Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Нион

Малыш


Солнечный свет, отражаясь от бегущих навстречу волн, слепил глаза - таким ярким казалось море. Падая в белую пену, орали чайки, сердясь на легкую, стремительную лодку, мешающую им хлопаньем широкого паруса.

Финрод спрыгнул с кормы, оказавшись по колено в воде, и побежал к берегу. Ухватил брошенный Ольвэ канат, ловко зацепил его за огромный камень. Мотнул головой - так, что с мокрых волос полетели брызги - и засмеялся.

Он ничего не забыл! Тело словно само вспоминало корабельную науку, усвоенную с детства, но надолго похороненную в глубинах памяти. Ольвэ доволен им. В последний раз Финрод брался за парус долгое, долгое время назад и нескоро после Возвращения смог пересилить себя и подойти к ладье вновь. И вот - то ли память оказалась сильнее, то ли Чертоги все-таки не меняют душу.

Финрод щурился от солнца, глядя, как сворачивает парус Ольвэ, и смеялся.

А потом услышал смех в ответ.

Маленький мальчик в распахнутой рубахе стоял на песке в десятке шагов от воды и смотрел на него огромными зелеными глазами. Пристально смотрел и удивленно, и не вязался этот серьезный взгляд с беззаботным смехом, прозвучавшим маленьким колокольчиком.

- Здравствуй, - улыбаясь, проговорил Финрод.

- Здравствуй, - негромко ответил мальчик. - Ты кто?

- Меня зовут Финдарато. А тебя?

- Нарион. Ты сейчас уедешь обратно?

- Нет, сегодня я не собираюсь больше выходить в море...

- Жаль. Я хотел тебя попросить, чтобы ты меня покатал.

- Инголдо, - позвал Ольвэ, легко выскакивая на берег.

Финрод обернулся к нему.

- Инголдо, передай матушке, что сегодня вечером я жду вас у себя. И отца твоего хочу видеть непременно.

- Я помню, - отозвался Финрод. - Мы придем обязательно, благодарю тебя...

Высокий телеро с серебряными волосами неторопливо зашагал от причала, на ходу свертывая канат. Мальчик восхищенно смотрел ему вслед.

- Это наш Король.

- Я знаю...

- А ты... ты его друг, да? А почему я тебя раньше не видел?

- Я живу не здесь, - ответил Финрод, обуваясь, прыгая на одной ноге, - хотя мы часто приезжаем в Гавани. Ольвэ - мой родич.

- Ты же не похож на него, - удивился мальчик.

- Мой отец - нолдо, а еще во мне течет кровь ваньар. Почему бы мне и не быть непохожим на телери?

Глаза мальчишки распахнулись.

- Родич! Так это ты - тот самый Финдарато?

- Это какой "тот самый"? - смутился Финрод.

- Ну, тот, что лучше всех плавает: ты же переплыл Великое Море и вернулся обратно!

Финрод расхохотался.

- Кто сказал тебе это?

- Да у нас в Гаванях все мальчишки знают о твоих подвигах, - важно заявил Нарион, обходя его со всех сторон с удивленным восхищением. - Ты научишь меня так же хорошо плавать?

Финрод покачал головой.

- Нет, малыш, я не переплывал Великое Море.

Нарион остановился и с обидой глянул на него.

- Так ты там не был? - он махнул рукой на восток. - А я-то думал...

- Там я был, - успокоил его Финрод, отжимая волосы и подол рубашки. - Но не вплавь.

- А как? - с любопытством поинтересовался мальчишка.

Финрод помолчал несколько секунд, бросив взгляд на линию горизонта.

- Скажи лучше, Нарион, что ты тут делаешь?

- Гуляю, - чуть удивленно - разве, мол, не видно? - ответил мальчик. - На море смотрю. А еще ищу камешки - мы из песка город строим, нам для мостовых камни нужны.

- Покажешь? - заинтересовался Финрод. - Когда-то я тоже строил город...

