, Серебристые горы над быстрой рекой и лоскут лазурных небес. Под стенами третья догорает эпоха и скоро падет во прах... Но пока все спокойно и не светит огонь маяков на Пеленорских холмах. В мирном небе догорает закат и его сменяет восход. Время тихо крутит колесе назад, а мы с тобою летим вперед. А внизу кипит битва, и звуки рогов долетают до окон пустых, Но сейчас все спокойно и ничто не тревожит мирных сон живых. Где-то в черной стране Хранитель Кольца ищет путь к Роковой горе, И известно, что спасенья не будет врагу от судьбы нигде на земле. Скоро кольца станут забытой легендой и чудеса исчезнут навек, Но пока все как прежде, и, мечтой окрылен, спокойно спит человек. В золотом лесу облетает листва и песни стихают вдали. Прощаясь, уходят по моря волнам серебристые корабли. Скоро бедам конец и Эльфийский Берил поднимет вновь откованный меч, И рассеется мрак, но сейчас о победе даже шепотом не идет речь. Эти дни пролетят, словно листья по ветру и лягут на память волной, Мы уйдем, не допев и не выпев вина, оставляя наш край за кормой. Наши древние судьбы, как дивная сказка, отпылают ярким костром... А пока что допой и пора уходить... Мир узнает, что будет потом.

УХОДИТ СКАЗКА.

Уходит сказка. Уходит в детство. Уходит вместе с чудесами и добром. На берегу стою, прощаюсь с летом, А замок изумрудный тает на другом. Не плачь, послушай! Не уходите. Не рано ль крылья мы сложить решили вдруг? Вы за банальность меня простите - Всего лишь август звенит вокруг. Я слышу музыку, я слышу флейту... Дай Бог, до радуги еще достать рукой! Срываться к звездам, в ладонях греть их. На солнцу песни мне оставьте час-другой! Кораблик сказки уходит с пристани. Эй, там, на палубе! Местечко есть? Осталось только дорогу выстроить... А путь искателя еще не кончен здесь.

ФИНРОД.

Не уходи, мой дивный сон, побудь со мной еще хоть миг. Рассвет приносит стали звон из подземелья серых стен. Но звезды светят через тьму, когда твой образ вдруг возник По зову только моему, как вестник близких перемен. Я вижу, как встает заря на небосклоне... Недолго мне осталось жить на этом свете. В тот край, где правит Манвэ в солнечной короне, Пусть унесет меня из сна туманный ветер. Туда я больше не вернусь. Осталось только вспоминать. И сон мой вечно длится пусть, и унесет меня туда, Где жили мы, не зная зла - о чем мы можем лишь мечтать. Но клятва прочь нас увела, остались - память и звезда. Продлись мой сон еще хотя бы на мгновенье И унеси меня из тьмы и пасти смерти, Где за морями света край благославенный, Где я смогу тебе в последний раз ответить. Последний песни я мотив солью с оборванной струной, И ветер, песню подхватив, в край за морями унесет. Как жаль, что только лишь во сне могу я видеться с тобой. Ты вряд ли вспомнишь обо мне и не ответишь на нее. Но должен я успеть закончить эту песню - нельзя, чтоб злу слово последнее досталось. Твой образ с звездами расстает с поднебесье. Не уходи, мой сон, побудь со мной...

ЭОЛ.

Оставь меня, иди искать покой, Тебе здесь трудно жить - мне ж там нет места. И то, что были вместе мы с тобой, Забудь, когда им в сердце станет тесно. Оставь мой дом, гуляй в своих лугах, Оставь мне тяжесть, Что расставанья горечью в слезах На сердце ляжет. }II Когда уйдешь к далеким берегам, Меня забудешь с светлом рае там. Оставь меня среди моих лесов, Иди туда, где вечно длится лето. Пусть душу греет шелест парусов, А я здесь буду вечно ждать ответа. Здесь звезды ясной полночью горят На небосклоне, И лентой золотой встает заря В ветвях зеленых. }II Забытый край покинутой земли, Которой не достигнут корабли. Оставь мой дом, когда при свете дня Струится небо средь зеленый веток. Тебе там будет лучше без меня, Куда тебя влекут шальные ветры. В тени лесов сокроюсь я туман И в бесконечность, Забыть стараясь ласковый обман И нежность встречи. }II Плыви к своим далеким островам... Теперь я знаю - ты была права.

