Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо



Тетя Циля

Итилиенская хроника

Предисловие издателя
Часть I. Итилиен
Часть II. Минас Тирит
Часть III. Минас Итиль
Послесловие князя Барахира

Предисловие издателя

Свод архивных документов и заметок княжества Итилиен, именующийся в просторечии «Итилиенской хроникой», пополнялся и пополняется при каждом новом правлении и имеет огромную ценность для исследователей истории Итилиена. Поскольку этот свод считается историческим документом, каждая глава «Хроники» существует в единственном экземпляре, и в них запрещено вносить исправления, а в случае изготовления оттиска или перевода обязательно специальное разрешение Канцелярии Архивных дел Объединенного Королевства с указанием на автора копии. Однако полная версия «Хроники» может заинтересовать разве что специалиста-историка, чего нельзя сказать о ее самой первой, легендарной главе, давшей начало и название документу.
Несмотря на то, что оригинал этого произведения до потомков не дошел, сохранилось достаточное количество списков разных лет, а также переводов на языки разных народов, в том числе древнейший перевод на Синдарин, хранящийся в настоящее время в Публичной библиотеке Минас Тирита. Этот манускрипт приблизительно датируется вторым-третьим столетием Четвертой Эпохи, что подтверждает легенду об авторстве Правителя Гондора и князя Итилиена Барахира, которому при работе над «Историей Арагорна и Арвен» пришлось разобрать архивы Минас Тирита, Эмин Арнен, Дол Амрота и других мест, где со вниманием сохранялась память о Войне Кольца и начале Четвертой Эпохи.
По преданию, переписка близких родичей произвела на него столь глубокое впечатление, что он подготовил ее для публикации и снабдил своими комментариями. Однако впоследствии он не решился предать гласности такие личные письма и уничтожил рукопись, с которой к тому моменту было уже снято несколько копий, в том числе и известный перевод на Синдарин. Однако факт того, что князь Барахир мог оставить копии, уничтожив оригинал, представляется весьма и весьма сомнительным. Куда более правдоподобной выглядит другая легенда, согласно которой оригиналы писем забрала с собой в Лотлориэн Леди Арвен на память о любимых ею людях (по иным версиям, архив достался Принцу Леголасу и ушел за Море вместе с ним и Гимли). Именно поэтому перед ее уходом князь Барахир озаботился составлением настоящего собрания и изготовлением копий со своего труда. В таком случае остается лишь сожалеть, что его подлинная рукопись не дошла до потомков, затерявшись где-то в веках.
Утрата оригинальной рукописи позволяет воспроизводить, копировать и переводить на другие языки первую главу «Итиленской хроники» без согласования с Канцелярией Архивных дел и Публичной библиотекой Минас Тирита. Таким образом, мы можем представить на суд читателей письма правителей земель Людей, относящиеся к самым первым годам Четвертой Эпохи, к строительству Эмин Арнен и становлению общественного строя Объединенного Королевства. Все переводы с эльфийского и прочие комментарии принадлежат перу князя Барахира.

Часть I. Итилиен

1 год Новой Эпохи, января 15е, Минас Тирит

Элессар Энвиниатар, Король Гондора, Арнора и всех земель Объединенного Королевства Правителю Гондора и князю Итилиена Фарамиру - привет!

Временный мост Осгилиата готов, так что сообщение Эмин Арнен с Минас Тиритом теперь должно много ускориться. По моим расчетам ты должен получить это письмо января 17го сего года. Жду незамедлительно посланца с твоим ответом.
Хочу также услышать, как продвигается строительство крепости. Если есть нехватка в рабочих руках или в материалах – проси, отказа не будет. В Минас Тирит пришли посланцы из Дома Даина, составляют рисунки Ворот. Если у тебя будет свободная минута в твоих трудах – приезжай и посмотри, я не слишком хорошо помню старые Ворота, и твой совет был бы весьма кстати. Если есть нужда в помощи Гномов в устройстве Эмин Арнен, ты сможешь заодно переговорить с мастерами. Сам понимаешь, Гномы не горят желанием переходить Реку по нашему временному наплавному мосту, пока не узнают своей выгоды в этом деле.
С пожеланиями удачи и приветом защитникам и строителям Итилиена, да осияют ваши жилища звезды Запада
Подписано: Король Элессар
(приписка на эльфийском)
Леди Арвен волнуется, каково-то приходится Леди Йовин в ваших лесах и болотах и предлагает ей пожить зиму в Городе, «вместо вашей пещеры» (прости, это доподлинные слова). Знаю, ты поймешь, что я не мог не приписать этого.

1 год Новой Эпохи, января 17е, Эмин Арнен

Королю Элессару от Правителя Гондора и князя Итилиена Фарамира

Приветствую Ваше Величество и спешу уведомить, что послание Ваше от января 15го получено сегодня на закате и задержалось в пути из-за того, что посланник заблудился ночью, успев едва ли не до Моргулдуина добраться, пока рассвело. Отправляю незамедлительно с ответом посланца, дорогу знающего, чтобы установить точное время сообщения между Эмин Арнен и Минас Тиритом с новым мостом через Андуин.
Тьма из Долины Моргула еще держится на дороге из Итилиена к Осгилиату, полагаю, что избыть ее поможет только разрушение крепости, о подготовке к которому жду Ваших распоряжений.
Строительство крепости по-прежнему остановлено из-за глубокого снега и холодов. Однако подвоз камня из каменоломен Белфаласа продолжается в полном согласии с планом, и как только спадут морозы, строительство будет продолжено.
Несмотря на обычную мягкость зимы на здешних землях, колодцы в морозы оскудели, но в воде недостатка не испытывается по малочисленности населения. Люди здоровы, продовольствия достаточно, закончили строительство пекарни.
С наступлением морозов рохирримские шатры оказались куда полезнее и теплее наших палаток, поэтому прошу прислать кошмы или шерсти. По моим расчетам, десяти тысяч фунтов шерсти будет достаточно, чтобы обеспечить всех такими шатрами.
Как только эта работа будет закончена – с радостью приеду в Минас Тирит, чтобы обсудить планы строительства и лично выразить свое почтение
Вашему Величеству
Фарамир, князь Итилиена
(приписка на эльфийском)
Княгиня Йовин передает сердечный привет и благодарность Ее Величеству за приглашение и выражает сожаление, что пока недостаточно хорошо владеет эльфийским письмом, чтобы написать ей собственноручно. Однако к рохирримскому шатру она привычна, чувствует себя хорошо, а также погружена в хлопоты по части обустройства жилищ переселенцев, поэтому вынуждена пока отклонить любезное приглашение Ее Величества.

1 год Новой Эпохи, января 17е, Эмин Арнен
(отправлено вместе с предыдущим)

Брату моему Йомеру, Королю Рохана здравствуй на множество лет!

Немало дней минуло с нашей последней встречи, и я очень хотела бы услышать рассказ о твоих делах.
Прежде своих рассказов хочу поблагодарить тебя за твою щедрость. Подаренные тобой шатры дали пристанище всем женщинам и детям Эмин Арнен, а гондорские палатки выстывают в одно мгновение и не согреваются очажным огнем. Воины терпят холода в палатках, но мы надеемся в скором времени всех переселить в шатры. Так что немного осталось ждать до того, чтобы увидеть гордых гондорцев, сидящих на походных кошмах у очагов совсем по-нашему! Супруг мой Фарамир, как и положено вождю, делит трудности со своими людьми и живет в палатке, а я забрала к себе Иорет и сыновей Начальника Стражи Берегонда. Фарамир заглядывает разве что на обед, о котором он не всегда вспоминает, и редкость наших встреч с ним – моя единственная печаль в этом краю, где лесные чащи заменяют крепостные стены, а снег на кронах сияет, как серебряные венцы. Куда ни посмотри – взгляд натыкается на это великолепие, и только наши войлочные шатры да пасущиеся кони нарушают картину.
Роханские лошади превосходно переносят эту зиму, в лесу не так много снега, как бывает у нас в степи, и им нетрудно добывать себе пропитание. Для гондорских коней мы выстроили укрытия, но и они оделись в густую зимнюю шерсть и пытаются откапывать себе траву из-под снега. Так что и в лесах и холмах лошади могут жить привольно. Привольно и нам: лошади дают нам кумыс, а из козьего молока мы делаем сыр. Воины Итилиенского отряда Фарамира и бывшие обитатели Эмин Арнен в еде неприхотливы и готовы съесть все, что в рот полезло, а вот женщины, жившие раньше в Минас Тирите, очень сокрушались сперва, что мы не взяли с собой коров. Немалых трудов стоило нам с Иорет убедить их, что козье молоко может быть даже более полезным для детей, чем коровье. Впрочем, коров мы тоже разведем, как только весеннее солнце отогреет землю, а иначе нельзя вбить сваи для коровников. Мы пробовали отогревать землю кострами, но такая работа подвигается с трудом, и на ней ужасно портится зимняя одежда, а у нас ее и так не избыток.
Ты можешь видеть, брат, что сестра твоя с головой погружена в хозяйственные заботы, и скучать в новых землях ей некогда. Есть у меня и другие дела - Фарамир учит меня говорить и писать на эльфийском, а еще мы с ним разбираем хроники на старонуменорском, но у него почти нет времени, а я слишком мало знаю.
Я стала очень быстро уставать, но не всегда могу уснуть, особенно когда одна лежу и слушаю, как свистит ветер и фыркают кони за войлочной стенкой шатра. Тогда мне снится Рохан, бескрайняя степь, мелкие буранчики и шары перекати-поля между пожухлыми стеблями травы. Фарамир считает, что ночью из Моргульской долины приходят клочья Тьмы, которые навевают тоску и уныние на всех. Так что мы завели обычай разводить каждый вечер костер на площади перед нашим шатром, петь и плясать возле него.
Гондорцы варят вино с пряностями, и этот котел неизменно стоит на огне по вечерам. Быть может, живой огонь и веселье не допустят Тьмы и Зла на наши земли. Впрочем, Фарамир говорит, что в ближайшую весну крепость Моргула должна быть разрушена, и мир и покой придут в Итилиен окончательно.
Написала такое длинное письмо, а даже не знаю, когда смогу отправить его в твою сторону! Жду вестей о твоем здоровье и обо всех новостях Эдораса!
Твоя сестра
Йовин
(приписка)
Только что Фарамир сказал, что теперь письма из Эмин Арнен станут доходить до Минас Тирита за два дня, так что надеюсь скоро услышать слова привета от моего брата!

1 год Новой Эпохи, января 23е, Минас Тирит

Элессар Энвиниатар, Король Гондора, Арнора и всех земель Объединенного Королевства Правителю Гондора и князю Итилиена Фарамиру привет!

Посланник с твоим последним письмом добрался до Минас Тирита к рассвету второго дня, так что сообщение через мост происходит быстро. Это не могло не обрадовать родичей твоих итилиенских жителей, и теперь все приносят письма, чтобы отправить их с оказией к вам на Эмин Арнен. Подумай, как бы организовать постоянную и бесперебойную передачу писем.
Сообщение твое насчет тьмы из Моргульской долины весьма беспокоит меня. Не думаю, что будет разумно идти в Минас Моргул теперь же. Поход этот был бы куда легче и уместнее весной, когда дни становятся длинными, а ночи – светлыми, потому что в Моргуле по-прежнему живет страх, и земли эти долго еще от него не очистятся. Но если ты думаешь иначе – давай обсудим этот вопрос.
Возы, которые привезли вам шерсть и эти письма, останутся у вас, я предполагаю, что они тебе очень пригодятся для твоих строительных работ, хоть ты их и не просил. Возницы – из тех Всадников, которые решились перебраться в Итилиен. Не последнюю роль в их желании сыграло твое сообщение, что вы живете там жизнью кочевников-коневодов.
Благодарю тебя за твое усердие в строительстве на этих давно не обитаемых землях. Прими мой самый сердечный привет и пожелание успехов
Подписано: Король Элессар
(приписка на эльфийском)
Интересно было бы посмотреть на ваше житье-бытье, да вот беда – неотложные заботы по восстановлению Города держат меня в Минас Тирите. А до чего хочется порой развалиться у костра и выкурить трубочку, не думая о том, как на это посмотрят…

1 год Новой Эпохи, января 27е, Эмин Арнен

Князю Дол Амрота Лорду Имрахилю от родича его Фарамира

Приветствую тебя и прошу передать мой поклон высокородной Леди Ивриниэль и всему твоему семейству!
Посылаю с оказией свои записи роханских песен, которые я собрал здесь, в Итилиене. Среди них есть очень интересные и мне до этого не знакомые. Прошу тебя, обрати особенное внимание на легенду о походе Йорла, это самый полный вариант, какой мне доводилось слышать, и там есть упоминание о народе Шира и об Онодримах. Надеюсь, что ты порадуешься тому, что я не только занят неотложными делами строительства, но и стараюсь находить время для продолжения своих занятий по изучению истории древних нуменорских княжеств.
Йовин шлет тебе свой привет, она здорова, хотя очень похудела и быстро устает. Меня порой это беспокоит, но она уверяет, что все в порядке. Что-то нам принесет будущее лето…
Кланяюсь тебе,
Твой племянник Фарамир

1 год Новой Эпохи, января 27е, Эмин Арнен

Королю Элессару от Правителя Гондора и князя Итилиена Фарамира

Почтительно приветствую Ваше Величество!
Если мне позволено выразить мое мнение, я сказал бы, что моргульская Тьма не слишком беспокоит население Эмин Арнен, и угрозы для жизни людей она не представляет, хотя может поселить уныние и угнетенность в слабых душах, но лишь ненадолго. Поход по Вашему слову отложим до весны.
Испрашиваю соизволения явиться в Минас Тирит, чтобы лично засвидетельствовать свое почтение Вашему Величеству и Ее Величеству Королеве Арвен, а также обсудить насущные вопросы по восстановлению Города и строительству цитадели в Итилиене.
Кланяюсь Вашему Величеству
Фарамир, князь Итилиена
(приписка на эльфийском) Пока мы не соорудили достаточное количество шатров, курить трубку здесь получается только среди толпы. Надеюсь, что скоро и здесь будет свободнее, но пока пишу это письмо в окружении пятерых воинов, с которыми я делю палатку. В пещерах было бы теплее, но то, что пригодно для воинов во время войны, не пригодно для житья с семьями и скотом.

1 год Новой Эпохи, января 29е, Минас Тирит
(краткая записка в ответ на предыдущее письмо)

Правителю Гондора нет нужды испрашивать разрешение на то, чтобы приехать в Минас Тирит. Ждем тебя вместе с княгиней Йовин, если она захочет совершить такое путешествие хотя бы ради того, чтобы отдохнуть вместе с тобой в покоях Белой Башни. Даже самые добрые соседи могут утомить, если живешь с ними постоянно под одной крышей.
Арагорн

1 год Новой Эпохи, февраля 10е, Минас Тирит

Княгине Итилиена Йовин от ее супруга Фарамира

Повелительнице сердца моего и владычице дум и ночей привет!
Трудно бороться с желанием писать к тебе ежедневно, но я стараюсь помнить, что каждое мое письмо – это дальний путь по снежным дорогам для посланца, и потому писать можно только по неотложной необходимости. Не сердись на меня, родная, лучше пожалей бедного воина и угости его хорошенько, по приметам погода завтра будет отвратительной, мне заранее его жаль.
Отпиши мне, как продвигаются работы по строительству шатров и валянию шерсти. Я сожалею, что ты отказалась отправиться со мной сюда, потому что в каменных стенах все-таки тепло и сухо, а кошмы имеют свойство намокать и расползаться от сырого снега, который теперь в изобилии. Хотя я лишь сейчас заметил, как худо в покоях Цитадели с воздухом, и как неверно устроена здесь вентиляция помещений. Видимо, с тех пор, как я привык поднимать полог шатра с подветренной стороны и иметь всегда чистый воздух с улицы в жилище, я избаловался. Впрочем, я намерен озадачить нашего почтенного друга Гимли исправлением моего проекта крепости Эмин Арнен, как только он вернется с принцем Леголасом из дальних странствий. Уж гномы, знающие толк в воздухе подземелий, сумеют предложить решение для надземной крепости. Как только в Городе закончится строительство Ворот, Подгорные мастера придут в Эмин Арнен и как раз поспеют к началу весны и строительства.
Каюсь перед тобой, но чтобы завлечь Гномов в Итилиен, мне пришлось, во-первых, пообещать им дать посмотреть на пещеры Окна Заката, а во-вторых – доказать, что Люди тоже не дураки выпить и закусить. Не иначе как спьяну я согласился положить им несколько большую плату, чем собирался, но надеюсь, что мы найдем к весне средства на таких мастеров. Проект Ворот они сделали изумительный, и ковка, которую мне довелось увидеть, тоже превосходит любые работы кузнецов из числа Людей.
Поприсутствовал на тоскливейшем заседании Королевского Совета, посвященном опустошенной войной казне. Клянусь тебе, наша традиция обсуждать дела княжества у костра на посиделках с песнями и плясками мне нравится куда больше, чем разглагольствования над длинными бумагами, и это при всей моей привычке к бумажной работе. Что чувствует наш Король, от века не бравший в руки канцелярских росписей, мне страшно даже думать. Пока слушал этих высокопарных … советников (да-да, просилось словечко «козлов»), в голову пришло такое:
В Цитадели зимою
Над пустою казною
Заседал многомудрый Совет.
Не понять, как с умами,
Но с такими задами,
Что у глупых таких точно нет.
Стишки, конечно, не ахти, но можешь себе представить, до чего это было удручающее мероприятие, если после него даже такая ерунда заставила нас с Королем безудержно хохотать.
Проблема пустой казны вызвала к жизни обсуждение другой проблемы (к моей великой радости, без участия Совета) – уничтожения Минас Моргула. Чтобы открыть дороги по восточному берегу Андуина до Лебеннина, совершенно необходимо эту проклятую долину выжечь огнем до последнего камня нынче же весной, чтобы перевозить товары по восточному берегу Андуина, поэтому мы назначили поход на самую раннюю весну.
Очень вовремя пришло послание от Короля Йомера (его письмо к тебе передаю вместе со своим) – он спрашивал разрешения перегнать часть табунов с выжженных степей вокруг Хельмовой Пади и других искалеченных войной мест в Итилиен. Вот уж чего другого, а травы под снегом у нас на всех хватит и еще останется, так что в скором времени можно ждать увеличения и населения, и поголовья скота.
Перечитал письмо и чувствую, что ты будешь очень обижена, потому что похоже, что я веду тут веселую жизнь в Цитадели, слагаю дрянные стихи и выпиваю с гномами, пока ты все глубже увязаешь в хозяйственных делах княжества. Я вернусь в самом скором времени, как только закончим работу над проектом восстановления внешней стены Минас Тирита, и обещаю дать тебе полный отдых и самостоятельно вникнуть в тонкости изготовления козьего сыра и валяния кошмы в торговых масштабах.
На самом же деле, тут вовсе не так весело, как кажется, но мне очень хочется думать, что ты будешь читать мое письмо и улыбаться. Мне кажется, что уже я целую вечность не видел, как ты улыбаешься, а наступление каждой ночи – это мой персональный кошмар. Удивительно, то ли мы все слишком устаем в Итилиене, то ли все-таки осколки Тьмы из Минас Моргула не столь безобидны, как мне кажется. Меня это начинает беспокоить, поэтому я постараюсь вернуться как можно скорее и рассеять эти злые чары, какую бы природу они ни имели.
Прошу тебя, напиши мне, я очень хочу услышать за строчками твой голос. В следующий раз не отпускай меня одного, сжалься над бедным Фарамиром, не прогоняй от себя к толстозадым мужам из Королевского Совета.
Целую крепко-крепко!
Твой Фарамир
(приписка)
Чем больше я думаю о Тьме из Моргула, тем больше меня одолевает тревога. В такие снегопады и туманы оттуда может появиться что-то более вещественное, чем черные облака, так что прошу тебя – напиши мне, как у вас идут дела. Мы оба знаем, насколько тьма может быть пагубна для человеческой души, но меня беспокоит теперь уже даже не это, а остатки недобитых армий Мордора. Завтра постараюсь узнать, когда же меня отпустят обратно в Итилиен, и вернусь со всей возможной поспешностью.

1 год Новой Эпохи, января 27е, Эдорас
(передано вместе с предыдущим)

Здравствуй на много лет, сестра моя, Княгиня Итилиена и супруга Правителя Гондора!
Вот уж не ожидал получить от своей молчаливой сестренки такое многословное послание! Все, что я понял из твоего письма – это что Итилиен становится похож на самую последнюю провинцию Рохана зимой, с лохматыми лошадьми на пастбище и войлочными шатрами (за что я тебя от души хвалю). А еще – что щитоносец Рохана среди всего этого безобразия превращается в настоящую гондорскую леди, знает несколько языков и разбирается в политике и торговле (за что тоже не могу тебя не похвалить). И необычно для гондорской леди по уши влюблена в собственного мужа. Очень бы я хотел спросить моего родича Фарамира, как ему удалось этакое чудо. Глядишь, мне оно пригодится, потому что (вот тебе предмет для размышлений в твоей новой роли) Королю Рохана тоже не худо бы обзавестись законной супругой и наследниками престола.
Я ужасно хочу приехать и посмотреть на вас всех, так что уже спросил разрешения у твоего мужа перегнать к вам на зиму часть наших табунов на откорм, и под видом переговоров завалюсь к вам в гости. Жаль, что теперь приходится выдумывать всякую ерунду вместо того, чтобы просто оседлать коня и двинуться в путь сам-третей с нашими общими друзьями детства, но, видать, это участь Королей. Да и Белая Леди, всегда приглядывавшая за Роханом, пока мужчины развлекались, оставила меня, приглядывает теперь совсем за другой землей, да еще и учит старо-нуменорский... Слушай, Йовин, ты просто обязана исполнить свой долг до конца и найти себе достойную замену, пока твой брат не умер от тоски в Тронном зале Золотого дворца! Хотя мне боязно, как я посмотрю, женская ласка умудрилась заставить сына Правителя Гондора жить в нашем войлочном шатре, уж не отвадит ли она меня от него же ради тронных залов?
Я соскучился по тебе, так что постараюсь свалиться, как снег на голову, при первом же удобном случае, пока вы там в настоящих снегах окончательно не потонули. К слову, по этим сугробам до меня доползли вернувшиеся из Фангорна Леголас и Гимли, так что завалимся мы целой компанией. Смотри, если найду лошадей недокормленными, а шатры – худыми, не посмотрю, что ты теперь Княгиня, всыплю, как в детстве.
Твой суровый старший брат
Йомер
(приписка)
Да, прости мою деревянную голову, но я не понял – вы ребенка, что ли, ждете? Вот уж чего даже представить себе не могу – так это что стану дядькой так скоро… Может, не следует тебе тогда жить в ваших глухих лесах, приедешь в Эдорас?

1 год Новой Эпохи, февраля 12е, Эмин Арнен

Супругу моему и повелителю здравствуй на множество лет!