- Из песка? - понимающе спросил малыш.

- Н-ну... не совсем. Но из песка - тоже... давно, правда.

- Покажу. Ты придешь ко мне в гости?

- Кто твой отец, Нарион?

- Эаррамэ-корабельщик, - важно выговорил Нарион.

- А-а-а... Мы знакомы.

- А у тебя не осталось камешков, из которых ты строил? - поинтересовался мальчик. - Мне нужна красная черепица для крыш - нигде найти не могу...

Финрод подумал.

- Нет, но... О, вспомнил! - он посмотрел на мальчишку. - Я знаю место, где такие можно найти. Только это далеко отсюда.

- Ну и что! Разве мы станем отступать перед трудностями? Идем, ты покажешь мне! - Нарион решительно взял Финрода за руку.

- Нет, милый, туда не пройдешь по берегу - нужна лодка. Если тебя отпустят со мной на сутки... это действительно далеко. Но зато там очень красивые звезды...

- Что мне звезды, - мальчик махнул рукой. - Мне камешки нужны!

- Давай я поговорю с твоим отцом - и если он не станет возражать, то завтра мы с тобой туда отправимся, - предложил Финрод. - Годится?

- Годится, - чуть огорченно - только завтра!! - вздохнул Нарион. - А сейчас куда ты идешь? Домой?

- Домой.

- Я провожу тебя, - заявил он. - А то ты нездешний - вдруг заблудишься.

Финрод улыбнулся и не стал возражать.

Они поднялись по широкой лестнице, выложенной из белого ракушечника, и неторопливо пошли вдоль обрыва. Ветер теребил траву и мотал в небе маленькие белые облака.

- А ты когда строил - ты один был?

- Разве город построишь в одиночку... Нет, конечно!

- Я тоже не один. Мы вместе с братьями...

- И я был вместе с братьями, - вздохнул Финрод.

- Вы не ссорились, когда строили?

- Нет, зачем же?

- А мы часто ругаемся, - тоже вздохнул Нарион. - Братья говорят мне, что таких домов не бывает.

- Если захочешь - все бывает, - заметил Финрод. - Самое главное - понять, чего ты хочешь. Если поймешь - все остальное словно само совершается. Но это - как раз самое трудное.

- Самое трудное - не это, - озабоченно покачал головой малыш. - Самое трудное - это когда тебе твердят, что ты не прав.

- Пожалуй... - помолчав, отозвался Финрод.

- Особенно если это слышишь от отца, - засопел Нарион.

- А он так говорит? - поинтересовался Финрод.

Нарион помолчал, сбивая на ходу верхушки густой травы.

- Иногда. Нет, я и сам вижу, что получается не то. Но все равно обидно...

- Обидно... - согласился Финрод.

Они дошли до развилки и остановились. Береговая дорога незаметно перетекла в окраинную улицу, и не похожие один на другой дома бросали на землю причудливые тени.

- Мне направо, - сказал Финрод. - А тебе?

- Ой, там мама! - воскликнул вместо ответа Нарион. - Она меня ищет - вон, смотри!

Тонкая женская фигурка промелькнула на другой стороне полукруглой площади.

- Пойду я, - вздохнул озабоченно малыш. - Сейчас еще влетит, что перемазался. - Он попытался отряхнуть перепачканную в песке рубашку - безуспешно. - Ты теперь дойдешь до дома один? Не заблудишься?

- Не заблужусь, - успокоил его Финрод. - До встречи, Нарион.

- Ты обязательно поговори с моим отцом, ладно? - Нарион протянул ему маленькую ладонь. - До встречи... Мама, я здесь! - он со всех ног помчался по площади.

Финрод улыбнулся и неторопливо зашагал к дому. Как бы Эарвен не пришлось так же идти разыскивать своего - уже давно взрослого - сына. Ведь они с Ольвэ обещали вернуться домой к полудню...


