Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Азрафэль (Ольга Белоконь)

О верности Верных

(или почему царь все-таки настоящий).

Среди толкинистов часто можно встретить мнение, что последний Король Нумэнора, Ар-Фаразон Золотой, не был “настоящим” Королем Острова, а был узурпатором, потому власть, исходящая от него, не являлась законной. Следующий вывод - раз власть незаконная, то и подчиняться ей не вовсе не обязательно. Рассмотрим эту проблему с точки зрения Верных, людей, наиболее пострадавших от притеснений во времена Ар-Фаразона и не изменивших Валар и Единому. Про отношения Короля и Верных в нашем распоряжении имеются всего два текста: ранний “Утраченный путь” и более поздний по времени написания “Аккалабэт”. Автор “Утраченного пути” неизвестен, автором “Аккалабэт” назван Элэндиль (речь идет об авторстве внутри мира Толкина, конечно). Рассуждения на тему о том, был ли вообще Фаразон узурпатором или получил скипетр как дар любви от Королевы Тар-Мириэль, мы рассматривать не будем.

Даты, указанные после имен Королей, означают даты их правления согласно “Ветви Эльроса”.

Отношения Верных и Королей были сложными и до правления Ар-Фаразона. Сами Верные выделились из общей массы нумэнорцев при тринадцатом Короле Нумэнора, Тар-Атанамире (2029-2221 г. В.Э.), окончательный раскол произошел при сыне Тар-Атанамира, Тар-Анкалимоне (2221-2386 г. В.Э.). Именно тогда в Нумэноре открыто заговорили против Запрета, тогда и проявилась открытая вражда к Валар и эльдар. Верные называли себя Друзьями Эльфов, и верны они были прежде всего этой старинной дружбе и покровительству Валар. Тогда как Люди Короля, вольно или невольно, противясь Валар, снимали с себя их покровительство. Отсюда - и уменьшение срока жизни Королей, и многое другое, что мы сейчас обсуждать не будем. Итак, Верные выделились прежде всего своей преданностью Валар, не бунтуя против них ни на делах, ни в помыслах. Во времена Тар-Атанамира Верные впервые осознали, что их верность Королям Нумэнора и верность Валар - это две верности, два долга. С тех пор они все время старались соблюсти оба этих долга, что было нелегко, особенно в последние дни существования Нумэнора.

Большинство нумэнорцев, хоть и боялись ослушаться Запрета Валар, уже нарушили его в мыслях, пока только в мыслях. Двадцатый Король Нумэнора, Ар-Адунахор (2899-2962 г. В.Э.), известен не только тем, что первый из Королей Острова взял себе имя на адунаике. Ибо Адунахор, или Хэрунумэн на квэнья переводится как “Повелитель Запада” а это титул, который издавна принадлежит Манвэ, Королю Арды. Верные оказались между двумя долгами - долгом почитания Валар и долгом верности роду Эльроса в лице правящего Короля. К тому же он запретил использование эльфийских языков и изучение их. Верные возмутились, но единственное, что они сделали - продолжали изучать эльфийские языки в тайне и принимать у себя гостей - эльдар с Тол-Эрэссэа. При двадцать третьем Короле, Ар-Гимилзоре (3102-3177 г. В.Э.), для Верных наступили черные дни. Ар-Гимилзор в летописях называется величайшим врагом Верных, он не только повторил запрет на использование и изучение эльфийских языков, но и запретил встречать эльфийские корабли, наказывая ослушников. Король преследовал Верных, отнимал у них земли и имущество, отправлял их с семьями в ссылку. Он переселял известных ему Верных с запада, где они в большинстве своем жили, на восток, где они жили под надзором. Ар-Гимилзор сам не почитал никого и ничего, и никогда не поднимался на Мэнэльтарму, даже ради соблюдения старого обычая. Во время его правления Белое Древо было заброшено и начало увядать.

Для Верных все это были явные знаки падения Тени на Нумэнор. Многие из Верных покинули Остров, особенно во времена Ар-Гимилзора. Но никогда Верные не только не поднимали бунтов и мятежей, но не подбивали на них других, ни прямо, ни косвенно.

Здесь следует вспомнить особый статус Князей Андуниэ. Андуниэ - это гавань и город на берегах гавани. Князья Андуниэ происходили тоже из рода Эльроса, и приходились дальними родичами Королям. Они, с одной стороны, были верны Королям и чтили их, в Совете Скипетра им всегда принадлежала роль первых советников. С другой стороны, Князья оставались верны дружбе с эльдар и почитали Валар. Князья Андуниэ, как могли, поддерживали Верных, но мирным путем, стараясь умилостивить Королей и подавая им добрые советы. Таким образом, шаткое равновесие между верностью Королям и верностью Валар сохранялось, хотя ценой немалого напряжения.

