Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Иллэрин

Тварь, поющая в ночи

Наверное, в этой сцене не было ничего необычного: двое в метро, парень и девушка, держат руки вместе. Впрочем... ладони они не соединяли, оставляя промежуток около десяти сантиметров. Это было несколько странно. И еще - в лицах было нечто, трудно выразимое. Застывшие складки у крыльев носа, скулы напряжены, глаза закрыты и что-то твердое в линиях плотно сомкнутых век. Казалось, что оба устремлены чем-то неощутимым - мыслью, мечтой? - куда-то ввысь. Куда-то прочь отсюда, из этого вагона, полупустого в поздний час. Или - дальше.. из этого города, из этого мира...

А в остальном - вполне обычные ребята. Парень - в джинсах и модной темно-серой майке с узкими рукавами, ботинках на высокой подошве. Длинные, до блеска вымытые пепельные волосы, упрямый подбородок - единственное заметное в лице. Прочие черты мягкие, гармоничные и не особенно примечательные. Лет около двадцати трех. Девушка - чуть помладше, что-нибудь около двадцати. Джинсы, кроссовки, футболка, жилетка. На коленях - рюкзак. Волосы светлые, средней длины, забраны в аккуратный "хвост". Лицо очень обычное - чуть курносый нос, веснушки, глаза немного кругловатые. Обычная парочка студентов, на первый взгляд.

Только эти руки... только эта звенящая тишина в вагоне, медленно ползущем по бывшей станции "Ленинские горы". Звонкая, упругая, охватывающая виски металлическим тесным обручем. Тишина, плывущая перед глазами яркими радужными пятнами, радужными искрами, наэлектризованным цветным туманом. Лишающая покоя, словно морок, рождающая желание действовать, делать, совершать... хоть что-нибудь. Неистовый зуд в кончиках пальцев...

А между ладонями - то, что не увидишь наяву. То, чего не бывает. Упругий комок радужного тумана, обретающий очертания несуществующего животного - четыре двупалые лапки с острыми когтями, треугольные крылышки, треугольная голова, лишенная глаз и ушей, с хищной и насмешливой пастью. Трепещущая гортань - и то, что не услышишь наяву. Серебристый голос рога, прозрачный металлический звук, прекрасный и пугающий.

Бред... просто две руки. Просто две ладони - побольше и поменьше. И все! Но боковым зрением виден сгусток радужного света, а с закрытыми глазами - сказочное существо, живущее поющее, чувствующее...

Такое бывает? Да, бывает. Вот оно - перед глазами. А может быть, это просто сон - чего не приснится поздним вечером в метро, если задремать после рабочего дня... Но если это сон - то почему не сделать то, что хочется? И вокруг ладоней я создаю своей волей тонкое кольцо пламени. Языки пламени - легкие, почти прозрачные, как огонь свечи - танцуют вокруг рук, постепенно сжимая кольцо.

Сначала меня не заметили. И показалось - ничего нет. Все это выдумка. Выдумка, старая детская игра в существующее несуществующее. Детская игра, когда за одним лицом видишь совсем другое, в женщине - мужчину, в темноволосом подростке - девушку с огненно-рыжими волосами. Когда вокруг - не простой и понятный, поддающийся постижению через законы физики мир, а что-то иное. Когда за куполом неба - иные миры, иные законы. Игра...

Но две пары глаз - серые и прозрачно-голубые распахнулись одновременно и безошибочно обнаружили меня, сидевшую довольно далеко. Нахмуренные брови парня, удивленная улыбка девушки. То, что жило между ладонями, оторвалось от них и метнулось куда-то вверх, пропадая из виду. Не зная, зачем делаю это, я поднялась и подошла к ним.

Наверное, нужно было что-то сказать, но ни одной подходящей фразы на ум не приходило. Вернее, их было слишком много сразу - спросить имена, назвать свое, спросить, что они делают, сказать что-нибудь.. что-нибудь, мало-мальски подходящее к ситуации. Но - не получалось.

