Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Г. Истлей

Упражнения пловца на суше

1.

- Это нормальные джинсы, мама. Все так ходят.

- Да ты даже на девушку не похожа, пацан пацаном! Все, последний раз тебя отпускаю на эту вашу тусовку! Причешись хотя бы.

- Обязательно.

Честно говоря, мне и самой не хотелось куда-то идти в такой мороз, но полчаса назад позвонил один старый знакомый и очень попросил подойти к парку ("времени нет, все объясню на месте!"). Не могу же я отказать человеку, который привел меня на первую ролевушку в моей жизни! Интересно, что у него за дело?

Прихожу вовремя. Его, конечно, еще нет. Ладно, потом разберусь. В парке почти пусто, только какой-то дед на лавочке и еще высокий хлопец в дубленке. Лицо очень выразительное, сразу привлекает внимание. На вид лет двадцать семь, смуглый, черная шапка.

Ну вот, наконец, и Славка. Махнул рукой, перебежал дорогу... Кивнул хлопцу?

- Привет! - сразу обоим. - Я знаю, я свинья...

- Ничего. Я тоже опоздал.

- Ну а ты здесь уже час торчишь, да? Извини.

- Извиняю.

- Ой, вы же незнакомы. Ира, - Рома. Параселена, - Белый Лис.

- Очень приятно.

- Мне тоже.

- По какому поводу мы собрались, Слав?

- Ну я же извинился!

- Да я не об этом. Мне потом в магазин.

- А-а, хорошо. Помнишь, ты спрашивала о "бессмертных"?

- Конечно! Ты тогда сказал, что знаешь парочку.

- Ну вот Рома, как бы, один из них.

- Спасибо, что познакомил.

Мне всегда хотелось посмотреть на кого-нибудь из "горцев", тем более, что у нас их мало. Молва гласила, что никто из них в жизни не расстается с мечом (и даже не всегда деревянным), все собирают волосы в хвостик и пытаются найти себе подобных (понятно зачем). Между тем у Ромы - то есть Белого Лиса - оружия при себе не было.

- Ну, я побежал.

- Ты спешишь?

- До встречи!

Все это время "Горец" молча стоял, прислонившись к дереву.

- О чем вы хотели поговорить?

- Так, - вообще.

- Значит, о жизни?

- Лучше о жизни. Почему вы выбрали этот прикид?

Он мягко поморщился.

- Давайте по-русски.

- Эту роль.

- Иногда можно поиграть в рыцаря без страха и упрека.

- То есть вы время от времени достаете из сундука длинный железный предмет, цепляете на пояс и отправляетесь за тридевять земель? За пивом или за счастьем?

- Нет.

- Странно.

- Не обязательно вести себя так, как от вас ожидают другие.

- Другие кто?

- Другие все.

Мне не слишком понравились его слова.

- Вы правы.

- Что?!

- Я говорю - вы правы. Мне тоже так кажется.

- Нет, я не делаю исключений.

- Правда?

- Правда.

Тридцать шагов спустя.

- ...И не плыть по течению (буде таковое имеется), а осознавать, как общество на вас влияет...

- Я не понимаю.

- Помните, кем ваш друг меня назвал?

- Помню.

Молчание. Колеблется. Наконец:

- Это действительно так, - я бессмертен.

- Как Кощей.

- Нет. На самом деле.

"Как же, "нет"! А имя себе взял у оборотня!"

- Почему вы смеетесь?

- Да мы как раз учим Достоевского по литературе, "Преступление и наказание". Там тоже один молодой человек осознал, как на него общество повлияло.

- А, вы об этом! Не бойтесь, - жизнь... священна, что ли?

- Этого я не боюсь. А вам следовало сказать "Человеческая жизнь для меня священна."

- Во-первых, почему обязательно "для меня"? Для всех! Во-вторых, "для меня" священна не только человеческая жизнь. Если честно, "священна" - не то слово. (Смеется.) Не то, что нужно! Ненужное!

- Вы что, биолог?

- Прежде всего я - человек.

Мы наматывали круги вокруг парка... В сущности, у нас небольшой парк. Вдруг он поменял направление.

- Куда мы идем?

- В кафе.

- Зачем?

Равнодушно пожал плечами. Потом, где-то через полминуты (с таким неожиданным участием, что я ничего не ответила):

- Вам холодно.

...

- Какие цветы вы любите?

- Красивые. А некрасивых не бывает.

Я (в свои шестнадцать!) не поняла, что он имел в виду. Мне это не понравилось. В кафе мы посидели немного, выпили чаю и разошлись.

В следующий раз я случайно увидела его уже летом. Даже не узнала, пока не окликнул.

- Парселена!

- Здрасте...

- Как живете?

- А! Ой, это вы. Неплохо. А вы как?

- Вашими молитвами.

Я засмеялась. День был погожий, а он так серьезно это сказал.

- Так это не вы были прекрасной дамой, чье заступничество спасло меня? Чего хмуритесь?

- Длинно говорите.

- Почему бы и нет?

- Так...

- Философскими диспутами не увлекаетесь?

- Не увлекаюсь. Если выбор за мной, то обычно молчу.

- Слава богу!

- Вы верите в Бога?

- Я же бессмертный.

- Это невозможно.

- Почему? Если душа бессмертна...

Он не закончил.

- Забавно. Получается, душа бесчувственна.

- Докажите.

- Чувства человека имеют полу-желудочное происхождение. А душа бессмертна (так все говорят), значит, ни вмешиваться, ни страдать не может. Душа - это сама жизнь, стержень, на котором висит все остальное. Вы же любите - сердцем, думаете - головой (надеюсь), а где у вас при этом душа?