Попутно отметим в истории Нумэнора два сомнительных с точки зрения законности момента. Двенадцатый Король Нумэнора, Тар-Кирьятан (1869-2029 г. В.Э.), принудил своего отца, Тар-Минастира, передать ему скипетр и власть до срока, то есть до того момента, когда этого пожелает сам Тар-Минастир. И это было первое явное проявление Тени над Островом. Муж Тар-Ванимэльдэ (2526-2637 г. В.Э.), третьей правящей Королевы Нумэнора и семнадцатой в ряду Королей, Хэрукалмо, незаконно захватил скипетр после смерти своей супруги и правил под именем Тар-Андукал (2637-2657 г. В.Э.). Тар-Андукал не передавал скипетр своему сыну Алкарину в течении 20 лет. Сам Тар-Андукал был из также из рода Эльроса, но его правление не вписывается ни в какие известные законы Нумэнора и иначе как узурпацией власти не называется. Позже некоторые нумэнорцы не считали Тар-Андукала Королем и в списках Королей переходили сразу от Тар-Ванимэльдэ к Тар-Алкарину. Ни в одном из этих событий участие не только Верных, но и всего народа Нумэнора не прослеживается, так что скорее всего, лояльность по отношению к правящим Королям соблюдалась абсолютно.

Но катастрофа разразилась даже не при Ар-Гимилзоре, а при его внуке, Ар-Фаразоне (3255-3319 г. В.Э.). Каковы бы не были его отношения с Ар-Зимрафэлью, начало его правления не было отмечено ничем особенным. Ар-Фаразон забросил начинания своего предшественника, Тар-Палантира (3177-3255 г. В.Э.), пытавшегося восстановить былую дружбу с эльфами и почитание Валар, но и не пошел стопами Ар-Гимилзора. Ни о каких преследованиях Верных в первые годы его правления не известно. Все ужасы начались после пленения Саурона в 3261 году В.Э. Саурон, как известно, принес в Нумэнор религию поклонения Тьме и Морготу, и Ар-Фаразон, а за ним - и большинство нумэнорцев, стали адептами этой новой религии. События следовали одно за другим, со скоростью набегающей волны. Сначала - изменение положения Саурона от простого заложника до члена Совета Скипетра и последовавший вслед за этим уход из Совета Амандиля, Князя Андуниэ (вынужденный или добровольный). Затем распространение новой религии, сначала тайно, а затем - открыто среди нумэнорцев. Был построен огромный Храм и вышел запрет подниматься на Мэнэльтарму под страхом смерти. После - сожжение Белого Древа, страшные казни Верных в Храме по надуманным обвинениям, принесение человеческих жертвоприношений и наконец - открытое объявление войны Валар.

Какова же реакция Верных и Князей Андуниэ на все эти события?

Когда Саурон вошел в Совет, князь Амандиль вышел из Совета и удалился в Ромэнну. В “Повести лет” сказано, что Амандиля выгнали из Совета. Как бы не был обставлен его уход, членом Совета Скипетра он больше не являлся и не мог больше влиять на Короля и ход событий непосредственно. До того Ар-Фаразон вполне к его советам прислушивался, хоть и было известно, что Амандиль поддерживает Верных. Далее Амандиль и Элэндиль, его сын, начинают тайно собирать Верных в Ромэнне или ее окрестностях, и многие Верные тогда уплыли из Нумэнора. Амандиль поступал так, потому что боялся новых гонений на Верных, зная, как Саурон ненавидит их. И князь не ошибся. Отношение нумэнорцев к Верным, и так достаточно прохладное, с подачи Саурона начало становиться все более и более нетерпимым. Логика здесь была проста: Валар нам враги, эльфы - прихвостни Валар и потому тоже враги, а Верные раболепствуют перед Валар и эльфами, потому они ненавидят истинную свободу, и значит, тоже враги. Поднималась темная волна ненависти и гнева, питаемая истерическим страхом смерти и деятельностью Саурона. Решение плыть на Запад еще не созрело, а гнев, вызванный неизбежностью смерти, искал себе выход. В такой обстановке Саурон легко смог натравить нумэнорцев на внутреннего “врага” - на Верных. Отметим, что уже тогда Верных стали называть мятежниками и бунтовщиками, хотя они совершенно ничего не предпринимали, разве только спасались от возможных гонений.

