Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Эарин Форменель

Сражение на берегах Сильмарилиона


… Она стояла, облаченная в доспех, на берегу моря, ровном, как струна эльфийского лука. Волосы развевал и спутывал сильный западный ветер, несущий соленые брызги и крики чаек.

За ее спиной нахлестывали одна на другую зеленовато-сизые волны, принося к отмели пучки почерневших водорослей. Шел мелкий моросящий дождь, образуя полотно из легких прозрачных ниточек, сплетающихся воедино и закрывающих горизонт серой завесой, подобной вуали Скорбящей.

С ее губ неслышно слетали слова, обращенные к пустоте над прибрежными дюнами:

- Tye avarano! Ni tirno ea andor!

Рука крепче сжала рукоять экета.

"Ты не пройдешь! Не сможешь!"

Хотелось выкрикнуть это столь же твердо и громко, как великий маг в памятной битве на мосту Кхазад-Дума.

Во влажном воздухе повисла стылая тишина, давившая со всех сторон и обостряя все ощущения. Особенно ощущение одиночества. Да, сейчас здесь она стояла совершенно одна, чувствуя приближение чужой сильной воли. Конечно, она могла бы остаться в родном Эрин Ласгален, в надежном безопасном дворце лихолесского короля, предоставив право сражения кому-нибудь другому, но ее mellon показал ей лицо врага, и с тех пор она пообещала себе и всем силам Арды сражаться с Неверным, даже если придется сражаться одной.

Из-за дюн, грохоча железом и горланя песни, появились его первые отряды. Урук-хай. Переманил таки на свою сторону. Левым флангом шла ангмарская конница под прикрытием хазгов. Пешие ховрары и хегги плелись нестройными рядами в центре, истерлинги и волчьи всадники прикрывали войско справа, а с Востока к побережью приближалась флотилия Морского Народа. Оставалось только жестоко улыбнуться, что вся нежить была еще где-то позади.

Дева-воительница изготовилась к бою. Из защиты она признавала лишь меч и веру, а потому не взяла ни щита, ни доспехов.

И вот, наконец, на гребень дюны выехал на черном жеребце предводитель всей этой разношерстной армии. Русые волосы, светлая бородка… Одесную него на сером коньке степной породы ехал прославленный лучник, хоббит Фолко. Все остальные тоже были здесь

Но где же тот, кто дерзнул назваться Создателем!? Тот, кто управлял помыслами и волей всех своих воинов, ведя их к Западным берегам с одной целью - оспорить право на владение миром…

И он явился - точно вырос надо всеми, именно такой, каким она его себе и представляла. Подобный лиловой грозовой туче, с горящими белым пламенем глазницами, в черных матовых латах, он приводил в трепет все свое войско, готовое повиноваться его малейшему движению.

- Тебе не пройти! - прошептала она сквозь стиснутые зубы.

Враг рассмеялся, и грянули хохотом ряды воинов, одетых в шипы и сталь.

Тот, кто громко именовал себя Эарнилом, спешился и сделал шаг вперед, ступив на морской песок у подножия дюн.

- Зачем тебе препятствовать нам? - спросил он веселым беспечным голосом. - Присоединяйся! Мы вместе пойдем на Запад!

- Вам не пройти к Благословенным землям! Я не позволю осквернить этот край!

Ты!? - голос Олмера не скрывал презрения. - Вот ты нам не позволишь? Рассмешила!

Среди войска пробежал довольный шепоток.

- Могу я хоть узнать имя столь безрассудно храброй девы?- поинтересовался человек, снимая обшитые стальными пластинами перчатки.

- Ni an Himven Formenel, ulde anduner!

- Чего-чего ты там говоришь? Вода шумит, не расслышал. Что, дочь прям всего Запада?

Эарнил многозначительно изогнул бровь. Войско расхохоталось снова.

- Сражайся! - выдохнула Химвен, обращаясь к самому Врагу, глядя прямо в его бездонные огненные глаза. - Сражайся!

- Мы войдем в этот мир, и он будет наш. Больше закатные божества не станут диктовать нам свою волю. Мы станем величайшим народом всех четырех Эпох, и ты не помеха нам в этом, - отцедил Враг, роняя каждое слово, словно змея яд в песок. - Ни ты, ни подобные тебе.

"О, светлая Элберет! Помоги мне! Эарендил, чей свет озаряет небосклон после ухода дневного светила, услышь меня! Я не смогу одна!"

И тут завеса дождя за ее спиной раздвинулась, открывая золотистое окно, великий портал Хеннет-Аннун. Блеснул на мгновение в разрыве туч ясный белый свет любимой эльфийской звезды, и от воды начал подниматься невероятно густой туман. Вскоре Закатное окно стало проходом меж двух запредельно высоких стен из серебристо-серой мглы.

