Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Вадим Румянцев

Взхоббит,
или
Путь в никуда

Под редакцией
Антона Алексеева

Посвящается каждому,
кто узнает себя
в одном из героев.

1. Нежданные гости

Жил-был в норе под землёй хоббит. Не в какой-то там мерзкой грязной сырой норе, где со всех сторон торчат хвосты червей и противно пахнет плесенью, но и не в сухой песчаной голой норе, где не на что сесть и нечего съесть. Нет, нора была хоббичья, а значит, ещё хуже.

Она начиналась идеально круглым иллюминатором, который хоббит выкрасил в зелёный цвет (а точнее - в цвет хаки) и использовал как дверь. Иногда иллюминатор с грохотом падал внутрь, и тогда открывался проход в длинный коридор, похожий на железнодорожный туннель, правда, без гари и дыма, но зато с пятнами мазута на полу и с разбросанными в беспорядке вдоль стен шпалами; всюду были прибиты крючочки для гостей, которых хоббит очень любил (правда, нельзя сказать, чтобы гости отвечали ему взаимностью). Туннель вился всё дальше и дальше, но никто из немногих родственников хоббита, отправившихся его исследовать, обратно не вернулся, и куда он (туннель) уходил - не знал никто. Временами хоббит жалел об исследователях, с тоской глядя на пустые крючочки, которые предназначались для них. Хоббит не признавал восхождений по лестницам, поэтому все комнаты располагались на одном этаже: спальни, ванные, погреба, кладовые (целая куча кладовых), сокровищницы, карцеры, застенки, камеры пыток, тюремные камеры, камеры предварительного заключения и даже залы суда - всё это находилось поблизости друг от друга, чтобы, в случае чего, идти было недалеко. Лучшие камеры, то есть комнаты, находились по левую руку, и только в них имелись окна - глубокие круглые окошечки, через которые зимой в нору влетал снег, а весной, в оттепель, выливалась талая вода. Так происходила уборка норы.

Наш хоббит был весьма состоятельным взломщиком по фамилии Бэггинс (фамилию он унаследовал от предков-карманников). Бэггинсы проживали в окрестностях Холма с незапамятных времён и считались привычной напастью, с которой надо было мириться. Бэггинсы не позволяли себе ничего неожиданного: они занимались рэкетом два раза в месяц, и что скажет Бэггинс, если попытаться не отдавать деньги, можно было угадать, не спрашивая. Но мы вам расскажем историю о том, как одного из Бэггинсов втянули-таки в мокрое дело. Может быть, он и окончательно потерял совесть, но зато приобрёл... впрочем, увидите сами, приобрёл он что-нибудь в конце-концов или нет (не забудьте о серебряных ложечках!).

Матушка нашего хоббита... кстати, что такое хоббит? Пожалуй, стоит рассказать о них поподробнее. Так вот, в старые добрые времена на Земле было до хрена всякой нечисти - привидения, зомби, драконы, маги, мыслящая плесень и ещё куча всего. Все они были мутантами и впоследствии вымерли, а кто оставался в живых - тех докончили люди - просто, чтоб не мучились. Ну вот, и хоббиты тоже тогда были. Хоббиты - это уродливые толстые карлики, иногда с курчавыми волосами на голове, но чаще - совсем лысые, зато на ногах - отвратительная чёрная шерсть растёт у них всегда. Стричь эту шерсть они не умеют, поэтому ходят всегда босиком. Шерсть цепляется за различные предметы и вырывается клочьями, иногда даже вместе с блохами. У хоббитов три основных занятия - еда, сон и воровство, которое они уважительно называют "бизнесом". Хоббиты - такие искусные воры, что изредка их нанимают другие жители Средиземья - ограбить банк или сорвать крупный куш в притоне. Но бывает это редко, никому не охота связываться с хоббитами, ещё и сам в дураках останешься.

Но случилось так, что в одно прекрасное утро, когда Бильбо Бэггинс сидел в иллюминаторе и курил травку, мимо проходил Гэндальф. Гэндальф! Если вы слыхали хотя бы четверть того, что слыхал про него я, а я вообще ничего про него не слыхал, то уже поймёте, что вряд ли нашёлся бы хотя бы один полицейский в Средиземье, с радостью не пустивший бы ему пулю в лоб. Но Гэндальф, благодаря врождённой способности превращаться в вешалку, вошедшей в легенды, ловко скрывался от полиции.

Между нашими героями произошёл такой разговор:

- Good morning! I had no idea you were still in business! - Пробормотал Бильбо.

- Еге ж! - Ответил Гэндальф. - Я Гандальф, а Гандальф - це я! Подумати лишень, - дожився, що син Беладонни Тук вiдбрикууться вiд мене "добрими ранками" так наче я припхався до нього пiд вiкно гудзики продавати!

- Come tomorrow! Good bye! - Заключил Бильбо и задраил иллюминатор. После чего мрачно посмотрел на стену, ткнул пальцем в один из крючочков и медленно проговорил: "Гэндальф, чай, среда!". Сам с собой он разговаривал по-русски.

На следующий день Гэндальф напихал в нору Бильбо гномов - существ, похожих на хоббитов, но чуть менее уродливых и ещё более жадных, - и, когда те, спев свою коронную песню в переводе И. Комаровой, перебили всё, что было в норе, вся шайка решила отправиться браконьерствовать. А также заниматься пьянством, разбоем, мародёрством, кутежами, распутством, чёрной магией, выборами в Верховный Совет и любым другим мелким хулиганством, какое только придёт в голову. Они решили покинуть Хоббитанию на следующее утро. В сердцах мирных хоббитов впервые появилась надежда, и утром Бильбо был единственным, кто мог ещё кое-как держаться на ногах. Компания двинулась в трактир.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ

2. Баранье жаркое

К вечеру они покинули трактир. Бильбо любовно поглаживал жилетный карман, набитый гномьими долговыми расписками. Гномы уныло трусили вперёд на позаимствованных у трактирщика пони, понуро свесив головы.

"И что только им не нравится? - Размышлял Бильбо. - Я оставил этим сквалыгам целую четырнадцатую часть!". В тот день хоббит был щедр, как никогда.

Несчастнее остальных выглядел гном Двалин, одежду которого Бильбо пустил на носовые платки. Двалину приходилось путешествовать в нижнем белье, под свист и улюлюканье толпы. Гэндальф, который познакомил хоббитов со Взломщиком, благоразумно скрылся, а против самогО хоббита ни один гном выступать не решался.

Через некоторое время пошёл дождь, и настроение у Бильбо испортилось. Он с горя съел все продукты и утопил пони Двалина в реке, после чего гному пришлось бежать за отрядом трусцой. Зато теперь он напоминал спортсмена из ДСО "Трудовые резервы", и состояние его гардероба менее шокировало окружающих.

Внезапно Балин, которому Бильбо, испытывавший к нему симпатию, позволял глядеть по сторонам, увидел в лесу огонь. Гномы с надеждой посмотрели на Бильбо. У них появился реальный шанс согреться и поесть. Хоббита это волновало мало, но издеваться над гномами ему уже поднадоело, а тут можно было поразвлечься с теми, кто разжёг огонь. Хоббит плотоядно облизнул толстые губы.

- Стойте здесь, - приказал он спутникам, - а я пойду и посмотрю, что там к чему.

Взгляды гномов потухли, а Двалин обречённо застонал, за что и получил от Бильбо увесистую затрещину. Но ослушаться они, конечно, не посмели.

А Бильбо Бэггинс, продираясь через кустарник, теряя клочья шерсти и изрыгая смачные проклятия, направился к источнику света. Вот что он увидел.