Поздним вечером Финрод сидел на крыльце дома Ольвэ и тихонько наигрывал на флейте. Светящиеся окна бросали яркие пятна на темную листву, мягко и печально пахла сирень, свежий морской ветер, прилетающий с набережной, трепал волосы и серебристый воротник рубашки. Из-за распахнутых ставен доносились негромкие голоса матери и деда.

- Инголдо... - на крыльцо вышел Арафинвэ, сел рядом с сыном.

Финрод искоса взглянул на отца, не прекращая играть.

- Что это будет? - Арафинвэ некоторое время молча слушал неуловимую легкую мелодию. - Похоже на колыбельную...

- Наверное, колыбельная и есть... - Финрод отнял от губ флейту. - Колыбельная для маленького мальчика, который собирает камешки на берегу и мечтает построить город... даже если ему все говорят, что он не прав.

Арафинвэ внимательно посмотрел на него.

- Значит ли это, что... что вы с Амариэ скоро смените серебряные кольца на золотые?

- Это значит совсем иное... - ответил Финрод. Помолчав, проговорил тихонько: - Атаринья... не торопи меня. Ты же сам все знаешь...

- Она ждала тебя столько лет, - Арафинвэ снова с болью ощутил, как дрожит меж ними прозрачная стенка, дымчатое марево, так похожее на то, что парило в воздухе перед Чертогами... сколько раз слова гасли, не долетая до земли, запутываясь в нем, как в паутине! "Владыка Судеб... я не прошу тебя ни о чем..."

- Мы слишком долго были далеко друг от друга, - шепнул Финрод. Но в глазах его Арафинвэ прочел иное: не-возвращение...

Внезапно рассмеявшись, Финрод тряхнул головой, небрежным жестом взъерошил волосы, и так уже перепутанные ветром.

- Знаешь, отец, оказывается, я плаваю лучше всех в Гаванях.

- Не сомневаюсь в этом, - серьезно ответил Арафинвэ.

- Я переплыл Великое Море туда и обратно...

- И этому я верю, - Арафинвэ расхохотался, притянул сына за плечи. - Давно ли ты узнал об этом?

- Сегодня днем. Я имел честь познакомиться с одним очень серьезным юношей... - он вгляделся в густую черноту, - который стоит во-о-он за той яблоней... - Финрод помахал рукой, и невысокая белая фигурка выступила из темноты сада.

- Как ты сюда попал? - Арафинвэ не мог сдержать удивления.

Нарион неторопливо, не теряя достоинства, приблизился и приветствовал их почтительным поклоном.

- У этой яблони низкие ветви, и они хорошо видны с улицы, - усмехнулся Финрод, отвечая на поклон мальчишки. - Как ты узнал, что я здесь, малыш?

- Я спросил, и мне ответили, - Нарион был сдержан и немногословен.

- А дома тебя не станут искать в такой поздний час? - спросил Арафинвэ.

- Я немножко... - мальчик устроился на крыльце рядом с ними и достал из кармана большое яблоко. - Хочешь? - он протянул его Финроду.

Тот покачал головой: ешь, мол, сам.

- Я говорил с твоим отцом, Нарион. Он согласен отпустить тебя.

- Хорошо, - мальчик довольно захрустел яблоком. - А зеленые камешки там есть?

- Где это? - заинтересовался Арафинвэ.

- В той бухте, где... - Финрод словно споткнулся, отвел взгляд. - Где мы однажды застряли с Ангарато и Нэрвен, помнишь?

Зябкий ветер памяти хлестнул обоих. Ангарато. Нэрвен... где-то она теперь?

... После Войны Гнева нолдор, ушедшим вслед за Феанаро, было даровано прощение и дозволение вернуться. Все помнили, почему тогда пошел с войском ваньар Король нолдор - он хотел взглянуть на ту землю, где сражались и умирали его дети. Но мало кто знал, почему отказалась вернуться домой Артанис Нэрвен. Во всяком случае, сам Арафинвэ никому про это не рассказывал. А Финрод - первый из ушедших, возвратившийся в Аман - отца об этом не спрашивал...