Но прежде гонений была история с Белым Древом, Нимлотом. Белое Древо было знаком дружбы людей и эльдар, а также знаком покровительства Валар. Оно было привезено с Тол-Эрэссэа эльфами, и было отпрыском Белого Древа Эрэссэа, оно же, в свою очередь, произошло из семени Галафилиона, Древа Туны, подобия Тэльпэриона, которое Йаванна даровала эльдар Благословенного Края. Белое Древо оказывалось заброшенным в годы размолвки с эльфами, но для Верных оно всегда оставалось символом связи Нумэнора и Благословенного Края. С Белым Древом было связано пророчество Тар-Палантира. Оно гласило, что если Древо погибнет, иссякнет и род Королей. Саурон ненавидел Древо и подбивал Ар-Фаразона срубить его, но тот, боясь пророчества, долго не соглашался. Амандиль предполагал, что Король рано или поздно все же срубит Древо, и сказал об этом Элэндилю и его сыновьям - Исильдуру и Анариону. Амандиль не предлагал ничего конкретного, скорее всего, он поделился своей заботой с семьей, не решаясь предпринять чего-либо решительного. Осторожность Амандиля вполне оправдана, если учесть, что любое активное выступление Верных сразу бы спровоцировало гонения, которых Амандиль всеми силами пытался не допустить или хотя бы оттянуть, чтобы как можно больше Верных смогло покинуть Остров. Исильдур же в ту же ночь тайно проник в королевский дворец в Армэнэлосе, подкрался к Древу, которое охраняли прислужники Саурона, и выкрал один плод Нимлота. Его заметили, но не сумели опознать и остановить. Исильдур, прорубая себе дорогу мечом, скрылся, хоть и сам был ранен. Он принес плод Амандилю, который и посадил его с благословением.

Было ли что-то в этом деянии Верных, что можно было бы расценить как измену Королю? С точки зрения Саурона - несомненно. С точки зрения Верных - не было. Ибо никакого приказа Короля они не нарушали, разве что приказа не появляться в пределах королевского дворца. Веря пророчеству, Верные спасали прежде всего королевский род, род Эльроса, к которому принадлежал и Ар-Фаразон. И вторая причина - та самая связь Древа с Валар и эльдар, дружбу с которыми Верные так старались сохранить. Итак, факта измены или бунта не было, Верные защищали Короля от дурного советника, от Саурона. И пока верность Королю и верность Валар не вступили в неразрешимое противоречие.

Здесь кроется одна любопытная историческая загадка. Почему после похищения плода Нимлота семья Амандиля не была даже заподозрена в этом деянии? Людей, способных на это, на острове было не так уж и много, и тяжело раненный Исильдур вычислялся путем несложных логических операций. Тем не менее, нет никаких свидетельств о том, что семью Амандиля вообще затрагивали в связи с этим делом. Но решение этой загадки не входит в небольшой объем этого письма.

Вскоре, как и предвидел Амандиль, Король внял советам Саурона и позволил сжечь Белое Древо в новом Храме, высившимся посреди Армэнэлоса. После этой первой жертвы волна ненависти, наконец, рухнула и покатилась по Верным. Наступили ужасные дни: люди приносили в жертву людей в новом Храме, надеясь, таким образом, отсрочить собственную смерть. Жертвами чаще всего избирали Верных, их казнили по надуманным обвинениям, чаще всего по обвинениям в заговорах и неповиновении Королю. Отметим, что поводом для казней служили именно обвинения в мятежах и уголовных преступлениях, но никак не обвинения в том, что они не поддерживают новой религии. То есть казни обставлялись политическими, а не религиозными мотивами, хоть на деле причиной ненависти были именно религиозные убеждения Верных. Амандиль с сыном, видимо, в те дни тайно спасал людей, отправляя их в Средиземье. Более их “мятежность” ни в чем не проявлялась, разве что в смелости тайно или открыто придерживаться своих убеждений. Более откровенно об этом написано в “Утраченном пути”. Элэндиль открывает своему сыну Хэрэндилю смутные контуры какой-то тайной организации, которая занимается, в основном, сбором информации. Здесь впервые возникает вопрос об измене Королю:

“...Я не нарушаю верности Королю и не замышляю ничего во вред ему. Я буду предан дому Эарэндиля до самой смерти. Но если мне приходится выбирать между Сауроном и Манвэ, тогда все остальное - потом. Я не склонюсь ни перед Сауроном, ни перед его хозяином”. И далее, Элэндиль признается сыну, что он - вождь сопротивления, и что Хэрэндилю придется выбирать между отцом и Сауроном. Обратим внимание, что во время всей этой сцены настойчиво проводиться противостояние Саурон-Верные, но никак не Король-Верные. Хотя, по словам Элэндиля: “Мы больше не видим своего Короля. Его немилость падает на людей, и они исчезают: вечером они были, а утром их нет”.

