Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


М. Русин

Вестерн

- Что за шум? - лениво спросил Бродяжник, чуть приподняв сдвинутую к носу шляпу. Хозяин салуна нехотя оторвался от полирования стакана грязным полотенцем, полюбовался на результат и сказал неуверенно:

- Да говорят, Мистер, четверых коротышек линчевать собираются...

- Коротышек? - Бродяжник убрал со стола ноги и тяжело поднялся. - Что ж, глянем на твоих коротышек...

Он кинул хозяину серебряную монету и, пинком распахнув двери, вышел из "Хромой Лошади".

Толпа горожан уже тянулась к площади перед судом. Бродяжник постоял с минуту на узкой веранде, перекатывая на губах обрубок сигары, потом вскочил на привязянного у ступеней коня и медленно поехал по течению сквозь толпу.

На площади уже стояли виселицы, вовсю шла мелкая торговля. Четырех невысокликов с петлями на шее поставили на эшафот и теперь из толпы в них летели обидные слова и огрызки яблок. Брыль-сити - город маленький и почти лишенный развлечений. Бродяжник подъехал к помосту и огляделся. Шериф с подручными стоял на ступеньках здания суда, переговариваясь с нескольким оборванцами из Кхандского кварталла. Огрызок яблока чиркнул Бродяжника по плечу. Толпа притихла...

Он поднял глаза на коротышек.

- Фродо? - спросил он у ближнего. Тот нервно мотнул головой в сторону другого.

- Ты? - переспросил Бродяжник.

- Что? - ответил тот.

- Фродо Бездонная Сумка?

- Ну. - дерзко сказал коротыш.

- Окей... - он повернулся к толпе. - За что вешаете?

- Колдовство! - пискнул кто-то.

Шериф начал протискиваться к помосту.

- И шарлатанство! - выкрикнул женский голос откуда-то сзади.

- И они у меня на корову посмотрели. - робко сказал сухой старичок в очках.

- И что? - вскинул брови Бродяжник.

- Ну-у... - старичок смешался и исчез в толпе.

Бродяжник из-под щляпы оглядел площадь и выплюнул сигару:

- Вообщем так, повешенья не будет!

Толпа зашумела.

- Это как же!? - раздался рядом голос шерифа Теда. - С какой это стати?

Бродяжник без слов вывернул воротник плаща, показав серебряную рейнджерскую звезду.

- Э-э.. - шериф покосился на смутившихся вдруг подручных - Это у вас там на Севере ты власть, а здесь я главный!

Кольт прыгнул рейнджеру в руку и с шерифа и его подручных слетели шляпы.

- Так кто здесь главный? - переспросил он.

Толпа уже рассасывалась. Где-то вдали завыла флейта: то ли "Полет Кондора", то ли тема из "Хороший, Плохой, Злой"    

- Вот так, дорогие мои, - гном сверкнул золотом улыбки и потащил к себе мятые бумажки выигрыша.

- Э-э, нет! - тяжелая рукоять пистолета придавила деньги. Хозяин пистолета ухмыльнулся и, поправив котелок, предложил - Я думаю, что ты ведь позволишь нам отыграться? А парни? - громила обернулся к своим дружкам. Те соглассно закивали.

- Да вы знаете, - промямлил гном - Поздно уже и мне идти надо...

Он поднялся было, но огромная лапа громилы крепко схватила его за пиджак.

- Сиди! - рявкнул тот и потянул гнома к стулу. Треснула материя и из пиджака, вдруг, полетели на пол тузы и джокеры.

- Шул-ер... - выдохнул тролль.

- Да я! - он поднял пистолет.

Грохнули выстрелы и три тролля застыли на полу каменными глыбами.

- Ай-яй-яй... - гном вздрогнул и пристально вгляделся в едкие клубы порохового дыма.

- Гимли, старик, и не стыдно? Опять за старое... - из дыма показалась высокая фигура в темном плаще.

- Э-э, Бродяжник... - проблеял гном - Спасибо...

- Отплатишь. - прервал его рейнджер - Долг может отдашь... - Гимли кисло улыбнулся. - А пока собирайся. Дело есть...  

Наконец последний пинок швырнул его на дорогу. Он рухнул в канаву падалью и затих. Соскучившиеся Орки вернулись в салун к недопитым стаканам. Грязные чешуелицые, подумал он, кутаясь в рваный колониальный мундир. Я им еще.... Великие предки помогут мне... Они были великими воинами... И я тоже великий воин! Да! Мой отец был Вождем!.. Он даже выкрикнул последнюю фразу. И замолк тут же. Кто-то к нему шел. Он увидел приближающиеся к его лицу сапоги и сжался. Опять бить будут!

Но вместо свиста карающего сапога он услышал, вдруг, самый лучший в мире звук: сухое "Чвок!" открываемой бутылки. Откуда-то сверху, из тех мест, наверное, где Великие Предки охотятся в Небесных Лесах брызнула ему в рот живительная влага...

- Тебя зовут Леголасом? - спросили сапоги и живящая струя иссякла.

Он перевернулся и увидел где-то высоко лицо человека под шляпой.

- Дай еще. - прошептал он.

Человек глянул на бутылку виски в его руке и сказал.

- Дам. И еще дам... Только в Долину Приюта проведи.

Леголас содрогнулся.

- Но ведь Вождь...