- Эк вас разнесло-то.

- Сами напросились.

- Правда. Хотите знать, какие вопросы могут волновать бессмертного?

- Наверное, хочу.

"Какой настырный! Проповеди читать не пробовал?..."

- Ну, кроме хлеба насущного, меня всегда интересовало, мог ли Бог придумать душу.

- Что?!!

- Хочется верить, что мог. Тогда акт Творения не завершен и по сегодняшний день, - ведь рождаются все новые люди. А все остальное могло получиться и вследствие Большого Взрыва, тут Бог не нужен. Чистая физика.

- Спасибо.

"Поймет - не поймет, поймет - не поймет..."

- Пожалуйста.

"Понял."

- Прощайте.


2.

              моим друзьям, да не прочтут этот бред,- за то, что не все здесь правда.

Звонок в дверь.

- Кто там?

- Свои! Открывай.

- Здравствуйте...

- Привет... Лена?

- Да. Откуда вы меня знаете? Входите...

- Влад рассказывал. Он просил меня зайти сегодня.

- А, конечно. Он звонил, что задерживается, будет через полчаса. Вы чай пьете?

- Да ничего, подожду. Спасибо. Я вот конфет купил.

- А как вас зовут? Извините...

- Ой. Юрий, - к вашим услугам.

- Очень приятно.

Четверть часа спустя, на кухне.

- Не знаю еще, что из этого получится, но сама мысль сделать игру по Саймаку мне по душе. Читали "Порождения разума"?

- Читала.

- Ну и что вы думаете по этому поводу?

- Делать вам нечего...

- Даже так?

- Я вообще не понимаю людей, которые тратят свое и чужое время на такие мелочи.

- Так вы просто убежденный цивил.

- И горжусь этим. О, звонят.

- Я открою. Привет.

...Так я познакомился с его сестрой. Потом мы еще несколько раз собирались у Влада всей командой, и постепенно я узнал ее ближе. Эта леди (самое неподходящее слово, поэтому так и называю) не была абсолютно нормальной, хотя часто прикидывалась. Но разговоры помогли мне найти скелет в ее шкафу: природоохрана. Иногда я видел ее гостей, таких же нервных и громкоголосых, как и все смертные.

... - Нет, все равно не понимаю. Для вас это только игра. Вам не важна сама боль, сами герои. Вы только себя проверяете.

- Согласен, но лучше узнать себя до того, как в себе ошибешься и будешь жалеть всю жизнь.

- Не знаю. Иметь дело не с предметом, а с отражением; не с болью, а с представлением о ней; не с людьми, а с символами; измерять ценность чашки количеством выпитого чая; бить баклуши, в конце концов!

- Что-то случилось? Что случилось?

- Случилось!.. Сегодня работали на вокзале, встретили поезд из Севастополя. Конфисковали четыре с половиной тысячи букетов подснежников, от пятидесяти до семидесяти цветков в каждом, штук двести цикламенов, где-то столько же пролисок... Все - в Красной Книге.

- Куда ж вы их дели?

Пауза.

- Согласно закону... уничтожили...

- Цветы?!

- Все, кроме цикламенов. Эти вообще растут на одном перевале в Крыму, больше нигде в мире их нет. Гербаризировать будем.

- Варвары...

- Вини не нас, а тех, кто их сорвал... Жалко только, ни одного кадра не сделали. Прям нечего потомкам показать.


Шли дни.

... - И как она у тебя такая выросла.

- Сам не пойму. Вроде и родители нормальные, и я еще не в психушке.

- Даже не представляю. Каждый день с такой занудой.

- Лучше не представляй.


... - Да, до встречи... нет, не опоздаю... у меня нет, но я постараюсь найти... пока.

- Лена.

- Здрасте.

- Проблемы?

- Пустяки, надо где-то фотоаппарат достать на завтра.

- Могу одолжить "мыльницу".

- Спасибо! Мы ее не поломаем, честно!

- Гаразд. А вы что, куда-то едете?

- Опять будем брать поезд. Сейчас из Закарпатья шафраны везут. Крокусы, шафраны - одно и то же.

- Тоже краснокнижные?

- Ага. А тут мы. Как сойдет кто-то с поезда с ящичком цветочков, так и заберем.

- А милиция?

- Ну так мы с ними вместе работаем!

- Класс. Неужели такое возможно... На, держи.

- Спасибо. Завтра верну.

... "И он спал, и видел сон, и вот что приснилось ему"...

Мы возвращались с тренировки.

- Нет, ну представляешь, она как закричит, когда Тиль начал выть по-волчьи!

- Все, сэр, вам теперь от Кэтти не отделаться до самого конца!

- И как я буду ее защищать. Я ее терпеть не могу.

- Эх, весело будет! Чтоб ни один волос не упал с ейной прекрасной головы...

- Да, сам чудиком заделался, везет тебе...

Мы поднялись по лестнице и вошли к нему домой. В комнате Лены горел свет.

- Алло, сеструха, суп остался?

Нет ответа.

- Лена?

Влад пошел посмотреть, что там. Минуты через две я пошел за ним.

У дальней стены комнаты она застыла с зеркалом в руках (когда Влад вошел, закрашивала по-клоунски симметричные фингалы под глазами). На столе, среди нежно-сиреневых крокусов лежала разбитая "мыльница". Странный звук вторгся в немую сцену...

... Будильник. Я был почти рад. Подумал, и поехал не на работу, а на вокзал, встречать ивано-франковский поезд. Как говорится, "чтобы не было мучительно больно".


Текст размещен с разрешения автора.