И, кажется, не больно-то и получалось у моих будущих знакомых. Судя по всему, они точно так же пытались сказать что-то, приличествующее ситуации, но подходящих слов подобрать не могли. Спас положение мальчик. Он протянул руку и назвался...

- Дэйнэр...

Имя явно не относилось к данным родителями. В общем-то, это не было для меня особо удивительным. Среди моих знакомых насчитывалось некоторое количество толкинистов. Которые паспортные имя и фамилию вспоминали два раза в год на сессии - и то с трудом и с удивлением. Но здесь, мне показалось, было что-то иное.

- Мэлдис. - назвала себя девушка.

Теперь очередь была за мной. Назвать свое обычное имя? "Марина, очень приятно!". Или - нет, не стоит. Назвать то имя - одно из имен, что снилось ночью, звучало в ушах песней - "Это - я. Это настоящая я!". Почему бы нет?

- Тэаннэ.

Никогда не думала, что одно-единственное слово, то есть, имя, способно произвести такой эффект. Парень с девушкой молниеносно переглянулись, взглянули на меня какими-то запредельно удивленными глазами, потом еще раз посмотрели друг на друга.

- Из Дома Тэнн?! - совершенно неестественным голосом спросила девушка. Если бы взглядом можно было убить, она бы уже была трупом, таким взглядом сорок четвертого калибра выстрелил в нее парень. Впрочем, мне было не до того. Челюсть моя медленно и верно стремилась соприкоснуться с поверхностью пола. Мешали ей только какие-то соответствующие анатомии связки.

Дома, которые правили огромной Империей, находившейся где-то за бессчетные световые годы отсюда, были моей старой выдумкой. Старой, любимой, в последнее время почти что оставленной. Когда-то у меня целая толстая тетрадь, исписанная всевозможными фантазиями на эту тему. Устройство Империи, имена, названия Домов, карты, интриги, рисунки... Но, видит Вселенная! Я никогда... никому.. ни разу не показывала этой тетради. Она давно пылилась себе на полке, и никто к ней не прикасался. За это я могла поручиться. Эта моя выдумка не имела никакой связи с любой фантастической книгой, которую я когда-нибудь читала. А перечитала их я достаточно.

Когда-то я пыталась придумать - и иногда мне казалось, что не придумать, а вспомнить - язык этой Империи. И теперь мне захотелось сказать на нем что-нибудь. Слово само сорвалось с языка.

- Айе...

В глазах девушки опять плеснулось запредельное удивление, на этот раз смешанное с мягкой иронией.

- Неужели мы уже прощаемся? - весело сказала она.

- Ой-й... - И ведь правда, вместо приветствия я произнесла слово, обозначающее "до встречи!".

Потом мне резко захотелось сесть. Что я и сделала, не особенно соображая, куда сажусь. К счастью, на пол я не села. Но плюхнулась между парнем и девушкой. Которые еле-еле успели раздвинуться, освобождая мне место. Было от чего так реагировать: то, что мне казалось моей выдумкой, и только иногда, в приступе крайней самоуверенности, реальностью, воспоминанием - долгая и красивая история, в которой я была главой этого самого Дома, сложная запутанная интрига, магия и оружие, тайны и битвы - кажется, и впрямь было на самом деле, где-то, когда-то, пусть безумно давно. Но - было! Было.. был Дом, был язык, была - я. Я, Тэаннэ. Женщина с совсем другим лицом, с другими манерами. Но - с моим характером. Я.

Едва ли кому-нибудь покажется удивительным, что я не поехала к себе домой в одиночестве. Мои новообретенные знакомые - Дэйнэр и Мэлдис - поехали ко мне в гости. Я еще раз оценила все прелести собственной квартиры, хоть и однокомнатной, но моей личной.