- Вырвет тебе сердце? Может быть... Но я убью тебя совершенно точно.

Эльф глянул в черную глубину дула, перевел взгляд на бутылку и вздохнул.  

Бродяжник пожевал сигару.

- Сколько это будет в переводе на наши? - спросил он, не сводя глаз с колдуна.

Гимли нервно назвал сумму. Кто-то из хоббитов присвистнул.

- Окей - сказал Бродяжник. - Мы беремся.

Серый Плащ кивнул и, обратившись к Великому Вождю, сказал что-то на своем языке. Элронд вскинул морщинистое лицо и оглядел собравшихся. В вигваме было мертвенно тихо.

- Хау! - важно произнес Вождь и тот час за вигвамом - радостный и страшный - раздался боевой клич Эльфов.   

- Великие Предки... - прошептал Леголас, роняя томогавк. А Серый Плащ уже вставал на мост навстречу огненно-рыжему громиле с пулеметом Гатлинга в руках.

- Тебе не пройти! - кричал колдун.

Бродяжник пожевал сигару и передвинул перекладинку на заднем прицеле.

- Это точно... - прошептал он, припадая к прикладу.  

Утром он проснулся рано, оделся, стараясь не разбудить девушку, и спустился вниз. Серебряновласый хозяин плеснул ему виски. Все уже были готовы двигаться, только Леголас еще спал нетрезвым сном да гном нежно прощался со своей красоткой.

- Вот тебе моя прядь на память.. - горячо шептала та.

Бродяжник повернулся к стойке.

- Хозяин, - спросил он - А нет ли у тебя лодки? Мы хотим спуститься по реке до порогов...  

Они нашли Боромира на поляне. Серый конфедерацкий мундир был залит кровью. Солдат лежал, по-прежнему сжимая револьвер руке. В другой было изодранное полковое знамя. Рядом лежал пробитый пулями горн. Они спешились и Бродяжник накрыл раненного своим плащем.

- Я.. - прохрипел Боромир. - Они...

- Ушли, я знаю... - мягко сказал рейнджер.

- На вот. - и он сунул в рот умирающего солдата огызок сигары.

Тот благодарно закашлялся. Бродяжник обернулся к остальным.

- Похоже коротышей взяли Орки... Но след еще теплый и мы можем их догнать.

- А может на Север, в Минас-сити? - предложил Гимли.

Но Бродяжник уже не слушал его. Солдат у его ног вздрогнул, вдруг, и затих. Сигара выпала из приоткрытого рта; незрячие глаза уставились в высь, где безразличный ко всему парил кондор. (Или это опять играл проклятый Мариконе?)  

- Так вот на что ты променял законы и силу Предков! - гневно вскричал колдун.

- А сам? - донеслось сверху. - И не хочу я с тобой говорить. Кто ты? Не вождь и не колдун настоящий! А я - Великий Колдун. Мои волосы - белее облаков! Предки любят меня! Духи мне послушны!

Леголас поежился и даже Эдорасский шериф выглядел не слишком уютно. Черт его знает, колдуна этого.

- Я, - продолжал Саруман - Этим фортом владею по праву и никто не может сюда так вот входить. У меня и бумага есть. "Пока текут реки, пока светят звезды..." - седая голова шамана показалась из-за укрытия - Можете посмотреть - И он помахал бумагой.

Серый Плащ скрипнул зубами и, внезапно, замер услышав щелчок взводимого пистолета.

- Тщщ! - прошептали у него за спиной голосом Бродяжника. - Продолжай говорить... Отвлекай его. Дай мне время для прицельного....  

Армии сходились под Минас-сити. Грохотали пушки и жуткий визг шрапнели наводил ужас на защитников города. Сквозь улицы тянулись толпы беженцев. С грохотом заколачивались окна. А за городом в сырых траншеях солдаты ждали приказа. Ведь здесь в прериях Пеллинора решался исход войны между Западом и Востоком. Но наших героев здесь не было. Их бой был в другом месте...  

Медленно-медленно их повозка ехала по опустевшей улице Барад-Дура. Бродяжник мягко поддергивал вожжи, не спуская глаз с зияющих по сторонам темных окон. Вечный огрызок сигары плевался серым дымом. Черный лицевой платок мелькнул на крыше! Бродяжник рванул кольт и назгул с криком скатился по навесу над верандой и рухнул во что-то громыхающее. Еще один вскрик... Рейнджер крутанулся пружиной, только для того, чтобы увидеть как из одного из окон выпадает орк с ножем в груди. Серый Плащ только усмехнулся.

Так они и ехали... Вновь мелькала тень и блестел ствол, но кольт Бродяжника был быстрее, а ножи колдуна летели без промаха и сеяли смерть. На маленькой площади у тюрьмы, среди оставленных телег и гниющего эшафота их ждала одинокая темная фигура. Рейнджер останавил телегу.

- Нет! - сказал он поднявшемуся было колдуну. - Этот - мой...

Он медленно, не теряя противника из вида, спрыгнул с повозки. Он пожевал сигару и сплюнул. В лучах заходящего солнца сверкала черная кожа плаща и рукояти пистолетов в кобурах врага. Пыльные вихри гуляли по пустой улице. То и дело хлопали ставни... Бродяжник отодвинул локтем полу дорожного плаща и, чуть касаясь ладонью отполированной рукояти, медленно пошел навстречу Саурону. Где-то далеко полетел кондор....