Войско Валар привезло обратно победу. Но несколько дней отец и сын избегали смотреть в глаза друг другу. И лишь какое-то время спустя Финрод отважился спросить:

- Нэрвен...? - но, взглянув на отца, добавил торопливо: - Не говори ничего! Она не вернется?

- Может быть, - шепнул Арафинвэ. - Когда-нибудь...

А маленький мальчик, сидевший рядом, для которого все это было легендой, грыз яблоко, болтал ногами и улыбался.

- Отец сказал мне, что он рад нашему с тобой знакомству, - сообщил он. - Я тоже...

- И я, - очень серьезно ответил Финрод.

- Но мы точно вернемся через два дня? - уточнил Нарион. - У меня так много дел...

Финрод и Арафинвэ переглянулись - и засмеялись.

- И ничего смешного, - обиделся Нарион. - Думаете, ловить раков не так важно, как строить корабли?

- Что ты, - поспешно сказал Арафинвэ, - мы совсем так не думаем. Когда мой сын был маленьким, он тоже ловил раков...

Как они похожи - два мальчишки, сидящие рядом. Не чертами даже - выражением глаз, одинаковым нетерпеливым ожиданием чего-то радостного... Слишком давно не видел Арафинвэ у сына такой беззаботной улыбки... нет, хорошо, что они приехали в Гавани. Ольвэ знал, что делал, приглашая их сюда... и пусть кто-нибудь скажет хоть слово о том, почему сын Короля нолдор чаще бывает не в мастерской отца, а на корабле телери!

Первое время Арафинвэ казалось, что в Тирион вернулась лишь тень его сына - прежнего неуемного и любопытного нолдо, чей смех звенел в самых неожиданных местах, больше не было. Король говорил себе, что нужно подождать... что даже Чертоги, наверное, не властны освободить душу от боли и памяти... что самое главное - сын вернулся, они теперь вместе, и больше их не разлучит ничего. Но страшно было видеть застывший взгляд на изменившемся лице, мучительное недоумение, появлявшееся от любого слова, жеста матери - словно Инголдо пытается вспомнить что-то и не может. Первые дни Финрод бродил по дому неслышной тенью, застывая в самых неожиданных местах... однажды Арафинвэ застал его в мастерской - тот рассматривал инструменты отца так, словно видел их впервые. Он мог часами сидеть на земле, неотрывно глядя в небо, мог целый день гулять по улицам, а вернувшись, не вспомнить, где проходил. Финрод оживал медленно, медленно... и даже теперь взгляд его, часто ласковый и беззаботный, порой становился ледяным и беспощадным. В такие минуты Арафинвэ в сотый, тысячный раз спрашивал себя: что пришлось пережить его сыну там, в Эндорэ, и сколько из них вернутся хотя бы отдаленно напоминающими себя - прежних?

- Скажи, - Нарион догрыз яблоко до самого черенка, и теперь крутил веточку в пальцах, - а за Морем есть ракушки?

- Есть, - подумав, ответил Финрод. - Правда, не такие крупные, как здесь, но все-таки красивые.

- А яблоки?

- И яблоки тоже...

- А ты долго там был?

- Довольно долго. Хотя там время идет быстрее, и его чувствуешь иначе.

- Как? - Нарион смотрел на Финрода. В глазах его отражался свет, падающий из окон.

- Как... Знаешь, это сложно объяснить...

- Только не говори, что я не пойму, - предупредил Нарион. - А то отца как ни спросишь, он только это и отвечает...

- Нет, - покачал головой Финрод. - Я сам этого не понимаю... не понимал. Там время словно утекает песком сквозь пальцы... - он говорил - Арафинвэ чувствовал - не столько сидящему рядом мальчишке, сколько не то отцу, не то самому себе. - И все меняется очень быстро. Вот представь, что ты не идешь по дороге, а бежишь по ней изо всех сил...