* * *

Ах, Кирдан, ну зачем кольцо ты отдал Митрандиру? Ведь был нормальный маг - теперь он Эру знает кто: Заставил Фродо поменять отличную квартиру, А в благодарность в Мордор отослал его потом. Ах, Бильбо Беггинс, почему доверился ты магу? Пошел с гномами дверь вскрывать и подобрал кольцо. Зря что ли на тебя Профессор изводил бумагу? Что б ты потом удрал к Элронду и дела с концом? Ах, Теоден, зачем ходил ты в гости к Саруману? Ведь палантиром тот едва не стукнул по башке. Ведь откупиться от него тебе не по карману, А хоббитам свалился он, как будто кот в мешке (точнее, как снег на голову, но это не в рифму). Ах, Арагорн, ты ж государь! И быть ты должен мудрым! Зачем за Гендальфом пошел ты Горлума искать? Ведь все равно удрал подлец и потащился в Мордор. И умудрился Фродо там все руки обкусать. Профессор, почему вообще случилось так на свете, Что сагу эту мир узрел, а вместе с ним и я... Ведь не помог ты тем вернуть на Арду эльфов этим... Зато теперь все проклинают стебы и меня!

МЕНЕСТРЕЛЬСКАЯ-НЕРВНОПАРАЛИТИЧЕСКАЯ.

(история одной неудавшейся попытки записать себя на диктофон) За окном горят огни, светит бледная луна, Тишина вокруг звенит... Я опять сижу одна. Все разъехались давно на последних поездах, И совсем мне не смешно!.. Лишь тоска - увы и ах. Все соседи спать легли и десятый сон глядят, И родители ушли и теперь не повредят. Чем бы руки мне занять? О, ага! Идея есть. Диктофон бы где достать, мастер-копию напеть. Достаю гитару... Жуть - струн не вижу ни фига! Щаз настрою как-нибудь и сыграю в три лада. Звуки замерли совсем. Можно запись начинать. Черт! забыла тексты все (надо память развивать!). Что еще здесь за аккорд? В темноте не разобрать. Ладно, как-нибудь возьмем... (Надо ж было так сыграть!) И погромче надо петь, чтоб помехи заглушить, А испорченных кассет мне уже не пережить. Да заткни "москвич" ты свой! Людям спать он не дает. Запись здесь горит, а он будто резанный орет. Это что за пьяный хор? Кто мне пленку портит там? Погоди, спущусь во двор - и, считай, нарвался сам! Три минуты тишины... Песню вставить бы успеть. Псы аж перестали выть! Поскорее надо петь. Кто там радио врубил? Вздумали меня глушить? Ничего, мне хватит сил. Кто кого еще решим! Не стучите в потолок! Проломиться может он. Мой не сладок голосок? Так смотрите дальше сон. Кто вас слушать заставлял? Уж, наверное, не я. А кто мне утром спать мешал? нынче очередь моя. Кто стучится в дверь ко мне? Ну, нигде покоя нет. Не заткнусь назло вас всем - лучше выключите свет! Кто стучится в дверь опять? Сколько же пришло гостей! Серых братьев весь отряд просит их впустить скорей. Да не бьют здесь никого! И в квартире я одна. Как не стыдно вам покой нарушать средь бела дня! То есть, ночи... Все равно. Кто позволил мне мешать? Вы ступайте-ка домой. Не фиг запись прирывать! Кто-то лезет в дверь мою. Вот и слушатель пришел! Я тебе сейчас спою, ты садись пока за стол. Ты куда же побежал? Не допела еще еще. Надо ж, смылся... Вот нахал! Ну и слушатель пошел! Нет, не ценят здесь меня... Ладно, время еще есть. Батарейкам, жаль, хана!.. Гриф двоится как-то весь... Вот еже пришел рассвет. Тьфу! Опять я не успела. Ладно, прячу инструмент... И до следующей недели!