Женщинам Рохана не привыкать к ожиданию и хлопотам, когда их мужчины уходят в поход, так что не надо тебе так сильно волноваться из-за своего отсутствия. Шатры не расползаются, снега не очень много, а у меня хватает сил управиться здесь, пока дела задерживают тебя в Минас Тирите. Не могу сказать, что тебе не надо спешить, потому что скучаю по тебе ежедневно и ежечасно, но меня утешает, что ты не в боевом походе, а значит, непременно вернешься.
Мне очень помогает наш Капитан Белого отряда. Мы с ним пребываем в большой дружбе с тех пор, как он попросил у меня разрешения усилить караулы в метели и убедился, что может говорить со мной, как со щитоносцем Рохана. Я посоветовала ему давать караульным только роханских лошадей и выдавать еще длинные пики с вымпелами. Наши лошади умеют ложиться на землю в бураны и закрывать воина собой от ветра и снега, а по торчащему вымпелу нетрудно обнаружить такое укрытие даже в холмах. Однако этот достойный человек все-таки не может вообразить себе доклады княгине, а не князю, поэтому его секретное донесение я прикладываю к этому письму.
Волки задрали несколько овец на дальних пастбищах ближе к северу, и мы с Берегондом в знак нашего взаимного уважения обсудили большую облаву на них. Они еще не линяют, и мех у них сейчас на загляденье, а у нас маловато шуб для караульных. Но Белый отряд выразил общее мнение, что было бы жестоко оставить тебя в стороне от такой забавы, так что возвращайся, пока твои стрелки всех волков не перевели на шубы без тебя.
Непременно предупреди Йомера о волках, когда станешь договариваться с ним о выпасе табунов на землях Итилиена. Табун в степи – самый страшный зверь, но лошадям на незнакомых землях нужен внимательный присмотр табунщиков.
Если же ты не вернешься в ближайшее время, разреши взять немного камня из запасов для крепостных стен, чтобы построить временные кошары для овец. Фундамента под них не надо, промерзшей земли будет довольно, и возвести их можно очень быстро, а после окончания окота разобрать.
Славно вы потешаетесь с Королем над толстозадыми мужами из Государственного Совета, но вообрази, мой повелитель, что из наших веселых товарищей когда-то выйдут такие же серьезные толстозадые мужи, рассуждающие о казне… Надо бы спросить моего брата, как же Рохан обходится без них. Быть может, и нашим товарищам можно избежать такой ужасной участи.
Кланяюсь тебе от самого сердца
Всегда твоя
Йовин

1 год Новой Эпохи, февраля 12е, Эмин Арнен

От Капитана Белого Отряда Правителю Гондора и князю Итилиена Фарамиру в Минас Тирит

Донесение
Сообщаю Вашему сиятельству, что в 200 форлонгах от восточных пределов Эмин Арнен Старшим Разведчиком Маблунгом были обнаружены следы, похожие на волчьи, но в два раза крупнее. Своей властью и с одобрения ее сиятельства Княгини Йовин распорядился усилить караулы. Вместе с Маблунгом составили план разведки, прилагаем его к данному письму и почтительно ожидаем Ваших дальнейших приказаний.
Берегонд

1 год Новой Эпохи, февраля 15е, восточный берег Андуина

Королю Элессару от Правителя Гондора и князя Итилиена Фарамира в Минас Тирит

Донесение
Сообщаю Вашему Величеству, что мой отряд подвергся нападению стаи варгов в непосредственной близости от моста через Андуин. Варгов было 9 штук, все уничтожены, никто из людей не пострадал. Гонцу предписано хранить тайну до Ваших дальнейших распоряжений. Следов присутствия иных тварей в округе не замечено, но дорогу впредь не следует считать безопасной.
Кланяюсь и жду приказаний Вашего Величества
Фарамир, князь Итилиена
(приписка на эльфийском)
Очень похоже на то, что сбываются наши худшие опасения по поводу крепости Моргула. На дорогах очень глубокий снег, передвижение конницы практически невозможно. Прошу разрешения выслать пешую разведку из числа воинов Белого отряда в Моргульскую долину и возглавить их лично.

1 год Новой Эпохи, февраля 16е, Минас Тирит

Элессар Энвиниатар, Король Гондора, Арнора и всех земель Объединенного Королевства Правителю Гондора и князю Итилиена Фарамиру привет!

Оставляю необходимость разведки в Моргульской долине и организацию обороны Эмин Арнен полностью на твое усмотрение. Высылаю пятьдесят конных воинов для подкрепления. В трех днях пути от Минас Тирита находится Король Йомер с небольшой дружиной и табунами. Если таково будет наше решение – мы вместе прибудем к вам.
Подписано: Король Элессар
(приписка на эльфийском)
Ради всех звезд Элберет, друг мой, будь осторожен, мы не знаем, что за зло осталось в Минас Моргуле! Может быть, женщин и детей безопаснее будет отправить в Минас Тирит под усиленной охраной?

1 год Новой Эпохи, февраля 18е, Эмин Арнен

Королю Элессару от Правителя Гондора и князя Итилиена Фарамира

Почтительно приветствую Ваше Величество и сердечно благодарю за Ваши заботы о делах Эмин Арнен.
Мы начали срочное строительство оборонительного вала вокруг поселения, настроение у всех защитников бодрое, несмотря на тяжелые вести. Хотелось бы избежать эвакуации в Минас Тирит, которая означала бы конец всем трудам по устройству Итилиенского княжества. Если в окрестностях Эмин Арнен и в Моргульской долине остались какие-то создания развоплощенного Врага – у нас достаточно сил, чтобы защититься от них, хотя бы до прихода подкреплений из Минас Тирита.
Гондор больше не оставит земли Итилиена и переправы Осгилиата, мы умели удерживать их против Темного Владыки – удержим и против его недобитого воинства. Как только я буду иметь достоверные сведения о том, что происходит в Минас Моргуле – доложу незамедлительно.
Почтительно прошу также отправить срочные извещения об опасности дороги до Эмин Арнен в Белфалас и Дол Амрот, поскольку из Минас Тирита вести дойдут быстрее, чем по дорогам по восточному берегу, которые полностью пребывают под снегом.
Кланяюсь Вашему Величеству и приношу свои извинения по поводу перерыва в моих донесениях в связи с боевым походом
Фарамир, князь Итилиена

1 год Новой Эпохи, февраля 26е, Эмин Арнен
(полностью на эльфийском)

Вечерней Звезде эльфийского народа Леди Арвен

Радуйся, возлюбленная моя!
Успокой свою сердечную тревогу: переход наш до границ Эмин Арнен прошел совершенно благополучно, не встретили ни следа Вражьих тварей, зато встретили толково расставленные заставы на дорогах и уже возведенные укрепления.
Мы успели застать Фарамира до его выхода в долину Моргула, и теперь с разведывательным отрядом пойдем и мы с Леголасом и Гимли, лишними не будем. Йомер останется помогать готовить оборону Эмин Арнен на случай неожиданного нападения. Думаю, что ждать его не следует, слишком глубокий снег и слишком мало признаков врагов, но разведка в долине Моргула необходима теперь же, зимой. Не могу выразить, как я счастлив вырваться из пышных палат Цитадели и снова ощутить себя Следопытом и Скитальцем. Жаль тебя, Звезда моя, ведь я опять оставил тебя в скучных трудах и в тягостном ожидании… Но ты же знаешь, как важно разведать теперь же, не поднимается ли какое-то Зло, пока оно еще слишком слабо, и его можно уничтожить!
Чтобы скрасить твое ожидание, расскажу тебе про Эмин Арнен, как я увидел его впервые после окончания войны.
Первое, что видно по дороге от Осгилиата – стена настоящей гондорской крепости! А ведь от обнаружения опасности прошло не больше двух недель. Стены, правда, невысокие, в полтора-два роста человека, но расположены так удачно, что защищают все поселение и позволяют осматривать и простреливать обширное пространство вокруг крепости.
Мне доводилось сооружать нечто подобное, но куда меньшего размера и гораздо менее остроумно устроенное… Жители Итилиена нарубили в лесах бревен, нарезали лозняка и сделали два плетеных забора. Бревна они не забивали в землю глубоко, а просто укрепили камнями. Потом засыпали пространство между двух плетенок сырым снегом, который валил в избытке, и залили все это водой, как только ударил мороз. Ледяная стена, укрепленная камнями и бревнами, мало уступает по прочности каменной кладке, а пока снег еще рыхлый - легко сделать укрытия, лестницы, бойницы и прочее. Для строительства использовали уже готовый план каменной крепости, только уменьшили высоту стен и увеличили площадь укрепления. Лестницы и проходы они посыпают песком, каменной крошкой и опилками, а остальная часть стены остается совершенно неприступной, настолько она скользкая. Рохирримам тут принадлежала идея плетеной основы, гондорцам – план крепости, и все население Эмин Арнен две недели без устали трудилось над созданием ледяной стены.
Как только наступит весна, внутри ледяных стен начнется строительство цитадели Эмин Арнен из камня. Уже сейчас люди надеются возвести не менее красивую и грозную крепость, какой оказалась их недолговечная ледяная постройка. Еще под ее стенами бродят овцы, их пригнали для пущей безопасности. Овцы – твари глупые, но чуткие и пугливые, так что к стенам теперь не подойдешь, не подняв переполоха в отарах.
Вот так мирный лагерь кочевников Итилиена при первом же знаке опасности моментально обернулся грозным укреплением, и за них можно быть вполне спокойными.
Второе чудо, свершившееся за прошедшую осень и половину зимы в Итилиене – это образование не только нового города, но и нового народа. Бедный мой Гимли, плохо знающий язык рохирримов, чуть с ума не сошел: он перестал понимать, вроде бы, гондорцев! Они мало говорят на Вестроне, а если и говорят, то вставляют в речь столько слов из обоих языков, что понимать их становится трудно. Особенно это видно на детях. Сын Начальника Стражи Берегонда, хорошо знакомый всем нам Бергиль при мне пел рохирримскую балладу о Бальдуре, сыне Брего, будто бы на родном языке!
Одежда тоже у всех стала однообразной: поголовно все носят подбитые мехом плащи и шубы, женщины ходят в шерстяных платках и плотных шерстяных юбках, в которых можно сидеть на полу, не боясь простудиться. Все по всем делам передвигаются исключительно верхом. Живут в рохирримских шатрах, обогреваются очагами, но используют гондорские светильники для освещения.
Вот и я пишу тебе это письмо, лежа у очага на кошмах. Необычное ощущение после каменных палат Цитадели! Темный свод шатра с дымовым отверстием, через которое видны звезды, яркие угли очага, Гимли сидит напротив, поджав ноги под себя, и курит. Леголас с Фарамиром ушли выбирать палатку получше для нашего завтрашнего похода, а Йомер остался и перешучивается с Йовин, которая варит ужин. Судя по их беседе, Йомер исполнен зависти к жизни сестры и ее мужа и намерен в скором времени тоже обзавестись семьей… Интересно, кто же станет его избранницей, и согласится ли она спать на груде войлока и толкошиться у дымящего очага?
Впрочем, я смотрю на Фарамира и Йовин и тоже начинаю им немного завидовать. Все-таки ожидание детей – счастливое время, и мне очень хочется верить, что оно не за горами и для нас с тобой, моя Вечерняя Звезда. Йовин выглядит вполне здоровой, но она обеспокоена, думаю, из-за завтрашнего похода. А может быть, и из-за того, что ей надо приготовить ужин, да еще и походные припасы, на шестерых прожорливых мужчин из разных народов… Знаменитые гулянья на площади нам пока увидеть не довелось, потому что завтра нам выходить затемно, и надо хорошенько отдохнуть.
Йовин зовет всех ужинать, заканчиваю свое письмо. Сколько уже таких писем я писал тебе с разных биваков – не могу припомнить. И всегда я брожу где-то и пишу при свете коптилки к тебе, моя Звезда, а ты неустанно ждешь меня… Клянусь тебе, я вернусь, как всегда возвращался. И радость встречи будет тем большей, что вернусь я в наш с тобой общий дом - такого возвращения у нас с тобой еще не было!
Обнимаю колени моей Королевы
Навечно принадлежащий тебе
Странник
(приписка)
Не смог уснуть, вышел на улицу покурить и решил заодно добавить несколько строк к письму. Все уже спят, только Фарамир и Йовин все еще разговаривают, и мне кажется, что я им мешаю. Над Итилиеном встает почти полная луна, ее свет переливается на ледяной стене Эмин Арнен и дробится в дыму, поднимающемся от шатров. Нечаянно подслушанный мной разговор взволновал меня и заставил снова просить у тебя прощения, что я все время оставляю тебя для дальних странствий. Поселок спит, а Йовин с Фарамиром обсуждают, вроде бы, хозяйственные дела крепости и похода, и все вспоминают какие-то мелочи, Йовин хватается за перекладывание мешков, а Фарамир – за планы. Но сколько же грусти и заботы в этих бесконечных советах и указаниях! Я вспомнил, как ты все время беспокоилась, взял ли я то или другое, и как порой меня это злило, потому что ты-то никогда в боевых походах не была. Прости меня, возлюбленная моя, за то, что я не понимал тебя тогда! Прости и за то, что стремлюсь сердцем подальше от дома, пусть и на время…

1 год Новой Эпохи, февраля 27е – марта 3е. Дневник разведывательного похода до крепости Моргул
(записи в записной книжке Фарамира)


День первый
(рукой Арагорна) Добрались до первой заставы. Покурили. Гимли набрал валежника у озера и начал разводить огонь. Старался долго, пока итилиенцам не надоело – они-то знали, где лежат запасы сухих дров. На втором переходе все набрали полные сапоги снега, так что выкопали в сугробе нору и сушимся у костерка (на этот раз Гимли преуспел, с захваченными-то сухими щепками). Завтра надо будет сладить веревочки для обматывания голенищ, снега тут еще больше, чем в Эмин Арнен. Гномы очень плохо ходят на лыжах, впрочем, Стражи Цитадели - не лучше. Но без лыж мы бы тут утонули, одному Леголасу хорошо.

День второй
(рукой Арагорна) Целый день ломились через сугробы, как стадо кабанов. К вечеру решили большого костра не разводить, вскипятили воду на масляной горелке. Леголас отказался чистить рыбу. Все-таки эльфы – удивительные белоручки…
(рукой Фарамира) Рыбу почистил я. Оказалось, что Его Величество никогда не пробовал острый рыбный суп – лично мне это весьма удивительно!

День третий
(рукой Арагорна) Не надо в следующий раз класть в суп столько специй.
(рукой Фарамира) Осмелюсь заметить Вашему Величеству, что не надо было выпивать ведро воды.
(на Вестроне, гномьим шрифтом) И всю ночь бегать из палатки в зимний лес через меня!
(рукой Фарамира) Идти очень тяжело, переходы получаются маленькими. Исключили из распорядка дня обед, оставили короткий перекур. Пожалуй, не следует больше брать в припасы соленую баранину, ее и бросить жалко, и есть в холодном виде невозможно. К вечеру вышли на край леса.

День четвертый
(рукой Фарамира) Анборн нас сегодня напугал – провалился в овраг и сломал лыжу. Хорошо, что у нас с собой несколько запасных. В награду за такую сообразительность можем без сожалений наслаждаться воспоминанием о его эффектном спуске кувырком в овраг и видом его носа, разбитого о собственное колено.
(рукой Арагорна) Овраг нам пригодится, дальше пойдем по нему. Он идет как раз вдоль гряды, и мы будем не так заметны, как на открытой заснеженной равнине. Пока вокруг полная тишина и спокойствие. Становится теплее, снег начинает проседать. Скоро весна!

День пятый
(рукой Арагорна) Леголас подстрелил кролика. Что делать с кроликом – понятия не имеем, костер разводить нельзя, мы слишком близко от Моргула.
(рукой Фарамира) Привет доблестному Сэмиусу Гэмджи! Теперь и мы бы с удовольствием съели кролика, но остается только щелкать зубами.
(рукой Арагорна) Причем тут Сэм?
(эльфийскими рунами на Вестроне) У них тут свои воспоминания.
(рукой Арагорна) Кролик не пропадет, холодно.
(рукой Фарамира) Пожалуйста, прекратите переводить бумагу, вы бы лучше кролика освежевали.
(рукой Арагорна) Сам и займись, ты тоже тот еще летописец-кроликолюб.
(рукой Фарамира) Уволь, в прошлый раз ты заподозрил меня в том, что я рыбу с хвоста чистил.
(эльфийскими рунами) Пока мы все окончательно не опозорились перед будущими читательницами этого дневника, я рад сообщить им, что кролика выпотрошил лично. Принц Лихолесья, сын Владыки Трандуила Леголас.
(на Вестроне, гномьим шрифтом) Во имя ключей Кибель Налы, разрешаю вас от клятвы не говорить при мне о политике. (*)

(*) Примечание Барахира: Дальше в записной книжке приведен план Моргульской крепости с отметками. Очевидно, на обратном пути у разведчиков не было времени продолжать эти записи, предназначенные для увеселения их семей, оставшихся далеко от них.

1й год Новой Эпохи, марта 2е, Эмин Арнен

Королеве Гондора, высокородной Леди Арвен от княгини Итилиена Йовин здравствуй на множество лет!

Возвращения разведывательного отряда следует ждать не раньше, чем через неделю, а то и куда позже, потому что здесь стало гораздо теплее, снег тает, и ходить по нему трудно, а значит, они могут задержаться против назначенного срока.
Здесь пока все тихо, хотя клочья Тьмы из Минас Моргула продолжают изредка тревожить нас по ночам. На поиски мордорских тварей выслан второй разведывательный отряд на север по берегу Великой Реки на длину трехдневного перехода. Их возвращения мы ожидаем в ближайшие дни, и я поспешу сообщить результаты этой разведки в Белую Башню, которой ныне управляет Ваше Величество.
Почтительно кланяюсь
Княгиня Йовин

1й год Новой Эпохи, марта 4е, Минас Тирит

Прекрасная Йовин, Белая Леди Рохана и Итилиена, радуйся!

Благодарю тебя за твои заботливые утешения, обнимаю тебя в ответ! Меня глубоко огорчил твой отказ приехать в Минас Тирит – нам было бы веселее не обмениваться редкими посланиями, а коротать время ожидания в долгих беседах. Но ты счастливее меня, ведь ты первой встретишь наших разведчиков, когда они вернутся, до меня же вести дойдут не раньше, чем через два дня…
В Минас Тирите пока весной и не пахнет. Удивительный год! Ведь в прошлом году отряд Хранителей не застал ни малейших признаков снега на всех этих землях. Думаю, такая перемена погоды связана с разрушением Черной Крепости и извержением Роковой горы, которые исказили линии ветров среди горных цепей и обширных пустынь Мордора. Но, право, снег в марте на Пелленорских полях – малая плата за уничтожение Тьмы в мире. Впрочем, раз ты говоришь, что на восточном берегу Андуина уже тепло – в скором времени снег сойдет и у нас. Хотелось бы мне надеяться, что наши разведчики вернутся еще по снегу, иначе им будет очень тяжело передвигаться по распутице...
Отправляю тебе письмо от князя Имрахиля, который чрезвычайно встревожен известиями о появлении варгов в окрестностях Эмин Арнен. Хотя письмо адресовано твоему супругу, я уверена, князь будет счастлив, если ты ответишь на его послание и хоть немного умеришь его беспокойство за ушедших.
Желаю тебе и дальше той душевной стойкости, которой дышит твое последнее послание. Я бы очень хотела увидеть тебя в скором времени и задать тебе множество вопросов. Нам есть о чем поговорить, Йовин!
Твоя сестра по несчастью
Арвен
(приписка)
На днях пришли вести из Шира, от Хранителя: множество рассказов о трудах наших маленьких, но истинно великих друзей в восстановлении их чудесной страны. А еще - горячий привет от доблестного Сэмиуса Гэмджи к Фарамиру и изьявление почтения и готовности к получению приказов от Мериадока Королю Рохана. Вообрази себе: Сэмиус женился, и в самом скором времени ожидает появления на свет наследника или наследницы! Вот такие ширские сплетни, может статься, они тебя немного развлекут.

1 год Новой Эпохи, марта 1е, Дол Амрот
(приложено к предыдущему)

От князя Имрахиля князю Итилиена Фарамиру

Очень обеспокоен твоими сообщениями об опасности дороги до Эмин Арнен и о появлении варгов. Какая же опасность может угрожать землям Итилиена в дни мира? Если тебе требуется помощь, сообщи поскорее, ты всегда можешь быть уверен в подмоге из Дол Амрота. Но даже если ты откажешься от подкреплений, прошу тебя, отошли хотя бы всех женщин и детей в безопасное место, довольно им ужасов войны. Буду очень рад, если ты отправишь будущую мать своего наследника под мой кров, где она всегда найдет самый теплый родственный приют
В доме брата твоей матери
Имрахиля, князя Дол Амрота

1 год Новой Эпохи, марта 6е, Эмин Арнен

Королеве Гондора, высокородной Леди Арвен от княгини Итилиена Йовин в Минас Тирит

Донесение
Разведка принесла с севера вести об идущих из пределов Мордора стаях варгов, оголодавших за снежную зиму. Крепость Эмин Арнен готовится к осаде, заставы свернуты, а потому прошу не отправлять без крайней нужды гонцов, чтобы не подвергать их опасности. Нашествие варгов не может угрожать людям и животным внутри крепости, запасов провизии и воды у нас хватит на долгую оборону. Но мы готовимся к сражению с тварями, они угрожают исконным обитателям Итилиена – зверям и птицам, а мы бы не хотели, чтобы наши земли превратились в безжизненную пустыню.
Прошу тебя распорядиться о крепкой заставе у Осгилиата, чтобы не допустить переправы варгов на западный берег Андуина по мосту, а пускаться вплавь они вряд ли решатся. На западный берег под руководством Короля Рохана Йомера угоняют и наши табуны, чтобы уберечь их от хищников.
Почтительно кланяюсь
Княгиня Йовин
(приписка)
Прошу тебя передать от меня привет князю Имрахилю с выражением моей дочерней любви. Жаль, что у меня нет новостей о разведчиках, которые могли бы утешить и тебя, и родича Фарамира, но не сомневаюсь, что бестолковые твари не сумеют причинить вреда таким великим героям Среднеземья, хотя бы даже им пришлось пройти сквозь лавину голодных стай. Надеюсь, что в самом скором времени Фарамир напишет князю лично, а мы с тобой сможем обнять наших супругов.

1 год Новой Эпохи, марта 10е, Эмин Арнен
(доставлено Леголасом)

Королеве Гондора, высокородной Леди Арвен от княгини Йовин здравствуй на множество лет!

Радуйся! Они вернулись, все живы и относительно невредимы!
Подробный рассказ об их разведке оставлю нашему Перворожденному другу. Ему неведома усталость, а потому он взялся доставить тебе радостное известие и мое письмо.
Если ты будешь огорчена его рассказом, я готова дать тебе честное слово, что Король Элессар действительно получил самое легкое ранение, и только строгое предписание целителей удерживает его вдалеке от тебя, а здоровью ничего не угрожает. Ему надо отлежаться некоторое время после удара головой и долгой потери сознания, и мы с Йомером и Гимли приложим все усилия, чтобы он вернулся к тебе совершенно здоровым.
Леголас и Анборн остались невредимы, отделались только прорехами на одежде. Тяжелее всех пострадал Берегонд – у него серьезно покалечена левая рука и порвано лицо, а Фарамиру досталось несколько несерьезных укусов и, увы, гондорская стрела. От стрел пострадал и наш добрый Гном, с него сбило шлем, и на лбу у него теперь огромная ссадина, которая очень злит его, потому что мешает хмурить брови. В их ранах есть много моей вины, ведь я отдала в панике приказ стрелять, пока строится конный отряд. Они хором убеждают меня, что я была права, и что их бы сожрали до прихода подмоги, если бы не лучники, а мне все время кажется, что я должна была позаботиться о том, чтобы предупредить их заранее. Ведь если бы я раньше вызвала с другого берега Андуина Йомера с табунами, которые и изрубили варгов копытами в мелкое крошево, нашим разведчикам вообще не пришлось бы пробиваться к крепости через стаи ополоумевших от голода мордорских тварей. Лучники тоже огорчены своей неточной стрельбой, но на них вины нет совсем. Сам Великий Лучник Оромэ не мог бы не зацепить окруженных людей, стреляя по таким быстрым целям при таком скверном ветре.
Удар конницы, подкрепленной табунами Йомера, прогнал варгов дальше на восток, в долину Моргула, где им и предстоит сдохнуть с голода, потому что там безжизненная пустыня. Тех же, что остались пожирать трупы своих собратьев возле крепости, прекрасно отстреливают со стен лучники, так что нашему доброму другу эльфу будет нетрудно миновать их и принести тебе вести, которые тебя могут утешить в твоем ожидании. Через несколько дней дороги до Эмин Арнен должны стать совершенно безопасными, об этом позаботится Белый отряд, а пока я заканчиваю свое письмо и пойду перевязывать наших доблестных героев.
Почтительно кланяюсь тебе
Княгиня Йовин

1 год Новой Эпохи, марта 12е, Эмин Арнен
(написано рукой Йовин)

Князю Дол Амрота Лорду Имрахилю от родича его Фарамира

Приветствую тебя и все твое семейство и спешу успокоить твои тревоги – и с Эмин Арнен, и со всеми нами все в совершенном порядке. Сам я писать не могу из-за ранения в правую руку, письмо это писано Йовин под мою диктовку, и поэтому я не стану тебе рассказывать, как именно я получил эту рану. Передай моим двоюродным братьям, чтобы даже в страшном сне не думали жениться на воительницах!
(приписка) Лорд Имрахиль, я бы его сейчас с удовольствием стукнула, но жалко…
Нашествие варгов из Мордора окончилось. Надеемся, что избегнувшие смерти от наших стрел и копыт свирепых табунов нашли свой бесславный голодный конец в долине Моргула. На удивление, уцелела живность в Итилиене, видимо, привычные к регулярной кормежке Сауроновы создания разучились охотиться на живую дичь, и в этом нашим землям очень повезло.
Король Элессар пребывает с нами, пока не оправится. Обстоятельства его ранения еще более нелепы, чем моего собственного, но мне кажется, что эта нелепица его только радует, потому что дает возможность отдохнуть от придворной жизни. Право, я даже вообразить не могу, как можно при падении с высоты собственного роста так сильно удариться головой. Словом, некоторые великие герои Среднеземья чуть было не закончили свой жизненный путь в желудках безмозглых зверей. Впрочем, мы надеемся, что целители скоро позволят Королю вставать, теперь же я составляю ему компанию, лежа целыми днями в шатре. Микстура от укусов варгов, которой меня пичкают, отвратительна на вкус, и еще более отвратительно себя чувствуешь весь день после нее. Кажется, теперь я догадываюсь, насколько скверно приходилось Йовин в начале этой зимы.
(приписка)
Есть в этом мире справедливость!
Однако наши ранения не мешают нам продолжать обсуждение новых законов Объединенного Королевства, которое началось во время разведки в Моргульской долине. Пока эти беседы не идут дальше весьма смутных идей, но я надеюсь, что буду иметь возможность переговорить с тобой обо всем при личной встрече.
Наконец-то наступила настоящая весна, и теперь наши замечательные ледяные стены уже не могли бы защитить нас от варгов, но сразу после празднования Нового года мы начинаем строительство каменных укреплений.
Очень надеемся увидеть тебя и твою семью в Минас Тирите на праздновании! Мне давно не доводилось видеть своих двоюродных братишек и сестричку Лотириэль, и я хотел бы познакомить их со своей супругой и ее братом, Королем Рохана.
Кланяюсь тебе и выражаю надежду на скорую встречу
Твой племянник Фарамир, князь Итилиена
(приписка)
Родич, очень прошу тебя, обязательно привези в Минас Тирит княжну Лотириэль. Фарамир мне все уши прожужжал о том, какая у него сестра – красавица и умница, так что мне очень хочется с ней познакомиться. Кланяюсь тебе! Йовин
(приписка от Фарамира, на эльфийском)
Пока Йовин вышла, пишу тебе (прости за почерк, левой рукой) грозное предупреждение: у моей супруги возникла идея женить Короля Рохана на моей двоюродной сестре. Впрочем, мне эта мысль тоже нравится. Подумай над ней до нашей встречи в Минас Тирите, если же тебе она не понравится – бей меня, это я виноват.

