Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Эстелиан

Песнь Песней

              Есть шестьдесят цариц, и восемьдесят наложниц, и девиц без числа. Но единственная в сердце моем - она!
              Царь Соломон, Библия, "Песнь Песней".

Не исполнилось царю всех царей, Элессару Телконтару, и двухсот лет, а уже был он прекраснее всех царствующих правителей Средиземья. Любил его народ, знать и простолюдины, любили его воины и их жены, любили его и те, кто прежде считался врагами его. Слава о мудрости его, о его щедрости прошла по всему Средиземью: от северных земель, где угрюмые следопыты славили Элессара ночной порой, до южных степей, где темнокожие дикари подчинялись воле царя. Слава его прошла от земель Востока, где встречают солнце, до обиталища Валар.

Вел он свой род от любви прекрасной Лютиэн, дитя Дориата, и отважного воина, Берена . В облике многомудрого государя слились гордая осанка эльфа и земная красота человека. И не было во всех землях того, кто не трепетал бы от голоса величайшего из владык.

Любил царь своих подданных, и они его любили; милостиво одарили его Валар красотой, и красота эта очаровывала сердца людей и эльфов, гномов и даже драконов, что, говорят, слетелись к государю, дабы восславить его. Но более всего очаровывал он сердца женщин, заводя с ними даже самые невинные речи. Любил он многих женщин, кто бы ни были отцы их и матери. Любил царь эльфиек, чья гордая и прохладная красота скрывает порой страсть и жажду любви. Любил владыка женщин рода человеческого, любил их мгновенную, быстротечную молодость, легкомыслие и стремление прожить жизнь как можно веселее. Любил он человеческих женщин востока за их мимолетную красоту, их холодность, что сменялась буйными чувствами и радостью. Любил он и северянок, за их молчаливую покорность, за их независимость. Любил девушек Рохана, за отвагу, какую проявляли не всякие мужчины, за их храбрый, смелый дух, за их готовность пожертвовать душой ради любви. Любил он, исключая род человеческий, преданных женщин гномов, за их роскошную своеобразную красоту, верность и преданность своему народу. Любил Элессар женщин, которые блистали умом и красотой, и достаточно ему было видеть женщину, чтобы знать, достойна ли она быть его подданной.

Знатные женщины готовы были сложить жизни к ногам царя. Йовин Роханская, сестра правителя Рохана, любила всем сердцем короля Элессара Телконтара и тогда, когда стала женой князя Итилиена, Фарамира Гондорского. Странную душевную тоску по голосу короля питала и сама Галадриэль, властительница цветущего Лориэна. И многие, многие женщины Гондора, Рохана, диких земель - даже те, кто после заселили мрачный Мордор, - все любили своего короля, и все были бы готовы стать ему женой даже заплатив за это жизнью.

И хотя мог бы король все года своей долгой жизни каждую ночь проводить с новой наложницей, всем своим горячим сердцем был предан он одной лишь Арвен Мифриэль, дочери Элрода Полуэльфа. И лишь ее любил самый великий из царей, живших, тех, что ныне царствуют, и тех, что будут править сотни тысячелетий после него. И песнь о встрече их поистине есть самая прекрасная и чарующая со времен песни о встрече Берена и Лютиэн.

Однажды гостил Элессар в Лориэне, и до восшествия его на престол тогда было еще более тридцати восьми лет. Имя ему было тогда Арагорн, а титул его еще не произносили вслух. Гостил Арагорн у Келеборна, чьей женой и была прекрасная Галадриэль. В это время скорбели все о безвременной смерти Келебриэни, дочери владык Лориэна, и пуще других о ней грустил муж ее, Элронд. Но утешением ему в скорби его осталась дочь Келебриэни, Арвен Мифриэль, что была прекраснее, как гласят уста молвы, самой Лютиэн. Увидел ее Арагорн Элессар во время вечерней зари, что разливалась над сияющим Лориэном. И никого не было рядом. В непонятной ему грусти в одиночестве ходил Дунадан по садам, и наслаждался их красотой. И услышал он внезапно прекрасную песню. Сердце его затрепетало в груди от звуков песни этой; руки задрожали, и вспомнил Арагорн пророчество о великом короле, который повторит судьбу отважного Берена. Пошел он, подобно предку своему на зов этой песни. И увидел он среди цветов волшебного сада дочь Элронда. Берег ее отец, как единственную отраду свою, и до той поры не видел ее Элессар.

Прекрасен был стан ее, а голос подобен шелесту трав Амана. Следовал за нею Арагорн так, чтобы не увидала его она. И пела ему Арвен Мифриэль, но не знал он, кто она, ибо до той поры не видел ее. Однако красота ее пленила его сердце, голос ее очаровал его, а сам он не мог сдержаться. И тогда выходит Арагорн из-за золотых древ Лориэна, и говорит нежным голосом прекрасной девушке:

- Покажи мне лицо твое, о прекраснейшая из прекрасных, лилия среди терний, богиня среди смертных!