На поляне вокруг большого костра сидели три огромных тролля. Поляна была завалена банками с ветчиной "Made in USA", блоками жевательной резинки, бутылками "Пепси" и прочей снедью, а тролли вели непринуждённую беседу.

- Послушайте, мистер Берт, - говорил один из них, - какое я нашёл чудесное доказательство своей вчерашней теоремы...

- Ну-ну, Том, это очень интересно!

- Так вот, мы хотим показать, что для любого целого положительного N, большего двух,..

Эта болтовня надоела Бильбо. Он высморкался в один из своих новых платков, вышел на поляну и направился к мирно что-то чертящему и ничего не подозревающему Вильяму. Засунув руку в вильямов карман, Взломщик извлёк оттуда пачку бумажных листов.

- Не тронь мои чертежи! - Испуганно закричал Вильям, но было уже поздно. Увидев, что это всего-навсего какие-то каракули, Бильбо швырнул бумаги в огонь.

- Но послушайте, молодой человек... - попытался было вступить в беседу Берт.

Бильбо достал свой кривой зазубренный меч и перерезал Берту горло. Через минуту та же судьба постигла и двух других троллей. Бильбо вытер меч об одежду Тома и устроился у костра. Вскоре он уже окончательно пришёл в хорошее настроение, закусывал, пил принесённый с собой во фляге самогон и орал непристойные хоббитские песни.

Но тут из-за деревьев появился Двалин, а за ним и остальные гномы. Хоббит испустил разъярённый вопль и кинулся на подельщиков. После непродолжительной драки оглушённые гномы с натянутыми на головы мешками валялись вповалку у костра, а Бильбо пил самогон и рассматривал свой зуб, выбитый Торином. Он размышлял, как бы поизощрённее прикончить гномов, чтобы другим неповадно было, когда что-то тяжёлое упало ему на голову, и он отключился. Это вернулся Гэндальф.

Гэндальф побросал бесчувственных гномов и хоббита на телегу, сам залез туда же, взял возжи, и, напевая "Гей, гей, казачок!", направил сей экипаж к Последнему Домашнему Приюту.

Пони побрели за ним. Они чувствовали в Гэндальфе родственную душу.

КОНЕЦ ВТОРОЙ ГЛАВЫ

3. Передышка

Когда Бильбо проснулся, он почувствовал, что крепко связан, валяется на дне телеги, придавленный сверху Бифуром, Бофуром и спящим Бомбуром, а телега едет неведомо куда. Из кустов раздавались противные эльфийские голоса, распевающие всякие гадости на украинском языке:

Сон липне до вiч!
Поххать - дурниця,
То краще лишиться
I слухати, й чути,
Щоб гарно заснути,
цю пiсню -
ха-ха!

Наконец, телега остановилась, Гэндальф сбросил Взломщика на землю, приставил к его горлу меч и торжественно проговорил:

- Ах ты, фраер дерьмовый! Корешков моих замочить вздумал? Да я ж тебя, падло, так уделаю, что мать твоя дохлая поганая не узнает! Да ты ж у меня всю житуху свою собачью на лекарства работать будешь! Да я...

Гэндальф ещё некоторое время пораспространялся про Беладонну Тук, матушку нашего хоббита, затем остриём меча разрезал верёвки и напоследок пнул Бильбо в лицо своим чёрным армейским ботинком 48-го размера. Бильбо промолчал, но обиду решил запомнить.

Через некоторое время вся компания была на ногах, и они направились к Элронду. Хотя Гэндальф и был рядом, гномы старались держаться от м-ра Бэггинса подальше; в рассудительности им отказать было нельзя.

Пьяный раздолбай валялся на полу в прихожей. Гэндальф некоторое время молча смотрел на него, а затем вдруг со всего размаху врезал Владыке Раздола по голове посохом. Раздался металлический звон, и Элронд открыл глаза. Некоторое время ушло у него на анализ ситуации, но, как только этот вычислительный процесс был завершён, Элронд вскочил, вытянул руки по швам и стал сбивчиво бормотать что-то вроде: "Студент Элронд Полуэльф по Вашему приказанию прибыл".

Гэндальф небрежным жестом вытащил какую-то карту из потайного кармана Торина и протянул её Элронду со словами:

- Ну? Чего молчишь, свинья?!

Раздолбай осторожно взял карту, внимательно осмотрел водяные знаки и промолвил:

- Так я и знал! Это - лунные буквы. Их выдумал скотина-Феанор, чтобы читать можно было только раз в год, и то при ясной луне... А уж тучи-то нагонять он умел... Так он постоянно издевался над всеми. У-у, зараза! Был бы он жив, с каким удовольствием его сбежалось бы бить всё Средиземье, ну, кроме, может быть, Тёмных сил, с которыми он, как известно, был кореш в натуре!!!

- Это точно, - Поддержал Гэндальф, шмыгнув носом. - Я, конечно, фанат до всяких там Палантиров, Силь... ну, то есть других разных фенечек, но Феанора, собаку, сдал бы на руки Мандосу без всякого зазрения совести... А кстати, что там написано?

Этот вопрос явно поставил Элронда в тупик. Некоторое время он беззвучно шевелил губами, читая по складам. Затем сказал:

- Ну, короче, придёте к Одинокой Горе, там всё и увидите. А лунные буквы - это просто отметка о copyright'е. Феанор, говорят, был большим фанатом до авторского права. Ведь в Мордоре почему небесного Сильмариля не видно? К ним как раз штамп предприятия-изготовителя повёрнут. Я, каждый раз, как бываю в Барад-Дуре, всё этот камешек разглядеть пытаюсь. Да хоть бы хны!

- Да-а... - Ностальгически протянул Гэндальф. - Бывало, сидишь в Чёрной Башне, весело, песни поёшь: "Аш назг...".

- Но-но, полегче! - Перебил его Элронд. - Ещё не хватало, чтобы ты у меня дома на чёрном наречии песни пел! Я, как-никак, эльф, да ещё и в Белом Совете!

- Ладно-ладно, - Примирительно произнёс маг. - Уж и детство вспомнить нельзя! Я, может, в Мордоре уже недели две, как не был... Меня, может, тоска заедает... А-а, пропади оно всё пропадом! Ну, чего стоите, вперёд! - Заорал он на гномов и хоббита. - Думали, я вас на пикник приглашаю?! Фигушки, вы у меня ещё увидите небо в алмазах! - И с этими словами он стал пинками ног выгонять на улицу упирающихся спутников. Вскоре отряд уже понуро бежал к Туманным Горам, а Гэндальф ехал сзади на белой лошади и плевал в отстающих струями огня из посоха. Приключения продолжались.

КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ

4. Через гору и под горой

Не прошло и двух дней, как гномы и хоббит, подгоняемые садистом-Гэндальфом, добрались до Мглистых Гор. Как водится, они попали под дождик и спрятались в уютной пещере со светящейся зелёной рунической надписью "ВЫХОД" над входом. Ночью все гномы заснули, Бильбо притворился спящим, а Гэндальф улетел в Барад-Дур на мордорском военном вертолёте. И тут...