1 Год Новой Эпохи, марта 14е, Эмин Арнен
(полностью на эльфийском)

Вечерней Звезде эльфийского народа, прекрасной Королеве Гондора, возлюбленной Леди Арвен

Радуйся на множество лет!
Гимли стащил для меня у Фарамира перья и бумагу и теперь караулит у входа. Если меня застанет за письмом наша новоиспеченная целительница Йовин – мне определенно не поздоровится! Впрочем, у меня и в самом деле кружится голова, так что письмо будет короткое.
Прости за все тревоги, которые я тебе причинил и своим походом, и своим ранением… Более глупой раны получить было просто невозможно, и если бы не Фарамир, меня бы съели совершенно без сопротивления с моей стороны. Впрочем, я даже рад тому, что все так обернулось, и что именно он спас мне жизнь. Теперь его долг выплачен полностью, и нас действительно связывает не только вассальная клятва, но и самая искренняя дружба. Ради этого стоило удариться головой, а ради окончательного примирения с Фарамиром стоит даже провести лишнюю неделю вдали от тебя. Ведь ты знаешь, как меня тревожил наш неоконченный спор (*). Чтобы не терять времени даром, мы с ним обсуждаем новый свод законов Королевства, потому что у каждого из нас есть собственные идеи – но они нуждаются во вдумчивой критике.
Гимли делает мне знаки, пора прятаться. Я выеду в Минас Тирит, как только буду в состоянии сесть в седло.
Обнимаю колени моей Королевы!
Навеки твой Арагорн

(* Примечание Барахира) В мемуарах князя Имрахиля, очевидца важнейших событий Третьей Эпохи, содержатся такие строчки:
«Узнав о причинах безумия своего отца и о том, что Король Элессар долгое время жил в Минас Тирите под именем Торонгила, Фарамир хотел отказаться от поста Правителя Гондора, и только после долгой и тяжелой беседы с Его Величеством согласился принять дружбу не Короля Элессара, а Арагорна, сына Арахорна. Если уж нам не дано забывать, то прощение – высшее благо, на которое человек может рассчитывать!»
Однако не известно ни малейших подробностей этой размолвки, и в дальнейшем Короля и Правителя Гондора связывали глубочайшее взаимоуважение и верная дружба до конца жизни Правителя Фарамира.


1 Год Новой Эпохи, марта 18е, Дол Амрот

От князя Имрахиля княгине Итилиена Йовин привет!

Ее Величество Леди Арвен прислала мне копию рассказа принца Леголаса о нашествии варгов на Эмин Арнен. Хочу похвалить тебя за умелое командование и недюжинную выдержку! Отдать приказ лучникам стрелять, а особенно заставить их его выполнить, когда есть опасность поразить своих, – на это нужны и отвага, и власть над людьми. Так что если над тобой будут потешаться эти герои, которых едва не скушали, передай им, что я, старый вояка, считаю, что ты была совершенно права.
Разумеется, я привезу с собой на праздник Лотириэль и заранее прошу тебя принять мою девочку под свое покровительство и помочь ей освоиться в придворном обществе. Она уже давно мечтает познакомиться со своей прославленной родственницей и от души завидует твоим подвигам. А я, со своей стороны, думаю, что ты куда больше сможешь рассказать ей о женской доле, чем любая другая женщина, о военных подвигах никогда не мечтавшая. Кроме того, девушке ее возраста и происхождения необходимо бывать в свете как можно больше.
Жду встречи с вами обоими в Минас Тирите! Надеюсь, Фарамира не очень сильно изранили варги, ведь мне он правды не скажет…
С гордостью за родство с тобой,
Имрахиль, князь Дол Амрота

1 год Новой Эпохи, марта 23е, Минас Тирит

Начальнику Белого отряда Берегонду и всем жителям Эмин Арнен

Приветствуем вас, добрые друзья наши и подданные! Желаем всем вам и вашим детям крепкого здоровья и самого большого счастья на землях Итилиена и благодарим за вашу преданность и любовь к земле нашего молодого княжества. Кланяемся всем за доблесть в прошедших испытаниях, спасибо вам за ваше терпение и мужество во время этой трудной и долгой зимы! Пусть будущий год принесет нам всем процветание и много радости!
Подписано: князь Фарамир и княгиня Йовин
(приписка)
Если новогодний весенний костер случайно подожжет наш шатер, пожалуйста, вытащите оттуда планы крепости, в противном случае мы так и будем обитать на улице всем городом. Мысленно с вами!
(отдельная приписка)
Берегонд, шлем твоим сыновьям отдельные поздравления! Отпиши, как твое здоровье.

Часть II. Минас Тирит

1 год Новой Эпохи, марта 24е, Минас Тирит

Княжне Дол Амрота Леди Ивриниэль с любовью

Милая тетя, пожалей свою бедную племянницу, у меня такое горе, я ужасно опозорилась!
Мы приехали вчера в Минас Тирит на закате, и ты просто представить себе не можешь, как красив этот город в закатном солнце. Я все смотрела на эти розовые стены и на светящиеся шпили, и даже не заметила, как нас выехали встречать. И так испугалась, когда меня окликнул отец, что не поняла, кто вообще перед нами… Представь себе, тетушка, я подумала почему-то, что это сам Король, и стала кланяться и что-то лепетать, так растерялась, что даже двух слов связать не могла. А оказалось, что это был всего-навсего Хранитель Ключей… Его зовут Хурин, он потом представился. Все так смеялись надо мной, даже отец и братья, даже Фарамир, от которого я уж совсем этого не ожидала.
И в результате Короля и Королеву твоя бедная племянница приветствовала, красная, как помидор, и чуть не плачущая от смущения. Как я еще не споткнулась и не упала ко всеобщему удовольствию! Мне теперь кажется, что надо мной все смеются, мне страшно даже выходить из покоев, где меня поселили, так мне стыдно показываться всем им на глаза… Надо одеваться, а я не могу заставить себя повернуть ключ и впустить служанок, и сижу и пишу тебе, заливаясь слезами. А еще я проплакала полночи, и выгляжу теперь форменным пугалом…
Ты пожалела бы меня, тетушка, если бы была здесь, но тебя нет – и некому утешить бедную перепуганную Лотириэль. О, как бы я хотела сейчас оказаться возле тебя в нашем лекарственном огородике или в твоем кабинете, чтобы их всех никогда не видеть!
Я сейчас открою и скажу служанкам, что у меня болит голова. Может быть, до завтра я успею немного прийти в себя, но сегодня никуда не выйду из комнат. И вернусь к этому письму…

Перечитала все, что написала утром, и даже посмеялась, что была так испугана и так огорчена. Утром ко мне пришла наша родственница, княгиня Итилиена Йовин, жена Фарамира, и так хорошо, так ласково со мной говорила, и так меня утешила, что мне сразу же стало легче… Она нарядила меня и заплела мне волосы и весь день водила меня за собой. Тетушка, она оказалась так добра, что я сразу полюбила ее всем сердцем. Она очень храбрая, она была воительницей, уничтожила в поединке Короля-Чародея, и за ее спиной мне нечего и некого бояться.
А еще она рассказала мне, что Хурин, Хранитель Ключей – старый воин, преданный слуга Гондорских Владык и находится в большой дружбе и с моим отцом, и с Фарамиром, так что мне нечего было так стыдиться своего промаха перед этим достойным человеком. Он был сегодня так добр, что не вспоминал о вчерашнем, и я даже набралась храбрости задать ему несколько вопросов о Городе.
Наконец-то я смогла разглядеть и Короля, и Королеву, которых вчера я даже не увидела, так была перепугана. Король выглядит очень пожилым человеком, даже старше отца. Но он красив, хотя и седой, и весь его облик дышит силой и мудростью. А Королева так молода, так прекрасна! И все-таки ее красота – какая-то нездешняя. Ты говоришь, что в наших жилах течет эльфийская кровь, но все-таки я почти рада, что ее не слишком много. Я видела портреты тети Финдуилас – она была больше похожа на эльфов, чем ты или я, но все-таки ее красота куда более живая, чем лицо Королевы Арвен. Правда, после первого торжественного выхода, когда все разошлись по делам устройства завтрашнего праздника, госпожа Йовин повела меня с собой к Королеве. Они сидели за обедом и разговаривали, и Королева так спокойно и так просто говорила, даже шутила и смеялась, и порой мне казалось, что она – совсем Человек. Но все-таки она не человек. И когда она посмотрела на меня мельком – мне опять показалось, что я сейчас опрокину бокал на скатерть или упаду со стула. Придет ли день, когда твоя племянница сможет сидеть за таким столом и разговаривать просто и красиво, как разговаривает госпожа Йовин? Пока мне кажется, что такой день никогда не наступит, и я всегда буду краснеть и заикаться, когда ко мне обращаются.
Хотя я встретила и другого Эльфа в Минас Тирите, это давний знакомый отца и участник Братства Кольца, принц Леголас. Он тоже выглядит нездешним существом, но он куда веселее и живее Королевы. А еще он дружит с Гномом! Но с ними я познакомилась уже вечером, и они весь вечер проболтали с моими братьями, рассказывая им про Эребор, про Лихолесье и лес Фангорна и прочие чудеса. Мальчишкам повезло, со мной-то не станут разговаривать о чудесах и походах!
Вечером отец все-таки сам повел меня на пир, и я наконец-то оторвалась от юбки госпожи Йовин, за которую цеплялась весь день, как моряк – за последнюю дощечку разбитого корабля. Хотя он усадил меня подле себя совсем рядом с Королем и Королевой, возле отца я ничего не боюсь, да и брат мой Фарамир с госпожой Йовин сидели напротив и подбадривали меня взглядами. Право, я почти простила Фарамиру его вчерашний смех над моей оплошностью у Ворот Минас Тирита, должно быть, это и правда было забавно. Он всегда был добр ко мне и совсем не изменился после войны, разве что стал еще веселее, но и строже. Когда мои братья затеяли перепалку возле меня, он пригвоздил их к месту таким взглядом, что мне стало ужасно страшно. Но за таким столом их возня, должно быть, и впрямь недопустима, ведь здесь были и Король, и Королева Гондора, и Король Рохана, старший брат госпожи Йовин. Я сперва боялась его разглядывать, как и Короля и Королеву, но потом обнаружила, что он очень похож на свою сестру – и не смогла оторвать от него глаз. Он очень красив, ведь госпожа Йовин – красавица.
Они все говорили про какое-то нашествие стай варгов, должно быть, про недавние итилиенские события, и Король Йомер ужасно смешно рассказывал, как они пытались спешно переправить на другой берег Андуина табуны, и как лошади не желали лезть в холодную воду, и как трудно за ними гоняться на лодке и разворачивать их в нужную сторону. Я так смеялась, что даже позабыла на минуту про свое смущение! Хотя мне кажется, на самом деле это было и вполовину не так весело, как сейчас об этом рассказывают. Как и то, что госпожа Йовин отдала приказ стрелять по варгам из луков, когда брат мой Фарамир тащил на себе Короля до ворот Эмин Арнен, и что Фарамир больше всего боялся, что их сейчас утыкают стрелами, как ежей. Отец горячо защищал госпожу Йовин, а Король Йомер смеялся и говорил, что оборону крепости нельзя доверять женщинам. Кончилось все тем, что Король Элессар напомнил Королю Йомеру, что госпожа Йовин в Рохане всегда исполняла такие обязанности, и Король Йомер нахохлился и посетовал, что теперь ему не на кого оставить крепости. Он так жалобно это сказал, что мне его стало искренне жаль, но в то же время на меня напал безудержный смех, так забавно выглядел этот могучий воин, жалующийся на горькое свое сиротство без сестры. Фарамир сказал ему, что надо было лучше смотреть за собственными сестрами, чтобы они не удирали с войском в поход, и при этом сделал такие невинные глаза, что они оба так и покатились со смеху и начали пихать друг друга в бока кулаками, как мальчишки.
Эрхирион обиделся и шепнул мне, что Фарамир несправедлив – почему он запрещает им смеяться и шутить, а сам ржет, как лошадь, за королевским столом? Наверное, я заразилась весельем от всех участников этого ужина, потому что очень серьезно ответила ему, что ржать за королевским столом позволено только героям. В общем, можешь поздравить свою Лотириэль, тетушка, она не только опозорилась перед всем Гондором вчера, но еще и с братьями сегодня поссорилась…
Но я все еще хихикаю, когда описываю тебе эти события. Да к тому же Эрхириона и Амротоса отец отпустил после ужина гулять по городу с принцем Леголасом и его достойным другом Гимли, сыном Глоина, чему мои братья были несказанно рады, а меня отправил к госпоже Йовин, которая рано покинула ужин, сославшись на усталость. Отец вместе с Королем и рыцарями остался обсуждать завтрашний праздник.
Госпожу Йовин я застала уже в постели, и она очень ласково поблагодарила меня за то, что я пришла навестить ее. Но когда я уже обрадовалась, что могу расспросить ее о ее подвигах на войне, пришла Королева Арвен, и я опять в смущении забилась в темный угол. Впрочем, они так дружески беседовали и так приветливо пригласили меня посидеть с ними и выпить вина, что я расхрабрилась настолько, что забралась с ногами на кровать к Йовин и улеглась там. Вообрази, тетушка, твою племянницу, застенчивую Лотириэль, которая болтает с Королевой Арвен, дочерью Элронда, как с подружкой, да еще и валяется при этом на кровати и пьет вино! Меня так озадачивает эта разница между строгими гондорскими церемониями и застольным весельем и непринужденностью закрытых покоев, что мне порой кажется, что я нахожусь в обществе совсем разных людей! Я так не умею пока и даже не знаю, хочу ли этому учиться…
Они все обсуждали какие-то теплые шерстяные юбки и платки и очень веселились при этом. Потом госпожа Йовин захотела показать Ее Величеству, как выглядит традиционная военная прическа роханских девушек, чтобы волосы не мешали надевать шлем, и они вдвоем заставили меня распустить волосы, и госпожа Йовин заплела мне какие-то хитрые косы на затылке. Королева Арвен сказала госпоже Йовин, что завтра она обязательно должна появиться на празднике именно с такой прической, а что до меня – то Ее Величество пообещала причесать меня назавтра по эльфийской моде и подобрать мне платье, потому что я – ее дальняя родственница. Я опять ужасно смутилась, но госпожа Йовин сказала мне, что моя внешность украсит любой наряд, какой на меня ни надень. От такого утешения я, разумеется, смутилась еще сильнее, но они были так добры ко мне, что оставили меня в покое и стали говорить о состоянии госпожи Йовин. Она сейчас выглядит очень цветущей и здоровой, но жаловалась на то, что несколько недель совсем не могла есть и страдала от сильных головокружений. Королева Арвен попеняла ей, что она отказалась приехать в Минас Тирит и осталась мучиться в роханском походном шатре у дымящего очага, но госпожа Йовин возразила на это, что в Цитадели некуда швырять миски, если у тебя приступ плохого настроения, а в шатре они просто вылетают на улицу. И они опять начали смеяться и выпили за долготерпение мужчин, мимо которых летают на улицу миски. Я так поняла, они имели в виду моего брата Фарамира.
Тут уж я отважилась заметить, что есть травы, которые знаешь ты, моя тетушка Ивриниэль, и которые позволяют не швыряться мисками и есть нормально, и они ужасно удивились, что я сведуща в целительстве. Как я поняла, обе они владеют знаниями о лечебных травах, и знания их куда больше, чем мои, но они ласково расспросили меня о том, что я изучала и по каким книгам. В конце концов, госпожа Йовин стала засыпать, и мы с Королевой ушли, расцеловав ее на ночь. Королева Арвен еще раз пообещала завтра меня нарядить и изъявила желание непременно видеть меня возле себя во время церемонии вместе с госпожой Йовин. Мне кажется, что завтра я уже меньше буду бояться придворной церемонии, хотя Королева Арвен по-прежнему повергает меня в смущение, настолько она величественна и недосягаема.
Прости за огромное письмо, завтра еще до рассвета я постараюсь отправить этот пухлый том к тебе вместе с письмом отца. Я знаю, ты не осудишь свою племянницу, которая впервые попала к королевскому двору и переполнена впечатлениями. Так и вижу, как ты читаешь эти строчки и снисходительно улыбаешься. Ты-то выше всей этой суеты, но я, видимо, никогда не достигну такой мудрости, чтобы не приходить в восторг от великих людей и великих городов… И все-таки я знаю, что ты меня не осудишь за то, что я так хотела рассказать тебе об этом!
Целую твои руки! Пожелай удачи твоей племяннице
Лотириэль

1 год Новой Эпохи, марта 24е, Минас Тирит

От князя Имрахиля княжне Ивриниэль братский привет!

Ты, заменившая моим детям их рано ушедшую мать, будешь рада услышать, что все они достойно предстали перед очи Короля и Королевы и заслужили самые теплые отзывы о своих манерах и поведении. Мальчишки, как и всякие мальчишки, немножко петушатся и стараются казаться старше, чем они есть на самом деле, но меня очень радует, что они так юны и веселы, хотя росли в тяжелые военные годы. Когда я вспоминаю Фарамира, да и его старшего брата – в эти лета они были уже взрослыми мужчинами, видевшими в жизни такое, чего беззаботная юность перенести не может. Не знаю, что лучше, и кто прав, я или покойный наш родич Денетор, но только мне всегда было жаль его сыновей…
Надеюсь, что Леголас и Гимли проявят рассудительность и не дадут моим сыновьям наделать глупостей, потому что я отпустил их и даже не спросил, куда именно. Зная достойного Гимли, опасаюсь, что до ближайшего трактира, и завтра мальчишки будут присутствовать на празднике с больной головой и виноватыми глазами. Впрочем, надеюсь, что им хватит пока восторгов от беседы со столь прославленными героями о подвигах, чтобы самим к подвигам не рваться. Фарамир бы присмотрел за ними лучше, но он занят устройством завтрашнего праздника, да и не хочет оставлять надолго Йовин одну, поэтому я не стал его просить уделить внимание Эрхириону и Амротосу. Радует меня то, что он стал гораздо веселее и спокойнее, чем был раньше. Даже клыки варгов и так насмешившая нас всех «волчья микстура» не испортили ему ни здоровья, ни праздничного настроения. Подозреваю, что нам надо благодарить за это нашу новую родственницу Йовин денно и нощно.
Отдельный разговор – о Лотириэль. Я утомился выслушивать похвалы, расточаемые красоте нашей девочки. Особенно старался Король Рохана Йомер. Девочка ужасно испугана, но не посрамила своей княжеской крови и успела прослыть первой красавицей двора после Леди Арвен. Я не знаю пока, что ответить Йовин на ее идею выдать Лотириэль замуж, потому что вижу ясно, что дочь моя – еще совершеннейший ребенок, и ей нужно время, чтобы освоиться с новой ролью светской дамы, а уж стать Королевой – и вовсе не по летам. Но думаю, что надо будет оставить ее при дворе на какое-то время и посмотреть, как она поладит со своим предполагаемым женихом. Насколько я понял Йовин, ее брат и не подозревает о ее коварном замысле…
В любом случае, мне очень нравится Король Йомер, но я не желаю своей дочери судьбы нашей сестры Финдуилас при всей моей любви к ее сыновьям. Но я вполне доверяю и Йовин, и Фарамиру, и Йомеру, чтобы оставить Лотириэль при дворе на их попечении. Прошу тебя об одном – не пиши пока об этом Лотириэль, не пугай ее, она и так совершенно сбита с толку.
В ответ на коварные планы Йовин у меня есть не менее коварный план относительно нее самой. Я прошу тебя приехать к ней ближе к лету и остаться подле нее, когда настанет ее срок, потому что, несмотря на все ее мужество и опыт, она все-таки выросла без матери, и у нее нет ни одной близкой родственницы, которая могла бы поддержать ее в трудную минуту. Кроме того, обычай требует, чтобы знатная дама не оставалась на попечении слуг и целителей. В общем, в ответ на ее заботы о судьбе Лотириэль я проявлю заботу о ней самой и зашлю к ней тебя, моя дорогая умница сестра, великая врачевательница Дол Амрота.
Мне придется задержаться здесь некоторое время. Его Величество и наш дорогой племянник начали работу над новым проектом Законов Объединенного Королевства, и их идеи кажутся мне настолько необычными, что я не могу не принять участия в обсуждении. Удивительно, но сын эльфийского Владыки Трандуила, принц Леголас тоже увлекся этим проектом, и мне даже кажется, что он держит в большей степени сторону Фарамира, чем сторону своего давнего друга – Короля Элессара. Впрочем, я пока не до конца разобрался в их мыслях, порой они кажутся совершенно излишними по своей очевидности, порой – слишком смелыми.
Передай, пожалуйста, Эльфиру мою горячую благодарность за то, что он дал отдохнуть своему отцу, заменив его в трудах на благо Княжества Дол Амрот, а также – что я заранее одобряю его распоряжения. Мальчишка оценит! Только прошу, присмотри за ним хотя бы краем глаза и в случае проблем пиши мне незамедлительно, но так, чтобы он не знал. Ему надо учиться править землей своих предков.
Твой по-прежнему склонный к шалостям брат
Имрахиль, князь Дол Амрота
(приписка)
Размер письма Лотириэль очень впечатляет…

1 год Новой Эпохи, марта 26е, Эмин Арнен

От Начальника Белого отряда Правителю Гондора и князю Итилиена Фарамиру в Минас Тирит

Донесение
Передаю Вашей светлости и ее светлости княгине Йовин поздравления от всего населения Эмин Арнен. Отпраздновали благополучно и радостно, спели много песен и плясали всю ночь. Особых происшествий не было, шатер не подожгли.
Сообщаю, что разведка, посланная до долины Моргула вслед за варгами, нашла только трупы тварей, которые были сожжены, чтобы не занести никаких болезней на земли Итилиена. Снег сходит быстро, овцы и лошади отправлены на пастбища. По распоряжению Вашей светлости в крепости приступили к расчистке площадки для строительства цитадели.
Почтительно кланяюсь и жду дальнейших распоряжений
Берегонд
(приписка)
Благодарю Вашу светлость за Ваши заботы, рука уже слушается.