Нарион кивнул.

- Тебе так нравится бегать?

- Н-ну... в каком-то смысле да, - засмеялся Финрод. - Но там нам не оставляли выбора, - проговорил он тихо, обращаясь непонятно к кому.

- А почему ты ушел оттуда?

Мальчик переводил взгляд с одного собеседника на другого и не мог понять, отчего помертвело лицо Арафинвэ, почему растерянно молчит Финрод, почему тишина словно звенит от напряжения.

- Это была случайность, - тихо ответил Финрод.

- Ты не хотел уходить, но пришлось?

- В каком-то смысле так...

- Ничего, я вот тоже часто не хочу уходить с берега, но мама зовет домой, - успокоил его Нарион. - Но когда я вырасту, буду играть на берегу сколько захочу. Слушай, а ведь ты большой, кто же заставил тебя уйти оттуда?

- Нарион, - торопливо вмешался Арафинвэ, - хочешь персик?

- Нет, не хочу. Но если ты придешь к нам в гости, я угощу тебя. - Малышу не терпелось снова вернуться к интересующей его теме. - Скажи, Финдарато, а правда, что за Морем живут наши родичи?

- Да, - кивнул Финрод. - У меня, например, там остался брат моего деда. Я встретился с ним, когда мы пришли в те земли...

- У моего отца тоже остался там родич, - с достоинством проговорил Нарион. - Когда я вырасту, я тоже пойду туда... А корабли там есть?

- Есть.

- Красивые?

- Да.

- А чайки?

- И чайки...

- А есть там то, чего не бывает здесь?

Финрод подумал.

- Не знаю, Нарион. Там вроде бы есть все то же, что и у нас, но оно совсем другое, и потому кажется иным...

Нарион хмыкнул.

- Все "не знаю" да "не знаю"... Ты такой большой, а не можешь ответить ни на один вопрос. А когда тебя расспрашивали про Альквалондэ - там, ты тоже так отвечал?

- Когда как, - Финрод развеселился. - Малыш, если я спрошу тебя, что такое море, что ты мне ответишь?

- Море - это море, - уверенно ответил Нарион. - Оно разное...

- Я же не спросил, какое оно, - перебил его Финрод. - Я спросил, что это.

- Это... ой, - мальчик рассмеялся. - Ты меня поймал, Финдарато. Ты умный...

- Ты тоже, - заметил Финрод.

Арафинвэ тихо улыбался, глядя на сына...

Нарион вдруг вспомнил что-то, видимо, очень важное и потянул Финрода за рукав.

- Финдарато... скажи, пожалуйста... только дай слово, что непременно ответишь!

- Даю, - отозвался Финрод. - А почему так таинственно?

- Потому что мне никто не хочет отвечать на этот вопрос, - с досадой проговорил Нарион. - Все гонят и говорят, что я еще маленький. Скажи... Правда, что там, за Морем, есть страшный Враг и ты сражался с ним?

Финрод перестал улыбаться.

- Кто рассказал тебе это?

- Один мой друг. Он часто любит сочинять разные истории, и поэтому я ему не поверил. Но он дал честное слово, что услышал это от отца.

- За Морем был Враг, - помедлив, ответил Финрод. - Но это - в прошлом. Теперь он повержен...

- Да, я знаю. Мой дядя перевозил войско на кораблях, и они бились с Врагом и победили его. Но это правда, что ты с ним сражался?

- Не с ним, - спокойно ответил Финрод, - а с одним из его слуг...

- И победил? - глаза мальчишки горели.

- Нет, - покачал головой Финрод. - Саурона победил не я. Его нельзя было победить нам, а только тем, у кого равные с ним силы... А я оказался слабее...

Арафинвэ осторожно вынул из стиснутых пальцев сына флейту.