До утра мы пили кофе, изучали мои записи, вытащенные из-под кучи прочих бумаг, и говорили, говорили, говорили... Оба моих знакомых, по их словам, имели непосредственное отношение к Империи. Моего положения они не достигли, но были когда-то довольно влиятельны в своих Домах. Впрочем, каждый - в свое время. Мэлдис была там много раньше, а Дэйнэр немного позже, чем я.

Империю они "раскопали" довольно давно. Начал Дэйнэр, который "выдумал" все это еще лет в одиннадцать. Выдумал и долго играл, будучи уверен в том, что это его фантазия. Примерно так, как и я. С Мэлдис все было сложнее. Два или три года назад, еще до знакомства с приятелем, на нее стали валиться непонятно откуда странные картинки. Именно что "валиться" - она засыпала в метро и на лекциях, и видела странные сцены, записывала неизвестно откуда приходившие на ум слова и целые фразы на языке, не имевшем сходства ни с одним земным. Видела картинки и наяву - причем, довольно часто без своего на то желания.

Потом они познакомились с Дэйнэром - в Нескучном саду, излюбленном месте толкинистов. Причем, ни один, ни другая не относились к таковым - просто зашли случайно. В один день - оба. И неожиданно разговорились. После чего заговорились уже на три года, в течение которых успели пожениться, чтобы иметь возможность общаться без контроля родителей, снять комнату и - главное - записать добрых четыре мегабайта всевозможной информации. По Империи - и не только. Им удалось восстановить картину Мироздания, в котором Империя занимала довольно значимое место, но была вовсе не единственной. Талантами писателя ни один, ни другая не обладали, потому все было записано в виде конспектов и данных.

А вот тут вот начиналось самое странное. В разговоре то и дело всплывали какие-то имена, в том же стиле что и наши с ними, но становилось ясно, что эти господа и дамы отнюдь не являются обитателями данного мира. Но - каким же образом они общались? Мне это было непонятно, а Дэйнэр бросал на свою супругу многозначительные и довольно-таки грозные взгляды, как только эти имена встречались в ее рассказах. Я была порядком заинтригована. И, по присущей мне всегда особенности, поняла, что я буду - не я, если не докопаюсь до истины. Но - задавать вопросов мне не хотелось. Особенно - прямых вопросов.

Я ждала. Слушала. Рассказывала. Задавала вопросы. Соглашалась с поправками - и вносила свои. Но главное - ждала. Стараясь выглядеть чуть наивнее и невнимательнее, чем была на самом деле. И - дождалась.

- И вот приходит к нам как-то раз Къэрран и говорит...

- То есть - приходит? Он тоже тут живет? Правда?! - имя мне было знакомо. Я его воспроизвела в своих записях несколько не так, но имелся в виду один и тот же персонаж. Был такой товарищ... тот еще интриган, по моим о нем представлениям. А так же остроумец, нахал и хулиган. В этом мы полностью согласились. То, что по моим воспоминаниям, мы были связаны нежными отношениями, я предпочла не озвучивать.

- Мнээ..ээ.. - Мэлдис явно сказала что-то лишнее и теперь не знала, как исправить ситуацию. Она оглянулась на своего супруга, взгляд был беспомощным - на первый взгляд, и удовлетворенным - на второй. И мне стало ясно, что она готова рассказать о том, чем они занимаются, намного больше, чем Дэйнэр. И очень хочет рассказать.

И - рассказала. Нечто, на мой взгляд, фантастическое - и в то же время куда как менее фантастическое, нежели совпадающие почти что слово в слово наши представления об Империи. Как оказалось, можно не только вспоминать что-то, что было когда-то с тобой. Не только "видеть" что-то напрямую. Это мне новым не казалось. Но можно еще и общаться с существами, живущими вне этого мира. Нормально так общаться. Примерно как со знакомыми по телефону. Говорить что-то мысленно - и слышать ответ. Ушами. Но это было еще не все.