"Нет! Пожалуйста, нет, не надо! Не открывайте им проход, я не смогу одна удержать…"

Открывшийся коридор тумана, казалось, соединял два побережья. Прямо за ее спиной была белокаменная пристань, за которой начиналась широкая дорога в Тирион.

- А ты и не одна! - произнес мягкий, но властный голос. И рядом с ней возник из яркого света старец в длинном белом облачении с резным посохом в руке.

"Гэндальф?"

Она не успела спросить вслух, но вдруг услышала, вернее даже почувствовала сотни других голосов, повторявших ее возглас на всех языках:

"Гэндальф!" "Митрандир!" "Олорин!" "Таркун!" "Серый странник!"

Она не видела говорящих, но ощутила, что плечом к плечу с ней стоит немало воинов, движимых единой целью - защитить свой мир. Верные своему сердцу, преданные истинным словам, они все взялись за оружие и сейчас готовились отразить смертоносный удар противника.

Сверкнул холодным звездным светом туман. Эльфийская магия…

Заметив этот отблеск, урук-хай с проклятиями и бранью вскинули арбалеты… Тяжелые стрелы со звоном отлетели от стены и бессильно осыпались вниз, не причинив никакого вреда. Завеса превратилась в мифрил! Да, легендарное морийское серебро, сотворенное самим Создателем и неблагодарно расхищенное вражьими прихвостнями. Вон, трое таких, в мифрильных доспехах…

- Ты не пройдешь, - спокойно сказал Гэндальф, обращаясь к Врагу. - Это наш мир, не твой и твоих приспешников. Вам нет в нем места.

- Кто это так решил? - вопросил тот под озлобленный ропот своих воинов. - Эльфы? Валар? Они лезут в чужие судьбы, не спрашивая дозволения! Своей ложной мудростью они не дают развиваться тем, за кем будущее! Лучшие земли они забрали себе и запретили нам приходить туда. Так почему же мы должны это терпеть!?

"Да! Почему!?" - громыхнуло войско за его спиной и угрожающе двинулось к береговой линии.

Олмер сделал знак остановиться.

- Зачем же вы пришли к эльфам, если хотите жить сами по себе? - спросил Гэндальф. - Вы говорите о несправедливости, но разве не вы же вторглись в чужие владения, объявив свое на них право?

- Это наши земли! Людей и других свободных народов! Мы хотим жить своим умом, нам не нужны покровительство и советы! - взвился Олмер и вскочил на своего коня.

- Вы хотите жить своим умом? - Гэндальф тяжело усмехнулся. - Так чего ж вы не создали своего собственного мира, где вам никто не станет указывать и запрещать? Почему же вы вторглись в Средиземье, а теперь еще и заритесь на Аман? Возвращайтесь, откуда пришли и живите своим умом. Мы вам мешать не станем.

- А ты, - Гэндальф обратился к Врагу, в глазах которого полыхала ненависть. - Что же ты прикрылся чужой личиной? Хочешь творить? Так для начала яви свой настоящий облик, чтобы те, кто с тобой, знали, за кем они идут.

Образ Моргота перед глазами Химвен после слов мага медленно распался. Перед ними стоял человек средних лет, темноволосый, с длинноватым носом и пухлыми губами, невысокий и совсем не походивший на Черного Властелина.

Однако теперь за ним клубилась и бурлила бурая тьма, перекликаясь множеством голосов. Это были невидимые девушке союзники Возомнившего, готовые соглашаться с ним и идти в бой за его правду.

Гэндальф спокойно взирал на это месиво поверх головы противника.

- Вы сделали свой выбор, - просто и тихо произнес он наконец. - Но вы в начале все, ну, или почти все были на светлом пути. Потом вы решили свернуть. Те, кто сейчас рядом со мной, решили остаться. И, как видите, их гораздо больше. Однако я не осуждаю ваше решение. Я лишь хочу напомнить, что в поисках продолжения вы выбрали дорогу, предложенную вам тем, кто и саму Историю знает не очень чтобы хорошо.

- Ну, скажи вот, обратился маг к преобразившемуся Врагу. - Сколько зубцов венчает башню Изенгарда?

- Двенадцать…- выдавил тот, точно помимо своей воли.

- Четыре! - раздалось за его спиной, и бурое облако будто сжалось, а серебристая стена блеснула ярче.

- О чем и речь…- Гэндальф оперся на посох. - Но дело даже не в этом, не в том, что вы приняли ложный путь, а в том, что не захотели познать лежащий перед вами Непознанный. Ведь продолжение существует…

"Ага, целых шесть томов, и еще… Вот бы до них добраться!"- подумала Химвен.