В задней стене пещеры открылась трещина, превратилась в широкий проход, и оттуда посыпались гоблины. Это были ужасные толкинутые гоблины Мглистых Гор, страшные сказки о которых рассказывались по всему Средиземью. На голове у каждого был хайратник, руки, ноги и шея увешаны разнообразными фенечками, а на боку висел жуткого вида двуручник - деревянный либо алюминиевый. И самое ужасное - в отличие от всех остальных народов Средиземья, разговаривавших по-русски (изредка по-английски и по-украински), гоблины употребляли страшный, отвратительно звучащий язык, который почему-то называли вестроном. Короче говоря, не прошло и трёх минут, как спящие гномы и притворяющийся спящим хоббит были связаны, взяты в плен и с весёлой песней "Ах, И ЭТО - наше Средиземье!" доставлены к Верховному Гоблину.

Пещера Верховного Гоблина представляла собою зрелище скорее поучительное, нежели отталкивающее. Примерно половина присутствующих занималась плетением хитроумных бисерных фенечек, примерно другая половина - оживлённой работой на персоналках. Время от времени раздавались вскрики: "Отойди от света, ты не полиэтиленовый!" и "Ах ты, чёрт, не коннектится, зараза!".

Пинками ног гномов и хоббита уложили ниц перед Верховным Гоблином (на боку Верховного Гоблина красовался длинный стеклотекстолитовый меч). По ходу дела охранник небрежным жестом вытащил карту из потайного кармана Торина и передал Верховному. Верховный внимательно осмотрел водяные знаки и изрёк:

- Так я и знал. Это - лунные буквы. Их выдумал скотина-Феанор, чтобы читать можно было только раз в год, и то при ясной луне... А уж тучи-то нагонять он умел... Так он постоянно издевался над всеми. У-у, зараза! Был бы он жив, с каким удовольствием его сбежалось бы бить всё Средиземье, ну, кроме, может быть, Светлых сил, с которыми он, как известно, был кореш в натуре!!!

Бильбо показалось, что нечто похожее он уже где-то слышал, но где именно - припомнить не смог. А Верховный Гоблин продолжал:

- Но, впрочем, это всё - фигня. Я знаю, что вы таскали с собой эту бумажку ненарочно, - Он достал зажигалку, поджёг карту и дождался, пока она полностью сгорит. Затем выкинул золу в стоящую неподалёку пустую сахарницу. - И вообще, мы теперь с Мордором почитай что и не общаемся, - Он с неудовольствием взглянул на сахарницу с золой. "Точно, нет коннекта", - подтвердил кто-то сзади.

- А поймали мы вас, - продолжал Верховный, - не корысти ради, а токмо чтобы приобщить к достижениям мировой культуры. - Он роздал каждому из пленников по экземпляру ниенниной "Чёрной Хроники". - Вот, читайте на здоровье! А кто не будет читать внимательно, - обратился он к охраннику, - тех бросить в яму со Змейсами и Пиявсами...

- Слышь, Верховный! - Раздался голос сзади. - Тут какой-то Глюк звонил, новый прикол закачал, "Бесконечная дорога" называется. Говорит, круто.

- Ну, и "Дорогу" тоже прочтёте, - Решил Верховный Гоблин. После чего взял гитару и принялся фальшиво напевать:

По волнам, по волнам к Западным пределам
Путь ляжет нам вперёд по гребням белым...

Да, в такую жуткую переделку Торин и Ко попадали впервые. Слушать пение Верховного Гоблина с пищанием модема на заднем плане, да ещё при этом внимательно что-то читать, стараясь не думать о встрече со Змейсами и Пиявсами - это мог бы выдержать только истинный толкинист. Наши герои к таковым не относились. Они приготовились к мучительной смерти...

В это время в помещение вошёл Гэндальф. Он невозмутимо направился к Верховному Гоблину, энергично пресёк попытки охраны его остановить и заявил:

- Меняю вот этих отщепенцев на крутую игруху "The Lord of the Rings ]I[". С руководством.

- Но... - Попытался было вставить своё начальственное слово Верховный.

- Никаких "но", - Проговорил голос сзади. - Мои ребята хакнули вторую серию уже две недели назад, им что-то делать надо. А то опять вирусы писать начнём. И никакой Лозинский не поможет, мы ведь в Средиземье...

Эта угроза мгновенно подействовала. Верховный собственноручно развязал пленников и трясущимися руками перехватил на лету брошенную Гэндальфом пачку дискет. "А руководство?" - заныл было он. Гэндальф бросил ему брошюрку с витиеватой надписью "Властители Колец" на обложке, и вся команда покинула помещение. Верховный Гоблин покраснел, побледнел, издал какой-то нечленораздельный звук и упал на пол. Он был мёртв.

КОНЕЦ ЧЕТВЁРТОЙ ГЛАВЫ

5. Загадки в темноте

Пока Торин и Ко пробирались по тёмным туннелям, Бильбо размышлял следующим образом: "Карты у Торина больше нет. Пути наружу гномы не знают, мерзкий хвастун Гэндальф - тем более. В дороге от гномов одни неприятности, а болван-волшебник - тот просто враг. Да ещё я сдуру пообещал этим недотёпам четырнадцатую часть... Пожалуй, лучше будет бросить их здесь, а самому добраться до Одинокой Горы, убить дракона и забрать все сокровища себе. Тем более, что идти уже недалеко осталось".

Бильбо не сомневался, что сможет в одиночку справиться с драконом - ведь он, как-никак, был хоббитом. Выбраться же из-под Мглистых Гор ему тоже не составляло особого труда: лабиринт гоблинских туннелей был не более чем детскими забавами в песочнице по сравнению с ужасной норой Под Холмом. Итак, Взломщик незаметно отстал от бывших компаньонов и свернул в первый попавшийся боковой туннель. Он был голоден, а потому быстро добрался до ближайшей населённой пещеры, перебил всех находившихся там гоблинов и плотно пообедал захваченными припасами. Он считал себя существом цивилизованным, и потому мяса гоблинов не ел.

Наевшись и выспавшись, Бильбо пошёл дальше. Вскоре он услышал шлёпанье мокрых босых ног по каменному полу. В хоббите проснулось профессиональное любопытство, и он побежал на звук.

Он добежал до подземного озера, где его взгляду открылось сидящее на берегу убогое забитое существо - нечто среднее между выпускником 8 класса, студентом во время сессии и оператором СМ-4. Это был Горлум.

Бильбо был сыт и находился в благодушном настроении, а потому не стал сразу же убивать Горлума, решив послушать сначала его невнятное бормотание; благо, Горлум его ещё не заметил.

- Да, моя прелесть, - Шипел Горлум. - Горлум! Вот как теперь они называют нас... А ведь тогда, давно, на Самом дальнем западе, они все валялись у нас в ноженьках, и просили Их, и требовали, и умоляли... Да-ссс... Но мы не отдали Их мерс-ским пискунишкам, правда, моя прелесть? Мы спрятали Их в высокой баш-шне... И тогда пришёл он, ненавис-стный, чёрный, и убил вс-сех, и Их забрал... Да-ссс, с ним одним мы бы ещё справилис-сь, но они были вдвоём... вдвоём с-с-с этим пиявс-сом... пившим кровушку наш-шего мира... А те, пискунишки, не сделали ничего, да-ссс, ничего, моя прелес-сть. Они только размахивали с-своими мерс-скими, мерс-скими ручками и кричали на нас-с. А потом, когда мы попыталис-сь всё исправить, на нас ополчились вс-се... И Они с-сгинули навеки. Навс-сегда, моя прелес-сть, навс-сегда...

Бильбо всегда относил себя к представителям скорее интеллигенции, нежели пролетариата, а потому соображал быстро.

- Так ты и есть Феанор? - Спросил он громко.