Можно было и пообщаться с существом из другого мира в этом. Нет, никто не материализовывался посреди комнаты с дымом и треском или без оного. Просто существо на время занимало тело кого-то из живущих здесь. Оставаясь собой. Сохраняя свои знания, свою манеру речи и поведения. Я не очень-то поверила. Это было уж слишком ни на что не похоже. В телепатию и соответственное общение поверить я могла. Но - так?..

Мое полунедоверчивое выражение лица задело Мэлдис за живое. Она полезла в рюкзак и извлекла оттуда альбом с фотографиями. На фотографиях был по большей части Дэ йнэр, ее супруг. Но подписи на другой стороне гласил обратное. В них я увидела несколько знакомых мне имен. Я стала рассматривать их, стараясь найти отличия. А они были. Лицо на двух соседних фотографиях, казалось, принадлежало совершенно разным людям. Позы, жесты - все, что могла запечатлеть "мыльница" - все было весьма-таки несхожим.

Меня это не убедило. Один и тот же актер может сыграть Гамлета и Санчо Пансу. Но останется собой.

Я добралась до фотографии, на которой был снят "Къэрран". И едва не уронила альбом - да, можно сыграть что угодно, но откуда знать такие мелочи? Любимая поза этого существа - руки скрещены на груди, подбородок надменно приподнят, глаза прищурены, волосы падают на лицо.

- И вообще, мы тебе можем показать кого-нибудь! - заявила Мэлдис, отчаянно желая убедить меня в своей правоте и реальности такого общения. Я, естественно, согласилась - хотя мне и было довольно страшновато. По спине пополз холодок. Но - любопытство было сильнее страха.

Дэйнэр лег на диван, закрыл глаза. Мы выключили свет. Пару минут не происходило ничего - расслабленное тело, полная тишина. Потом Дэйнэр как-то странно несколько раз содрогнулся и в неверном лунном свете я увидела нечто незабываемое. На предельно расслабленном, почти неживом лице Дэйнэра четко проступали черты другого существа. Ему - незнакомому гостю - было трудно. Казалось, что он пытается одеться в тело, как в неудобный и незнакомый костюм. Губы искривились, Дэйнэр - или уже Некто - сжал руки в кулаки, словно пытаясь вынырнуть откуда-то. Потом он.. она.. короче, оно резко село на диване. Село, закрыло на минуту глаза и резко их открыло. Скрестило руки на груди, встряхнуло головой. Чуть приподняло голову.

И через лицо Дэйнэра я отчетливо увидела другое - светло-золотые волосы, точеные тонкие черты лица, яркие зеленые глаза, удлиненные и насмешливые. Лицо Къэррана, знакомое мне по сотне снов и воспоминаний.

Он оглядел комнату, слегка кивнул в приветствии Мэлдис, она улыбнулась - немного робко и скованно. Потом глаза остановились на мне. Первую минуту на лице не было ничего, кроме неприязненного любопытства. Потом.. потом глаза стали крайне удивленными, едва ли не круглыми, взгляд - потрясенным и неверящим. Смотрело существо на меня. Я смотрела на него.

- Тэаннэ?!...

Я смогла только кивнуть.

Къэрран поднялся - я с недоверием и испугом смотрела, как он двигается. Это разительно отличалось от мягких, чуть зажатых движений Дэйнэра - резкие, отточенные движения, великолепная осанка, стремительность в каждом жесте. Къэрран. Все так знакомо... И все же я не верила. "Сыграть можно все, что угодно!". Но - есть то, о чем я не рассказывала Дэйнэру. И если это существо реально, если это тот Къэрран, которого я знала - он это знает. Если нет - это просто красивый спектакль, и я едва ли прощу его. Нет, я не покажу вида - мне слишком дорого это знакомство, но... Но.

- Где мы можем поговорить наедине? - спросил Къэрран.