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ НЕУДАВШЕЙСЯ ПОПЫТКИ

НАЙТИ ПУТЬ СВОИМ СОБСТВЕННЫМ УМОМ. (если бы кто-нибудь только знал предысторию этой песни, мне можно было бы смело участвовать в состязаниях по ориентированию...) эпиграф: "на окошке с гордой надписью "Справочное бюро" висит табличка "Справок не даем." Приехала сюда по делу раз под вечер И смертным боем бьюсь в распахнутую дверь. Неужто мне стоять теперь под нею вечно. Ответьте, господа: куда же я теперь! Я бьюсь сильней, но это слабо помогает. Скажите наконец, куда попала я! Кто скажет вам, что я всегда дорогу знаю - Тому вы верьте не особенно, друзья... Вот, к счастью, наконец мне дали адресочек, И вот стою среди учебных корпусов. Мне путь найти туда любой поможет, впрочем, Но только двери все закрыты на засов. Я чем-то стала походить на волколака: На шее дыбом шерсть, глаза во тьме горят. Не знаю, что теперь: смеяться или плакать, А, может, лучше повернуть назад. С гитарой на плече бреду я тем маршрутом, И вот уж виден путь к спасительной двери. Ну, надо ж было так с испугу перепутать И вместо зоны "Б" забраться в корпус "И". Но благо там попались добрые студенты, Что указали путь к заветной проходной. Уж если есть на свете чудной мгновенье, Я поняла, что это именно оно. Крадусь по проходной, прикидываюсь глюком, Держась поближе всеж к спасительной стене. Избегнуть взгляд охраны трудная наука - И не признает вдруг студента он во мне. Но мне фортуна в этот день благоволила: Я проползла так, что никто разглядел. Потом еще я долго их благодарила, Что задержать меня никто и не хотел. Удачно миновав вторую проходную, Почти не различая буквы "Б" и "А", Я заползаю в лифт, уже почти ликуя, Что наконец сюда добраться я смогла. Но что за бред! Опять не тот мне номер дали! А я в другую дверь ломиться б начала, Когда бы за стеной гитары не играли, И лишь по звукам я их комнату нашла. Бульвары и дворы стихали и пустели... Я в вечер тот одно сумела уяснить: Уж лучше провожают пусть да самой двери, Но не заставят вновь по плану приходить!

НАЗГУЛЬСКАЯ ЖАЛОБНАЯ.

(представьте себе... VI эпоха, мирная картина. Ровное поле - ни бугорка, ни ямки, ни кустика... И вдруг из-за угла вылетает назгул.) Не бойтесь детки, я всего лишь бывший назгул, Совсем не страшен я, поскольку только глюк. Туперь могу я вам лишь сказочки рассказывать, А вы послушайте про долюшку мою. Когда-то был я чарордей, не хуже некторых, Боец отменный, да и парень хоть куда, Но тут у хоббита, наверно, крыша съехала (еще бы!) - Племянничку кольцо Всевластия отдал. (Паразит!) И от него пошли все эти злоключения. Подумать только - от земли ведь не видать! - Нет, потащился в Мордор - ищет приключения - И умудрился Саурона доконать! (во гад!) Да притащил с собой дружком - вот невезение! Таким опасно даже вилку в руки дать! А тут ведь дали меч, а он (в пылу сражуния) Своим ножом меня-таки сумел достать... (как не стыдно нападать сзади на старого человека!) И вот я, здесь сижу, почетным караулом... И скукота - хоть прям ложить и помирай! Эй, кто-нибудь!.. Подбросите до Барад-дура? Все дам, что хошь... Только кольцо не отбирай!..