Горлум вздрогнул, но быстро пришёл в себя и прошипел: - Так-с-с... С-с-с-с... Они знают, как нас-с звали раньш-ше, моя прелес-сть. Они знают наш-ше прОклятое нольдорс-ское имя... Ну что ш-ш-ш, а мы знаем, как зовут их-х-х. Бильбо Бэггинс-с, с-с-собственной перс-соной. Ну ш-што ш-ш-ш... Тогда пус-сть возьмёт, пус-с-скай возьмёт от нас-с на память подарочек. Вот это маленькое блес-стящ-щее золотое колечко...

И Горлум протянул Бильбо Кольцо. Бильбо, нимало не задумываясь, схватил его и осторожно положил в карман.

- Ха! - Заявил он. - Да ты, Феанор, видно, не такая уж мерзкая и бедная тварюга! Ну, спасибо за подарочек, я тобой доволен. Придёт время, может, и сочтёмся, - Добавил он фальшиво.

- Пус-сть они не благодарят нас-с, не надо, - Отозвался Горлум. - Колечко им поможет, да-ссс, оно даст им невидимость. А благодарнос-стей не надо... Кто знает, да, кто знает, не пожалеет ли он о своём с-с-спасибочке... Ведь он ещ-щё не видит, да-ссс, чтО это колечко с ним с-сделает. Да и с племянничком его... Плохо, да, плохо будет племянничку Фродуш-шке... Но зато кое-ш-што навеки с-сгинет, с-сгинет в огненной пропас-сти, хоть огонь там и совсем ненастоящ-щий... Да, как прощ-щитаютс-ся эти выс-скочки-майяриш-шки! - Горлум противно зашипел и засмеялся.

Бильбо его последних слов не понял, да и не хотел понимать. Зато он прекрасно осознал, что Кольцо даёт невидимость, да и вообще - вещичка не из последних. Находясь в самом своём радостном настроении, он пробежал последнюю пару туннелей, быстренько перебил охрану и оказался на свободе.

КОНЕЦ ПЯТОЙ ГЛАВЫ

6. Из огня да в полымя

Выбравшись из гоблинских туннелей, м-р Бэггинс бодро зашагал на восток. Ему было немного неприятно покидать уютные подземные казематы, чем-то напоминающие его собственную нору, и выбираться на противный солнечный свет, но настроение хоббита всё равно оставалось хорошим. Он, наконец, отделался от компаньонов и теперь мог забрать всё гномье богатство себе, а, кроме того, приобрёл нового дружка - Бильбо неплохо знал древнюю историю и полагал, что Феанор - мужик что надо и сможет надавать по кумполу любому, даже ненавистным Саквиль-Бэггинсам. Однако, Бильбо всё время приходила в голову одна неприятная мысль - а не должен ли он вернуться назад, к гоблинам, найти гномов и волшебника и лично проследить, чтобы бывшие соратники уже не смогли никуда убежать. Не то, чтобы ему была неприятна перспектива вновь оказаться под землёй - нет, совсем напротив, - но уж очень хотелось завладеть сокровищами как можно быстрее... И только хоббит окончательно пришёл к мысли, что гоблины великолепно справятся с работой самостоятельно, как услышал противный голос Гэндальфа.

- Зрештою, вiн мiй друг, - распалялся волшебник, - i непоганий малюк. Я почуваю себе вiдповiдальним за нього. Ох, якби ж ви не загубили його в тунелях!

- Немау тепер з нами Викрадача, хай йому абищо! - Зло- радно проговорил голос Дори.

Эта его реплика спасла жизнь ему и его товарищам, хотя никто из них об этом так и не узнал. К тому времени невидимый Бильбо с Кольцом Всевластья на оттопыренном среднем пальце левой руки уже подкрался к гномам, намереваясь преспокойно придушить по одиночке всю компанию. Но наглые слова Дори совершенно вывели его из себя. Хоббит сорвал с пальца Кольцо, диким, почти неузнаваемым голосом взревел: "А Взломщик тут как тут!", швырнул Кольцо на землю и бросился к ближайшему гному (это был многострадальный Двалин). Но Кольцо Всевластья, обидевшись на такое обращение, решило сыграть с Бильбо одну из своих знаменитых подлых штучек. Хоббит поскользнулся на Кольце и распластался во весь рост в колючих зарослях терновника. Кольцо противно захихикало. Чей-то голос ехидно заметил: "Это не Олимпийские игры!".

Что такое Олимпийские игры, никто из присутствующих (кроме, разумеется, Гэндальфа) не знал, да и не хотел знать - не до того было. Хоббит вскочил, подобрал Кольцо, кинул его себе в карман, взревел: "Терновый куст - мой дом родной! За Родину! За товарища Ким Ир Сена! За счастливое детство хоббитов!" и бросился вслед за удирающими компаньонами...

Короче говоря, через полчаса гномы и волшебник сидели, трясясь от страха, на верхушках деревьев, а мистер Бильбо Бэггинс бегал по поляне и выкрикивал непристойные угрозы. Добраться до ненавистного ему МЯСА он не мог, поскольку даже самые нижние ветви деревьев обламывались под тяжестью накачанной мускулатуры хоббита. Через некоторое время Взломщику надоело бегать и ругаться, он сел посередине поляны и задумался. Гномы и волшебник боялись пошевелиться, так как слух у Бильбо был отменный, он тут же засекал нарушителя спокойствия и что-то записывал в свою записную книжечку. Хоббит ещё с четверть часа просидел молча, затем закричал: "Эврика!" и опять замолчал. В голове у Взломщика созрел дьявольски коварный план.

Отлучиться с поляны для претворения своего плана в жизнь он не мог, поэтому ему оставалось сидеть и ждать, пока либо появятся помощники, либо его враги попадают с деревьев от голода и усталости. В любом случае хоббит был в выигрыше. Он нехорошо усмехнулся и принялся ждать. Скреннирующий мутант Гэндальф сумел прочесть его мысли и испустил крик отчаяния. Выхода не было.

Как показала практика, помощники появились раньше. На поляну робко вступила делегация толкинутых гоблинов и направилась к Бильбо, тщательно игнорируя умоляющие взгляды Торина и Ко. Бильбо удовлетворённо улыбнулся. Ждать осталось недолго.

А ещё через час вокруг каждого дерева было сложено по исполинской куче хвороста, собранного услужливыми гоблинами, а Бильбо гордо стоял в центре поляны, держа в руках зажигалку, и готовился к произнесению заключительной речи.

- Пятнадцать птиц... - Начал он. Хоббиты плохо умели считать.

Но тут произошло нечто непредвиденное. С неба спикировал орёл с малограмотной надписью "Manve Air Force" на фюзеляже, схватил Гэндальфа и взмыл вверх. Затем другой такой же орёл схватил Торина, затем... Короче говоря, Бильбо успел только в отчаянном прыжке схватить за ноги Дори, который улетал последним. Хоббит надеялся, что орёл такой тяжести не выдержит. Но, с характерным скрипом, птица взмыла вверх. Бильбо нецензурно выругался, повис на левой руке, а правой принялся неторопливо и со знанием дела вырезать на ноге у Дори надпись "РИНАЛЬДО", совершенно игнорируя отчаянные вопли "Ноги, мои ноги!", испускаемые несчастным. Занимаясь таким художественным промыслом, Бильбо пришёл к выводу, что ссориться с орлами не стоит - это давало шанс получить бесплатные билетики в Валинор для себя и своих родственников. С кровной местью приходилось для пользы дела подождать. Поэтому, приземлившись, хоббит брезгливо перешагнул через Дори, подошёл к дрожащему Гэндальфу и дружески хлопнул его по спине (отчего маг чуть не упал со скалы). Совершив этот достославный акт примирения, Бильбо тут же улёгся спать, оглашая окрестные горы неслыханным доселе в здешних краях раскатистым хоббитским храпом. Он был уверен в себе, как десять Миклухо-Маклаев.