А кругом люди убивали людей, не только в Храме, но и на улицах. Многие хотели завладеть чужим добром, и возненавидели своих лордов за то, что у них было больше, чем у других. Говорили и против Короля, завидуя его власти и могуществу. Но во всех этих делах Верные не принимали участия.

Наконец, Король внял советам Саурона и стал строить огромный флот, чтобы пойти войной на Запад. Узнав об этом, Амандиль ужаснулся. Он знал, что люди не могут победить Валар и что за объявлением войны последует катастрофа. Возможно, он ждал не менее, чем Дагор Дагорат, Последней Битвы. Во всяком случае, он не мог предвидеть гибель Нумэнора именно в Низвержении. Вероятно, он предполагал, что Остров и все блага, полученные людьми от Валар, будут утрачены, но не знал точно, каким образом. Окончательный разрыв отношений между людьми и Стихиями был не только трагедией Нумэнора. Люди Средиземья находились по большей части под рукой Саурона, под его рукой находились и полчища орков и других злобных созданий. Нумэнор был единственной надеждой людей на свободу от сауронова рабства, и с потерей благословения Валар эта надежда становилась все более призрачной. Так что война с Западом грозила разрушительными последствиями не только Острову, но и всему роду людей. Видимо, примерно так рассуждал Амандиль, когда принимал решение в одиночку плыть на Запад.

Отрывок из “Аккалабэт” настолько примечателен, что я приведу его целиком.

“Узнал Амандиль о намерениях короля и ужаснулся, ибо знал, что люди не могут победить Валар и что если не преградить путь этой войне, мир погибнет. Призвал он тогда сына своего Элэндиля и молвил так:

- Дни темны, и нет надежды людям, ибо Верных слишком мало. И потому решился я предпринять то же, что некогда предпринял предок наш Эарэндиль - поплыть на Запад, презрев все запреты, отыскать Валар, и, быть может, самого Манвэ, и молить его о помощи, пока еще не все потеряно...

- Но не значит ли это предать Короля? - спросил Элэндиль. - Ты ведь знаешь, что нас называют предателями и соглядатаями, но до сего дня это было ложью.

Отвечал Амандиль:

- Если б думал я, что Манвэ нуждается в таком посланце, я предал бы Короля. Ибо есть лишь один обет верности, от которого никто не может отречься. Но я буду лишь молить о милости для людей и об освобождении их от Саурона-обманщика, ибо хоть немногие из них все еще верны. Что до Запрета, уж лучше я буду наказан, чем весь мой народ погрязнет в грехе”.

И далее:

“Тебе же, мой сын, и тем, кто идет за тобой, я дам такой совет: снарядите корабли и соберите на них все, что дорого вашему сердцу; когда же все будет готово, приди в гавань Ромэнны и пусти слух, что в урочный час ты последуешь за мной на восток. Амандиль не столь дорог ныне нашему венценосному родичу, дабы печалиться, если мы уплывем, пусть даже и навсегда. Нельзя только показать, что ты хочешь взять с собой много народа, ибо это обеспокоит Короля - ведь он затевает войну, в которой ему понадобятся все силы. Найди же тех Верных, что еще тверды в своей вере и, буде они захотят того. Пусть тайно присоединятся к тебе и поступают так, как ты.

- Что же я должен делать? - спросил Элэндиль.

- Не вмешиваться в войну и ждать, - отвечал Амандиль. - Более я ничего не могу сказать, пока не вернусь. Вероятнее всего, тебе придется бежать из Звездной Земли, и ни одна звезда не укажет тебе пути: ибо край этот осквернен злом. И тогда потеряешь ты все, что тебе дорого, при жизни испытаешь смерть, пустившись на поиски края, что приютит тебя в изгнании. Где он - на западе ли, на востоке ли - ведомо лишь Валар”.