Бурое облако еще уменьшилось и стало какого-то глинистого оттенка, теряя в величине и цвете.

- Вот видишь, - кинул Гэндальф Врагу. - Ты проиграл битву, не начав боя.

- Бравада! - раздался вдруг из рядов урук-хай спокойный голос. - Все ваши легенды - брехня! Даже самый распоследний тролль знает, что волшебников, драконов и гоблинов не существует!

- А, это ты… - Гэндальф бросил тяжелый взгляд на мордорского орка. - Как тебя там, Цэрлэг, что ли? Ты пойди, скажи своему хозяину, который не удосужился сюда явиться, что он уже давно забыт и бессилен. И передай, что если увижу, - глаза мага полыхнули синим огнем, - увижу хоть близко от Средиземья, развоплощу так, что назад уже не соберется! Это надо же! Посмел оспаривать само существование истины! Бредни выжившего из ума орка!

Последние слова были сказаны особо грозно, и Цэрлэг поспешно ретировался.

Но во всех рядах противника творилось что-то необъяснимое: как по волшебству исчезали его воины - пропали хазги, исчезли истерлинги, из Морского Народа остались лишь несколько умбарских судов, поспешно уходивших от берега.

- Что ж, колдун, - зло прошипел Враг, видя как его войско таит на глазах. - Я еще возьму свое! Этот мир такой же ваш, как и мой! Но ваш он не надолго! У меня еще есть силы! Я сотворю магов, да магов, гораздо сильнее тебя. И это будет просто, мне ведь известны все твои слабые места. И тогда, тогда мы встретимся снова!

- Твое дело…- Гэндальф улыбался.

- Отступаем! - крикнул Враг. Но его войско не нуждалось в приказах.

Видя исчезающих союзников, ангмарцы, умбарцы, дунландцы и другие народы Средиземья поворачивались и бежали от белого мага и своего бывшего вождя.

Остались только орки да небольшая группа всадников рядом с Олмером.

Вновь вперед вышел Цэрлэг.

- Не на всех действуют твои слова, великий заговорщик, - сказал он, прикрываясь зачем то щитом. - Есть еще здравомыслящие, которые поймут, на чьей стороне правда!

- Она на нашей стороне,- сказал маг. - И я это сейчас тебе докажу.

И точно волшебный неведомый гром грянул отовсюду звук аплодисментов и радостные возгласы:

"Tolkien - forever! Jackson is best! "

- Появился у нас новый могучий союзник, - тепло произнес Гэндальф. - И он следует по нашей дороге, верит в нашу историю и несет нашу мудрость. Благодаря ему в наши ряды придут многие достойные последователи. А кто-то уже пришел!

Серая стена полыхнула ослепительным белым заревом, а воздух разорвали несмолкаемые звуки громогласных труб Манвэ и рога Ульмо.

И тысячи, тысячи голосов вокруг Химвен в едином порыве выкрикивали Имя, и она присоединилась к ним, победоносно вскинув меч:

- Tolkien! Tolkien!!!


И тогда она увидела их - образ мифрильной стены распался, и позади нее и рядом стояли те, чьи имена она слышала, но не знала их лиц, и те, о ком она не ведала, и ее друзья, и ее сестра, и другие, живущие с ней единым духом. А на улицах Тириона эльфы пели песни, и в Гаванях в воздух взлетали белые чайки, а на берегу, улыбаясь, стояли те, чьи имена здесь знал каждый. Фродо, Сэм, Галадриэль Финрод, Леголас, Берен, Арагорн, Гимли… и все-все, за кого Химвен и ее друзья готовы были отдать жизнь.

- Но почему! - раздраженно бросил с гребня дюны враг. Теперь уже просто человек - озлобленный, маленький, неприятный.

- Потому что Он с нами, в наших сердцах, - ответил Гэндальф тепло и тихо.

И где-то над высокими Пеллори раздался Голос, добрый старческий Голос. Слова он произносил быстро и неразборчиво, с нотками укоризны:

"Боже мой! Я испортил этим людям жизнь!"

И Гэндальф откликнулся на этот Голос, подняв светящийся посох к звезде Эарендила:

- Но Вы подарили жизни всем нам!

И тихо добавил:

- И пока есть хоть один защитник у Тириона, Ваш мир будет жить, а История будет Правдой.

А затем маг обернулся ко всем собравшимся на берегу воинам-защитникам:

- Добро пожаловать в Валинор!

Эарин Форменель 2004г.


Текст размещен с разрешения автора.