КОНЕЦ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ

7. Небывалое пристанище,
или Взломщик без маски

Из всей компании хоббит, как и следовало ожидать, проснулся первым. По старой привычке, оставшейся от въевшейся в плоть и кровь Инструкции ь 486/16 Пятого Изенгардского Управления, он ничем не подал виду, что больше не спит, а остался лежать и слушать с закрытыми глазами. Какое отношение мистер Бильбо Бэггинс имел к Пятому Управлению, Вы, дорогой читатель, узнаете чуть позже, а сейчас давайте прислушаемся вместе с ним.

Беседовали Повелитель Орлов и его Первый Заместитель (по крайней мере, так их звания можно было бы перевести на языки гуманоидов). Бильбо в своё время изучал язык орлов во Второй Специальной школе Изенгарда, а потому понимал смысл беседы без труда.

- Наверняка, придурковатый старикан попросит нас отнести всю компанию к гадкому медведю, - Говорил Первый Зам. - И сейчас мы не сможем ему отказать - с ним хоббит...

- Да уж, этот волосатый ниндзя здесь совершенно некстати, - Проворчал Повелитель Орлов. - Если бы не он, мы бы давно выклевали этим омерзяям глаза, а потом получили бы с родственников выкуп за трупы. А теперь придётся отдавать их подлому медведю. Хотя, погоди... Вот что я придумал: мы отнесём их на скалу Каррок и там оставим, пообещав, что скажем о них медведю. Но делать этого мы, конечно, не будем. Без помощи медведя выбраться со скалы они не смогут - кругом холодная вода, а гномы не умеют плавать. Скоро они помрут от голода и начнут вонять, запах дойдёт до медведя, и ему будет плохо. А глаза им выклевать мы всегда успеем.

Тут Бильбо не выдержал и закашлялся. Хотя в Пятом Управлении ему и читали курс негуманоидной логики, но на практике он сталкивался с ней впервые. Даже привычные ему ужасы Хоббитании меркли перед омерзительной мелочной расчётливостью этих птиц. Ради того, чтобы досадить какому-то медведю (в духе мелкого вредительства на кухне в коммуналке), они готовы были бросить умирать с голоду всю компанию. Спору нет, гномы и, в особенности, классово чуждый Гэндальф были хоббиту глубоко отвратительны, и он сам собирался сделать с ними что-нибудь такое, но поведение орлов возмутило его до глубины души. К счастью, разрушить их планы было легко...

От кашля Бильбо проснулся Гэндальф, сам хоббит перестал притворяться спящим, и милым птичкам наконец пришлось замолчать. Ни лёгкий завтрак, ни переговоры не заняли много времени, и вскоре Торин и Ко были доставлены на скалу. Орлы улетели.

- И что же нам теперь делать? - Робко спросил Балин. В ответ Бильбо любезно разъяснил остальным смысл услышанного утром. Гномы были в панике. Гэндальф недоумённо вертел головой и хлопал глазами - происходящее, как обычно, доходило до него медленно.

- Но вы не бойтесь, - Заявил Бильбо, когда в ситуацию врубился даже Гэндальф. - На этот раз я вас спасу. - И, не слушая восторженных выкриков Гэндальфа и льстивых речей подхалимов-гномов, хоббит прыгнул со скалы в воду и быстро поплыл к берегу.

Но не успел он одолеть и половины расстояния, как в небе над ним появились орлы. Славные любимцы Манве пикировали с высоты на хоббита и пытались нанести ему удары клювом, так что Бильбо приходилось бОльшую часть времени плыть под водой. В целом, картина сильно напоминала фильм Хичкока "Птицы", от воспоминаний о котором хоббиту, впрочем, было не намного легче. Его спасла только негуманоидная орлиная логика. Глупые птицы не смогли додуматься нападать молча.

Не прошло и трёх минут, как на берег реки выбежал громадный смуглый человек с тяжёлыми лучемётами в обеих руках и принялся навскидку стрелять по орлам. Птицы загорались и, пронзительно крича, с шипением и всплесками падали в реку, тут же идя на дно. Бильбо выбрался на берег и стал задумчиво наблюдать за падающими в воду горящими птицами. Это действительно была очень красивая картина, напоминавшая хоббиту метеоритные дожди, так приятно смотрящиеся из-под прозрачного купола силового защитного поля... К сожалению, это великолепное зрелище длилось недолго. Несмотря на негуманоидный склад психики, некоторые из оставшихся в живых орлов стали улавливать определённую необычность происходящего и предпочли покинуть место сражения с хоббитом. Другие же, из чисто орлиного стайного инстинкта, последовали их примеру. Больше птиц в воздухе не осталось.

Бильбо молча пожал человеку руку, а затем показал на скалу с гномами и магом.

- Неплохо, даже чем-то на рок-группу смахивает! - Рассмеялся человек. - А как ты их туда доставил? У себя в табакерке? И что вот это за фитюлька? - Проговорил он, указывая на Гэндальфа.

- Гэндальф Серый, известный маг, - Сдержанно ответил Бильбо. - А что, не мог бы ты их всех оттуда вытащить, а?

- Что за вопрос?! - Человек подошёл к развесистому дубу, растущему неподалёку, засунул руку в дупло и что-то там проделал. Часть ствола отъехала в сторону, открыв внушительных размеров пульт управления. Человек нажал на одну из кнопок на пульте и повернулся к реке. Уровень воды стал понижаться, вскоре её не осталось совсем, и гномы с волшебником смогли перебраться на берег. Человек наполнил реку водой обратно и закрыл пульт, так что дерево вновь перестало отличаться от остальных.

- Великий Маг Гэндальф Серый, - Скромно представился Гэндальф. - А Вы, конечно же, Беорн?

КОНЕЦ СЕДЬМОЙ ГЛАВЫ

8. Небывалое пристанище-2,
или
Мишки гамми наносят ответный удар

Только выработанная за многие Эпохи быстрота реакции спасла Гэндальфа от страшного удара. Великий маг угрожающе нацелил посох в грудь импульсивному незнакомцу, но тот, похоже, уже и сам успокоился после первой вспышки ярости.

- Да как ты, майарское отродье, аинур ублюдочный, илюватаров выродок, смеешь сравнивать меня с этим гнусным мутантом-переростком?! - Проскрежетала оскорблённая сторона. - Меня, Великого Эленфе, Бургомистра-Падишаха-Императора Озёрного Города!!!

- Come! What have you got to say? - Присоединился к нему Бильбо.

- Прошу пробачення! Бий нас i крий нас! Не вiдгадав, мiй дорогессенький! - И Гэндальф в истерике повалился на землю.

- Бильбо Бэггинс, Взломщик, две тысячи триста восемьдесят четвёртая инкарнация Вечного Героя, - Представился хоббит, чтобы разрядить обстановку.

- Очень приятно, - Механически пробормотал Эленфе. - Если ты проследишь, чтобы эта свинья больше не обращала на себя моё внимание, я могу проводить вас в свой здешний коттедж.

- Он будет вести себя пристойно, - Веско сказал Бильбо, бросив мрачный взгляд на Гэндальфа. Гэндальф прекратил истерику и часто-часто закивал...

По пути Бургомистр-Падишах-Император непрерывно разглагольствовал, обращаясь исключительно к хоббиту, но говоря громко, чтобы слышать могли все.