Вышеизложенный отрывок позволяет пролить свет на дилемму Верных. С одной стороны, выше всего - верность Валар (которые мыслились как слуги Единого и проводники Его воли, как то следует из “Алдариона и Эрэндис”), а значит, и Единому. Ради этой верности Амандиль готов пожертвовать своей верностью Королю. С другой стороны, отплытие Амандиля и дальнейшие действия Верных как предательство Короля не мыслятся. Никакой речи о внешнем сопротивлении, о бунте не идет, наоборот, Верные “не встревали в лихие дела своего времени”. Напомню, что бунтарские настроения в народе процветали. Амандиль плывет на Запад, чтобы просить Валар избавить Остров от власти Саурона, речи о Короле опять-таки нет. Весь “Аккалабэт”, а особенно - “Утраченный путь” оставляют ощущение, что Король мыслиться как обманутый Сауроном, а вся полнота вины находиться на “дурном советнике”. В “Утраченном пути” действия Короля называют “безумием”, но никак не “преступлением”, его не оправдывают, но и не обвиняют. Как будто бы Король - фигура, выходящая за рамки обычных человеческих оценок. И это в те дни, когда, с точки зрения Верных, мир летит в пропасть: Король поклоняется давнему Врагу, обычаи дикарских племен распространились в Нумэноре, Король фактически отрекся от Единого и объявил войну Валар. Король, имеющий в Нумэноре статус и жреческий (только Король имел право от имени народа взывать на Мэнэльтарме к Единому вслух), стал жрецом Моргота, Верных убивали по ложным обвинениям, а Элэндиля беспокоила проблема верности Королю! Мысли вроде “плохой Король” и тем более “нет Короля - нет проблем” не возникает. Верные видят корень проблемы - она в общей испорченности людей и в Сауроне. Амандиль надеется, что если ситуацию Верным не переломить, пока Саурон на Острове, то, возможно, удастся сделать что-либо, если с помощью Валар Саурон будет с острова удален. Верные - сторонники мирных решений. И как показывает печальный опыт 19 и 20 веков нашего времени, они более правы, чем революционеры всех мастей, имхо... Тайный уход Верных также не мыслиться как предательство, скорее, как частное дело, хоть Амандиль и предполагает недовольство Короля в случае отбытия слишком большого числа людей.

Итак, даже в крайних условиях сомнения в королевской власти вообще Верных не трогают. Заметим, что вопроса о правомочности Ар-Фаразона вообще не стоит, Амандиль и Элэндиль рассуждают о нем так, как будто бы он имеет законное право на скипетр.

После отплытия Амандиля наступили времена еще более мрачные. Большие тучи приплывали с Запада, грозы, ветра и град обрушивались на Нумэнор, корабли тонули, а молнии поражали людей даже на улицах. Саурон умело нагнетал обстановку, и, казалось, что Нумэнор в эти дни поразило повальное сумасшествие. Когда молния ударила в Храм, она рассекла его купол пополам, но Саурон, стоявший в это время на башенке на куполе, остался невредим и только смеялся над пламенем. Тогда многие нумэнорцы нарекли его богом и склонились перед ним. Только Верные оставались единственными нормальными людьми, и сколько их погибло в те годы, не знает никто. Наконец, огромная Армада была построена, и Король стал собирать всех, способных носить оружие, на битву с Валар. Элэндиль и Верные не вняли этому призыву, и поспешили отплыть в восточном направлении раньше, чем за ними придут из Храма. Пожалуй, это было единственное открытое неповиновение Верных за всю историю Нумэнора, это был тот момент, когда дилемма двойного долга получила, наконец, свое разрешение. Дальнейшее хорошо известно, и оно уже не имеет отношения к теме этого письма.

Выводы. Хоть Ар-Фаразон, по версии “Аккалабэт”, и узурпировал скипетр, этот факт в последующем никак не меняет его отношения с народом и с Верными. Для Верных врагом являлся Саурон, и, хоть Король совершил форменное предательство Валар и Единого, его лично не осуждают и не оправдывают. Верные всеми силами стремились быть верными и королевскому роду, и Валар и Единому, и пошли на фактическое предательство Короля только тогда, когда сохранять равновесие между двумя долгами дальше было совершенно невозможно, из-за войны между Королем и Валар.

Итак, Король был настоящим, по крайней мере, так его воспринимали Верные. А вот почему отношение к Королю было именно таким, и какова вообще концепция королевской власти в Нумэноре, об этом написана статься "История формирования идеи королевской власти у дунэдайн"

Источник текста: Приют изгнанников