Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Алатиэль, Кантарелль, Хольгер

О построении апокрифов

В настоящей статье мы рассмотрим... нет, попытаемся рассмотреть... нет, пожалуй, все-таки рискнем и рассмотрим проблемы апокрифов - их классификацию, принципы написания, а также виды произведений, которые допускают их написание.

Апокрифы можно классифицировать по различным основаниям.

Прежде всего, надо различать два типа апокрифов: "последовательные" и "параллельные". Последовательные подразумевают, что действие происходит после или до событий, описанных в каноническом варианте ("Кольцо Тьмы" - после "Властелина...", "Приключения Бена Ганна" - после "Острова сокровищ"), а параллельные - что действия происходят одновременно с каноническим вариантом и изложены с другой точки зрения (ЧКА).

Кроме того, можно говорить об апокрифах в широком смысле слова и апокрифах в узком смысле слова. (Viva диалектика!) Апокрифы в широком смысле слова повествуют о том, чего не писал автор. (Например, "Хроника деяний эльдар и атани".) Необязательно с полностью противоположных позиций. Это, так сказать, "дописывание". Апокрифы в широком смысле слова можно разделить на "углубляющие" и собственно "дописывающие". Например, если взять описанные у автора события утра одного дня и расписать их по минутам, - это углубляющий апокриф ("Утро в Альквалонде"). Дописывающие же апокрифы повествуют о событиях, о которых у автора не сказано вообще (сюда же мы относим и продолжения), но которые могли происходить и не противоречат положениям канонического текста (Например, "Экскурсия" Жуковых).

Апокрифами в узком смысле слова являются апокрифы противоречащие, в просторечии "темные". (Та же ЧКА). Они описывают события с противоположной по отношению к взгляду автора позиции, но могут как ломать предложенную автором событийную схему, так и придерживаться ее (первый вариант представляет ЧКА, второй - "Отражение X" Тайэрэ). К "темным" апокрифам тоже применимо деление на "дописывание" и "углубление" (последним в основном грешат апокрифисты "по Ниенне"). Темные апокрифы обязательно представляют собой апологию героев, которые являются отрицательными в каноническом тексте.

Своеобразной "вершиной" развития апокрифов с точки зрения Гегеля, по всей видимости, можно считать "Апологию Курумо" Оксаны Панчук. Хотя многие претендовали на то, чтобы быть апокрифистами от Ниенны, на самом деле они являлись лишь апокрифистами от Толкиена, "пишущими под Ниенну" (разумеется, приведенное мнение является сугубо субъективным). И только Оксана Панчук совершила своеобразную маленькую "революцию", создав настоящий апокриф от Ниенны, или, по крайней мере, основу для него. В схеме Гегеля "тезис-антитезис-синтез" ее творения могут претендовать на роль синтеза, поскольку теперь был оправдан отрицательный герой Ниенны.

Определенной жанровой спецификой обладает "Исповедь стража" Иллет, поскольку автор честно пытается построить непротиворечивую систему, соединив позиции Толкина и Ниенны. Это апокриф дописывающий, пришедший к дописыванию через противоречие.

Апокрифы можно расклассифицировать и по этической окраске - основанные на позитивной (обычной для нашего мира) этике (это и ЧКА, и "Хроника деяний..."), на негативной этике (противоположной по отношению к нам, но положительной в своем мире - так называемые "орочьи" апокрифы, последнее, впрочем, чаще встречается не в литературе, а в песнях фэндома) и этически неокрашенные, в основе которых вера в победу просто силой, безотносительно этики ("Кольцо тьмы", "Кольцо радуг"). Идеи последних берут начало в концепции Ницше, согласно которой сила не является ни злой, ни доброй.

Кроме того, апокрифы могут быть пессимистическими и оптимистическими. Таким образом, появляются 2 оси координат - позитивная-негативная этика и пессимизм-оптимизм. В такой системе координат признакам "пессимизм" и "негативная этика" (или "бесцветная этика") соответствуют антиутопии. Например, "1984" Оруэлла - негативная этика или "Мы" Замятина - этика бесцветная. Антиутопии в принципе можно рассматривать как некие глобальные апокрифы, поскольку они являются противопоставлением оптимистической литературной традиции того или иного периода.

(Для интересующихся соционикой: это деление можно привязать к квадральным установкам. Так, для первой квадры наиболее характерна установка на победу сил, отстаивающих позитивные этические ценности, у второй в силу ее трагизма эти силы чаще терпят поражение, для третьей характерно отсутствие этической привязки и уверенность в том, что победа - категория внеэтичная (в силу этого положительные герои почти не отличаются от отрицательных и не способны вызвать симпатии, а в основе их поведения часто лежат низменные инстинкты, поэтому данные апокрифы можно назвать "вонючими"). Четвертая квадра в той или иной степени объединяет все эти варианты, и для нее характерны открытые концы, когда непонятно, кто же именно победил, и победил ли кто-нибудь вообще.)

Необходимо также выделять "левые апокрифы", или псевдоапокрифы, которые построены по принципу "не пришей козе баян", когда автор, сочиняя апокриф, пытается оперировать категориями, абсолютно посторонними для описываемого мира (к примеру, "Осенний сад с хризантемами": картины в духе Сэй-Сенагон и японские эротические мотивы Средиземью чужды). Сюда относится и, к счастью, нереализованное предложение Перумова сделать дона Румату Перворожденным эльфом, а также попытки ввести в чисто фэнтэзийный мир технократическую основу ("Человек с железного острова" Свиридова).