- Я считаю, - задумчиво говорил он, - что у каждого предмета есть своё истинное предназначение, только его надо распознать. А умеют это делать немногие. Вот, например, раньше в моём коттедже жило это пакостное животное, Беорн. Собственно, оно же его и построило... Но когда я пришёл в здешние края, то сразу понял, что это - мой коттедж. Сначала я вежливо объяснил Беорну этот факт, но глупый медведь не смог понять моих аргументов. Пришлось выставить его за дверь, и теперь эти уродцы каждое лето, нажравшись гамми-ягод, приходят мне мстить. Это поставило их популяцию на грань исчезновения, я даже занёс их в Алую Книгу, но и такие меры не помогли. А насколько всё было бы проще, если бы они тоже могли понимать предназначение вещей!..

- Да-а... - Сочувственно вздохнул Бильбо. - А что вот это такое? - Он показал на жуткого вида сооружение, к которому они приближались, что-то среднее между полуразвалившимся сараем, берлогой и пчелиным ульем.

- Как, ты не узнал? - Недоумённо протянул Бургомистр-Падишах-Император. - Это и есть мой коттедж.

- Конечно же узнал! - Поспешил успокоить его дальновидный Бильбо. - Просто я хотел сделать тебе приятное, чтобы ты сам мог объяснить его предназначение.

Эленфе облегчённо улыбнулся.

- Ну ладно, тогда прошу всех к столу!

Не вдаваясь в подробные описания происходившего, можно сказать лишь одно - трапеза затянулась. С первого же взгляда было ясно, что в коттедже пируют страшные горные гномы во главе с атаманом-Гэндальфом. Гномы жарили мясо и пили вино, а Гэндальф гадал на Картах. Как обычно, во время попойки гномы пели песню. Вот некоторые куплеты, но не все, их было гораздо больше, и пили гномы долго-долго:

                 Вначале был известный хор,
                 Но хулиганить стал Мелькор,
                 И Сильмарилям в Валиноре
                 Стало тесно.
                 Читали также вы давно,
                 Как Нуменор пошёл на дно,
                 Но это всё, конечно, вам
                 Неинтересно.

                 Мы тему старую возьмём,
                 О Кольцах Власти вам споём,
                 И об Эпохе Номер Три
                 Споём вам тоже;
                 О людях, эльфах и других
                 Героях, правильных таких,
                 На четырёх цветных майаров
                 Так похожих.

                 Простёрся в Средиземье мрак -
                 Вторично в нём проснулся Враг,
                 Но эльфы этому
                 Значенья не придали.
                 Ведь в технологиях его
                 Нуждался Нольдор для того,
                 Чтоб Кольца выковать
                 Из золота и стали.

                 В Эрегионе Саурон,
                 Казалось всем, считал ворон,
                 Но это было хитрым, ловким,
                 Точным планом.
                 Келебримбер работал с ним,
                 Но тесно стало им двоим,
                 И улетел за Море эльф
                 Клочком тумана.

                 Превратна нить судьбы земной,
                 И Саурон пошёл войной
                 На эльфов с гномами,
                 Но в этом просчитался.
                 Князь Исилдур в Мордор пришёл,
                 Его убежище нашёл,
                 И в результате -
                 Инвалидом он остался.

                 Так Исилдур Кольцо стащил,
                 Но счастья с ним не получил
                 И утонул, пронзённый
                 Орочьей стрелою.
                 Кольцо ушло тогда на дно,
                 И затерялось там оно,
                 Лишь слишком мудрых
                 Очень сильно беспокоя.

                 Кольцо, когда вернётся Враг,
                 Найдёт какой-нибудь... дурак
                 По воле Случая -
                 Вселенского закона.
                 А может, мы Кольцо найдём,
                 Но в Мордор сразу же пойдём
                 И Сау дружно убедим
                 Прогнать дракона!

И гномы пустились в пляс.

Бильбо сразу понял, что гномам что-то известно о Кольце, и в голове у него созрел хитрый план.

Но размышления над планом были прерваны самым непристойным образом. Разбив стекло, в комнату влетела банка с надписью: "СГУЩЁНОЕ МЯСО С МЯКОТЬЮ И САХАРОМ. РАФИНИРОВАННОЕ. ОБРАБОТАТЬ ДО 13.01.2942. ПЕРЕД УПОТРЕБЛЕНИЕМ ВЗБАЛТЫВАТЬ" и упала к ногам Взломщика. Реакция хоббита была довольно неадекватна. Он задумчиво посмотрел на банку и вдруг вспомнил свою предыдущую инкарнацию. Банка чуть не выпала у него из рук. Тушёнка! Горячая волна прокатилась по спине, ударила в голову. Тушёнка! Волшебное, животрепещущее слово, которое так много значило!

- Не плачь, партайгеноссе, не надо! Не трави мне душу! Подожди, настанут ещё хорошие времена! - Пробормотал Бильбо, обращаясь непонятно к кому, затем издал яростный вопль и выпрыгнул в разбитое окно, так и не обратив внимания на пронизывающий взгляд поражённого Гэндальфа. Через десять минут с нападающими было покончено. Ни один гамми не ушёл от Вечного Героя. Последний медведь испустил дух со словами: "Икторн вернулся!", но никто, кроме Гэндальфа, его не понял.

Торин и Ко провели у Эленфе ещё два дня, но ничего, достойного внимания уважаемого читателя, за это время не случилось, только Бильбо проиграл в кости Гэндальфа Бургомистру-Падишаху-Императору. На исходе третьего дня м-р Бэггинс и гномы продолжили путь на Восток. Гэндальфу пришлось остаться в коттедже.

КОНЕЦ ВОСЬМОЙ ГЛАВЫ

9. Пауки и мухи

Итак, мистер Бильбо Бэггинс, Торин и вся остальная шайка грабителей продолжили своё путешествие, вступив на суверенные земли Чёрного Леса (который толкинутые гоблины называли из-за эльфов Лихолесьем). Не прошло и недели пути, как компания добралась до пересекавшего тропинку ручья.

- Вода! - Радостно закричал кто-то голосом Балина, и тут же над отрядом повисла испуганная тишина. Гномы мгновенно построились в шеренгу. Бильбо, оставшийся стоять впереди, медленно обернулся. Лицо его не предвещало ничего хорошего. Он молча указал на Бомбура и многозначительно прищёлкнул пальцами. Бомбур вышел из строя на два шага вперёд, потерянно втянув голову в плечи. Хоббит нравоучительно проговорил:

- Н-да... О чём, бишь, я? А, вот. Я слышал от старины Бургомистра, что все речки в этом лесу заколдованы, и что последствия от контакта с водой могут быть очень неприятными. С другой стороны, я собирался устроить среди вас индивидуальный заплыв - победитель получает право на двухразовое питание, - Глаза гномов загорелись таинственным багровым огнём. Бильбо продолжал. - Но санитарные нормы должны быть соблюдены. Поэтому проверим действие воды на нашем добровольце. Он действительно вызвался весьма кстати.

Бомбур издал короткий крик ужаса. Бильбо схватил его за шиворот и бросил в воду. Затем придавил тело своей мохнатой пяткой, чтобы оно не всплывало, достал секундомер, закурил и принялся дожидаться контрольного времени. Ровно через сорок минут он вытащил тело гнома на берег. Бомбур не подавал признаков жизни.

- Вода заколдована! - Торжествующе объявил Бильбо. - Заплыв отменяется.

Гномы разочарованно застонали. Двалин в порыве отчаяния вырвал у себя правую половину бороды, за что и был награждён изумлённо-одобрительным взглядом Взломщика.