2 год Новой Эпохи, марта 27е, Минас Тирит

Начальнику Белого отряда Берегонду

Благодарю тебя за твои труды! Я надеюсь, что сроки мы с тобой рассчитали правильно, и к моему возвращению будет готова площадка для возведения фундамента цитадели и стен. Я привезу с собой приглашенных мастеров из Дома Даина, которые помогут нам в строительстве.
За камень из Белфаласа расплатись из денег, уплаченных Королем Йомером за выпас табунов на землях Итилиена. Мне, конечно, совестно брать эти деньги, учитывая помощь, оказанную нам этими табунами во время нашествия варгов, но думаю, что мы еще отплатим Рохану за его щедрость сторицей. Если у вас возникнут мысли, что предложить в качестве подарка от Княжества Итилиен Королевству Рохан – я буду вам очень признателен.
Относительно оплаты труда мастеров из Эребора, скажу только, что постараюсь заключить договор на поставку шерсти и сыра с Гномами, но на стрижке овец в этом году нам придется сильно постараться, чтобы не обидеть себя и при этом расплатиться с долгами.
Ты не сообщил, как люди отнеслись к подаркам в виде овец и коз. И сообщи, пожалуйста, как обстоят наши дела с весенней пахотой.
С пожеланиями удачи и надеждой вскоре присоединиться к вашим трудам
Фарамир, князь Итилиена
(приписка)
Очень много забот требуют моего присутствия в Минас Тирите, но при первой же возможности я приеду хотя бы ненадолго, чтобы мы вместе решили все вопросы, возникающие по поводу дел княжества. Если случится что-то неотложное – сообщай незамедлительно, в остальном рассчитываю на тебя и полностью доверяю.

2 год Новой Эпохи, марта 29е, Дол Амрот

Брату моему, князю Дол Амрота Имрахилю и всем моим племянникам и племянницам шлю свой привет и поздравления с праздником!

Узнаю тебя, мой младший братик, в твоих вечных хлопотах вокруг детей и их жизни… Право, ты - куда большая наседка, чем все женщины мира, вместе взятые!
Размер письма Лотириэль действительно впечатляет, но его содержание не стоит пересказа, и не думаю, что наша болтушка утерпела и не выговорилась и тебе тоже. Разве что у нее не нашлось времени на это, хотя нашлось на такое длинное письмо. Даже не хочется верить, что мы уже озабочены вопросами замужества этой маленькой девочки… Но ты прав, рано или поздно дети взрослеют, и мы ничего не можем с этим поделать, разве что порадоваться и постараться неприметно устроить их счастье. Не знаю, что тебе сказать по поводу Короля Рохана, я совсем не знаю ни его, ни мыслей Лотириэль по его поводу. Если она напишет мне что-нибудь интересное – я тебе обязательно сообщу. Пока из интересного разве что ее великое восхищение нашей родственницей Йовин, которую я никогда не видела, но готова поверить тебе, Фарамиру и Лотириэль, что она достойна того, чтобы влюбиться в нее с первого взгляда.
Что до мальчишек – а не рано ли им шляться по трактирам? Впрочем, они уже тоже выросли, а мы с тобой, братик, стареем, и это печально…
Передавай Фарамиру и его супруге мой привет и самые добрые пожелания! Замысел твой готова поддержать, если, конечно, Фарамир и Йовин не будут против присутствия докучливой старой девы у них в гостях. Я бы рада была первой взять на руки внука или внучку нашей Финдуилас и убедиться, что ее внуки похожи на нее, да и на родича нашего, несчастного Денетора. Хоть ты его и не любил, но человек он был более чем достойный и сыновей он вырастил таких, что нам с тобой впору мечтать о том, чтобы твои мальчишки хоть немного были на них похожи.
Уж не знаю, что там за идеи, о которых могут увлеченно спорить несколько полноправных властителей, но охотно верю, что это тебе интереснее, чем сидеть в Дол Амроте вместе со своей старухой сестрой и смотреть, как твой сын учится управлять государством. Развлекайся, брат!
Кстати, передай Фарамиру, что у Эльфира родился гениальный план по завязыванию торговых отношений с Княжеством Итилиен. Пусть наш племянник как-нибудь деликатно объяснит своему юному родичу, что требовать скидки по родственным связям, как минимум, неприлично, и если даже Эльфира не устраивает рыночная цена на шерсть – все-таки не следует надеяться, что итилиенская встанет ему дешевле своей изначальной стоимости. Проект для передачи Фарамиру в собственные руки прилагаю (*).
Старая брюзга из библиотеки
Ивриниэль, княжна Дол Амрота
(* Примечание Барахира) Текст проекта, а также ответное письмо с исправлениями и дополнениями к нему князя Итилиена выпущены из данного собрания вместе с частью переписки князя Итилиена с Начальником Белого отряда ввиду полностью хозяйственного содержания этих посланий.

2 год Новой Эпохи, апреля 7е, Минас Тирит

Княжне Дол Амрота Леди Ивриниэль с любовью

Милая тетушка, я так и не получила ответа от тебя на свое многословное послание. Надеюсь, ты его хотя бы дочитала, хоть, быть может, оно того и не стоило… Твой привет отец мне передал, и я ужасно извиняюсь, что в своих излияниях забыла поздравить тебя с праздником. Мне очень стыдно, что среди удовольствий я совсем забыла о том, что ты сидишь там в одиночестве в своем кабинете, и я даже не могу обнять тебя и расцеловать так, как ты того заслуживаешь.
Увеселений здесь действительно хватает, я даже удивляюсь, как Король и его советники среди всех этих праздников находят время для решения государственных дел. Однако находят, но судя по внешнему виду моего брата, Правителя Гондора – за счет часов ночного сна. Отец и Фарамир окончательно закопались в бумагах, и нам с моими братьями так и не суждено было бы посмотреть на Минас Тирит и его окрестности, если бы не любезность Королевы Арвен и Короля Рохана. Впрочем, Эрхирион и Амротос предпочитают любому обществу общество Леголаса и Гимли, а если их нет - мальчишки целыми днями пропадают то на тренировочном плацу, то вообще неизвестно где.
Но у меня тоже нет времени скучать: Йовин попросила меня помочь с разбором старинных бумаг княжества Итилиен, потому что она плохо читает по-эльфийски, а Королева Арвен неизменно желает видеть меня на каждом торжественном выходе в числе своего ближайшего окружения. Твоя Лотириэль уже перестала спотыкаться на каждом шагу в парадном платье и научилась не стоять с открытым ртом при виде очередной диковины этого большого мира… Достижение сомнительное, но мне приходится гордиться хотя бы такими достижениями, пока других нет.
Последняя диковина, от которой я действительно открыла рот и стояла столбом, был приезд в Минас Тирит давних друзей Короля, славных героев Среднеземья, полуросликов из далекого Шира. Доблестные Перегрин и Мериадок заявились без предупреждения, но вызвали большую радость у всех собравшихся. Внешность у них странная и непривычная, поэтому наивная Лотириэль дала очередной повод всем посмеяться. Впрочем, я уже поняла, что до Войны Кольца вид полурослика (они называют себя хоббитами) вызывал такую же реакцию у большинства обитателей Среднеземья. Доблестный Мериадок оказался большим другом Йовин, и я наконец-то услышала историю их славного подвига во время Пелленорской битвы от непосредственного участника. Надо сказать, что он – превосходный рассказчик и очень веселый собеседник, хотя в его рассказе о генеалогии родов хоббитов я совершенно потерялась где-то на пятой минуте. Но описания бедствий, свалившихся на Шир, и битвы при Уводье (я даже изучила карту Шира, так меня заинтересовал этот рассказ) столь драматичны, что я зареклась судить о народе по внешности его представителей. Ведь, несмотря на свой веселый нрав и видимое легкомыслие, хоббиты – настоящие герои, как на войне, так и в мирной жизни в своем маленьком цветущем уголке Среднеземья. Как бы я хотела побывать там и взглянуть на все то, что так красочно описывал нам с Йовин добрый Мериадок!
Кроме своих талантов рассказчика, он отличается еще и завидной военной доблестью, и по моей просьбе и с одобрения Йовин ежедневно учит меня стрелять из лука и владеть мечом. Отец посмотрел сперва косо, но потом разрешил мне эти занятия в качестве прогулок и необходимых физических упражнений. Так что я наконец-то исполняю свою давнюю мечту и учусь владеть оружием! Хотя до Йовин мне далеко.
Король Рохана на днях рассказал мне, что в стране рохирримов женщины с самого детства учатся военному делу и верховой езде наравне с мужчинами, а я пока не в состоянии не то, что сражаться, но даже выполнить правильно простую «восьмерку» мечом. Когда к нам с Мериадоком присоединяется Йовин, одно удовольствие смотреть, как красиво и легко она управляется с тяжелым железом, хотя ее руки не менее нежны и хрупки, чем руки любой высокородной леди Гондора или Дол Амрота. Она говорит, что соскучилась уже по физическим упражнениям, и что сильно отяжелела, но по сравнению с моими неуклюжими движениями она – сама грация.
Впрочем, на днях ее на тренировочной площадке застал Фарамир и так испугался, что она встала в пару с новичком, то бишь, со мной, что они едва не поссорились. Если можно, конечно, назвать ссорой спор, в котором каждая сторона старается доказать другой, что любит сильнее… В конце концов они помирились на том, что Йовин отныне не будет тренироваться ни с кем, кроме своего брата и своего мужа. За то, что мы слушали их выяснение отношений, мы были вознаграждены зрелищем тренировочного боя между парой Йовин и Короля Рохана против Фарамира. Вдвоем они, конечно, загнали моего двоюродного брата в крапиву на краю площадки, но им пришлось изрядно для этого постараться. Когда все отсмеялись, Король Йомер встал со мной в пару для отработки защиты, и я всерьез испугалась, что быть мне в той же крапиве, но он сжалился надо мной, когда я была в шаге от нее и не имела никаких шансов ее избежать. Эрхирион и Амротос прекрасно знакомы с этими коварными кустами специально для проигравших, так что я знаю, почему их следует опасаться…
Впрочем, одним умением я могу похвастаться даже в компании героев войны – умением ездить верхом и ладить с лошадьми. Вчера мы отправились все вместе на прогулку по предгорьям Миндоллуина, и Король Элессар показывал нам, где он нашел росток Древа Королей. Пока мы ехали верхом, все было прекрасно, и я заслужила много похвал от Йовин и Короля Рохана за твердую посадку и уверенную руку, но вот когда мы пошли по трудной горной тропе до развалин древнего святилища, я поняла, что не мне равняться с героями и странниками… Утешило меня только то, что я ни разу не попросила отдыха, но лишь потому, что Король Элессар очень внимательно следил за Королевой Арвен и не давал ей, а заодно и мне, чересчур утомляться. И все же в конце пути я с великой благодарностью приняла помощь от Короля Йомера, и он практически всю обратную дорогу вел меня под руку и усаживал поудобнее во время наших передышек. Отец и братья, кажется, были огорчены моей слабостью, но Король Йомер предложил мне помощь так просто и по-дружески, что им нечего было бы возразить. Вообще Король Йомер очень похож на свою сестру характером и манерой общения, только порой он ведет себя совсем как мальчишка, и кажется, что Йовин его гораздо старше.
Фарамир и Йовин остались внизу с лошадьми, и когда мы вернулись, нас ждало подогретое вино с горными травами, что было очень кстати, потому что на равнине уже весна, но в горах у границы вечных снегов все еще настоящий мороз. Я спросила у Фарамира, что там за травы, хотела прислать тебе рецепт, ведь ты любишь подобные вещи, но он отшутился, мол, «все полезно, что в рот полезло», чем меня немного обидел. Научусь сражаться – окуну его еще разок в крапиву по уши, чтобы не высмеивал меня перед всеми. Кстати, Король Йомер страшно развеселился и спросил у Фарамира, давно ли Правители Гондора изучают рохирримские поговорки, и мой брат достойного ответа придумать не смог, что меня очень утешило.
Я столько рассказываю о себе, тетушка, а ты ни слова не написала мне о том, как ты живешь и чем сейчас занимаешься…
Целую твои руки и прошу обрадовать поскорее приветом свою любящую племянницу
Лотириэль

1 год Новой Эпохи, марта 25е, Шир, Хоббитон, трактир «Зеленый дракон»
(передано Мериадоком и Перегрином)

Правителю Гондора и князю Итилиена от Сэмиуса Гэмджи нижайший поклон на множество лет!

От великой радости моей пишу Вам письмо, потому что очень уж у меня счастливый нынче день – у меня дочка родилась. И оттого я посылаю Вам и Вашей супруге подарок от самого сердца Шира и от своего собственного. Надеюсь, Мастер Пиппин и Мастер Мерри не потеряют и не намочат по дороге мой подарок, иначе он пропадет, а очень уж мне охота порадовать добрую госпожу Йовин, да и Вам, начальник, сделать приятное. Вы ведь выросли в каменном городе, а красоту понимаете, как мало кто из Больших Людей, не в обиду Вам будь сказано.
Высадить эти луковицы надо в ящик и выгонять до середины лета, а как покажется третий лист – посадить в землю, и через несколько недель у вас в Эмин Арнен будут цвести красивейшие цветы, достойные украшать сады любого князя или даже короля. Как отцветут – выкопать все луковицы, отделить мелочь и хранить в сухости и прохладе до будущей весны. Возни с ними немало, но их красота того стоит. Если для Вас это все покажется непонятной мутью, Вы не откажите в любезности передать подарок и мои советы госпоже Йовин, она разберется, таких толковых садовниц еще поискать надо.
А еще я набрался наглости совет дать лично Вам, потому как до меня дошли слухи, что и у Вас в скором времени ожидается прибавление в семействе. Вот что, доблестный начальник, хоть Вы меня режьте, а не могу я этого Вам не посоветовать. Уж не знаю, как там принято у людей Запада, а только лучше для всех будет, если Вы отходить от госпожи Йовин не станете ни на минуту. Потому как, что ни говори, а мужчина виноват в муках женщины, и только справедливо будет, если он ее, бедную, одну не оставит. Хоть песни пойте, хоть на голове стойте, а только не дайте своей любимой скучать и думать о том, как ей плохо. И вот что еще: не будьте таким дураком, как Сэм Гэмджи, и не пытайтесь обсудить с женщинами, чего это у ребенка такая голова большая и вообще чего он такой странный. Это я только когда сковородкой по голове получил от уважаемой мадам тещи, осознал, что я – тупица, а дочка у меня красавица, но сковородкой по голове – честное слово, больно! А уж что обо мне мадам теща подумала, да и Рози вместе с ней – я и вовсе боюсь представить… Оттого и набрался теперь до полного одеревенения, чистый хуорн, только что корой не покрылся, а так – дрова дровами, да и по жизни всегда дубиной был.
Уж простите меня за мою дерзость, больно у меня нынче радость большая, хотелось бы, чтобы и у Вас, добрый начальник, все хорошо было, а еще и того лучше, Вы-то уж точно этого заслуживаете.
Мастер Фродо передает Вам свой большой привет и пожелания всяческого счастья. Он тут рядышком сидит и все уговаривает меня это письмо не отправлять, но я-то не могу его не отправить, хоть и боюсь, что Вы меня сроду не простите…
Кланяюсь вам низко,
Сэмиус Гэмджи
(Примечание Барахира) Ответ Фарамира Сэмиусу не сохранился, но переписка его с Хранителем Сэмиусом, мэром Хоббитона, была во все годы жизни последнего очень оживленной. Сэм Гэмджи несколько раз приезжал в Эмин Арнен погостить, и цветы, преподнесенные княгине доблестным Садовником, по сю пору являются одним из главных украшений садов Эмин Арнен.

2 год Новой Эпохи, апреля 11е, Дол Амрот

Племяннице моей, княжне Дол Амрота Лотириэль с любовью

Послания твои, деточка, я читаю со вниманием, и хоть они и многословны до крайности, я очень рада, что ты так веселишься. Но за твою наивность хочу побранить тебя от души и сказать тебе, что дурочкой можно прожить всю жизнь, но я бы хотела надеяться, что ты когда-нибудь хоть мало повзрослеешь.
Во-первых, прекрати ругаться с Фарамиром и обижаться на него – он тебе доброе дело делает, отучая тебя от излишней застенчивости и излишней восторженности. В твои годы он уже войсками командовал и придворные церемонии вел, так что лучше поучись у него светскому обхождению и расспроси про обычаи Гондора и Рохана, тебе это пригодится.
Во-вторых, хочу сообщить тебе по большому секрету, что отец твой желает оставить тебя при дворе Королевы Арвен, чтобы ты научилась всему, что положено знать и уметь высокородной княжне, не из книг, а на собственном опыте. Я сперва сомневалась, что для твоего воспитания так необходимо мне, старой тетке, разлучаться надолго с любимой племянницей, своей единственной отрадой, но после твоих писем я совершенно согласна с твоим отцом. Так что приготовься остаться в Минас Тирите в роли полноправной представительницы княжества Дол Амрот и уж постарайся там не осрамиться за все княжество.
Передавай приветы своему отцу и братьям, а также отдельный привет и пожелание здравствовать княгине Итилиена от ее престарелой родственницы. Фарамиру же передай мой подзатыльник за то, что он совсем меня забыл и не пишет мне ни строчки еще с самой войны.
Грустно мне в одиночестве без тебя, моя славная девочка, но что поделать – твой долг, долг нашего рода, призывает тебя оставаться вдалеке от меня. И пусть эта разлука подготовит нас к еще более долгой разлуке, потому что я все-таки надеюсь, что ты счастливо выйдешь замуж, а не останешься на всю жизнь корпеть над фолиантами и склянками, как твоя сумасшедшая, но искренне любящая тебя тетка
Леди Ивриниэль, княжна Дол Амрота

2 год Новой Эпохи, апреля 16е, Минас Тирит

Княжне Дол Амрота Леди Ивриниэль с любовью

О, как ты была права, милая тетушка, упрекая меня в наивности и детской глупости! Как вы с отцом оберегали и меня, и братьев моих от страхов и несправедливости этого мира! Как смешны мои печали перед лицом истинного горя тех, кто прошел через самое страшное…
Прости меня, тетушка, мне не с кем поговорить, не у кого поплакать на плече. Впервые маленькая Лотириэль чувствует себя взрослой – и одинокой и безутешной в своих переживаниях. Сегодня утром мы проводили Фарамира обратно в Итилиен. Через неделю вслед за ним отправится Король Рохана Йомер с отрядом рохирримов, чтобы оказать ему помощь в разрушении Моргульской крепости. Нынче уезжает и отец, и я пишу тебе, чтобы передать это письмо с ним.
Вчера вечером мы долго сидели в покоях у госпожи Йовин вместе с братом Фарамиром и Королем Йомером. Не знаю, зачем они позвали меня, потому что они сидели вдвоем, держали Йовин за руки и рассказывали ей, смеясь, что с ними ничего не случится, разве камень проклятой крепости может на ногу упасть. Она ни разу прямо не попросила Фарамира взять ее с собой обратно в Эмин Арнен, но все время говорила, что беспокоится, как же справятся там со строительством, когда Фарамир отправится под стены Моргула. Они смеялись и шутили все трое, а я видела, что у нее дрожат губы, и в глазах стоят слезы… И когда она уже не смогла бороться с ними, Король Йомер встал и предложил мне руку, и мы вышли с ним вместе, пожелав князю и княгине Итилиена доброй ночи. Тетушка, последнее, что я увидела – это как Йовин, гордая, сдержанная Йовин, хватает моего брата за руки и обливает их слезами…
У Короля Йомера, видимо, на душе было не легче, чем у меня, и он попросил меня пойти с ним постоять на балконе. Все, что он может сделать для сестры – это пойти в поход к Моргулу вместе с ее мужем и хоть мало успокоить Йовин обещанием сделать все возможное, чтобы Фарамир вернулся оттуда живым и невредимым. А что может сделать беспомощная Лотириэль? Разве что пообещать Фарамиру, что не отойдет от Йовин ни на шаг… Я и пообещала ему это наутро, и он с такой благодарностью взглянул на меня, что я простила ему разом те мелочи, за которые так сердилась на него все эти дни. Это так, но кто утешит мою собственную сердечную тревогу за него? Правда, Король Йомер пообещал и мне, что будет оберегать Фарамира, потому что понимал, что я волнуюсь за брата. Спасибо ему за его внимание ко мне от всей души, у меня и вправду отлегло от сердца после его обещания. Он отважный рыцарь и великий герой, он силен и при этом добр и благороден не меньше, чем мой отец и братья.
А утром Фарамир и его Белый Отряд прощались с Королем и всем двором. Брат объявил своим воинам, что княгиня остается в Минас Тирите по неотложным делам княжества, а Йовин попрощалась с каждым воином и пожелала им всем удачи. Король Элессар сказал прочувствованную речь о том, как важно разрушить последний оставшийся оплот Тьмы в окрестностях Гондора – и весь Минас Тирит проводил Правителя и его воинов цветами и добрыми напутствиями. Йовин так спокойно прощалась с отрядом, что невозможно было даже заподозрить, что вчера она рыдала и хватала Фарамира за руки. Но после этого прощания Королева Арвен попросила меня подойти к Йовин и проводить ее в Цитадель, потому что у самой Королевы на это не хватило решимости… До чего же тяжело у нее на душе! И тяжело на душе у всех нас, кроме, разве что, Короля Йомера, которому не терпится отправиться вслед Белому отряду и поучаствовать в выполнении их нелегкой задачи. Бедная Йовин! Ей придется провожать еще и брата, как я сегодня провожала Фарамира. И мне почему-то тоже тревожно при мысли, что Король Рохана покинет нас…
Мудрая моя тетушка, посоветуй мне, чем я могу помочь Йовин! Целую твои руки
Лотириэль

2 год Новой Эпохи, апреля 19е, Эмин Арнен

Королю Элессару от Правителя Гондора и князя Итилиена Фарамира

Почтительно приветствую Ваше Величество и спешу сообщить, что первый камень новой цитадели Гондора и будущей столицы Итилиена заложен сегодня в землю холмов Эмин Арнен. Наш почтенный друг Гимли, сын Глоина, принял на себя обязанности распорядителя строительных работ.
Весна на этих землях в самом разгаре, мы выпустили овец с ягнятами на пастбища из кошар и приступили к весенней пахоте и севу, так что первая зима в Итилиене завершилась благополучно и принесла всем жителям много радости.
Почти все мужское население Эмин Арнен готовится к выходу к крепости Моргула, ожидаем прибытия Короля Йомера с его Всадниками. Поскольку Минас Итиль, скорее всего, предстоит разбирать вручную, ощущается некоторая нехватка шанцевого инструмента. Буду очень благодарен, если Вы отдадите распоряжение снабдить отряд Короля Йомера содержимым одного из складов Нижнего уровня, оставшимся после завершения уборки завалов в Городе.
Кланяюсь Вашему Величеству
Фарамир, князь Итилиена

2 год Новой Эпохи, апреля 19е, Эмин Арнен

Княгине Итилиена Йовин от супруга ее Фарамира

Привет тебе, родная моя!
Сегодня началось строительство дома, о котором мы с тобой так долго мечтали – время пришло, мы уже не мечтаем, мы строим. Но закладывая его первый камень, я думал о самом первом нашем доме – о продымленном шатре из войлока, в котором тусклый свет очага освещал твое лицо, склоненное над огнем, в котором ты носила воду, не сгибая стройного стана под тяжестью двух ведер на коромысле, и в котором мы вместе с тобой представляли себе белую крепость среди зеленых холмов Итилиена. Мне будет не хватать тонких войлочных стен, через которые проникало фырканье коней и песни молодежи с улицы, тех самых стен, из-за которых мне приходилось закрывать тебе рот поцелуями по ночам, тех стен, на которых ты углем рисовала скачущих коней, а я записывал случайные стихи. Он так и останется нашим домом, этот закопченный и промокший шатер из войлока, который мы с тобой так быстро возвели под твоим руководством, и в котором мы прожили самый первый и самый, наверное, удивительный год нашей жизни. Мне хочется, чтобы наши дети знали, что Итилиен начинался не с белокаменных стен и красивых палат, а с продымленных шатров, с уличных костров, на которых варится вино, и возле которых поют песни после работы. И с тяжелых трудов, которые разделяли между собой все жители, первые поселенцы на этих землях после изгнания Великого Мрака из мира.
Изгнание это еще не закончено, и начало строительства крепости Эмин Арнен означает не только то, что жители нашего княжества больше не будут обитать в шатрах и возводить ледяные стены, но и то, что Минас Итиль, древний город, построенный на заре Гондора, должен быть разрушен. Мне жаль его, я никогда не видел этой крепости в дни ее светлого утра, но даже во мраке она не менее прекрасна, чем Минас Анор. Мы знаем, что нас ждет разве что тяжелый, но никак не опасный поход в долину Моргула, и, может статься, мы очистим этот край от зла навечно, но мне все-таки жаль, что близнец моего родного Минас Анора будет уничтожен моими руками.
Ты напрасно тревожишься за наш поход - Моргульская крепость пуста. Если какое-то зло еще и обитает в этой долине, у нас довольно сил, чтобы справиться с ним, и довольно гнева, оставшегося с войны, чтобы выжечь остатки его каленым железом в том краю, в котором будут жить наши дети. Не бойся так и не плачь: если даже моей жизни что-то угрожает, я знаю, за что буду сражаться, и мне есть теперь к кому возвращаться. Я буду осторожен, тебе не надо меня об этом просить, мне довольно вспомнить тебя сейчас, вспомнить то движение жизни, которое я ощущал под своими руками, чтобы быть вдвойне, втройне осторожным и беречь свою жизнь и жизнь каждого человека, который пойдет со мной.
Мы ждем только твоего брата, чтобы отправиться в этот последний поход против Тьмы и мрака. Я очень надеюсь, что Йомеру тоже будет к кому возвращаться и ради кого беречь себя, когда он придет сюда. И, признаться, я очень доволен, что мы пойдем в долину Моргула именно с ним. Теперь Итилиен – страна народа Рохана не меньше, чем народа Гондора. Кроме того, я очень привязался к твоему брату, и видеть его для меня – не меньшая радость, чем для тебя. Что там у них с нашей маленькой Лотириэль? Если все выйдет по твоей задумке, я буду очень рад.
Я знаю, о чем ты думаешь, читая это письмо. Да, Йовин, я пьян, ведь у нас сегодня праздник. И один из первых же тостов, которые были произнесены – за твое здоровье, за княгиню Итилиена, Белую Деву Рохана, Йовин, дочь Йомунда. Так что я пьян, влюблен и пишу стихи. И мне сейчас не хочется думать о планах строительства крепости или о торговых соглашениях. Хочется видеть тебя с ребенком на руках, закалывать твои косы, которые все время расплетаются, запаривать овес для лошадей, курить трубку под весенними звездами и засыпать рядом с тобой, не думая ни о чем, кроме нашего дома и нас. Все так и будет, я обещаю тебе. Спи спокойно, даже если я не с тобой – я все равно возле тебя.
Целую тебя крепко-крепко!
Твой Фарамир

2 год Новой Эпохи, апреля 21е, Минас Тирит

Супругу моему и повелителю Фарамиру здравствуй на множество лет!