ПЕСЕНКА ДЕРЕВЕНСКОГО ПЕВЦА.

Когда я был рожден, не помню лет так восемь. Какой кретин меня опять сюда забросил... Я так хотел остаться там, но на смех иль на грех врагам, Я оказался здесь в одну шальную осень. Нет, вы задумайтесь, на пару лишь минуток! Шутить изволите? А мне вот - не до шуток! Хожу и вечером, и днем Под покосившимся плетнем, И делать не фига в любое время суток. Пошел бродить по свету я, вот только с дуру Какой-то дед навел там на меня халтуру: Куда я только не пойду, А все равно назад прийду - И негде скрыть свою потрепанную шкуру. Вот как-то думал - повезло. Я вышел в поле. Смотрю: кругом простор и мирное раздолье... Тут вижу: на горе дымок, Пошел туда на огонек... Опять деревня! Черт побрал бы эту долю. Ну, как избавиться от дедовского сглаза! Ко мне пристал он хуже, чем зараза. Лишь бы, дедку тому назло, Хотя б разочек повезло! И, слава небу, повезло!... Да, вот не сразу. Теперь брожу по свету, песни напеваю, Не грех сказать: ни про кого не забываю. Пускай и слуха нет как нет... Могу я дать один совет: Заткните уши, если очень вам мешаю.

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ, ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ.

Наш папа выжил из ума! Давно на улице зима, А нас опять заслал неведомо куда! Сидит и смотрит в палантир... Явился что ли б Митрандир! А он с крыши отвечает: "Черта с два!" Вот как-то нас отец собрал и Сильмарил (!) искать послал! Тащитесь, детки, мол, хоть к черту на рога, Ищите детки до зари... У, Мелькор батю побери! И слышен смех из-под земли: "А на фига?" А тут еще слушок прошел, что кто-то там кольцо нашел. Отец совсем рехнулся - дай ему кольцо! Терпеть мы больше не смогли и все в подполие ушли, Чтоб не глядеть на это пьяное... лицо. У гномов, может, и темно, но нам, конечно, все равно - Зато и глаз нам станет верен, как алмаз. А сверху батя пусть орет, что он три уже не пьет... Авось, уже не докопается до нас. Мы роем под горой мифрил - пусть папа ищет Сильмарил. (Нас даже барлог не найдет, пока мы здесь!) Он нам орет: "Ну что, нашли? А почему не принесли?" А мы ему из-под земли: "Иди ты лесом..."

ПЕСНЬ ТРЕТЬЯ, ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНАЯ.

А в это время, на съемочной площадке... Господа Валары, Манвэ, милый! На секунду бросьте преферанс! Что, все проиграли Сильмарилы? Ничего, Мелькор потом отдаст. Камеры готовы, оператор?.. Мне плевать, что дождь! Накрой плащом! Мэрри, прекрати ругаться матом! Пони пропил? Что ж, пойдешь пешком. Маэдрос, просыпайся, друг любезный! Это я, твой папа, Феанор! Слушай, ты как только будешь трезвый, посмотри, что делает Мелькор... Гимли обещал вернуться скоро? Пусть мне не орет "барук-казад"! Передайте: без букета эланоров пусть вообще не возвращается назад! Пачку "KAMAL" Намо принесите!.. Плохо с этим делом в наши дни... Вы сейчас остатки докурите - но чтоб во время съемки мне ни-ни! Отберите спички у дракона! Он же вам весь Ангбанд подожжет! Барлогов убрали с полигона? Хоть теперь никто мне куртку не прожжет!.. Фродо, положи кольцо на место! Позже где искать тебя с кольцом? Саруман, Ортханк совсем не тесный! Палантиры? Выдадут потом... Тингол, прикажи, чтоб прикратили воины твои орков гонять! Назгулов снимите с цитадели... Саурон себе их может взять. Эй, скажите этим менестрелям, чтобы перестали там орать! Келеборн, скажи Галадриэли, что за Здравуром давно пора послать. Люди, эльфы, гномы, орки в сборе? Арвен! Арагорн! Кончайте этот спор! Гендальф, мы забыли о Мелькоре!.. Эру? Приготовились... Моторрр!