- Я выйду, - сказала Мэлдис. - Пойду попью чаю. Позовите меня, когда закончите.

Голос ее был недовольным. Но Къэррану это было, судя по всему, безразлично.

Как только она закрыла дверь, Къэрран сел рядом со мной на пол. Протянул руку, взял меня за запястье, поднес мою ладонь к губам.

- Тэаннэ... сколько лет.. Тэаннэ, любовь моя...

Я довольно-таки нервно вырвала руку.

- Подожди. Прежде чем я смогу поверить в твою реальность, ответь мне на вопросы.

- Хорошо... - он не казался удивленным. - Спрашивай...

- Опиши мою комнату. В которой мы...

Къэрран улыбнулся.

- Это просто. Стены обиты голубой тканью, огромное окно, за окном - сад... На стенах - гобелены, шоколадно- золотистые. Посередине комнаты - широкая кровать, одна стена - целиком зеркальная. На полу - ковер, белый с синим, пушистый...

Моя челюсть второй раз устремилась к полу - и опять ее удержали только какие-то там связки.

Вопросов я задала еще добрый десяток. И - не услышала ни одного неверного ответа. В процессе выслушивания ответов я перебрала все возможные объяснения - и телепатия, вследствие которой с меня считываются верные ответы, была среди них единственным более-менее разумным. Да и то едва ли...

Поверить в реальность этого существа было гораздо проще. И логичнее, при всей сверхъестественной нелепости этой ситуации. И - я поверила. А поверив - почувствовала, что медленно сползаю на пол. Нет, это не было обмороком. Но что-то на грани этого. Через несколько минут я обнаружила себя лежащей головой на коленях у Къэррана, вцепившись в его руку и повторяя одну фразу:

- Я тебя нашла.. нашла..

- Нет, это я тебя нашел. - сказал Къэрран, ласково гладя меня по волосам. - Неужели ты веришь в случайности?

- Но.. ты же сам удивился?

- Ну, пусть это будет нашей маленькой тайной. Зачем кому-то знать, что я могу управлять так называемыми случайностями?

- А ты можешь? Здесь?

- Кое-что могу.

- Например? Докажи!

- Ну-у... - Он задумался. - Хорошо. Завтра тебе позвонит знакомый, который не звонил уже больше года. Сойдет?

- Кстати! А разве Дэйнэр из нашего разговора ничего не слышит?

- Нет, он довольно-таки глубоко отключается.

Мы говорили еще долго. И я со смешанным чувством радости и страха поняла, что влюбляюсь в это существо по уши. Влюбляюсь - или оживает прошлое чувство? Но.. но ведь это существо здесь только временно. Ведь это тело принадлежит мужу Мэлдис - как же можно.. ? А, черт, почему я должна об этом думать сейчас, когда он - рядом?!

И я положила руку ему на плечо. Къэрран наклонился, и мягко поцеловал меня.

И тут вошла Мэлдис.

Я закрыла руками лицо, не зная, куда деться. Но Къэррану было все равно. Он обнял меня за плечо.

- Мэлдис, кажется, тебя не звали?

Мэлдис вылетела из комнаты, громко хлопнув дверью. Мне стало окончательно неловко. Къэрран еще раз обнял меня и вышел следом. На кухне они о чем-то говорили с Мэлдис - и, кажется, разговор был не самым приятным. Къэрран что-то выговаривал девушке, она оправдывалась. Слов было не разобрать, но голоса звучали довольно громко.

Потом Къэрран вернулся.

- Ничего не бойся. Я тебя не оставлю. Мы еще скоро увидимся. А сейчас мне пора.

Он лег на диван. Минута - и на диване лежало практически бесчувственное тело. Я не знала, что делать. Через несколько минут я робко потрясла оное тело за плечо.

- Дэйнэр!.. - я тряхнула его сильнее. Через добрых пять минут Дэйнэр - а это, безусловно, был он - открыл глаза. Молча посмотрел в потолок, потряс головой.