Прости, что я так ужасно напугала тебя перед твоим отъездом. Я стала такая странная, что сама себя не узнаю, мне все время хочется плакать, и мерещатся всякие ужасы. Но я не буду докучать тебе своими жалобами, я здорова, и нечего и думать, что тебе лучше было бы сидеть возле меня, когда у тебя столько дел.
Ты снова призываешь меня помечтать? Хорошо же, давай помечтаем! Стоит ли так жалеть о нашем шатре, ведь на белом камне стен можно рисовать не только углем, но и резцом, а эта красота куда долговечнее косых фигурок коней, которых только и можно вывести на подкладке шатра. А на бумаге куда проще исправить не пришедшееся к месту слово в песне, чем на стене жилища… Шатер же нам еще пригодится, свернем его и положим отдыхать, пока не придет время вновь кочевать по землям Итилиена или любым другим.
Пока ты устраиваешь наше будущее жилище, я разбираю в библиотеке старые записи о землях Итилиена. Мне много помогают в этом княжна Лотириэль и Леди Арвен, мы надеемся сделать для тебя выписку законов, по которым эта земля была устроена в прежние времена. А там попадается очень много ценных сведений для планирования поселений! Знаешь ли ты, например, что в древности на Хеннет Аннун добывали алмазы? Ваше убежище, где ты провел столько времени, - это лишь часть больших алмазных копей, в которых можно будет возобновить работы. О том, что в ручьях Итилиена можно мыть золото, ты мне говорил, но карты золотоискателей древности помогут нам скорее расплатиться и с Гномами за строительство, и за камень из Белфаласа. Видишь, я стараюсь не пребывать в праздности и унынии, а быть полезной тебе и княжеству…
Мы очень подружились с твоей милой сестрой Лотириэль, а ее дружба с моим братом стремительно крепнет день ото дня, и мне очень весело за этим наблюдать. Я волновалась за Йомера, оставшегося наедине со всеми делами и бедами Рохана после войны, но мне кажется, что умений и знаний Лотириэль хватит на то, чтобы помочь моему брату во всех его трудах, а ее ласка и доброта – именно то, чего ему не хватало все эти годы, проведенные в боях и походах. Впрочем, они оба пока молчат.
Мы с Лотириэль посещаем все Королевские Советы, но толку от нас там мало, и мы изнываем от скуки и чувства собственной глупости. Я от души завидую Леди Арвен, она свободно располагает своим временем и проводит его в библиотеке или в саду, но понимаю, что пока ты вдалеке, мое присутствие на Советах необходимо. А все-таки в вопросах казны я понимаю куда меньше, чем в выделке козьего сыра или командовании лучниками, так что жаль, что мы с тобой не поменялись местами…
Кланяюсь тебе от самого сердца
Всегда твоя
Йовин

2 год Новой Эпохи, апреля 25е, Дол Амрот

Родичу моему, Правителю Гондора и князю Итилиена привет!

Хочу посоветоваться с тобою, дорогой мой племянник, сразу по многим вопросам. Во-первых, пойми и прости тревоги моего сердца, но разумно ли и далее поощрять взаимную склонность твоей сестры Лотириэль и родича твоего, достойнейшего Короля Рохана?
Пойми меня сейчас правильно, Фарамир, прошу тебя. Подумай, как росла и воспитывалась твоя сестричка. Сумеет ли она переносить образ жизни рохирримов? Твоя жена, быть может, привычна и к ожиданию мужчин из походов, и к скверным условиям жизни, и к грубости окружения, но не такова Лотириэль, которая рождена на земле родичей Нимродели. При всем благородстве Йомера он остается рохирримом и воином, каково-то придется моей девочке в шатрах из овечьей шерсти, освещенных только плошкой с горящим жиром, или в обширных залах, где собираются воины? Знаю, что Король Йомер надеется увидеть в будущей супруге достойную замену прежним королевам Рохана, вроде достойной Теодвин и прекрасной Йовин. Но сможет ли наша маленькая Лотириэль заменить их? Сможет ли сравниться с ними? Не окажется ли такое испытание слишком сильным для такой нежной девочки, не убьет ли такая жизнь все ее наивные мечты о любви?
Прости, что обращаюсь к тебе с такими словами, ведь вы дружны с Йомером, как родные братья. Но, право, мне важно знать твое мнение. Князь Имрахиль любит Лотириэль, но ты знаешь, насколько серьезно он относится к вопросам долга и насколько холодно равнодушен может быть к возможным страданиям девочки, если цена вопроса – династия и политические интересы. С точки зрения политики этот брак – лучшее, о чем только могут мечтать и Дол Амрот, и Эдорас, но я – всего лишь старая женщина, и мне жаль мою девочку. Я знаю, тебе больно будет слышать это, но я бы не желала Лотириэль судьбы твоей матери, как бы я ни любила тебя и твоего покойного брата. Верю, что достойный Король Йомер постарается сделать все возможное для счастья своей супруги, но сам Рохан – суровый край, не станет ли он для Лотириэль таким же капканом, каким стала Белая Башня для Финдуилас?
Второй мой вопрос касается твоих трудов в Итилиене. Я слышала, ты собираешься взять с собой к Моргулу практически всех взрослых мужчин Эмин Арнен. Разумно ли это? Как ты собираешься одновременно и уничтожать Минас Моргул, и строить крепость Эмин Арнен? И как будут совершаться все хозяйственные дела Итилиена, неужели руками женщин? Мой брат хочет прислать тебе на помощь в Моргул отряды из Дол Амрота, так не оставить ли население Итилиена мирно засевать пашни и пасти овец? Ведь твой поход может затянуться. Подумай над этим предложением, ты уже принял помощь Короля Рохана, так почему бы не принять и нашу?
Я хочу спросить тебя еще о твоей супруге Йовин. По словам Лотириэль, она с большим беспокойством переносит вашу разлуку. Знаю, что ты оставил ее в Минас Тирите ради Лотириэль и Йомера, но быть может, лучше будет ей быть ближе к тебе? И опять же, не следует ли мне привезти Йовин к тебе в Эмин Арнен, а Лотириэль отослать домой? Я была бы рада познакомиться с твоей супругой, так что в ближайшее время собираюсь в Минас Тирит.
Желаю тебе самой большой удачи в твоих трудах, мой дорогой племянник! Прости еще раз, если обидела тебя чем-то, но ты знаешь, что лишь самая моя глубокая привязанность к тебе может заставить меня говорить о неприятных тебе вещах. Не сердись же!
Любящая тебя сестра твоей матери
Ивриниэль

2 год Новой Эпохи, апреля 26е, Минас Тирит

Элессар Энвиниатар и Арвен Ундомиэль, Король и Королева Гондора, Арнора и всех земель Объединенного Королевства всем участникам похода в Моргульскую долину, подданным Гондора и Дол Амрота, а также людям Рохана привет!

Да будут ваши труды достойным завершением дела изгнания Тьмы из Среднеземья, да осияют звезды ваш путь! Уничтожьте последний очаг войны и зла на землях Гондора, сделайте цветущим край, который столько времени стонал под гнетом Врага, и ваши дела будут прославлены в вечности. Воистину Среднеземье становится домом Людей, и да пребудет с вами благословение всех свободных народов этого мира, вступающего в новую Эпоху!
Подписано: Король Элессар, Королева Арвен

2 год Новой Эпохи, 26е апреля, Минас Тирит

Княжне Дол Амрота Леди Ивриниэль с любовью

Твоя девочка снова припадает к твоим коленям в поисках утешения. Жаль, что я не могу сесть возле тебя и выплакать свое горе, как делала с самого раннего детства.
Сегодня мы проводили и Короля Рохана в поход к Моргулу. Йовин перенесла эту разлуку много лучше, чем мы все ожидали, она вообще стала гораздо веселее, чем была еще неделю назад. Но мне очень грустно и очень страшно оставаться здесь без такого прекрасного друга, как брат моей любимой родственницы. Видишь ли, он попросил меня перед своим уходом позаботиться о его сестре, но я боюсь, потому что я очень мало понимаю в делах целительства. Твои советы и помощь пришлись бы очень кстати. Может быть, отец отпустит тебя в Минас Тирит, чтобы ты могла побыть возле Йовин? Право, такой груз ответственности не по моим плечам, тетушка!
Мы с Йовин и с Леди Арвен проводим много времени за разбором манускриптов в библиотеке Минас Тирита. Недавно нашли привет из прошлого, который я не посмею показать своему брату – песни и стихи, которые писал наш родич Денетор, Правитель Гондора. Удивительно, я столько слышала от вас всех о его суровости, но у него восхитительные стихи, и почти все они посвящены вашей сестре Финдуилас. Я совсем не знала ее, но мне кажется почему-то, что теперь я ее очень хорошо себе представляю… А еще там же есть тексты некоторых военных песен, которые сейчас поют на всех улицах Минас Тирита. Странно, что никто не вспоминает при этом о Правителе, который сочинил эти слова, а быть может, и музыку. Боюсь спросить, знает ли Фарамир, чьи песни он поет так часто вместе с Белым отрядом. Йовин тоже не знает ответа на этот вопрос, она говорит, что опасается беседовать с Фарамиром о его отце, особенно теперь, когда он сам вскоре станет отцом, и не может не вспоминать собственное детство.
Но стихи нам всем показались прекрасными. Даже не верится, что такой человек мог попасть под влияние Тьмы и сдаться под натиском Врага. Леди Арвен показала военные песни Королю, и он сказал, что надо выгравировать несколько строк из них на Воротах Города, который столько времени защищали Правители… По-моему, это не просто благородно с его стороны, но истинно рыцарственно.
Я была бы рада, тетушка, поговорить с тобой еще, я очень скучаю по тебе, и мне кажется, что если бы ты была здесь, мы с Йовин гораздо больше поняли бы в наших занятиях в библиотеке или на Королевских советах с твоими мудрыми пояснениями. Если отец и правда предложит тебе приехать в Минас Тирит – не отказывайся, прошу тебя.
Целую твои руки!
Лотириэль

2 год Новой Эпохи, мая 1, Эмин Арнен

Леди Ивриниэль, высокородной княжне Дол Амрота от ее любящего племянника Фарамира

Приветствую тебя от всей души и целую твои руки
Завтра мы выходим к Моргулу, и у меня уже не будет времени ответить тебе на твое письмо, потому попробую изложить свои разрозненные мысли сегодня.
Твои опасения по поводу Йомера и Лотириэль меня пугают меньше, чем мысль о том, что мы с тобой сейчас делим шкуру неубитого медведя. Но, уж прости, в твоих опасениях за суровость Рохана к Лотириэль я вижу ту самую спесь благородного человека, в которой ты обвиняешь своего брата. О каком политическом союзе речь, если двое молодых людей испытывают друг к другу взаимную склонность?
Ты говоришь, что такое замужество накладывает на Лотириэль множество обязанностей. Да, это так. Но все воспитание и образование твоей племянницы было направлено именно на то, чтобы она была в состоянии с подобными обязанностями справиться!
Ты говоришь, что Рохан слишком сильно отличается от Дол Амрота, и что Лотириэль не привыкла к такому образу жизни. Пусть так, это тоже верно. Но отринь на секунду презрение благовоспитанной родственницы Нимродели к дикарям, которые живут в конюшнях, и подумай, так ли плох общественный строй Рохана и его законы? Да, короли Рохана живут практически так же, как простые воины. Да, войлочный шатер и мазанка под соломенной крышей – обычные жилища всех жителей Рохана. Все жители – воины, все жители – земледельцы и скотоводы. Вся страна поднимается на войну по слову Короля, вся страна возделывает поля и разводит лошадей.
Такое не снилось ни одному государству Среднеземья, кроме, пожалуй, Шира, но там вообще нет наследуемой власти, подобной королевской. В Гондоре существует сословие воинов, и хотя эта каста не замкнута, но все-таки воины Цитадели иным трудом не занимаются, их жизнь и смерть оплачены стараниями мирных жителей. На примере Арнора мы видели, что такое устройство государства напрямую ведет к тому, что при гибели воинов мирные жители погибают следом, и страна не способна подняться из руин, если проиграно решающее сражение. Рохану и Ширу это явно не грозит. Пожалуй, не грозило это и Гондору, потому что старый нуменорский строй был серьезно нарушен трудами Правителей, обновлявших кровь дряхлеющего народа, но не превративших новые провинции и земли союзников лишь в источник провианта и обогащения. Непрекращающиеся войны еще сильнее отсрочили момент, когда вся земля страны делится на родовые поместья отдельных рыцарей, которые в обмен на защиту мирного населения пользуются над ним неограниченной властью. Можно сказать, что именно благодаря войне, заставившей сыновей Правителей закрывать головы одним щитом с сыновьями землепашцев из дальних уголков Гондора, наш народ остался свободным до самого возвращения Короля.
Король Элессар – необычайный человек, знающий по опыту своей прошлой жизни все стороны жизни народа так, как мало кто из властителей когда-либо их знал. Королева Арвен происходит из рода эльфийских владык, но природа власти у эльфов совершенно иная, нежели у людей. Кроме того, чтобы не быть жестоким господином, надо родиться господином и уметь быть слугой своих слуг – и это в высшей мере верно по отношению к Ее Величеству.
Как теперь повернется жизнь в Гондоре при восстановлении королевской власти, пока не могу сказать, хотя вопрос этот в наших руках и руках всего народа. Но все-таки недавно завершившаяся война позволила выдвинуться многим людям, не принадлежавшим никогда к правящему сословию, но достойным того, чтобы к нему принадлежать. И пока будут строиться княжества и восстанавливаться земли, у любого человека будет возможность построить свою жизнь не по праву своего происхождения, а лишь по личным заслугам. Поэтому мне так радостно, что княжество Итилиен начинается с кочевого лагеря поселенцев разных наций, что в нем есть люди из земель с разным укладом, и что все мы сообща строим новую жизнь так, чтобы всем нам было в ней хорошо. Поэтому-то я и считаю более важным общее участие в этом походе к Моргулу, чем разделение народа на воинов, уничтожающих Тьму, и земледельцев, занимающихся пахотой. Вернемся – все вместе приладим яровые к полям, оставленным под паром, переживем следующую зиму. Надо будет – я и сам возьмусь за плуг, хотя более вероятно, что все-таки возьмусь за перо и бумагу и буду чертить планы строений. Но вот тебе предмет для размышлений: я мечтаю открыть в Эмин Арнен такое заведение, где дети смогут получать образование не хуже, чем у домашних учителей. Мне почему-то кажется, что ты можешь оказать мне большую помощь в этом начинании…

Ты можешь возразить мне, что в Дол Амроте все жители тоже пользуются равными правами – и это не отменяет учености и утонченности мыслей. Во-первых, население Дол Амрота в родстве с эльфами. Во-вторых, это уже не совсем верно, поскольку ты размышляешь о «грубости» земель Рохана для твоей собственной племянницы. Прошу тебя, брось эти мысли! По моему мнению, задача Дол Амрота должна заключаться не в том, чтобы оберегать свои знания и ученость, а чтобы распространять их в другие края, благо, в мирные дни это очень легко.
Лотириэль же - совсем не такое воздушное создание, каким кажется. Вспомни, что ты сама княжна Дол Амрота, и скажи, может ли тебе повредить жизнь в Рохане. И моя мать без тени сомнения была достойной супругой Правителя Гондора, хотя Гондор – тоже во многом суровая земля, особенно в дни войны. И прости уж, но ведь и князь Имрахиль - вдовец! Бывает, что люди умирают, и даже самые великие целители бессильны помочь. Любая смерть безвременна, когда остаются те, кто любил человека, и кому он был очень нужен.
Знаю, ты винишь моего отца в смерти моей матери, но мне кажется, ты настолько горевала о сестре, что стала несправедлива к отцу. А ведь он был единственным человеком в мире, кто горевал о Финдуилас не меньше, чем ты и твой брат, если не больше! Просто таков уж был его характер, что он не проявлял своих чувств публично. Но он очень горд. А кто из нас не горд – тот не человек, согласись со мной.
Мой несчастный брат гораздо больше унаследовал открытого нрава матери, чем отцовской гордой скрытности, хотя внешне больше походил на отца, чем на маму. Только мама проявляла нежность, а брат – гнев, радость, любые чувства. А я… наверное, я больше похож на отца, и в этом состояло наше с ним несчастье. По сей день я укоряю себя, что в черные дни после гибели Боромира я ни разу не нашел в себе сил обнять и пожалеть отца… Может статься, нам обоим стало бы легче, если бы мы разделили нашу печаль на двоих. Но я настолько погрузился в собственное отчаяние, что не смог понять, что отцу куда хуже, чем мне, ведь Боромир – его сын. Только сейчас, в тревоге за Йовин, я начал понимать, что мог испытывать мой отец, когда с нами случались какие-то беды и неприятности… Но я пока не в состоянии понять это до конца.
Я думал, что помогу ему, если буду выполнять долг перед Гондором и за себя, и за брата – но я не понял, что не столько избавлял его от забот, сколько отнимал у него возможность забвения своих печалей в трудах на благо любимого им Города. А потом стало поздно! И ведь я был единственным, кто знал о Видящем Камне, будь он проклят во веки вечные, мы же читали с отцом одни и те же свитки мудрости. Но тут уж я решил, что отец непременно победит, просто потому, что я никогда не терял детской веры в его всемогущество... Надо было мне вспомнить, что сам я не решился даже посмотреть на Вражью драгоценность, надо было вспомнить, что одно дыхание Врага сумело сделать с моим братом.
Нельзя было допускать отца до этой схватки. Нельзя было выказывать свои обиды, нельзя было даже и обижаться на него, больного уже человека… Я виноват. И одна моя надежда состоит в том, что отец все-таки простил мне мою вину... Но как прощать обиды своим детям, мне еще предстоит узнать. Не могу сказать лучше. Думаю, ты, заменившая мать детям князя Имрахиля и нам с братом, сможешь объяснить это и научить меня.
Прости, тетушка, мне все же не удается облечь свои мысли в подходящие слова. Быть может, после разрушения Моргула мы с тобой сядем и поговорим обо всем этом. Такая беседа доставила бы мне огромное удовольствие и облегчение, потому что мне все время кажется, что я взялся за дело не по собственным силам. Если ты приедешь в Минас Тирит – я буду очень тебе благодарен, потому что смогу быть совершенно спокойным за Йовин. Мне кажется, вы с ней непременно подружитесь, и она сможет развеять твои тревоги относительно суровости Рохана. С рохирримским шатром же тебе придется свести самое близкое знакомство, если ты решишься погостить у нас в Эмин Арнен, чему лично я был бы бесконечно рад. Позовем с собой Лотириэль, и вы обе сможете оценить, пригодны ли эти шатры для жизни высокородных леди. Почему-то мне кажется, что тебе понравится, да и Лотириэль тоже…
От помощи княжества Дол Амрот я не отказываюсь, лишь прошу князя Имрахиля послать в Моргул только тех, кто сам вызовется поучаствовать.
Завтра в поход, половину ночи мы проговорили с Йомером, и теперь у меня осталось не больше пары часов до рассвета, чтобы хоть немного поспать… Еще раз прости, если чем-то обидел тебя, я от усталости очень плохо соображаю.
Надеюсь на скорую встречу, а пока кланяюсь тебе
Фарамир, князь Итилиена

Часть III. Минас Итиль

2 год Новой Эпохи, мая 9е, долина Моргула

Королю Элессару от Правителя Гондора и князя Итилиена Фарамира
В собственные руки

Сообщаю Вашему Величеству, что под каменными сводами древней гондорской крепости скрывались темницы Моргула, обширные и настолько заваленные человеческими останками, что неизвестно, сумеем ли мы обеспечить последний приют для всех погибших здесь. Фрагменты тел незначительны, и нет никаких шансов доискаться происхождения жертв Мордора. Сжигать же темницы вместе с крепостью означало бы похоронить павших товарищей вместе с гнусными отродьями Врага, останки которых находились во дворе и строениях.
Люди в ужасе, но большинство держится стойко. Есть и еще одно дело, которое теперь кажется явно необходимым: обследование не только Моргульской крепости, но и крепости на перевале Кирит Унгол.
Жду распоряжений Вашего Величества по поводу останков жертв Тьмы. Не знаю, стоит ли обнародовать этот кошмар сейчас, в дни мира, и не вызовет ли это отчаяния у тех, кто потерял своих близких.
Почтительно ожидаю Ваших приказов
Фарамир, князь Итилиена