СЕРЕНАДА НАЗГУЛА.

За окном горят огни ночного города И алмазами оплывают звезды, А я лечу к тебе на крыльях ночи, словно парусник среди облаков, И считаю версты. Парусник среди облаков... Бумажные версты... Позади открываются окна в темноту И выглянет кто-то беспокойный. И кто-то вскрикнет, а кто-то вздохнет, а кто-то тихо настроит гитару И мои потемневшие крылья музыка отмоет. Кто-то тихо споет... Грязь музыка смоет... Мне б найти тебя до зари. Где ж ты прячешься? Мы, наверное, слишком разные. Мои крылья сотканы из тьмы, а твои белы, как девственный свет, И ты несешь людям жизнь, а я несу смерть. Ты - ослепительный свет, А я - тень смерти... Говорят, что нашим дорогам никогда не встретиться, Что тьма и свет - враги навеки. Но я найду тебя назло всем проклятиям этого жестокого мира Будет вечно с тобой сын человека. Дочь светлых звезд И сын человека... I again.

ЭГЛАДОРСКАЯ.

Когда приснится очень долгий путь: Местро, троллейбус, переход, ворота Тогда ты или жди переворота, Или под вечер в Эгладоре будь... Раннее утро. Я просыпаюсь и точно заню, что это Четверг. Это значит, сегодня в Нескучном саду будут драться и песни петь. Я глаза продираю, стараясь забыть про долги за семестр, и вот Я встаю и надеюсь, что нынче меня никуда и никто не зовет. Ах, какое прекрасное утро: светит солнце, плывут облака; И, наверно, узрев те красоты про меня все забудут пока. Я включаю плейер с любимой кассетой и печенье тихонечко ем... Вдруг звонок телефонный! Похоже, и впрямь не дадут мне покоя совсем. Поднимаю трубку и голос знакомый сквозь помехи: "Юльса, это ты?" Ну конечно же, я, а кому ж еще быть! Что случилось опять? Говори. Ничего не случилось? Неужто в порядке? Поверить тому не могу... Что? В Нескучный? Конечно, я буду. Наверно, часам к четырем прибегу. До свидания... Ни удалось отвязаться - опять ведь заставят там петь! надо было на сбитые пальцы сослаться и гитару в чулан запереть. Только снова звонок, но теперь уже в дверь. Здравсвуй, здравствуй, что нового есть? Так и быть, познакомлю... И снова я еду встречать чьих-то старых друзей. Сад Нескучный. Площадка. Четыре пятнадцать (троллейбус опять опоздал). Здравствуй, Тэм. Помнишь ты мне кассету свою еще в прошлом году обещал. Здравствуй, солнце. Наверно, ты будешь богат: я опять не узнала тебя... Здравствуй Бэлка. Ты Энви не видела? Нет? пусть сама меня ищет пол-дня.... О, скамейка! Пойду отдохну, огляжусь... не то точно огреют дрыном! Здравствуй. Здесь в первый раз? И не страшно тебе? Ничего, то ли будет потом! Унесите гитару! Смилуйтесь, господа! Не живой менестрель я, а глюк! Если я щас немедля отсбда не смоюсь, мне точно настанет каюк. Да, не суйте мне, изверги, свой диктофон. И дрыном мне не надо грозить! Извините, темнеет - и я испаряюсь, ведь мне ужас как хочется жить! Ухожу по-английски, ни с кем не прощаясь: увидят - удрать не дадут. Коль меня враг не вынес... друзья в Эгладоре с охотой ему помогут.