Понятно, что не к любому произведению (конечно, мы рассматриваем прежде всего НФ и фэнтэзи) можно написать апокриф. И здесь дело НЕ в размерах произведения. Представить себе апокриф к циклу о Земноморье, к примеру, довольно затруднительно. Ну разве что только что-нибудь вроде "сижу я в Гробницах черный и пушистый, никого не трогаю, а тут эти светлые из-за угла с топором вылетают". А ту же историю Красной Шапочки вполне можно изложить в стиле: хороший волк и злобная бандитка-провокаторша. А волк в конце еще и за правду пострадал. Так что дело не в размере, и критерии апокрифируемости текстов следует искать в ином.

Можно предположить, что одним из главных условий возможности написания апокрифов к тексту является двухполюсность мира, описанного в, так сказать, "каноническом" тексте (т.е. в подходящем тексте не должно существовать "безличного" негатива. Так, у Карсака и Маккеффри негатив именно безличен, и описать взгляд со стороны его поклонников крайне проблематично, если не просто абсурдно. В лучшем случае снова получится нечто из серии "Летим мы, Нити, черные и пушистые, а тут гадкие, мерзссские драконсссы, голм-голм..."). Т.е. обе стороны должны обязательно быть персонифицированы.

Частным случаем вышеизложенного тезиса является принципиальная невозможность написания апокрифа к неструктурированному, несистемному миру, т.е. к Хаосу. (Если хотите, попробуйте написать апокриф к "Алисе" Кэрролла или к "Хазарскому словарю" Павича. Единственным возможным вариантом представляется воссоздание никогда не существовавшей системы "из пепла", но это вряд ли будет являться апокрифом, поскольку убьет сам дух мира, и ни противоречия, ни продолжения мира тут не будет.)

Кроме этого, для написания апокрифа необходимо, чтобы мир, по которому он пишется, был, во-первых, достаточно хорошо разработан (чего нельзя сказать, например, о многочисленных мирах, созданных Ф. Фармером, или о планете Кришна у Спрэга де Кампа - если мир разработан мало, то писать по нему апокриф не легче, чем создать собственный); во-вторых, чтобы исходный мир пользовался достаточной известностью (так как популярность "Шаннары" Терри Брукса, мира Дерини Кэтрин Куртц или "Хроник Чейсули" Дженнифер Робертсон (слышали про такое? вот и хорошо, что не слышали...) существенно уступает популярности Средиземья, апокрифы к ним едва ли появятся). Под разработанностью мира подразумевается достаточно большое число героев и сравнительно обширный временной и пространственный промежуток действия, позволяющие достигнуть большого разнообразия ситуаций.

Желательно, чтобы в апокрифируемом мире было достаточное количество "пустых мест", которые можно было бы развить или переосмыслить, а мир был бы хорошо разработан, но все-таки не завершен. Т.е. плотность текста должна быть такова, чтобы, с одной стороны, апокрифописцу было за что уцепиться, а с другой стороны - он все же мог "втиснуться" в текст.

Итак, апокрифы есть почти самостоятельная, хотя и малоизученная в теоретическом плане ветвь литературы с собственными законами и канонами. На этом мы, пожалуй, закруглимся, т.к. вам почти наверняка надоело о ней читать, а нам - не менее наверняка - надоело о ней писать.

Всего доброго.

Хольгер, A&K.


Приложение. Несколько вредных советов теоретического характера начинающим апокрифописцам и апокрифописчицам.

1. Берите малоизученные области раскрученного мира раскрученного автора - и вперед. Тогда не придется тщательно изучать первоисточник и подвергаться опасности быть уличенным в неточностях. Желательно также при этом избирать автора уже покойного, который не сможет: а) предъявить авторские претензии по поводу выписанного им мира; б) помереть, прочитав ваше творение.

2. Выбирайте в качестве Главного Положительного Героя самого несимпатичного персонажа канонического текста - это прибавит вам оригинальности.

3. Прибейте в конце максимальное количество героев - это лишит ваших последователей (читай - соперников) возможности писать дописывающий апокриф по вам. Если вы к тому же сделаете всех героев положительными и введете парочку Безликих Сил, то по вам к тому же не смогут написать и противоречащий апокриф. (Только не надо называть Безликие Силы "Великое" и "Ужасное", а то сочтут апокрифописцем по Волкову!)

4. Если все же пишете апокриф, пишите его максимально подробно. Не ленитесь описывать каждую секунду каждого дня, тем самым создавая объективные сложности желающим последовать по вашим стопам.

5. Если в один прекрасный день/вечер/ночь к вам заявится Нечто с безумными глазами и заявит, что вы ошиблись и Все Было Совсем Не Так, не нужно бить это Нечто вашим любимым двуручным мечом (зонтиком, табуреткой, клюшкой для гольфа и т.д.). Отведите Нечто на кухню и напоите горячим чаем, а еще лучше - валерьянкой: оно - живое подтверждение того, что несмотря на все вышеперечисленные вредные советы, ваш апокриф УДАЛСЯ!