- Но тебе совсем-совсем не было страшно? - Нарион явно хотел выяснить какой-то вопрос, очень важный для него.

Финрод ответил не сразу.

- Мне было очень страшно, - признался он наконец. - Но так было нужно...

- Расскажи! - попросил мальчишка.

- Давай в другой раз, - с усилием улыбнулся Финрод.

- Ну вот... - расстроился Нарион.

- Тебе так важно это знать? - тихонько спросил его Арафинвэ.

- Да! Потому что они говорят, что это не считается, что я прыгнул, раз я все равно боялся. Но я же прыгнул... - В голосе мальчика зазвенели слезы.

Лицо Финрода проступало в темноте застывшей мраморной маской, на висках поблескивали капельки, хотя вечер - нет, уже ночь - выдался не жарким. Мгновение он молчал, прикрыв глаза... а потом тряхнул головой - словно спала с глаз пелена.

- Кто говорит?

- Ну, мальчишки. Мы поспорили, что я не побоюсь прыгнуть со скалы в море. А я побоялся, но все равно прыгнул. Отец учил меня никогда не лгать, и я честно признался, что мне стало страшно. И теперь они говорят, что это не считается. А что я могу сделать, если все равно боюсь, хоть и прыгал уже два раза? Скала-то высокая...

- Знаешь, малыш... - голос Финрода звучал мягко, но в мягкости этой не было тепла - точно лунный, а не солнечный свет отражался в нем, - если ты боишься, но делаешь что-то, это стоит гораздо больше. Мы тоже боялись... но делали свое дело, потому что так было надо.

- А как узнать, что это надо?

- А это ты решаешь сам... Как бы ни было тебе страшно.

За оградой простучали по брусчатке торопливые шаги, встревоженный женский голос донесся отчетливо, словно совсем рядом.

- Светлые Валар, да где же он! Если и на берегу нет, то и не знаю, где еще искать...

- Найдется, Этвиль, - успокаивающе проговорил другой голос, мужской, тоже встревоженный... и очень знакомый. - Здесь еще никто не терялся...

- Там обрыв, - в голосе женщины послышались слезы.

Арафинвэ взглянул на мальчика.

- Так-так...

- Ой, - прошептал Нарион. - Это меня ищут...

- Похоже, надо выручать героя, - усмехнулся Финрод. Бледность еще не сошла с его лица, но глаза уже снова светились обычным ровным светом.

Стремительной легкой походкой он подбежал к воротам и позвал громко:

- Эаррамэ... Ты не сына ли ищешь?

Арафинвэ, не в силах двинуться, сидел на ступенях, все крепче сжимая флейту.

- Финдарато, - обрадованно откликнулись за забором. - Ты видел его?

- Да он здесь сидит, со мной. Прости, Эаррамэ, я заболтался с ним и позабыл про время...

- Этот негодник носится где-то с полудня, - всхлипнула, не стыдясь, не видимая отсюда женщина. - Не станешь же ты говорить, Арафинвион, что все это время он провел с тобой?

- Не брани его, Этвиль, - попросил Финрод, поднимая подбежавшего мальчика на руки и передавая матери. - У тебя чудесный сын...

Этвиль прижала сына к себе, смахнула слезы и уткнулась лицом в блестящие волосы малыша. Эаррамэ смущенно посмотрел на нее и виновато улыбнулся Финроду.

- Прости... Не замучил он тебя своими вопросами?

- Мы хорошо поговорили, - серьезно ответил Финрод.

Когда эхо шагов и взволнованные, перебивающие друг друга голоса стихли вдали, Арафинвэ подошел к сыну и коснулся его плеча.

- Что, принц, нелегко быть героем?

- Ничего, - отозвался Финрод, отбирая у отца флейту. - Прыгнуть со скалы - это еще ладно. Гораздо хуже, когда ты боишься - а тебя называют героем...


26.04.2003



Текст размещен с разрешения автора.