2 год Новой Эпохи, мая 9е, долина Моргула

Отцу и повелителю, князю Дол Амрота Имрахилю от недостойного сына его Эльфира

Отец, ты должен знать, что сын твой не годен для управления княжеством, потому что слабость его постыдна и способна причинить лишь позор нашей земле…
Брат мой Фарамир и родич его Король Йомер не позволяют мне участвовать в разборе подвалов Моргульской крепости после того, как я позорно рухнул в обморок при виде останков жертв вражьих тварей… Отец, эти изгрызенные кости, человеческие кости… Я не могу этого вынести! Мое сердце разрывается от ненависти и горя, когда я думаю об участи погибших здесь людей.
Я не понимаю, как можно оставаться настолько спокойными, насколько спокойны Фарамир и Йомер, ведь они ненамного меня старше, но распоряжаются вполне хладнокровно. Мне кажется, что Йомера гнетет ненависть, а Фарамира – скорбь, но они продолжают руководить работами по возведению кургана и извлечению останков. Меня они поставили управлять дальнейшим разбором стен, за что я им очень благодарен, потому что мысли о том, как обеспечить безопасность живых, хоть мало отвлекают меня от ужаса перед мертвыми. Но … мне так стыдно и перед живыми, и перед мертвыми, отец! Я уничтожен этим стыдом и припадаю к твоим ногам, умоляя о прощении
Твоего недостойного сына
Эльфира

2 год Новой Эпохи, мая 12е, Минас Тирит

Элессар Энвиниатар, Король Гондора, Арнора и всех земель Объединенного Королевства соединенному отряду Гондора, Рохана, Итилиена и Дол Амрота в Моргульской долине

Приказываем
Похоронить останки жертв Моргула со всеми воинскими почестями. Король скорбит вместе с вами о павших в боях с Тьмой. День похорон жертв Моргула будет отмечен в календаре Объединенного Королевства, как день скорби и памяти погибших в Войне Кольца.
Выражаем глубокую благодарность всем, кто участвует в этой миссии. Помните, что война не окончена, пока не похоронен последний солдат.
Подписано: Король Элессар

2 год Новой Эпохи, мая 12е, Минас Тирит
(приложено к предыдущему)

Другу моему Йомеру, Королю Рохана
В собственные руки

Не могу присоединиться к вам, как бы мне того ни хотелось. Население Минас Тирита впало в полное отчаяние, узнав о страшной участи своих пропавших без вести родичей, поэтому я не могу оставить Город. Скрывать эти вести было совершенно невозможно, потому что в вашем отряде есть люди и из всех уголков Гондора и Рохана, и из княжеств Итилиена и Дол Амрота.
Решительно запрещаю вам даже думать соваться в крепость Кирит Унгол. Судя по письму Фарамира, ваши люди совершенно обезумели от горя и гнева, в таком состоянии они не продержатся долго.
Поддержи, прошу тебя, и самого Фарамира, ему всю войну доставались самые большие неприятности, но и мирная жизнь его не избавила от переживаний.
Еще одна неприятность в том, что Леди Арвен позволяет твоей сестре читать официальную переписку. Я пытался поговорить с ней об этом, но она возражает, что куда хуже будет, если Йовин услышит моргульские новости от официальных глашатаев, а не прочтет в письме, написанном рукой мужа.
С болью в душе и с пожеланием вам всем удачи и терпения в ваших скорбных трудах
Арагорн

2 год Новой Эпохи, мая 14е, Дол Амрот
(получено мая 17го)

От князя Имрахиля командующему отрядом княжества Дол Амрот в Моргульской долине Эльфиру
В собственные руки

Сын мой, твое поведение недостойно не потому, что ты проявил слабость, а потому, что ты не желаешь понять, что приказ должен быть исполнен, даже если ты считаешь, что он наносит ущерб твоей славе или отдан из жалости к тебе. Тебе дали дело – делай же его насколько возможно хорошо. И если приказ не будет выполнен тобой со всем твоим усердием – я действительно буду стыдиться, что мой сын навлекает на княжество Дол Амрот несмываемый позор. В остальном же позора нет, любой опытный воин скажет тебе, что необходимо иметь привычку и даже некоторую душевную черствость, приобретаемую лишь с печальным опытом, чтобы спокойно выносить зрелища, подобные описанному тобой.
С надеждой на твое благоразумие и твердость,
Твой отец
Имрахиль, князь Дол Амрота

2 год Новой Эпохи, мая 17е, долина Моргула

Княжне Дол Амрота Лотириэль от Короля Рохана Йомера
В собственные руки

Прошу высокородную Леди не гневаться за то, что я осмелился написать ей. Страшная беда постигла нас – твой брат Фарамир тяжело пострадал, и у нас почти нет надежды на его выздоровление. Прошу тебя передать это известие Королю и Королеве и просить их послать к нам на помощь способного целителя. Если судьба будет милостива к нам, Фарамир доживет до прихода помощи. Умоляю, не сообщай ничего Йовин!
Я нарушил слово, данное тебе, я не уберег Фарамира от беды, а теперь еще и возложил этот тяжелый груз, но я не могу написать никому другому, чтобы моя сестра не узнала об этом.
Бесконечно виноватый перед тобой
Йомер

2 год Новой Эпохи, мая 17е, долина Моргула

Князю Дол Амрота Имрахилю от Короля Рохана Йомера
В собственные руки

Не знаю, как написать тебе. Эльфир обиделся на запрет заниматься похоронами павших в Моргуле, услыхал о разведке на Кирит Унголе и решил сам ее провести. Мы обнаружили это и бросились в погоню, но настигли его только на перевале, и он скрылся от нас в подземный ход. Последовав за ним, мы попали в логово твари, с которой когда-то сражались Хранители. Тварь сдохла, но отравила воздух подземелий, и бедняга Эльфир сразу потерял сознание. Мне повезло наткнуться на него и вытащить, а вот Фарамир пошел другой дорогой и угодил в самое логово дохлой гадины. Он надышался зловонных испарений, и, по правде сказать, я сомневаюсь, что муж моей сестры доживет до завтрашнего вечера. Я не знаю, как сообщить об этом, чтобы не узнала Йовин, но нам нужна помощь целителей, а потому я написал княжне Лотириэль в Минас Тирит, чтобы она сообщила тайно Королю и Королеве. Пока Фарамир в полусознании, но жизнь от него уходит с каждым часом. Мы не знаем, чем помочь ему, кроме чистого воздуха и воды. Он кашляет кровью, его мучит дурнота, и ему все труднее бороться за каждый вдох. Бедная моя сестра! Он просил меня написать тебе и попросить отправить высокородную Леди Ивриниэль в Минас Тирит, быть может, она сумеет хотя бы спасти мою сестру и их ребенка…
Прошу тебя, не вини своего сына. Я – единственный виноватый, я не сумел приглядеть за Эльфиром и не уберег своего родича от беды. Эльфир получил твое письмо только после нашего возвращения с Кирит Унгола и едва руки на себя не наложил от отчаяния. Пока я справляюсь с ним тем, что отправил его командовать всеми работами в Моргульской крепости, потому что ни на шаг не могу отойти от своего родича.
Я не могу просить у тебя прощения и не знаю, что еще тебе написать.
Кланяюсь тебе
Йомер

2 год Новой Эпохи, мая 19е, Минас Тирит

Князю Дол Амрота Лорду Имрахилю с дочерней любовью

Отец, случилось что-то ужасное! Король Йомер написал мне, что с Фарамиром несчастье, что он умирает (а быть может, и уже умер)… Я получила его послание сегодня на рассвете от тайного гонца, и уже через два часа Король Элессар выехал срочно в Долину Моргула, но нет никакой надежды узнать, жив ли мой брат, раньше, чем через три дня…
Мы с Леди Арвен пытались объяснить Йовин отсутствие Короля всевозможными выдуманными причинами, но мне кажется, что она что-то заподозрила и испугалась… Мне кажется, что мое отчаяние написано у меня на лице, и я никак не могу это скрыть от несчастной жены моего брата… Бедная Йовин! Бедный Фарамир! Я даже не знаю в подробностях, что же с ним случилось…
Знаю, что для тебя это несчастье – огромное горе, как и для нас всех. Прошу тебя, попроси Леди Ивриниэль срочно приехать в Минас Тирит. Быть может, она, любившая Фарамира больше всех в нашей семье, сумеет помочь Йовин, если произошло самое худшее… О нет, нет, я уже пишу о брате так, будто его не стало. Только бы не потерять надежды в эти страшные дни ожидания…
Кланяюсь тебе и тетушке, целую ваши руки и плачу вместе с вами
Лотириэль

2 год Новой Эпохи, мая 20е, Минас Тирит
(не отправлено)

Счастье мое, я не знаю, где ты и что с тобой случилось там, далеко от меня. Но что бы ни было, да пребудет моя любовь твоим мечом, да станет моя надежда твоим щитом, да обратится моя вера товарищем, который прикрывает твою спину. И кто бы ни подал тебе руку помощи, кто бы ни поделился с тобой хлебом, ни поднес воды, ни утешил раны повязками – это буду я! Да сбережет тебя любовь моя. Да хранит тебя моя надежда. Прижмется губами к кровавым ранам, утолит страх, поможет дышать и скажет тебе, что я с тобой. Я верю, верю в твою жизнь! До последнего мига этого мира я буду ждать и верить в твою жизнь. Я с тобой до края земли, до последнего вздоха, до порога смерти. А если на последнем рубеже в твоем сердце останется лишь самая маленькая, последняя сила держаться – это буду я, и пусть я спасу тебя!

2 год Новой Эпохи, мая 20е, долина Моргула
(полностью на эльфийском)

Возлюбленной Леди Арвен, прекрасной Королеве от ее Странника

Радуйся!
Самая главная новость – жив наш Фарамир! Правда, он действительно очень плох, но думаю, что самое страшное позади, и опасность умереть в ближайшие часы ему не грозит. Меня, правда, беспокоят вероятные дальние последствия такого отравления, потому что кашляет он кровью хоть и меньше, по словам Йомера, но все-таки это достаточно серьезная беда. По крайней мере, он жив и в сознании. Мы бы перевезли его в Эмин Арнен, но сомневаемся, что дорога не повредит ему.
Йомера я отправил спать, он трое суток не отходил от Фарамира, ухаживая за ним с такой преданностью и заботой, что, кажется, родная мать не могла бы сделать больше. На бедного Эльфира страшно смотреть, он в отчаянии от последствий своей мальчишеской глупости, но исправно трудится над разбором стен и захоронением останков. Кажется, княжич повзрослел в одну секунду, когда из-за его неосторожности его родич оказался на грани страшной смерти. Но он сумел не только преодолеть муки совести и оставаться полезным, но и повинился перед людьми и сохранил при этом довольно уверенности в себе, чтобы они продолжали работать под его началом. Можешь обрадовать князя Имрахиля и княжну Лотириэль, что их сын и брат оказался вполне достоин своего происхождения. Хотя все мы предпочли бы, чтобы его воспитание обошлось без таких происшествий с его родичем.
По-моему, Йомер сошел с ума, когда решил сообщить о случившемся именно через Лотириэль. Я сейчас рассказал об этом Фарамиру, и он очень долго смеялся. Точнее, пытался смеяться – ему плохо удается и говорить, и двигаться. Если ты найдешь, чем порадовать его относительно жены и сестры – напиши, прошу тебя. Если же Йовин решит написать ему – передай письмо, мы уж тут придумаем, как на него ответить, чтобы она не догадалась о происшествии.
Я останусь здесь, пригляжу за Фарамиром, посмотрю, как подгорные мастера, вызванные Йомером из Эмин Арнен, собираются уничтожить это ужасное скопление яда внутри горы, и поучаствую в похоронах жертв Моргула. Фарамир писал правду: зрелище действительно ужасное. Но люди притерпелись, а события последних дней вызвали такую вспышку ярости в атаке на проклятые стены, что крепость уже почти уничтожена. Братский курган примет все жертвы Моргула. Сделаем все, что в наших силах, чтобы Фарамиру теперь не пришлось упокоиться в этом же кургане.
Напиши мне, каковы настроения в Городе, все-таки я оставил его в тяжелый момент. Вся моя надежда – только на тебя, на твою мудрость и доброту, которые позволят тебе найти правильные слова, чтобы успокоить людей.
Обнимаю колени моей Королевы
Вечно твой
Арагорн

2 год Новой Эпохи, мая 22е, Минас Тирит

Королю Рохана Йомеру от княжны Дол Амрота Лотириэль с великой благодарностью

Не вините себя в случившемся! Я благодарю Вас от всего сердца за спасение жизни моих братьев и за то доверие, которое Вы ко мне проявили. Надеюсь, со своей стороны Вы довольны тем, как я выполнила Ваше поручение.
Йовин ничего не знает, хотя, кажется, о чем-то догадывается, но она все-таки здорова, и мы стараемся отвлекать ее от тяжелых мыслей. Я еще раз обещаю Вам приложить все усилия, чтобы уберечь от горя Вашу, а теперь и мою любимую сестру. Передайте Фарамиру, что его сестренка Лотириэль его крепко обнимает и повторяет и ему свое обещание, пусть он поправляется скорее!
Прошу Вас, если у Вас будет время среди забот, отпишите мне о здоровье моего брата, мы все здесь очень волнуемся за него.
Кланяюсь Вам и еще раз выражаю свою безмерную признательность
Княжна Лотириэль

2 год Новой Эпохи, мая 22е, Дол Амрот
(передано через Минас Тирит с княжной Ивриниэль)

От князя Имрахиля князю Итилиена Фарамиру

Прими мои самые глубочайшие извинения за поведение моего сына. Я горько сожалею о том, что из собственных интересов отправил мальчишку к вам, надеясь, что вы за ним присмотрите и наставите, и не подумал о том, нужно ли обременять вас еще и этой заботой. Перед тобой и Королем Йомером я отныне в неоплатном долгу, потому что нельзя оценить жизнь ребенка для его отца.
Кланяюсь вам обоим в ноги
Имрахиль, князь Дол Амрота

2 год Новой Эпохи, мая 25е, Минас Тирит
(полностью на эльфийском)

Странник мой, Надежда Людей, радуйся!

Мне бы хотелось говорить с тобой о ваших делах и о прекрасном завершении давней борьбы с Мордором, но более насущные вопросы заставляют меня обращаться к тебе за советом. Мне кажется порой, что я совсем не понимаю людей…
Скажи же мне, эта почтенная родственница князя Имрахиля и в самом деле славится среди людей своей мудростью? Она сегодня не нашла ничего лучшего, чем объявить Йовин правду о состоянии ее мужа!
Разумеется, наша отважная умница Йовин вряд ли могла не заметить, что что-то случилось, но не лучше ли для нее было пребывать пусть в тревоге, но в неведении, чем услышать то, что сообщила ей Леди Ивриниэль? Я не могу теперь даже говорить спокойно с этой женщиной, хотя Лотириэль уверяет меня, что сестра ее отца сделала именно то, что необходимо было сделать, и что зла Йовин она не желала и не причинила… Объясни же мне ты, Человек по рождению, кто из нас прав.
Сегодня Йовин перехватила гонца из Моргула и, видимо, заставила его выложить ей известия. Она впала в отчаяние, говорила, что точно знает, что ее муж погиб, что немедленно отправится в Моргул, а еще обвиняла нас в том, что мы от нее скрываем правду. Сцена была ужасной, и мы никак не могли ее успокоить, потому что она отказывалась верить нашим словам. Леди Ивриниэль же с величайшим хладнокровием сказала, что Йовин решительно сошла с ума, если считает, что в ее-то положении сможет ухаживать за больным, когда тот выворачивается наизнанку и выкашливает остатки легких. Я передаю тебе очень мягкую версию ее слов, ее речи были очень резкими и даже грубыми. Несчастная Йовин едва не лишилась чувств, и мы с Лотириэль настолько растерялись, что не сразу сумели оказать ей какую-либо помощь. Так что после своей жестокости Леди Ивриниэль оказалась единственной, кто немедленно занялся нашей бедной Йовин, и она еще и выставила нас с Лотириэль из ее комнаты. Я еще никогда в жизни не хотела кого-либо убить до такой степени, как мне хочется проделать это с этой злобной старухой!
Прости меня, я не могу тебе написать пока ничего утешительного о состоянии Йовин для Фарамира, и не могу говорить ни о каких делах Гондора, потому что у меня до сих пор дрожат руки от бешенства. Я очень хотела бы помочь несчастной Йовин, но, пожалуй, наиболее важно сейчас оградить ее от Леди Ивриниэль…
Умоляю тебя, мой Король и Мудрец, рассуди же мои сомнения! Ты знаешь, что среди моего народа таких безумств не водится, но и душевно, и физически Перворожденные крепче Атани.
Твоя совершенно растерянная
Арвен
(приписка)
Быть может, не следует сообщать Фарамиру, пока он не оправится, что его тетка явно помешанная? Но она очень вежливо попросила меня передать вместе с моим посланием ее письмо для ее племянника… Прошу тебя, прочитай его сперва сам!

2 год Новой Эпохи, мая 25е, Минас Тирит
(отправлено вместе с предыдущим)

Племяннику моему Фарамиру от старой тетки с пожеланием как можно скорее поправиться!

Мальчик мой, прошу тебя, если ты в следующий раз надумаешь помирать – не оставляй свою замечательную супругу на руках у двух мечтательниц, имеющих самые возвышенные представления о том, что хорошо и что плохо в ее положении! Они едва не уморили бедную девочку полной неизвестностью, и она уже готова была сама бежать в Моргул, чтобы узнать, что же с тобой случилось.
Рада сообщить тебе, что с ней все будет в порядке, хотя волнение, безусловно, не пошло ей на пользу. Сейчас ей нужно только хорошенько отдохнуть и успокоиться. Как только она будет в состоянии ехать, мы отправимся вместе с ней в Эмин Арнен и будем ждать тебя там. Мы вдвоем тебя точно вылечим, можешь даже не сомневаться!
Объясни же мне, как ты сумел покорить такую красавицу с таким решительным характером! Не могу поверить, что мой самый тихий в мире мальчик – не только герой и полководец, но и муж такой чудесной девочки…
Относительно всех твоих мыслей об устройстве государства – надеюсь, ты уже догадался обсудить их с Королем Элессаром и с князем Имрахилем. Право, даже твоя выжившая из ума тетка находит в них много разумного, хотя я бы с тобой поспорила по многим пунктам. Насчет рохирримского шатра скажу, что обязательно приеду, чтобы его оценить, тем более, тебе нужен уход, а твоей жене будет непросто справляться со всеми делами без помощи.
От души побранила бы тебя за то, что ты так всех нас напугал, но ты достаточно наказан, и к тому же пострадал за своего непутевого братишку (вот бы кого с радостью выпорола, но, кажется, он тоже довольно поплатился за свою глупость).
Надеюсь в самом скором времени увидеть тебя!
Твоя старая тетка
Ивриниэль

2 год Новой Эпохи, мая 28е, долина Моргула
(полностью на эльфийском)

Возлюбленной моей Леди Арвен, Вечерней Звезде эльфийского народа и прекраснейшей Королеве людей радуйся!

Я не скажу тебе, что ты не понимаешь Людей или сильно отличаешься от них, моя Королева! Желание убить за боль, причиненную тому, кого любишь, и совет прочитать чужое письмо – это более чем человеческие чувства. Так что не тревожься, моя Вечерняя Звезда, все совершенно в порядке, и ты все поняла правильно.
Но площадные слова из уст княжны Дол Амрота в пересказе Королевы Гондора – это настолько неожиданно, что я никак не могу отсмеяться. Мне кажется, моя давняя мечта скоро обратится явью, и я смогу посетить вместе с тобой те места на Севере, по которым я долго бродил в одиночестве. Показать тебе корчму «Резвый пони» - мое самое заветное желание! И тебе, может быть, интересно теперь познакомиться с миром людей и с миром наших приятелей-хоббитов.
Леди Ивриниэль не догадалась сообщить в своем письме Фарамиру подробности, так что я просто пересказал ему твой вариант этой истории – и он сначала пришел в ужас, как и ты, а потом очень долго смеялся. К «сумасшедшей» Леди Ивриниэль Фарамир питает самую глубокую привязанность, и возможно, она куда лучше разобралась в характере Йовин, чем все мы вместе взятые. Может статься, ей действительно было бы спокойнее сидеть сейчас у постели Фарамира и видеть все, что с ним случилось, чем воображать в голове неведомые ужасы. Все-таки если ты вспомнишь, что Йовин – щитоносец Рохана и целительница, быть может, напрасно мы так старательно ее обманывали, пытаясь уберечь.
Возлюбленная моя, прости своего бродягу за такое неуместное веселье, но у нас много поводов для радости, а после всех тревог хочется от души позабавиться. Остались и скорбные труды – в ближайшие дни планируем справить тризну по жертвам Моргула. Впрочем, как говорят рохирримы – поминки должны быть веселыми. Может статься, они и правы. Да и жертвы не остались неотомщенными и упокоены руками друзей в самом красивом месте, какое только нашлось в Моргульской долине. Быть может, души мучеников и их несчастные родственники найдут утешение в победе дела, за которое было отдано столько жизней.
Снос Моргульской крепости практически завершен, наши друзья из Подгорного царства пробурили штольни для доступа воздуха и планируют на самые ближайшие дни огненное очищение ядовитого логова на Кирит Унголе, так что в скором времени ждите нас всех домой!
Друг наш Йомер что-то погрустнел. То ли устал, то ли тревожится о чем-то. Я пытался говорить с ним, но он молчит. Фарамир, должно быть, что-то знает, но тоже делает вид, что понятия не имеет, что с его родичем. Видишь, я тоже не всегда могу понять Людей…
Обнимаю колени моей Королевы!
Вечно твой
Арагорн

2 год Новой Эпохи, мая 30е, долина Моргула

Княгине Итилиена Йовин от супруга ее Фарамира

Ты даже не представляешь себе, как я счастлив от одной мысли, что все-таки увижу тебя снова! Не могу даже попросить прощения за беспокойство, которое причинил тебе, потому что не мог не рисковать своей жизнью ради спасения брата. Знаю, что ты поймешь меня и не осудишь за то, что я слишком мало думал о тебе в этот момент, но как же я рад, что все-таки живу! Никогда мне с такой силой не хотелось жить, как в ту секунду, когда я узнал, что Эльфир в порядке, и подумал о тебе… Любовь моя, как же я благодарен тебе за свою жизнь! Это ты вернула мне ее, и что бы ни ждало нас в будущем – я никогда не устану благодарить тебя за такой щедрый дар.
Скажу тебе, наш друг Сэмиус – подлинный герой, поскольку именно он убил жуткую тварь. Она омерзительнее всего, что мне приходилось видеть, и мое восхищение Сэмом безгранично, потому что я – практически единственный, кто может представить себе, как эта мерзость выглядела при жизни. Когда руки начнут слушаться меня настолько, чтобы я отважился снова вести длительную переписку – непременно опишу ему наши приключения и выражу свой глубокое преклонение перед его героизмом. Пока же я попросил Йомера пересказать тебе историю взрыва на Кирит Унголе. Красивое было зрелище! Йомер даже согласился вытащить меня на улицу, чтобы я мог посмотреть на это.
Вот второй человек, которому я обязан своей жизнью – твой брат, ставший и моим братом к нашей обоюдной радости. Правда, мне кажется, что он немного огорчен тем, что я так быстро пошел на поправку, потому что у него пропал повод писать моей сестренке письма. Но он еще и умудрился от беспокойства за меня написать совершенно недопустимо невежливое, по его мнению, письмо к князю Имрахилю и теперь очень по этому поводу убивается. Не могла бы ты его утешить чем-нибудь?
Даже не знаю, откуда столько счастья в моем сердце посреди всех этих остатков древней Тьмы. Быть может, от того, что тьма уничтожена и не вернется, а я возвращаюсь домой. Возвращаюсь к тебе, моя родная.
Целую тебя крепко-крепко!
Одной твоей любовью уцелевший
Фарамир

2 год Новой Эпохи, мая 30е, долина Моргула

Здравствуй на много лет, сестра моя, княгиня Итилиена!