- О, мама моя... сейчас, минутку. Дай сигарету.

Я протянула ему сигарету и пепельницу, дала прикурить. Он словно бы просыпался. Наконец, затушив сигарету, повернулся ко мне и сказал:

- Ну, что? Рассказывай.

- Мнээ... а ты что, ничего не помнишь?

- Нет. Вообще ничего. Рассказывай. Кстати, где Мэлли?

Я сбивчиво начала рассказывать. Дэйнэр внимательно слушал. Задал несколько вопросов. Судя по всему, он и впрямь ничего не помнил. А из меня сейчас рассказчик был никакой, по правде говоря. Уж больно много было впечатлений.

Потом мы легли спать. Я уступила гостям диван, сама легла на раскладушке. Мэлдис смотрела на меня не особенно радостно, но не сказала ни одного резкого слова. Видимо, по просьбе - или приказу? - Къэррана. Но она долго шептала что-то на ухо мужу. Он сонно отвечал. Потом я заснула, а они все еще разговаривали.

Утром я проснулась первой. Гости мирно спали. Я отправилась на кухню готовить завтрак, и старалась не шуметь. Через некоторое время в кухню вошел - нет, влетел - Дэйнэр. Удивленно посмотрел на меня, и задал потрясший меня вопрос.

- Что это за квартира? А ты вообще кто? - интонации меня доконали. Ничего общего с голосом Дэйнэра или Къэррана тут не было.

- Э-ээ... ты чего, Дэйнэр? Я - Тэаннэ. Мы вчера познакомились, помнишь?

- Ну, учитывая, что я не Дэйнэр, не помню. - Существо жизнерадостно улыбнулось. Оно производило впечатление легкого безумия.

- А ты кто?

- Я - это я.

- И что ты тут делаешь? - вопросила я, поражаясь сюрреализму диалога.

- Пришел. - спокойно ответило существо, ничтоже сумняшеся. - Тут кофе наливают - пришел кофе попить.

- А зовут тебя как?

- Я сам прихожу. - улыбнулось оно до ушей. - Меня редко зовут. Хотя я очень полезный.

- А имя у тебя есть?

- Есть.

- Ну и...

- Ирмиан. - Гордо представилось существо.

Я села на стул и минут пять молча созерцала гостя. Что-то сумасшедшее в нем было, это точно. Я задумалась, не страдает ли мой новообретенный знакомый шизофренией и раздвоением личности. Но следом в кухню влетела разъяренная Мэлдис.

- Ты что тут делаешь? Убирайся!

Ирмиан ехидно оглядел ее и широко улыбнулся в который раз.

- Ага. Спешу. Только шнурки поглажу. Сигаретой угостишь?

- По лбу я тебя угощу! - возмутилась Мэлдис.

- Ну, лоб-то не мой... - вполне логично ответило существо. - А хамить мне не надо. Не люблю.

Я протянула неожиданному гостю пачку сигарет. Он сел на стул, закурил, тут же встал, два раза затянулся, сел, затушил сигарету, встал, вновь зажег сигарету, затянулся один раз, затушил сигарету и куда-то целеустремленно вышел. Хлопнув дверью так, что стекло в ней задребежжало...

- Э-это что?! - ошалело спросила я.

- Не что, а кто. - буркнула Мэлдис. - Ирмиан. Если с ним не общаться, ему может стать скучно, и он уползет обратно. А может, и не уползет.

- Э-э.. а кто его позвал? Зачем?

- Никто его не звал. Он сам приходит. Эта зараза куда хочешь пролезет... Вообще, он, конечно, полезный. Только чокнутый совсем.

Ирмиан тем временем оккупировал ванну, и, судя по звукам, радостно принимал душ. Напевая там что-то попсовое из нашей музыки, громко и фальшиво.