Хоббит приказал спустить на воду исключительно уютную шестивёсельную шлюпку - прощальный подарок Эленфе - право нести которую было доверено передовикам - Дори, Ори, Нори, Ойну и Глойну. Собственно, они точно не знали, почему Бильбо называет их передовиками, но спрашивать боялись - их положение могло перемениться и к худшему...

Компания переправилась на другой берег и продолжила путь. Бомбура пришлось нести его братьям - Бифуру и Бофуру (Бильбо, впрочем, предлагал оставить его на берегу).

Но не успели они пройти и сотни ярдов (или, точнее, девяноста метров, так как в Средиземье в то время использовалась метрическая система) - так вот, не успели они миновать этот отрезок пути, как из леса навстречу им выбежал тяжело вооружённый горный орк. Рука Бильбо рефлекторно рванулась к оружию (он не любил неожиданностей), но закончить это движение м-р Бэггинс не успел. Глаза хоббита закатились, заострённые уши на лысом черепе начали болезненно подёргиваться, и он впал в транс.

- Я Эру Илюватар, - Сказал он тихим голосом очень пожилого человека.

Судя по всему, орк хотел было ответить на приветствие, но в последнюю секунду сдержал себя. Бильбо продолжал говорить:

- Как вы знаете, я нахожусь далеко отсюда и не могу присутствовать здесь лично. Я вас не вижу и не могу приветствовать должным образом. Я даже не знаю, сколько вас, так что проведём нашу встречу без церемоний. Если кто-нибудь из вас стоит - пожалуйста, сядьте, а если кто из вас хочет закурить - я не против, - Он чуть слышно рассмеялся. - Да и почему бы я стал возражать? Ведь в действительности меня здесь нет. Мнение ретранслятора не в счёт.

Орк плюхнулся на мокрую землю и полез было за сигарой, но потом передумал.

- Как вы уже догадались, - продолжал хоббит, - Средиземье сейчас переживает один из запланированных мною кризисов. Как выйти из него, я вам не скажу, но запомните одно: 20 июня 3018 года на Большой Поляне должна появиться рота... нет, лучше две... итак, две роты преданных моему Плану людей. Повторяю: 20 июня 3018 года, на Большой Поляне. И помните, что ВАША цель - новая и великая Империя. До свидания!

Орк вскочил на ноги, вытянулся по стойке "смирно", проревел "Смерть повстанцам!" и бросился бежать. Бильбо, вышедший из транса, печально поглядел ему вслед.

Компаньоны прошли ещё немного, и их взгляду открылась новая странная картина. Тропинка пересекала небольшую поляну, окружённую высокими деревьями. Ветви деревьев были увешаны эльфами, орками, гномами и представителями других народов - свободных и не очень. Все они были тщательно завёрнуты в коконы из паутины и повешены вниз головой. На каждом висела табличка с двумя геометрическими фигурами - белой и чёрной. По поляне прохаживались несколько огромных пауков, один из которых что-то степенно объяснял остальным, указывая на коконы.

- Ну, и что, собственно, здесь происходит? - Громко спросил Бильбо. Гномы боязливо сбились в кучку у него за спиной. Выступавший паук прекратил свои объяснения и подбежал к хоббиту.

- Лаборатория соционики, - Пояснил он. - Воспитание новой научной школы. Дистанционная диагностика типов информационного метаболизма. А это - сами ТИПЫ, - Он показал на коконы. - Висят и дуализируются...

- А! - Восхитился хоббит. - Так это про вас поётся в народной песне:

Павук Лiнько й капшук Слинько
Плетуть на мене сiтi.
Хоч знають: я - смачне хлоп'я, -
Мене хм не зловити...

- А Вы, молодой человек, мне тут не дерзите! - В рифму обиделся паук. - У нас научное учреждение! А то и вас тоже дуализировать начнём... ПослУжите тогда молодой науке!

- Законы соционики на войне не действуют, - Веско проговорил Бильбо и опрыскал своего собеседника дихлофосом из баллончика, а затем, для очистки совести, перестрелял остальных учёных из подаренного Бургомистром бластера. Пациенты Лаборатории остались висеть на ветвях. Компания продолжила путь.

КОНЕЦ ДЕВЯТОЙ ГЛАВЫ

10. В бочках - на волю

- Мой отец говорил, что
лангольеры - это маленькие
существа, которые живут в чуланах
и канализационных трубах.
- Как эльфы? -
Поинтересовалась Дайна.

С. Кинг. Лангольеры.

На этот раз путешествие компании продолжалось на удивление недолго. Наступил вечер, гномы улеглись спать, а ночью без всякого выпендрёжа и приключений были захвачены в плен кровожадными лесными эльфами. Бильбо, получивший специальную подготовку в самом Изенгарде, естественно, ускользнул, надев Кольцо.

В отличие от других эльфийских племён - водопроводных, электрических и, тем более, компьютерных эльфов, лесные эльфы были, мягко говоря, не вполне цивилизованным народом. Они никогда нигде не учились, ели только сладкое и совершенно не собирались взрослеть. В то время как все остальные братья по голубой крови употребляли своё колдовское искусство на сотворение всего красивого и удивительного (или, по крайней мере, так думали люди), лесных эльфов больше привлекало дорогое, полезное и вкусное. В этом они чем-то напоминали хоббитов. Именно поэтому Бильбо избрал их для реализации своего хитроумного плана - признаться, хоббиту была далеко не чужда некая эстетическая утончённость. Невидимый мистер Бэггинс проследовал за войском эльфов, доставившим пленников в пещеру короля Трандуила. Проникнув в зияющее отверстие входа, хоббит, впервые за много дней, смог облегчённо вздохнуть. Он почувствовал легендарный запах благословенного воздуха эльфийских владений - запах холодной и неотвратимой смерти.

Сориентировавшись в замке при помощи хитроумного гномьего прибора, называвшегося "гирокомпАс", хоббит первым делом проверил, надёжно ли изолированы его бывшие спутники. Результаты осмотра полностью его удовлетворили - король Трандуил славился своими темницами далеко за пределами Средиземья. Бильбо мог быть спокоен. Он собирался продолжить путешествие за сокровищами, избавившись, наконец, от докучливых конкурентов, догадывавшихся, вдобавок, о "подарочке" Феанора. Но сначала Бильбо решил познакомиться получше с владениями эльфийского короля... благо, кухня здесь тоже была на высоте.

Однако, вскоре произошли события удивительные и непредвиденные. Случилось не так, что хоббит, бродя по лабиринтам пещер, заблудился и ничего не нашёл, а так, что он обнаружил тщательно охраняемую камеру. В особо тайном месте, прошу заметить! В ней содержался необычный узник.

Поначалу Бильбо, посветивший фонариком, принял его за гнома, но что-то в облике горбатого старикашки привлекло его внимание. Он властно постучал волосатой пяткой в дверь камеры.

- А, Оберон, это снова ты! - Раздался скрипучий голос заключённого. - Какого чёрта ты запер меня здесь - мне до смерти надоело сидеть в Тени, в полной темноте, если уж быть совсем точным!

Бильбо совершенно определённо знал, что короля средиземских лесных эльфов зовут Трандуил, но решил на всякий случай не спорить.

- По-твоему, что-то изменилось с нашей последней встречи? - Ехидно спросил он.

- Естественно. Ты разве не знаешь, что здесь скоро произойдёт? Мне грозит повредиться в рассудке ещё больше... - Старичок противно захихикал.