Я виноват перед тобой и предаюсь в твои руки, делай со мной что хочешь. Но пожалей если не брата своего, то мужа, который пообещал лечить меня в свою очередь, если ты меня все-таки пришибешь.
Не хочу огорчать тебя описаниями, как худо пришлось твоему мужу, он от души счастлив, что ты этого не видела. Лучше расскажу тебе по его просьбе наши последние новости.
Хотя я не впервые видел, как взлетают на воздух горы и осыпаются каменные стены, но первый раз на моей памяти это было сделано нашими руками, а не руками врагов. Зрелище необычное и немного сродни фейерверкам нашего доброго Гэндальфа.
Я так и не понял, что же там так здорово горело, как ни бились мне объяснить Фарамир и Гномы, но насколько я их понял, в подземельях скопился подземный газ, который не горит без воздуха. Так что нам крупно повезло, что мы только едва не задохнулись, а не взлетели на воздух вместе с горой, когда искали Эльфира с факелами в руках. Подгорные мастера пробили штольни в логово дохлой твари, а через несколько дней спустили в одну из них факел на веревке. Это было бы прекрасно, если бы во все стороны не полетели камни, и нам пришлось прятаться кто куда. Все в лагере теперь посыпано пылью и мелкой каменной крошкой, даже еда на зубах хрустит. Но как же оно горело! Разрушение Черной Горы не могло быть величественнее этого зрелища!
Взрыв был такой силы, что заодно обрушил гребень перевала и уничтожил часть крепости Кирит Унгол, так что мы очень быстро завершили наши работы. Если бы знать, можно было бы и Моргульскую крепость не разбирать вручную. Почему-то Фарамир уверен, что это было совершенно невозможно, и даже пообещал дать мне какие-то книжки, чтобы я понял. Но я и представить себе не могу, что засяду за пыльные фолианты, уж лучше попрошу его объяснить мне еще раз. Хотя после знакомства с князьями Дол Амрота я немного стыжусь того, что в дни войны мы не уделяли внимания тому, чтобы хорошо читать по-книжному или красиво писать. Может быть, в дни мира надо этому поучиться.
Сестренка, ты-то ведь знаешь теперь придворные обычаи и Гондора, и Дол Амрота. Скажи мне, не нарушил ли я по незнанию каких-то правил приличия, когда написал князю Имрахилю и его дочери о несчастье с Фарамиром? Не навлек ли я гнева князя на голову княжны Лотириэль? Я не сумел придумать лучшего способа обмануть тебя, чем написать на ее имя. Но я не имею от князя вестей с того моего письма, только привет, переданный через Фарамира, а княжне писать теперь не смею.
Я бы не спрашивал тебя, но когда я спросил твоего мужа, он начал ужасно надо мной потешаться и сказал, что коли я донес князю, что его дочь ведет переписку с мужчинами, то теперь я должен спрятать ее от отцовского гнева в самом дальнем уголке Рохана, а если нас там найдут – то мне придется жениться. Признаюсь, я настолько взбесился от его казарменных шуточек, что пообещал ему поединок, когда он поправится. Этот острослов сказал, что принимает вызов, но воспользуется своим правом выбора оружия, выберет пивные кружки и перепьет меня накануне моей свадьбы. Я бы выдумал достойный ответ, но тут вошел Король и завел беседу о законах, и мне пришлось стерпеть. Возвращаться впредь к этому разговору с Фарамиром я не собираюсь, потому что боюсь прибить его ненароком, а потому прошу тебя дать мне дельный совет, как же теперь исправить свою оплошность перед князем и княжной. Меньше всего на свете я бы хотел испортить нашу дружбу с этим достойнейшим семейством.
Еще прошу тебя передать мне ту часть донесений из Эдораса, которая почему-то осела в Минас Тирите. Не знаю, как такое могло получиться, но порядка у меня в доме без меня явно немного, а я вернусь туда не скоро, потому что приглашен Королем Элессаром и Фарамиром для обсуждения проекта новых законов Королевства к вам в Итилиен. Так что мы скоро увидимся, и я смогу поговорить с тобой с глазу на глаз обо всем, что меня тревожит.
Завтра мы почтим память жертв Моргула торжественной тризной и в ближайшие дни возвратимся в Эмин Арнен.
До скорой встречи!
Твой брат
Йомер

2 год Новой Эпохи, июня 3е, Минас Тирит
(на эльфийском)

Князю Итилиена Фарамиру радуйся!

Добрый друг наш Гимли отписал мне о твоих приключениях на Кирит Унголе, и мне ужасно хочется оторвать тебе голову за твое безрассудство. Право, твоя голова слишком ценна для всего Королевства, чтобы оказаться в таком месте, как логово дохлых потомков Унголиант. Сам можешь идти куда захочешь, а вот голову свою изволь впредь оставлять тем, кто знает, как ею пользоваться.
Еще спешу поделиться с тобой своей радостью: Владыка Трандуил осознал, наконец, что недостойный наследник престола полезен ему возле трона не больше, чем оленю – боковой карман. Так что я отправлен в Итилиен с дипломатической миссией устройства эльфийского поселения в землях Людей. Если перевести для письма наши неудобосказуемые речи, он разбранил меня от души за мое легкомыслие (очевидно, выражающееся в дружбе с Гномами и Людьми), но я отстоял право Перворожденных на участие в вашем с Энвиниатаром законотворчестве. Я умолчал о том, что куда больше мечтаю выпить с вами всеми хорошего гномьего эля и посмотреть одним из первых на наследника Правителей Гондора, но подозреваю, что Владыка догадался и проникся завистью, ведь он не меньше моего ценит добрую шутку и добрую компанию.
Просто не могу выразить, насколько я рад грядущей скорой встрече со всеми вами! Если тебя эта просьба не очень затруднит – поцелуй от меня моего доброго Гнома в макушку. Если твое здоровье или сам Гимли не позволят тебе исполнить мою просьбу – то я приеду и сделаю это лично.
Леголас, сын Владыки Трандуила, полномочный посол Сумеречных Эльфов в землях Объединенного Королевства
(приписка)
Если таково будет твое желание, мои соплеменники составят почетный кортеж сопровождения для Княгини Итилиена и ее родственниц, Леди Ивриниэль и Леди Лотириэль. До встречи в Эмин Арнен!
(приписка)
Леди Йовин забавно выглядит – очень круглая и очень довольная жизнью. Никогда бы не подумал, что красота может быть и в таком обличье… Похоже, мне многое предстоит еще узнать во время жизни бок о бок с людьми, а ведь мне казалось, что меня уже трудно чем-либо удивить.

2 год Новой Эпохи, июня 3е, Минас Тирит

Брату моему Йомеру, Королю Рохана, здравствуй на много лет!

Любые слова мои будут слишком малы, чтобы выразить мою радость, что вы все живы! Счастье мое безмерно, и я хочу как можно скорее увидеть вас всех и обнять. Я благодарю тебя бесконечно за спасение моего супруга, а еще за то, что ты сам уцелел, ведь рисковали вы одинаково.
Я совершенно уверена, что князь Имрахиль благодарен тебе не меньше, чем я, а стоит ли обращать внимание на правила этикета, коли ты не только спас его сына и племянника, но и удосужился послать ему утешительные вести.
Что же до письма Лотириэль – я оценила твою выдумку и сердилась бы на тебя, не будь я настолько тебе обязана. Неужели ты полагаешь, что мне проще думать о самом плохом, чем в точности знать, что же случилось? Прошу вас обоих, никогда больше не поступайте так со мной, как ни горька правда, а неизвестность гораздо хуже.
Княжна Лотириэль очень опечалена тем, что ты не пишешь ей, несмотря на ее просьбу, а она так хотела выразить тебе свою благодарность. Впрочем, видимо, ты так боишься написанного слова, что ей придется подождать с выражением своей признательности до вашей личной встречи…
Обнимаю тебя!
Твоя сестра
Йовин

2 год Новой Эпохи, июня 10е, Эмин Арнен

Князю Дол Амрота Лорду Имрахилю с любовью

Дорогой отец, мы с тетушкой Ивриниэль приняли приглашение Фарамира погостить некоторое время в Итилиене и отправились туда вместе с родственницей нашей Йовин и делегацией эльфов Сумеречья. Наше путешествие прошло очень благополучно, хотя и оказалось несколько утомительным. Особенно напугала меня переправа по наплавному мосту через Андуин, погода была скверная, и если бы не эльфы с их умением обращаться с веревками, мы не одолели бы ее без потерь.
И теперь мы находимся в Эмин Арнен. Отец, я никогда такого не видела… Это какая-то ужасная стройка, по которой свободно гуляют овцы и лошади, и кое-где стоят рохирримские шатры из свалянной шерсти. После дождей всюду непролазная грязь, и теперь нам с тетушкой приходится ходить в странных местных платьях, которые нам одолжила Йовин, и в сапогах, на которые налипает столько грязи, что ходить в них становится втрое тяжелее…
Удивительно, что эльфы, которых мы считаем своими родичами, посмотрели на все это очень весело, и хотя свой временный лагерь разбили на некотором удалении, в холмах, но все-таки постоянно наведываются в поселок. Удивляет меня и то, насколько жители преданы своему грязному и недостроенному жилищу. Они выходят на работы по строгой очереди, но все свободное от общих занятий время тратят на то, чтобы убирать строительный мусор и мостить дорожки обломками камней, оставшимися при возведении стен. Эти залитые грязью тропинки носят гордые названия улиц, даже с номерами домов, хотя вместо домов там стоят прокопченные шатры. Не понимаю, как можно в таком неустройстве видеть какое-то светлое будущее на руинах старого поселения…
Однако Йовин очень обрадовалась, что стройка идет куда скорее, чем они рассчитывали. Ее здесь очень любят, и люди со всех концов поселка сбегались, чтобы приветствовать свою княгиню, которая долго отсутствовала. Вечером обещают большой праздник на площади перед шатром князей. Не представляю себе, как тут может выглядеть праздник, когда все перемазаны грязью и строительным раствором, а женщины ходят в каких-то ужасных домотканых косынках на голове. Йовин объясняла мне, что платки эти предохраняют волосы, и что в сухую погоду край платка закрывает еще и лицо, чтобы не дышать поднятой ветром пылью, но мне страшно от одной мысли, что мне придется такое на себя надеть.
Я предполагала, что брата мы застанем в постели после его болезни, но ничуть не бывало – мы еле разыскали его на противоположном конце поселка вместе с Королем Элессаром, где они пререкались с мастерами Подгорного царства по поводу какой-то толщины кладки. Выглядит он ужасно: весь в пыли и одет скорее как бродяга, чем как Князь Итилиена. У него черные круги вокруг глаз, он продолжает кашлять, и похудел, как минимум, вдвое. На месте Йовин я бы надолго отправила его в Палаты Исцеления, предварительно хорошенько отмыв, но она была так счастлива увидеть мужа живым, что, кажется, даже не заметила его скверного состояния… Короля Йомера мы не застали, он опять угнал куда-то роханские табуны и прихватил с собой нашего Эльфира, хотя они обещали непременно вернуться к вечеру сегодняшнего дня.
Тетушку Ивриниэль наше приключение, кажется, забавляет, но я в ужасе. Быть может, ты будешь бранить меня за это, дорогой отец, но тогда тебе придется вызвать свою Лотириэль обратно в чистые покои Дол Амрота. Очень надеюсь на это!
Кланяюсь тебе и целую твои руки
Лотириэль

2 год Новой Эпохи, июня 10е, Эмин Арнен

Высокородному князю Дол Амрота Лорду Имрахилю от князя Итилиена Фарамира
В собственные руки

Приветствую тебя, родич, и отправляю тебе текст нашего творения. Принц Леголас придумал название для него – «Хартия вольностей», в подражание наименованию свода законов города Дейла. За неимением лучшего пользуемся пока этим именем.
Йомер задал на днях очень правильный вопрос: какой может быть прок в обнародовании Хартии, если нет готового уложения законов по части исполнения ее принципов? Но если посмотреть с другой стороны, составление нового свода законов для новых земель займет не меньше нескольких лет, и как, собственно, составлять этот свод, если его основа не принята? Мы все были бы очень рады услышать твое мнение по этому вопросу, а также твои замечания по поводу текста самой Хартии.
Очень прошу тебя не медлить с ответом, но всесторонне обдумать выгоды и неприятности, которые могут последовать как от откладывания дела, так и от объявления новых принципов без изменения коренных законов Королевства. Мое мнение ты знаешь, Леголас согласен со мной, Король в сомнениях.
Кланяюсь тебе и твоей семье!
Твой племянник Фарамир

2 год Новой Эпохи, июня 15е, Дол Амрот

От князя Имрахиля Правителю Гондора и князю Итилиена Фарамиру
В собственные руки

Отправляю тебе текст со своими замечаниями. Не прибедняйся, племянник, убеждая меня в том, что эти правки интересуют кого-либо, кроме тебя, поскольку этот документ – полностью твоя работа. Текст хорош, но само дело меня пугает, и согласился я на него не ради уверенности в его необходимости, но только ради моего доверия к твоим убеждениям. Ты знаешь, что Его Величество называет тебя Совестью Королевства? Смотри же, мой мальчик, это тяжкий груз для твоей собственной совести!
Что же до обнародования Хартии – я по-прежнему держусь мнения, что либо она должна быть обнародована как можно скорее, либо не должна быть обнародована никогда, чтобы не поселить смуту в умах людей.
Однако решение этого вопроса – дело лишь Короля Элессара и никого другого, поэтому я не могу высказывать свое мнение. Насчет коренного изменения законов Король Рохана, на мой взгляд, задал совершенно правильный вопрос. Если будет решено обнародовать Хартию, новый свод придется создавать очень быстро, потому что единственным оправданием для такой работы может послужить лишь сама Хартия вольностей, но спешка в таком деле мне кажется недопустимой. Если мое мнение может повлиять на ваше решение относительно судьбы Хартии – передай мои слова Его Величеству
Вместе с выражением моего глубочайшего почтения
Имрахиль, князь Дол Амрота

Хартия вольностей
(черновик, написанный рукой Правителя Фарамира, с правками князя Имрахиля, приложен к предыдущему письму)

Элессар Энвиниатар, король Гондора, Арнора и всех настоящих и будущих земель Объединенного королевства свободных народов Запада, наследник Исилдура и прочая (неудачное выражение, предполагает наличие несвободных жителей)

Всем должностным лицам, слугам, воинам, землепашцам и другим подданным верным своим привет.
Жалуем мы всем свободным людям королевства нашего за нас и наших наследников все нижеподписанные вольности на вечные времена, чтобы имели их и владели ими они и наследники их от нас и наследников наших. (то же)

1. Всякий житель Объединенного королевства имеет полную волю распоряжаться своей жизнью и имуществом и пользоваться всеми правами и свободами. Никто не вправе без законного решения суда ограничить личную свободу или подвергнуть какому-либо притеснению любого нашего подданного вне зависимости от его происхождения, расы, народности, рода занятий, пола и возраста. Равно по решению законного суда можно ограничить личную свободу и подвергнуть наказанию любого нашего подданного в установленном сводом Уложения о наказаниях размере вне зависимости от его происхождения, расы, народности, рода занятий, пола и возраста.
2. Всякий житель Объединенного королевства, достигший совершеннолетия и не ограниченный в своих правах и свободах по законному решению суда, должен пользоваться вольностью в выборе рода занятий, места жительства, супруга или супруги, в приобретении и владении имуществом и в распоряжении своим имуществом для наследников своих.
3. Всякий житель Объединенного королевства обязан соблюдать установленные законы Королевства и соблюдать вольности других наших подданных, а также вносить в казну положенные по закону подати.
4. Неуплата податей или неисполнение законов королевства не лишают никого из наших подданных права на защиту в суде своих интересов в части их личных свобод и прав.
5. Ограничение прав и свобод жителя Объединенного королевства по законному решению суда не накладывает никаких ограничений на права и свободы родственников и наследников его, за исключением требований уплаты долгов и пошлин в порядке, предусмотренном Уложением о наказаниях и Уложением о владении имуществом. (деньги и имущество не имеют отношения к правам и свободам, хотя ты можешь поспорить с этим, и я готов выслушать твои аргументы)
6. Отдельным землям, городам и поселениям Королевства предоставляется вольность устанавливать собственные порядки управления и принимать дополнительные уложения законов в тех случаях, когда местные законы не противоречат статьям общих законов Королевства и не нарушают настоящей Хартии. При соблюдении этих условий мы обязуемся за себя и наследников своих признать любые затребованные жителями земель наших, отдельных городов и поселений права и свободы. (слишком сложное выражение, следует заменить на «законам Королевства»)
7. Права и свободы отдельных земель, городов и поселений Королевства также могут быть защищаемы в законном суде и могут быть ограничены лишь по решению такового в размере, установленном законами Королевства. (похоже, племянник, это ты написал от большой усталости… заменить на «Отдельные земли, города и поселения также могут отстаивать свои права в законном суде, и лишь он может ограничить их права и свободы согласно законам Королевства».)
8. Права и справедливости не могут быть проданы или даны за деньги, но являются неотъемлемым имуществом каждого свободного жителя Объединенного Королевства вне зависимости от его происхождения, расы, народности, рода занятий, пола и возраста, а также отдельных земель, городов и поселений Объединенного королевства. Мы обязуемся за себя и своих наследников не отказывать никому в защите его прав и свобод и не замедлять ее вне зависимости от его происхождения, расы, народности, рода занятий, пола и возраста. (смотри выше. Но сам пункт мне очень по душе)
9. Каждый наш подданный имеет право покидать пределы Объединенного королевства и возвращаться, не утрачивая никаких прав и свобод V. Ограничения на перемещение жителей Объединенного королевства в пределы иных государств могут быть установлены либо по решению законного суда, либо по изданию особого Указа, который не может быть принят без обсуждения и согласия жителей Объединенного королевства, за выключением кратких периодов в военное время. (V – вписать «если он был нам верен»)
10. Никакой закон или указ, нарушающий вышеизложенные вольности, не может быть принят нами или нашими наследниками, и любой наш подданный вне зависимости от происхождения, расы, народности, рода занятий, пола и возраста имеет право обратиться в законный суд с требованием пересмотра законов Королевства, если считает свои права и вольности ущемленными. Разбор подобных тяжб должен осуществляться судебными чиновниками с участием выборных судей от населения Объединенного королевства без всякого притеснения со стороны Короны и должностных лиц Короны. (Расскажи, что ты сделал с Его Величеством, чтобы он согласился на такой пункт? И подумай сразу, сколько хлопот ты возложил на собственную голову. Но по смыслу Хартии он совершенно справедлив и необходим.)

Все властители земель Объединенного Королевства, как с правом наследования, так и выборные, все должностные лица Короны, все назначенные или выборные судьи могут вступить в свои права и распоряжаться властью над жителями Объединенного королевства лишь после того, как поклянутся крепкой клятвой не злоупотреблять своей властью и неукоснительно соблюдать вышеизложенные принципы. Клятва должна быть принесена в письменном виде в присутствии подписавшихся свидетелей – поручителей клятвы.
Прочие жители Королевства не обязаны подписываться под данной Хартией в случае невозможности сделать это или отсутствия необходимости, но не желающие исполнять вышеизложенные принципы не могут считаться жителями Объединенного Королевства, и если таковой отказ будет выражен явно или доказан в суде – будут объявлены вне закона. (лишние слова)
Желаем и крепко наказываем, чтобы жители Объединенного Королевства имели и держали все названные выше вольности и права надлежаще и в мире, спокойно и свободно, в полноте и в целости для себя и для наследников своих от нас и от наследников наших во всем и везде на вечные времена.

2 год Новой Эпохи, июня 17е, Минас Тирит

Милая Йовин, дорогая моя подруга, радуйся!

Прежде всех рассказов хочу спросить о твоем здоровье и самочувствии и пожелать тебе бесконечной удачи и счастья! Не так долго осталось ждать, хотя, должно быть, для тебя это время будет целой вечностью…
Но поделись же со мной своими новостями, прошу тебя! Скажу тебе, что не только беспокойство за тебя или праздное любопытство побуждает меня просить твоих рассказов, но и уверенность в том, что мне самой предстоит в ближайшее время пережить те же испытания… Об одном умоляю тебя: не говори пока никому. Мне больше не к кому обратиться, и чтобы поделиться радостью, и чтобы спросить совета. Я даже не знаю пока, как сообщить моему повелителю такую весть. Я пыталась придумать какие-то значительные слова, но красноречие отказывает мне, и я доподлинно знаю, что в его присутствии оно умрет окончательно…
Знаю, что вы там погружены с головой в государственные дела, но все-таки, не найдется ли у тебя хоть мало времени поговорить со мной, чтобы рассеять мою грусть? Я никогда не оставалась надолго вдали от любящей семьи и друзей, но все мои родичи теперь далеко, как и наш дружеский круг, доставлявший мне много утешения. Пусть тут много себялюбия с моей стороны, но мне очень не хватает и тебя, и нашей милой Лотириэль. В самом скором времени младшие княжичи отправляются обратно в Дол Амрот, а Мериадок и Перегрин собрались к вам, и тогда я останусь совершенно одна.
Я бы очень хотела тоже приехать в Эмин Арнен, но боюсь, что мое самочувствие не позволит мне этого. Да и опасаюсь доставить вам лишние неудобства вдобавок ко всем вашим заботам… Но как бы мне хотелось увидеть тебя, посмотреть в твои глаза – и понять, что ничего страшного нет, и все прекрасно.
Прошу тебя, напиши мне как можно скорее!
Обнимаю тебя и желаю тебе терпения и здоровья-здоровья-здоровья!
Арвен

2 год Новой Эпохи, июня 21е, Эмин Арнен
(полностью на эльфийском)

Возлюбленной моей Вечерней Звезде, прекрасной Леди Арвен

Радуйся на множество лет!
В ближайшие два-три дня я покину Эмин Арнен и наконец-то вновь увижу тебя. Наши дела здесь закончены скорее, чем мы рассчитывали. За успех следует благодарить княгиню Йовин – именно ей удалось положить конец всем нашим спорам. Все время, пока мы занимались крючкотворством, Йовин неизменно присутствовала при наших беседах, но сидела всегда молча и была занята каким-нибудь посторонним делом. Признаться, я думал, что лишь возможность побыть рядом с мужем привлекает ее к этим сборищам. Даже княжна Лотириэль, и та казалась более заинтересованной в наших обсуждениях. Мы с Леголасом неоднократно спрашивали Йовин, не утомили ли мы ее насмерть своими разговорами, потому что, в конце концов, мы могли бы беседовать и вне шатра, не мешая ей отдыхать, но она неизменно очень серьезно отвечала, что она мало что понимает, но хотела бы поразмыслить над всеми этими вопросами.
Вчерашний вечер показал, что ее размышления привели к блестящему результату. В ответ на замечание, что лишь наш документ может быть основанием для коренного изменения законов Королевства, княгиня Йовин впервые вмешалась и предложила принять документ тайно, ознакомив с ним только тех, кто станет принимать участие в написании новых законов, но не допускать их до этой работы без клятвы руководствоваться идеями документа. Это отменное решение, оно полностью законно, и в то же время связывает всех участников не просто благими намерениями, но и клятвой, которую необходимо соблюсти, каковы бы ни были препятствия, ожидающие нас всех на этом пути.
Нам нужна будет помощь властителей и других земель Объединенного Королевства, помимо Итилиена, который формально управляется сейчас по законам Гондора, и Дол Амрота, который имеет свои давно прописанные законы. На более диких землях письменное законодательство сейчас успешно заменяется правом обычаев, но властители этих земель тоже смогут тайно ознакомиться с новыми принципами и принести клятву за себя и своих наследников, после чего с их помощью обычаи можно будет свести в закон.
Прости, возлюбленная, я, кажется, решил пересказать тебе все наши беседы. Хотя, может статься, эта работа может увлечь тебя не меньше, чем меня. Я хочу поручить составление нового свода законов Фарамиру и Имрахилю, а еще княжне Лотириэль. Она уже предложила несколько любопытных и ценных положений будущих законов, например, введение единой системы мер и весов в пределах всего Объединенного королевства для удобства торговых отношений и уменьшения разногласий при торговле. Если таково будет твое желание – присоединяйся к их работе, твоя помощь была бы очень ценна для всех.
Порой мне кажется, что ты скучаешь в Минас Тирите среди придворных церемоний, и я знаю, что моя великая Королева не любит проводить время бездеятельно. Но ты не обязана взваливать на себя такой труд, если не испытываешь желания сделать это.
Обнимаю твои колени и с нетерпением жду грядущей встречи
Вечно твой
Арагорн

2 год Новой Эпохи, июня 21е, Эмин Арнен

Королеве Гондора, высокородной Леди Арвен здравствуй на множество лет!