- И всегда он такой.. бесцеремонный?

- Угу, - мрачно сказала Мэлдис.- всегда. Бывает и хуже.

Ирмиан вылез из ванной через добрый час, мокрый и довольный. В минуту изничтожил остывшую давно яичницу и посмотрел на меня какими-то на удивление круглыми глазами.

- Ну, рассказывай!

- Мнээ.. О чем?

- О чем угодно.

- Нет уж. - ехидно сказала я. - Ты пришел - ты и рассказывай.

И Ирмиан начал рассказывать. Рассказывал он обо мне. Вернее, отвечал на мои вопросы, которых у меня после трех его первых фраз возникло сразу не меньше сотни. Это загадочное и слегка сумасшедшее существо знало обо мне если не все, то очень много. Причем то, что я сама о себе не знала, он рассказывать наотрез отказывался, записывая мне какие-нибудь слова, имена и приговаривая:

- Вспоминай, вспоминай, халявы не будет!...

Потом он молча выкурил сигарету и изрек:

- Ну все, пошел я. Устал тут с тобой...

И на стуле обозначилось совершенно бесчувственное тело. Мэлдис не растерялась. Она тряхнула супруга за плечо - весьма-таки сильно - похлопала по щеке. Через пару минут Дэйнэр открыл глаза.

- Что.. это.. было... - спросил он полупридушенным тоном и схватился за голову. - О, какая каша в голове...

- Ирмиан. - Мрачнейшим тоном буркнула Мэлдис. - Приполз.

- И давно?

- А с самого утра.

- И что хотел?

- Общался с Тэаннэ.

- И как?

- Ну-у.. интересно.. - задумчиво сказала я. - Откуда он столько всего знает?

- Не знаю, если честно. - Ответил Дэйнэр. - Но знает очень много. Правда, врет еще больше. Издевается. Много ерунды говорит специально. На сообразительность проверяет.

Расстались мы только вечером. Обменявшись телефонами - тут я попутно узнала официальные имена своих гостей - Дима и Катя. И договорившись встретиться в скорейшем времени.

Скорейшее время наступило уже завтра. Около одиннадцати вечера в дверь позвонили. Я открыла, по привычке не глядя в глазок.

На пороге стоял Дэйнэр с роскошной белой розой.

Впрочем нет, не Дэйнэр. Къэрран.

Бедная моя челюсть... Я всерьез задумалась о повязке на многострадальную часть тела. А то так и оторваться недолго.

- А.. а что на это скажет Мэлдис?

- А с каких пор я должен ее спрашивать, идя к любимой женщине? - нахально улыбнулся Къэрран.

И я его впустила. Возможно, это было ошибкой...

На следующее утро мне позвонила Мэлдис. На ее вопрос, нет ли у меня ее мужа, я ответила чистую правду: нет. И не было. Во-первых, его тут уже не было. Во-вторых, вчера тут был все-таки не ее муж, правда? Мэлдис поболтала еще несколько минут и на удивление вежливо распрощалась. Я вытерла пот со лба и вздохнула. Думалось с трудом. Я все еще переваривала впечатления прошедшей ночи. Знакомые мне слова, жесты, ласки... все то, что я помнила так давно. Помнила - и считала выдумкой. Я вспоминала отдельные моменты - не в силах поверить? Не в силах принять? Нет, просто с трудом верилось в то, что все это реально. Жизнь не одна. Она не кончается у гроба. Было многое - и будет еще больше...

На следующий раз все было куда как менее безоблачно. Мэлдис вовсе не была дурочкой, и, хотя ее отношение к Къэррану было смесью страха и преклонения, характер у нее был довольно-таки жесткий. И делиться со мной своим супругом она не собиралась.