Она вздрагивает, рассыпается букет, что собирала она. Странным ласковым и тревожным взором смотрит она на следопыта, испуг в глазах ее мешается с любопытством и восхищением. И ветер шелестит, подобно ее оборвавшейся песне, треплет ее сверкающие волосы, край ее платья, обнажая прекрасный стан, длинные, стройные ноги. Платье на ней легкое, облегает талию ее, ее гордую грудь. Прозрачными звездными глазами она смотрит на него, краснея.

- Кто ты, человек, эльф или бог? - спрашивает она, и голос ее звенит, подобно серебру, падающему на блюдо, - знаешь ли ты, что я дочь властителя земли этой?

Арагорн опускает глаза в нерешительности, говорит тихо и ласково, стараясь не спугнуть ее:

- Я следопыт, в гостях отца твоего и отца матери твоей. Надеялся я найти отдых и покой в садах Лориэна, но услышал песню твою, и потерял покой всякий.

- О, тогда я прекращу свою песню!

- Не надо, прекраснейшая из прекраснейших! Спой мне еще, спой, ибо только песня твоя исцелит меня, красавица!

Арвен удивленно смотрит на него. Никогда не видела она столь прекрасного юношу, и дрожит она от чувства своего к нему, и стыдится этого чувства.

- Расскажи мне, - просит она, - расскажи о себе, незнакомец.

- Что хотела бы услышать ты, великолепная?

- Расскажи мне, что хочешь, незнакомец, - робко садится она рядом с ним, держит в руках прекрасную розу.

Закат разливается над ними, виден священный Запад…

- О прекраснейшая! Хочу я петь только о тебе, возлюбленная моя!

Краснеет она, и отодвигается дальше от Арагорна, потомка прекрасной Лютиэн. А сам он не замолкает, льется его речь, подобно музыке, и не может она не слушать его речи.

- О возлюбленная моя, прекрасна ты между прекраснейших! В красоте твоей нет изъяна, и нет в ней порока. Вот пела ты, и ветер трепал твои волосы. Они прекрасны, как нити сна, что дарит нам Ирмо, которыми он дарует нам покой. Но мне нет покоя с тех пор, как видел я стан твой! Вот стояла ты, и выбирала цветок, я же думал: нет такого цветка, лепесток которого подобен нежной твоей коже!

Краска заливает румянцем лицо прекрасной Арвен, и она стыдливо прячет лицо от Арагорна. Но не может он остановить поток речей своих, радуется, смотря на стыд любимой своей.

- А когда повернулась ты, часто дыша от испуга, смотрел я на грудь твою, что вздымалась под шелком…и подумал я: вот две звезды рядом на небе, прекрасны блеском своим.

- Не говори мне этого, странник! - пугливо шепчет она, но желает его слов, желает слушать его, его речи.

- А руки твои нежные…подобны стеблям лилий и нарциссов, что собирала ты. Одно лишь прикосновение к руке твоей дало бы мне счастье на жизнь мою. Дозволено ли мне коснуться рук твоих?

Но она сама дает ему руку, сжимает свои пальцы на руке его, и не отнимает рук своих. Глаза ее звездные умоляют говорить еще, слушать бы только, что скажет ей Арагорн.

- Возлюбленная моя! Губы алые твои, точно роза, что ты держала; пламенны глаза твои. Мягкий шелк грубым полотном на паруса кажется с нежностью твоих губ рядом; дозволишь ли ты коснуться мне их?

- Отведи взор свой от меня! - восклицает Арвен Мифриэль, - волнует твой взгляд меня, сердце мое рвется из груди от взгляда глаз твоих на меня.

Руки их переплетаются между собой, душистое дыхание юной девушки согревает лицо Арагорна, краснеет он, и она в румянце от стыда. Объятия их нежны, и не могут расстаться они. Сливаются губы их в первом поцелуе. Отрывает Арагорн губы от губ Арвен, шепчет ей тихо: "Люблю тебя, о возлюбленная моя! Высок я родом, и не надо нам стыдиться друг друга!". В упоении томительном в ответ шепчет ему Арвен, вместе опускаются они на цветы садов Лориэна.

- О, не ласкай меня, знатный родом, потомок Лютиэн Дориатской! Не ласкай меня здесь!

- Приди же ко мне, Арвен, милая мне, возлюбленная моя!

В ласках таких и томлении таком минута и две проходят. Отрываясь от счастья такого, говорит в любовном безумстве Арагорн Элессар:

- О возлюбленная моя! Стены Лориэна сомкнулись над нами, нечего нам бояться в этих краях! Прекрасна ты среди девиц, и нет подобных тебе!

- О прекрасен ты, возлюбленный мой! И не найдет нас никто!

И проходит в безграничном счастье минуты и часы, и мгновения для них превращаются в часы и годы. И любовь их спасена великим Валар и милостью их. Смотря на эту высокую любовь, да усладится навеки взор Валар и самого Эру!

27.01.02


Текст размещен с разрешения автора.