Они говорили ещё полчаса, после чего пленник, разумеется, так и остался в камере, зато Бильбо кардинально изменил свои планы на будущее.

"Отлично, - рассуждал он. - Пусть мне и придётся снова выпустить на волю этих... м-мм... недотёп, зато я получу репутацию спасителя Средиземья и сокровища Одинокой Горы впридачу. Нет, безусловно, это выгодный обмен!"

Хоббит направился в тронный зал, где происходила одна из знаменитых королевских попоек. Эльфы пьянствовали напропалую, точь-в-точь как вымершие древние феаноринги, но Бильбо глядел на разворачивающуюся перед ним дикую оргию с нескрываемым презрением.

"Эх, то ли дело у нас, в Хоббит-клубе!" - Подумал он.

Невидимый Взломщик отцепил ключи от камер с пояса пьяного начальника стражи, освободил гномов и вкратце обрисовал им свой проект. Разумеется, никто не спорил. Через пять минут вся шайка уже была в одной из самых новых пещер, и гномы по привычке выстроились в шеренгу под красной табличкой с золотой рунической надписью: "КОРОЛЕВСКАЯ ПНЕВМОПОЧТА".

КОНЕЦ ДЕСЯТОЙ ГЛАВЫ

11. Радушный приём

Хоббит проснулся в самом что ни на есть прекрасном состоянии духа. Препоручив спутников заботам почтового ведомства, он направился в пункт автоматической международной телефонной связи. Не то, чтобы телефон был древним эльфийским магическим предметом - нет, его установил здесь Эленфе, помешанный на технике, а где он сам добывал подобные штуки - оставалось загадкой.

Бильбо внимательно прочитал табличку, висящую рядом с ав- томатом. Она выглядела так:

_______________________________________________________ і і і ДЕЙСТВУЮЩИЕ КОДЫ АВТОМАТИЧЕСКОЙ і і МЕЖДУНАРОДНОЙ ТЕЛЕФОННОЙ СВЯЗИ і і і і 8-031 Имладрис і і 8-032 Эребор і і 8-183 Эсгарот і і 8-254 Барад-Дур і і 8-333 Валинор, резиденция Манве Сулимо і і 8-334 Валинор, Залы Мандоса і і 8-432 Казань і і 8-484 Сам, не беспокоить! і і 8-666 Внешний мрак, только по спец. разрешению! і і і і ЮБИЛЕЙНЫЕ И ДЕФОРМИРОВАННЫЕ МОНЕТЫ і і НЕ ОПУСКАТЬ! і і і _______________________________________________________

Снизу фломастером было криво приписано:

8-125 доб. 98-96-96 Предсказание будущего

Взломщик набрал недокументированный код и бесплатно позвонил в коттедж Эленфе, договорившись с ним о встрече в Эсгароте. Затем, интереса ради, попробовал набрать 8-334 (постоянно было занято) и 8-032 (никто не отвечал). Надпись фломастером он проигнорировал. Удовлетворив своё любопытство, Бильбо покинул дворец Трандуила.

Через две недели хоббит достиг берегов Долгого Озера. Он не особенно торопился, ведь гномы - стойкий народ, привыкший ко всевозможным лишениям, невзгодам и неудобствам. Было бы как-то даже несправедливо лишать их необходимой тренировки. Кроме того, Бильбо сомневался, что на почте с гномами может случиться что-нибудь плохое. Он доверял сервису Падишаха-Императора.

Впрочем, надо отдать должное его заботливости. Сразу же по прибытии в город, Бильбо направился на Главпочтамт, получил своих спутников и вскрыл герметичные контейнеры консервным ножом. Торин и Ко были свободны!

Гномы были в полном порядке, если не считать, что Бомбур так и не проснулся, а Ойн и Глойн, видимо, сошли с ума. Ойн всё время монотонно бубнил: "Пятнадцать дней!.. Пятнадцать дней!..", а Глойн периодически валился на пол, закатывал глаза и жалобно кричал: "Ну ПОЛУЧИТЕ же меня, пожалуйста!". Дисциплинарные взыскания (проще говоря, любимый кастет Бильбо) не помогали.

Торин и Ко отправились в городскую ратушу. Бургомистр-Падишах-Император постарался на славу: в честь Бильбо и его спутников был организован грандиозный пир. Бильбо прошёл во главу праздничного стола и уселся рядом с Эленфе. Гномы остались стоять в дверях. Наступило тревожное молчание. Все смотрели на гномов.

Вперёд выступил Торин.

- Я, - гордо начал он, но задумался и умолк. Глаза его затуманились. "Пятнадцать дней!.. Пятнадцать дней!.." - Тихо бубнил Ойн. Внезапно Торин что-то вспомнил и продолжил свою речь.

- Я - Торин, сын Трейна, внук... э-э... Тр... Тр... Трора, КОРОЛЬ-ПОД-ГОРОЙ! - Злобно выкрикнул он последние слова и принялся бешено вращать глазами, высматривая несогласных. Таковых не нашлось.

- Пятнадцать дней!.. - Сказал Ойн чуть громче. Внезапно все заговорили, засуетились, гномов усадили за отдельный стол, а для Бомбура принесли даже персональный надувной резиновый матрац оранжевого цвета.

Пир получился что надо. Даже Бильбо был доволен выпитым и съеденным, что уж говорить о гномах, в последний раз нормально питавшихся в "Зелёном Драконе"! Потеряли сознание только юные Фили и Кили, а Глойн устроил истерику всего два раза. Внимания на это никто не обратил. Общее впечатление слегка портил только Двалин, воровато озиравшийся в процессе еды и периодически пытавшийся залезть под стол - ему постоянно мерещился гневный взгляд хоббита.

Праздник затянулся на несколько суток, однако, в один прекрасный день Бильбо решил продолжить путешествие. Он залез вместе с гномами на одолженное ему Бургомистром десантное судно на воздушной подушке, запустил двигатели и направил плавсредство вверх по течению Быстротечной.

Бургомистр-Падишах-Император стоял на мосту и махал вслед своему другу нейлоновым носовым платком.

КОНЕЦ ОДИННАДЦАТОЙ ГЛАВЫ

Текст произведения создавался в соответствии (?!) со следующими источниками:

[1] Tolkien J. R. R., The Hobbit, or, There and Back Again, 4th edition, Unwin Paperbacks, 1988.

[2] Толкин Дж. Р. Р. Хоббит, или Туда и обратно. Пер. с англ. Н. Рахмановой. М.: Детская литература, 1976.

[3] Толкiн Дж. Р. Р. Гобiт, або Мандрiвка за Iмлистi гори. Пер. з англ. О. М. Мокровольського. Кихв: Веселка, 1992.

Дорогие читатели!

Я думаю, пришла пора объяснить, почему в моём опусе никак не учитывается факт существования г-на Перумова, изволившего, как принято выражаться в издательстве "Северо-Запад", "сплясать на трупаке" Дж. Р. Р.

Я ничего не имею против г-на Перумова лично, но я люблю своих читателей. Даже такой извращённый садист-маньяк, как я, может иметь некие зачатки гуманистических традиций. Я не могу вас заставлять ради понимания смысла "Взхоббита" прочесть ЭТО!

Поэтому торжественно клянусь: во "Взхоббите" нет и никогда не будет каких-либо ссылок на "Кольцо Тьмы", "Адамант Хенны", а также любые другие возможные книги из указанной серии. И пусть меня поразит Великий Громозека, если я соврал в этом абзаце!!!

Вот так-то вот, молодые люди...

В. Р.

Текст размещен с разрешения автора.