Удивительнее всего было отношение ко всему этому Дэйнэра. Ему было все равно, что происходит с его телом в то время, как его занимает кто-то иной. Сам он нежно любил свою женушку и мной не интересовался вовсе. Как и я им. А вот изрядная часть из тех, кто приходил к нему "в гости", с большим удовольствием вела со мной беседы. И куда как с большим, нежели с Мэлдис. Уж не знаю, почему. Возможно, потому что половину из них я когда-то знала - и довольно легко вспоминала после часа-двух общения. А может быть, просто потому, что я была им интересна. Дэйнэра это радовало. Я, по его просьбе, задавала "гостям" вопросы. Записывала или пересказывала ответы. Кто-то из них пытался за мной ухаживать, с кем-то я ссорилась.

Через месяц я была в полном курсе всех общений, дел и интриг, которых тоже было немало. В полном курсе - и, может быть, даже в самом центре. Мэлдис это раздражало. Она ревновала всех подряд - даже Ирмиана, с которым не могла общаться без скандала дольше пяти минут. И больше всех ревновала собственнного мужа. Скандалов было много. Ни жесткие выговоры Къэррана, ни спокойные уговоры Дэйнэра ее не утихомиривали.

Мне было неловко быть причиной этих скандалов. Но отказаться от общения я не могла. Да и Дэйнэр был против. Ситуация временами приобретала черты абсурда: он предпочитал общаться со мной, а не с законной супругой по всем вопросам, при этом нежно ее любя и вовсе мной не интересуясь, как женщиной. Я с удовольствием общалась с Къэрраном в его теле - и вовсе не испытывала никакого интереса к самому Дэйнэру.

Ничем хорошим это кончиться не могло. В один далеко не прекрасный вечер месяца через три я позвонила, как было условлено, Дэйнэру, и незнакомый мужской голос ответил мне:

- А они отсюда переехали.

- Переехали?! Куда?

- Не знаю, я сам вчера эту комнату снял...

Неделю я пыталась найти эту парочку. По родителям, по общим знакомым. Спустя дней девять через десятые руки я узнала, что они уехали в Питер в квартиру, которая осталась от недавно скончавшейся бабушки Мэлдис.

Это было катастрофой. Это было концом света.

Я впервые задумалась о самоубийстве.

В самом деле - зачем жить без всего этого? Я хочу уйти отсюда, я хочу отправиться туда, где я буду больше похожа на себя, где я буду свободна и сильна. В иные миры. Я хочу прочь отсюда, я хочу к Къэррану!

Что меня удерживало? Возможно, только то, что когда-то мы обсуждали это с Къэрраном. И он очень четко объяснил, что те, кто совершает суицид, ослабляют себя настолько сильно, что не могут покинуть этот мир. И рождаются вновь - забывая все, что успели вспомнить и узнать.

Жить здесь еще раз - ничего не зная, ничего не помня? Нет... Но и так жить нет сил.

Я стояла на балконе, курила и вспоминала то, с чего все началось. Две ладони - и невероятное существо между ними.

Руки сами выплеснули из себя радужный свет. Видимый только мне - но мне уже не нужно было чье-то подтверждение тому, что это есть. И родилось - из радуги, тьмы, огня и ветра - то, чему не было места в этом мире, и все же оно - было. Было, жило, рвалось с ладоней языками пламени и порывами ветра - и пело. Я вскинула руки, отпуская существо в ночь, слушая его пение и шепча одно:

- Найди его, найди.. найди. Я хочу быть с ним... найди, передай.

Тварь, Поющая в Ночи - так я для себя назвала это создание - сорвалась с моей ладони и улетела куда-то в звездное небо.

Прошло три дня. Был поздний вечер. В дверь позвонили. Со странным чувством я пошла открывать. Наверное, это просто сосед? Или еще кто-нибудь?

На пороге стоял совершенно незнакомый мне мальчик - очень высокий, темноволосый и кареглазый - с роскошной белой розой в руках.

На лице его отчетливо проступала до боли знакомая улыбка Къэррана...


Текст размещен с разрешения автора.