Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Стихи Маргариты Тук

Горцы - Исилдуру
Аданы
Что за книга, безмерная...
Вот день умирает так просто...
Небеса твои чисты...
Карибэль, черны твои волосы...
Арканар
Корабли умбарские

Горцы - Исилдуру

Печалью без меры Наполнил он наши края. Цвет запада - серый, Востока - коричневый, словно земля. Как тяжко звучали Шаги его войска во тьме. Войну предвещали И вечную скорбь о войне. Не нам, обреченным, Вскочить сей же час на коней. Пригните знамена Пониже, поближе к земле. Мы ляжем травою Под ноги героям твоим, Но только тропою Опасностей нас обойди. Мы клевером станем Душистым, как сот медовой, Осокой, бурьяном, Простою травой луговой. Мы любим от жатвы, До сева все дни, все поры. Не жди нас сражаться И к подвигам нас не зови. Но гневом и болью Дохнули на нас небеса. Цвет запада - черный...

Аданы

Через скалы, по гребням круч От безглазых туземных богов, Глухоманных капищ и кущ, Завываний флейт и рогов. От премудрых лукавых владык, Их отравленных песен и чаш, Прелых листьев и черной воды Глухоманных болотистых чащ. Где встает от края земли Небывалой силы закат. Не туда ль, уменьшаясь вдали, Караваны птичьи летят. Мы спешим за ними, таясь, Сторонясь и троп, и дорог, В те края, где западный князь В пол небес раскинул чертог. Нам бы крепость орлиных крыл, Чтобы взмахами мереть путь. Нам бы пенье оленьих жил, Чтобы в небо с кручи шагнуть. Ветер с запада нам в лицо, Скальный лед блестит как алмаз. Тот, кого мы зовем отцом, Бесконечно далек от нас.

* * *

Что за книга, безмерная, Как стихия дорог. Манит тропами севера Этот сказочный слог. Манит крыльями парусника, Хоть сейчас им в полет. Манит песнями старыми, Что лишь ветер поет. Переливами струнными На нездешний мотив, Нетревожными думами, Жизнью вязов и ив. Не ученьями ложными В суетной ворожбе, А камнями дорожными, В четкой рунной резьбе. Кто отпил этой благости, Тот навеки поэт. Мир, спешащему к радости, И глазам его - свет. Там, под вечными зорями, Нет покоя глазам. Дальний берег, безмолвие, Высоки небеса.

* * *

Вот день умирает так просто, Не помня ни зла, ни обид, Как будто бы мир - это остров, А море, как будто, горит. И наши несчастия вздорны, И призрачен их хоровод. Их смоют высокие волны, И ветер в моря унесет. В морях и просторных заливах С волною не спорит волна. Им равная гордая сила И равная удаль дана. И волны не знают неволи, И ветер не знает узды. Друг к другу всегда благоволят Стихии небес и воды. Заливы, проливы, туманы, Стихия сирен и ундин, Великие вольные страны Из облачных скал и долин. Никто неизбежности смерти Не верит, покуда живет, Мы вечно привязаны к тверди, Но славим и славим полет. Когда же последние беды Над нами прольются дождем, За ветром потянемся следом И в синие страны уйдем.

* * *

Небеса твои чисты, Небеса твои пусты. Только в этой вышине. Ни хуле, ни злым деяньям Недоступный, как во сне, Белый город, сад хрустальный. Неотступно злу грозя, Там всегда мечи готовы К новой битве. Крепко слово. Там веселые друзья. Рифм моих бессильна повесть, Как ни пой, ни славословь Эту дерзость, эту кротость, Эту братскую любовь. Как знаменье вышней доли В волосах мерцанье звезд, И щиты несут на поле Или розу, или крест. И для гордых лошадей Не страшны земли оковы, Их нести вперед готовы Крылья белых лебедей. Бедный рыцарь, Бог жесток. Близок, близок час печальный. Размотается клубок, Переломится клинок, Разобьется сад хрустальный.

* * *

Карибэль, черны твои волосы, Карибэль, темна твоя страсть. Позови меня нежным голосом, Дай на землю с тобой упасть. Стань рекой до начала времени Безмятежным движеньем вод Кто увидит свое отражение В них - забудет, зачем живет. Позабудет глаза бездонные, дни бездомные, Горький прах, Позабудет ночи бессонные, подсиненные На краях. Сны огромные в этом омуте Опрокинутый звездный дом. Не сюда ли ты ходишь по воду Их вычерпывать решетом? Не страдаю, не жду погибели, Прошлых лет не хочу воротить. Мне бы стать звездою без имени И в твое решето угодить.

Арканар

к "Арканару-97", в игру не вошла Повсюду битые бутылки, Hад башней тучи воронья. Гудит в ушах, свербит в затылке... Вот, черт... Да где же это я? Рассвет окрасил город серым, От луж пополз белесый пар. Больной и сумрачный с похмелья Встает любимый Арканар. Зачем я здесь? Ведь я не нужен Hи миру тел, ни миру душ. Перед злодейством безоружен, К их песням глух, забавам - чужд. До звезд нет дела в преисподней, Плащ порван, меч опять в крови. Кругом все злей и беспокойней, И нет спасенья от любви. Сырой туман тяжел и душен, Кровавый нескончаем сон. Спаси, о Кира, эту душу Во имя всех, кто мной спасен. Во имя всех на свете песен, Еще не сбывшихся надежд, Путь недалек, конец известен. И даже здесь я вижу свет.

Корабли умбарские

к "Hуменорке-IV"-97, в игру не вошла Одеянья царские, жемчуга по вороту Корабли умбарские возят только золото! Моряка и воина ждут дороги разные - Женщины веселые, вина темно-красные! Вина темно-красные в битвах льем мы по-ровну, Корабли умбарские - черные, как вороны! Смерти платим щедро мы, наше дело - быстрое, Смерть летит во след нам чайкой серебристою! Мчимся с ветром северным - всех купцов проклятием, Ульмо дети верные, Тулкаса приятели! Одеянья царские кому-то приедаются, Корабли умбарские редко возвращаются Без добычи!


Текст размещен с разрешения автора.