Не могу высказать, как я рада за тебя! Но ты задала мне трудную задачу, моя Королева. При чтении твоего письма я пришла в такой восторг, что его сложно было объяснить, не выдав тайны, которую ты попросила меня хранить. Впрочем, все мои странности списывают на мое состояние, а когда твой венценосный супруг нас покинет – я уже буду свободна от твоей просьбы и сумею объяснить свое желание визжать на весь поселок.
Верю, что ты сумеешь найти самые правильные слова без всяких советов. Мне вообще не пришлось ничего говорить, мой муж скорее меня догадался о том, что со мной происходит. Но мне было так худо, что скрыть это было совершенно невозможно, а я очень надеюсь, что с тобой так не будет.
Я очень рада развлечь тебя нашими последними новостями. Княжна Лотириэль сперва пришла в ужас от обитания в походном шатре и от недостроенного города, а потом поняла, что здесь нет ни тоскливых придворных церемоний, ни правил этикета. Теперь она находит вечерние пляски у костра и разговоры с мужчинами о правах и законах очень интересными, и настолько освоилась с обретенной свободой, что супругу моему пришлось напоминать ей, что мы отвечаем за ее поведение перед ее отцом. Они собрались с Йомером рано поутру смотреть на оленей где-то довольно далеко от Эмин Арнен, а князю Имрахилю едва ли могут понравиться такие прогулки дочери. Лотириэль, кажется, обиделась, а Йомер ужасно смутился. Остается порадоваться, что Леди Ивриниэль об этом не узнала, а то досталось бы бедной девочке куда сильнее.
Леди Ивриниэль заменила меня в госпитале, у меня теперь много свободного времени, только воспользоваться им невозможно. Я с нетерпением жду, когда же все это кончится, и я смогу снова обуваться без помощи мужа, ездить верхом, спать по ночам лежа и дышать без помех. Да и посмотреть интересно на того, кто столько времени мешает мне жить, и пройти уже через все страхи… Но я не стану тебя пугать, ведь мои мучения скоро кончатся, а твои только начинаются. Зато я заметила, что мысли мои стали очень медленными и плавными, и я могу подолгу сидеть на одном месте и слушать длинные беседы. Видимо, такое спокойствие – это награда за прочие неудобства.
Скука твоя скоро будет нарушена, когда наши друзья переберутся обратно в Минас Тирит, а они собираются к тебе со дня на день, поэтому не грусти же, моя прекрасная Королева!
Поздравляю тебя еще раз и почтительно кланяюсь
Княгиня Йовин

2 год Новой Эпохи, июня 27е, переправа Осгилиата

Здравствуйте на много лет, сестра моя и родич мой!

Я хочу сказать вам, что изменил свое намерение отправиться в Эдорас, а поеду вместо этого в Дол Амрот, чтобы поговорить с высокородным князем Имрахилем на известную вам тему. Пожелайте мне удачи!
Ваш брат
Йомер

2 год Новой Эпохи, июня 30е, Дол Амрот

От князя Имрахиля князю Итилиена Фарамиру
В собственные руки

Дорогой мой племянник, прости меня, я еще раз прошу тебя сделать для моих детей то, что должен был сделать сам. Надеюсь, что нынешняя задача окажется несколько более приятной и более безопасной, чем в прошлый раз.
Твой родич и мой друг, Король Рохана Йомер попросил у меня руки моей дочери Лотириэль, и я ответил ему согласием, если моя дочь не станет возражать против такого замужества. Я прошу тебя выполнить мою отцовскую обязанность и сообщить эту новость Лотириэль с тем, чтобы она незамедлительно отправлялась домой. Я бы просто приказал Лотириэль возвращаться, но она очень расстроится, если не будет знать настоящей причины. Однако я опасаюсь, что она не осмелится высказать свои желания прямо, если я сам объявлю ей это предложение, в то время как тебе или Йовин она с большей свободой может открыть свое сердце, чем своему строгому отцу…
Если же ты увидишь, что Лотириэль явно не желает выходить замуж за нашего достойного Йомера, прошу вас оставить ее у себя в Эмин Арнен. Мне бы не хотелось огорчить Йомера, которого я бы с великой радостью назвал своим сыном, не только отказом, но и всеми словами, которые Лотириэль по своей взбалмошности может к этому отказу прибавить. Мне почему-то кажется, что даже если она откажется сейчас, она может потом переменить мнение.
Я благодарю тебя заранее, и жду от вас новостей как о Лотириэль, так и о вас самих!
Имрахиль, князь Дол Амрота

2 год Новой Эпохи, июля 3е, Эмин Арнен
(передано через кого-то из воинов эскорта княжны Лотириэль, возвращено в Эмин Арнен с припиской поперек текста)

В Дол Амрот, Королю Рохана Йомеру в собственные руки

Поговорил с Лотириэль. Поберегись, Йомер, я все еще помню о том, что ты вызвал меня на поединок. Ты выставил меня таким дурнем перед моим родичем, что у меня руки очень чешутся поубавить тебе зубов во рту. Я не ожидал, брат, найти в тебе злоумышленника против чести моей семьи в моем же доме!
А более всего меня приводит в бешенство мысль, что мне теперь ради всеобщего душевного спокойствия придется вместе с вами врать князю Имрахилю. Скотина ты последняя, родич! Но придется все-таки поздравить…
Твой будущий шурин и нынешний брат
Фарамир

(приписка Короля Йомера)
Если у тебя, брат, чешутся руки – ты почеши, я разрешаю. А если узнаю, что ты хоть слово в таком тоне сказал княжне Лотириэль – то зачешутся руки уже у меня. Как ты там сказал когда-то? Надо лучше следить за собственными сестрами? В следующий раз прежде, чем дать волю языку или перу, вспомни, что я когда-то промолчал! Что же до князя Имрахиля, я готов поклясться на собственном мече, что моя вина перед ним не превышает твою вину передо мной. Если ты в этом осмелишься усомниться – бойся за собственные зубы! Вызов принимаю, вместе с поздравлениями, только «скотину» забери обратно.
Все-таки любящий тебя Йомер.

2 год Новой Эпохи, июля 4е, Минас Тирит
(полностью на эльфийском)

Правителю Гондора и князю Итилиена Фарамиру
В собственные руки

Подписание Хартии назначено на начало будущего месяца, так что жду тебя к этому времени в Минас Тирите с документом, подготовленным для подписи. Вместе с тобой жду наших друзей Леголаса и Гимли, а также вызову князя Имрахиля и Короля Йомера, где бы последний к тому моменту ни оказался. Вы с князем Имрахилем, как авторы документа, принесете клятву вместе со мной, чтобы послужить примером для властителей прочих земель Королевства. Мне кажется, это будет очень важно.
Я очень надеюсь, друг мой, что твои обстоятельства сложатся удачно, и ты сможешь к этой дате подготовить документ и освободить время для посещения Минас Тирита. Знаю, что и без того свалил на тебя изрядное количество своих обязанностей, да еще и так не вовремя, но все-таки очень прошу тебя приехать. Я сам в ближайшее время из Минас Тирита уезжать не могу.
Благодарю тебя за твои труды и неоценимую помощь! Передай княгине Йовин мои самые добрые пожелания!
Арагорн

2 год Новой Эпохи, июля 10е, Дол Амрот

Княжне Дол Амрота, Леди Ивриниэль привет!

Сестра моя, уж не знаю, радоваться или печалиться, но наша девочка в скором времени покинет нас. Я позволил Королю Йомеру сделать предложение моей дочери – и Лотириэль дала свое согласие. Право, сестра, какое счастье, что остальные мои дети – мальчишки! По крайней мере, мне не придется отпускать их на край света до конца моих дней.
Впрочем, ты права – я веду себя, как квохчущая наседка. Ничто не могло так обрадовать мое сердце, как веление судьбы, по которому свадьба моей дочери не только будет символом союза двух государств, но и союза двух любящих сердец. Короля Йомера же я с радостью буду числить среди своих сыновей.
Свадьба назначена на осень, после сбора урожая. Я прошу тебя заменить Лотириэль мать в день свадьбы, как ты заменяла ей ее много лет. Еще я был бы очень рад, если бы наша родственница Йовин пожелала принять участие в свадебных приготовлениях не только своего брата, но и нашего рода, разумеется, если ее собственные дела ей это позволят. Мое сердце еще больше обрадовалось бы, если бы я получил хорошие новости о ней и о нашем племяннике.
В последнее время мы с Фарамиром обмениваемся только краткими комментариями к нашим проектам. Йовин не пишет вовсе, даже привета не передала с Лотириэль. Понимаю, что им не до меня, и не могу сердиться на них за такое пренебрежение родством, но не могу и не тревожиться...
Передай им обоим от меня самые добрые пожелания!
Твой любящий брат
Имрахиль, князь Дол Амрота

2 год Новой Эпохи, июля 10е, Дол Амрот

Княгине Итилиена Йовин с любовью

Ты поймешь мою великую радость! Король Йомер попросил моей руки у моего отца – и отец ответил ему согласием! Не могу выразить, как я счастлива, что выйду замуж за того, кого я люблю всем сердцем, а еще – что я обрету сестру, о которой я всю жизнь мечтала. Ты непременно должна рассказать мне, чем я могу составить счастье твоего брата, и научить меня быть ему хорошей женой. Я прошу тебя, дорогая моя, расскажи мне все, что я должна знать об обычаях Рохана, об обязанностях Королевы. Очень надеюсь, что мы с тобой обязательно встретимся до нашей свадьбы, потому что я о многом хотела бы расспросить тебя…
О, какой позор, я снова говорю о себе, хотя должна была бы говорить о тебе и только о тебе, милая моя Йовин! Я очень волнуюсь и от души надеюсь, что у тебя все будет в порядке. Да и присутствие тетушки Ивриниэль возле тебя меня очень утешает – она действительно великая целительница… Я приеду в Эмин Арнен при первой же возможности, хотя в ближайшее время буду очень занята подготовкой к свадьбе, но я так надеюсь, что ты будешь возле меня в день, который свяжет меня с твоим братом…
Целую твои руки!
Твоя будущая сестра
Лотириэль

2 год Новой Эпохи, июля 14е, Эмин Арнен

Властителю Дол Амрота князю Имрахилю от его сына и наследника Эльфира привет!

По повелению Его Величества Короля Элессара испрашиваю твоего разрешения на то, чтобы мне не возвращаться в ближайшее время в Дол Амрот, если это будет необходимо для выполнения приказов Его Величества.
Не могу даже выразить, до какой степени я счастлив, что мне позволено участвовать в больших государственных делах, до которых я теперь имею некоторое касательство. Приложу все мое усердие, чтобы у тебя был повод хоть мало гордиться успехами
Твоего любящего сына
Эльфира
(приписка)
Отец, не кажется ли тебе, что кому-то из моих младших братьев следует приехать в Эмин Арнен, чтобы помочь Фарамиру, и заодно поучиться управлению делами обширных земель? Пока я добровольно взял на себя обязанности личного секретаря своего брата, и он, похоже, доволен моей работой и никогда не отказывается дать мне необходимые пояснения, но мне страшно подумать, что будет, когда я уеду. Если даже он мог бы разорваться пополам – он все равно не сумел бы уделить внимание всем делам, которым оно требуется. Прости, что осмеливаюсь давать тебе советы, но мне кажется, что нашей семье следует помочь родичу…

2 год Новой Эпохи, июля 14е, Эмин Арнен

Княжне Дол Амрота, высокородной Леди Лотириэль здравствуй на множество лет!

Как я могу пропустить свадьбу своего брата, а твой брат – твою свадьбу? Конечно, мы очень постараемся приехать! Надеюсь, наши обстоятельства позволят нам путешествовать этой осенью, а то мне уже невыносимо надоело это ожидание. Но я не буду морочить тебе голову своим скверным настроением, а лучше поговорю с тобой о вещах более радостных и тебе более интересных.
Игра судьбы ли или предназначение, но мы оказываемся ближайшими родственниками и жениха, и невесты, а потому будем сопровождать вас в Эдорас, как положено родичам жениха, но при этом я буду шить тебе платье вместе с Леди Ивриниэль, как гласит обычай родственникам невесты. Забавно, но я рада! Шить станет Леди Ивриниэль, а я делаю все, что могу, и отправляю тебе несколько рисунков платьев, выбери тот, что тебе больше всего понравится.
Я увлеклась на досуге рисованием и превращаю планы крепости и города Эмин Арнен в большие картины, которые мы хотим повесить на площади, чтобы люди могли посмотреть, что же они строят. В нашем недостроенном доме уже есть крыша, и там много места и света, так что мы почти совсем перебрались в него. Жаль только, что я быстро устаю, а потому успела пока нарисовать только Ворота Цитадели и несколько домов.
Что до обычаев Рохана, о которых ты меня спрашиваешь, ты уже знаешь достаточно, чтобы справиться с управлением любой землей, оказавшейся в твоем повелении, а все, в чем ты сомневаешься, я расскажу тебе при нашей личной встрече. Очень надеюсь, что она состоится в скором времени! Я рада, что моя родина будет в сильных руках моего брата и твоих – надежных и умных руках, дорогая моя сестренка.
Обнимаю тебя и почтительно кланяюсь будущей Королеве Рохана
Йовин

2 год Новой Эпохи, июля 17е, Эмин Арнен

Королю Элессару от Правителя Гондора и князя Итилиена Фарамира

Почтительно приветствую Ваше Величество и благодарю за честь, оказанную мне Вашим распоряжением.
Работа над известным Вам текстом близка к завершению. Прошу у Вашего Величества некоторой милости: поручить начальные работы над проектами законов князю Эльфиру для того, чтобы мне не покидать в ближайшее время Итилиен надолго, по крайней мере, до окончания сбора урожая.
Строительство крепости продвигается, возведено около трети стен и несколько внутренних построек, в том числе новое здание госпиталя, которое по плану должно быть окончено в первую очередь. Прилагаю к этому письму подробную роспись строительства и финансового положения Княжества, чтобы Ваше Величество могли на деле убедиться в верности моего донесения. Испрашиваю разрешения заключить торговый союз с Агларондом, проект договора также прилагается (*).
Меня беспокоят до сих пор не определенные права Всадников Рохана, избравших своим местом жительства земли княжества Итилиен, о чем нижайше прошу Ваше Величество распорядиться. По моему мнению, их следовало бы числить подданными и Королевства Рохана, и Объединенного королевства, но как это можно согласовать с законами обоих королевств – я не могу решить без Вашего высочайшего одобрения и одобрения Короля Йомера.
Кланяюсь Вашему Величеству
Фарамир, князь Итилиена
(приписка на эльфийском)
Король Йомер попросил руки княжны Лотириэль у князя Имрахиля и получил согласие. Великая новость, означающая, что союз Рохана и Гондора будет вечным, и что у нас будет очень радостный повод всем собраться вместе осенью…
(* Примечание Барахира) Тексты этих документов исключены из настоящего собрания в силу их специального содержания, но доступны в архивах.

2 год Новой Эпохи, июля 20е, Минас Тирит
(полностью на эльфийском)

Правителю Гондора и князю Итилиена Фарамиру

Благодарю тебя за твои труды! Сколь я могу судить по твоим донесениям, твои успехи намного превышают запланированные работы. Надеюсь только, что это было достигнуто не в ущерб здоровью всех, кто занят на работах, в том числе и твоему личному времени. Разумеется, я разрешаю тебе отдохнуть от разъездов и уделить внимание строительству княжества Итилиен, в твоих рекомендациях относительно княжича Эльфира не сомневаюсь. Когда мы соберемся в Минас Тирите, мы обсудим задание, которое и дадим ему вместе, а пока вы можете оба немного отдохнуть. Хотя я догадываюсь, что отдыхать вы не станете, даже если на то будет мой прямой приказ...
Относительно рохирримов в Итилиене. Я думаю о заключении новых условий союза с Роханом. Необходимо будет в них включить пункт известного тебе документа о свободе выбора места жительства. Идея двойного подданства мне кажется излишне сложной, да и если такой выбор будет сопровождаться формальной вассальной клятвой государю той земли, где человек проживает – не будет ли этого достаточно? В то же время, дети, рожденные на землях того или иного государства нашего союза, должны получать статус жителей этой страны без разбирательства, к какому именно народу принадлежат их родители. Получится, что пришедшие теперь рохирримы будут лишь проживать на твоих землях, числясь подданными твоего родича Короля Йомера, но их дети станут полноправными жителями Княжества Итилиен.
Буду рад услышать твое мнение по этому вопросу, но думаю, лучше отложить эти обсуждения до нашей встречи в Минас Тирите с Королем Йомером, которого этот вопрос тоже касается.
Жду тебя в скором времени!
Арагорн
(приписка)
До осени далеко, но я от души надеюсь, что княгиня Йовин даст нам хороший повод для общего праздника немного раньше.

2 год Новой Эпохи, июля 28е, Эмин Арнен

Брату моему, князю Дол Амрота Имрахилю шлю свой привет и говорю – радуйся!

Нашего рода стало на одного человека больше. Третьего дня Йовин родила сына. И она, и ребенок чувствуют себя хорошо. Сегодня ему по роханским обычаям дали имя, правда, вполне гондорское – Эльборон. Уж не знаю, кто это придумал, но придумано замечательно. Я за последние три дня по горло сыта роханскими традициями, так что радуюсь, что хоть имя мальчишке дали нормальное, не пытались составить слоги, как принято у рохирримов, чего я всерьез опасалась.
Правитель Гондора меня просто удивил! Это ж надо придумать – отказаться оставить жену с женщинами, сидеть подле нее и развлекать ее песнями и историями, да не в одиночку, а еще и своего приятеля Эльфа позвать. Много крови твоей сестре попортили и землячки Йовин, которые собрались толпой перед шатром на площади, расплели косы, пели, играли на дудках и бубнах и отчаянно высмеивали каждого мужчину, осмеливавшегося появиться в поле их зрения. Принц Леголас оказался главной мишенью их остроумия и с удивительным для меня азартом принял участие в этом балагане… Фарамир-то мне, пожалуй, даже пригодился: попробуй, уговори роханскую воительницу выпить сонной травы, чтобы отдохнуть, но остальное! И эта странная традиция давать младенцу имя только на третий день, а до того дня даже не произносить его вслух… Так что от выбора имени я уже не ждала ничего хорошего, спасибо им, смилостивились над старухой.
Впрочем, кажется, твоя сестра опять поддалась привычке брюзжать на все, что делается не по ее слову, и смеет быть чем-то недовольной, когда у всех нас такая радость. Под любящим сердцем носила сына наша Йовин, мальчишка родился крепким и крупным, а от бедной девочки остались одни глаза и косы, да еще неукротимый боевой задор, который не сумели погасить никакие муки.
Не могу угадать пока, на кого малыш будет похож, но кровь черноволосых гондорцев никакими традициями не перешибешь. Фарамир сказал, что похож он на его брата, а глазами, мол, на брата его жены, да только что слушать Фарамира, который бродит по Эмин Арнен, точно бессмысленное, но счастливое привидение. Йовин пришлось просто умолять принца Леголаса увести ее мужа и влить в него хорошую чарку вина, чтобы он хоть немного пришел в себя и вспомнил, что у него есть обязанности и перед Гондором, и перед Итилиеном. Через три дня они должны быть в Минас Тирите, но пока толку от Правителя там точно не будет, разве что средство, предложенное Йовин, окажет свое действие. С ней мне тоже много хлопот, ее не заставишь лежать спокойно и отдыхать, а еще она наотрез отказалась даже думать о кормилице – и Фарамир ее поддержал. Клянусь тебе, брат, самый разумный человек в этой семейке – трехдневный наследник княжеского престола, который просто спит, ест и не обращает внимания на странность собственных родителей, как и положено в его возрасте…
И все-таки, брат, я не могу смотреть без слез на этих детей, они так светло счастливы… Могли ли мы с тобой думать, что доживем до мира, что увидим нашего племянника возле красавицы-жены с их сыном на руках, среди друзей и среди зеленых холмов Итилиена, на которых строится их дом, их город? Когда-нибудь князь Эльборон, который теперь спит в роханской зыбке, станет властителем этих зеленых земель, когда-нибудь он войдет в ворота белой крепости, которую нарисовали его отец и мать, когда-нибудь и он возьмет на руки собственного сына, и роду нашей сестры и ее мужа не суждено будет иссякнуть на этой земле. Мне жаль, брат, что я этого не увижу, но я благодарю судьбу за то, что происходит сейчас.
Хотела бы я увидеть еще нашу Лотириэль счастливой и прекрасной Королевой Рохана и взять на руки ее детей, да и мальчишек твоих увидеть такими же благословенными судьбой, как младший сын нашей Финдуилас. Когда твои дети счастливы, даже грядущая смерть перестает страшить, ведь жизнь продолжится, и свету в этом мире не суждено погаснуть.
Обнимаю тебя, брат!
Твоя старая, злая, но все-таки ужасно сентиментальная сестрица
Ивриниэль

2 год Новой Эпохи, августа 1е, Минас Тирит
(тайные подписи под Хартией Вольностей)

Клянусь соблюдать все вышеназванное добросовестно и без злого умысла

Подписано: Король Элессар

Свидетелями настоящей клятвы были полномочные представители народов Среднеземья:

от народа Эльфов наследный принц Сумеречья Леголас, сын Трандуила
от народа Гномов владыка Агларонда Гимли, сын Глоина
от народа Людей Король Рохана Йомер, сын Йомунда
от народа Хоббитов полноправный представитель Тана Ширского Перегрин из рода Туков

Клянусь соблюдать все вышеназванное добросовестно и без злого умысла

Подписано: Правитель Гондора и князь Итилиена Фарамир
Подписано: князь Дол Амрота Имрахиль

Свидетелями настоящей клятвы были:

от Объединенного Королевства Король Элессар
от народа Эльфов наследный принц Сумеречья Леголас, сын Трандуила
от народа Гномов владыка Агларонда Гимли, сын Глоина
от народа Людей Король Рохана Йомер, сын Йомунда
от народа Хоббитов полноправный представитель Тана Ширского Перегрин из рода Туков

Послесловие князя Барахира

Над могилой первых князей Итилиена стоит надгробие, которое меня когда-то удивляло. Камень, обтесанный в виде рохирримского походного шатра, на котором высечены силуэт Цитадели Эмин Арнен, фигурка вздыбленного коня и строчка из Хартии вольностей, вот эта: «Права и справедливости являются неотъемлемым имуществом каждого жителя Объединенного королевства».
Когда я прочел эти письма – я понял все. Спите спокойно в зеленой земле вашего Итилиена, родичи мои, князь Фарамир и княгиня Йовин, Совесть Королевства и Белый Цветок. Спите спокойно под сенью походного шатра, на котором вы рисовали и писали стихи, в котором родились и облик крепости Эмин Арнен, и великие слова Хартии вольностей. Спите спокойно – вы дали жизнь тем, кто продолжит ваши труды.

Публичные клятвы под Хартией вольностей Объединенного Королевства

Клянусь соблюдать все вышеназванное добросовестно и без злого умысла

Подписано: князь Дол Амрота Эльфир

Свидетелями настоящей клятвы были жители Объединенного королевства, а также:

от Объединенного Королевства Король Элессар
от Объединенного Королевства Правитель Гондора и князь Итилиена Фарамир
от народа Эльфов наследный принц Сумеречья Леголас, сын Трандуила
от народа Гномов владыка Агларонда Гимли, сын Глоина
от народа Людей Король Рохана Йомер, сын Йомунда


Подписано: Правитель Гондора и наследник княжества Итилиен Эльборон

Свидетелями настоящей клятвы были свободные люди Объединенного королевства, а также:

от Объединенного Королевства Король Элессар
от Объединенного Королевства князь Итилиена Фарамир
от народа Эльфов наследный принц Сумеречья Леголас, сын Трандуила
от народа Гномов владыка Агларонда Гимли, сын Глоина
от народа Людей Королева Рохана Лотириэль



Подписано: Король Эльдарион

Свидетелями настоящей клятвы были свободные люди Объединенного королевства, а также:

от Объединенного Королевства Правитель Гондора и князь Итилиена Эльборон
от народа Эльфов Король Сумеречья Леголас, сын Трандуила
от народа Гномов владыка Агларонда Гимли, сын Глоина



Подписано: Правитель Гондора и князь Итилиена Барахир

2014

Текст размещен с разрешения автора.

обсуждение на ФикБуке