Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


О. Белоконь

История формирования идеи королевской власти у дунэдайн

В последние года существования Нумэнора большинство жителей Острова, в том числе и Король, с подачи Саурона стали поклоняться Тьме и ее Владыке, Мэлькору. В Храме совершались страшные жертвоприношения: людей сжигали заживо или убивали в кровавых ритуалах. Основными жертвами черного культа стали Верные, то меньшинство, что еще хранило верность Валар, Единому и дружбе с эльдар. Несмотря на преследования, Верные в большинстве своем никогда не помышляли о бунте и уж во всяком случае не было и попытки сколь-либо крупного и организованного мятежа. Они предпочитали скрываться или уплывать в Средиземье. Когда глава Верных, Князь Андуниэ Амандиль, узнав о готовящейся войне с Валар, решается плыть на Запад, его сына, Элэндиля, прежде всего волнует вопрос о том, не предает ли своим поступком Амандиль Короля. Почему же Верные до самого последнего дня сохраняли верность королевскому дому и Королю, несмотря на все преследования и жуткий культ? На наш взгляд, разгадка кроется в общем отношении нумэнорцев к королевской власти. Рассмотрению этого вопроса и посвящена данная работа.


1. Начальные структуры власти.

В этом разделе речь пойдет в основном о понятии власти у Трех Домов Эдайн (и части народа друэдайн), от которых происходит население Нумэнора. О других народах, например, об истерлингах, в этой статье речи идти не будет.

О структуре власти у людей до прихода на Запад существует очень мало сведений. "Рассказ Аданэли" ("Атрабэт", приложения), записанный в Нумэноре, повествует о том, что на заре существования человечества люди признали Мэлькора своим Владыкой и Богом, и это было первое падение людей. Несомненно, что это предание базируется на древнем материале, но сам текст претерпел с течением тысячелетий существенные изменения. Потому нельзя сказать с уверенностью, что подразумевалось под словом "Владыка". Ясно, что, согласно преданию, люди вручили власть над собой Мэлькору, правда, формы этой власти доподлинно неизвестны. Интересно, что Мэлькор сам научил людей словам Клятвы. Также, согласно "Рассказу", те люди, что были особенно угодны Мэлькору из-за своих личных качеств, то есть самые сильные и жестокие, получили власть над своими соплеменниками. Власть Мэлькора и его ставленников выражалась прежде всего в обладании материальными вещами, которые существенно облегчали жизнь людей. Власть сакральную Мэлькор приобрел над людьми как раз после того, как люди признали его Богом, так как именно после этого люди стали просить Мэлькора о бессмертии или по крайней мере о продлении жизни, в то время как раньше речь шла о мире материальных вещей. Подобная материальность власти очень характерна именно для Мэлькора, придававшего материи очень большое значение и старавшегося все перевести в материальные формы. "И потому, когда Мэлькор, будучи "Морготом", сталкивался с существованием иных обитателей Арды, обладающих собственной волей и разумом, его приводил в ярость сам факт их существования, и его единственным средством воздействия на них была физическая сила, или страх перед ней. Единственной его конечной целью было их уничтожение" ("Заметки о мотивах «Сильмариллиона"). Таким образом, власть Мэлькора преимущественно осуществлялась именно через материю.

Но этим влияние Мэлькора не ограничивалось. После произнесения Клятвы люди стали уязвимы и в духовном плане: "'Беда' эта, как подозревали эльфы, была некий мятеж, выразившийся в принятии Мэлькоpа как Бога. Следствием этого было то, что фэа была [? лишена свободы] и Мэлькоp получил [взято в скобки, но не вычеpкнуто: пpедъявлял пpава на тех, кто пpежде восстал пpотив него и искал защиты у Эpу] доступ к [??] оpэ [???] и только мудpейшие из Людей могли отличить его злые внушения от истинного оpэ" (The "disaster" the Elves suspected was some rebellion taking [the] form of accepting Melkor as God. One consequence of this was that the fea was [?imprisoned] and Melkor has [bracketed, but not deleted: claim upon those who had rebelled against him and sought the protection of Eru] access to [??] ore which [???] but were [?useless] and only the wisest of Men could distinguish between [?his] evil promptings and the true ore". - Заметки по поводу "орэ", Виньяр Тэнгвар, номер 41, с.14). Таким образом, власть Мэлькора над людьми в древние дни была и материальной, и духовной, сакральной.

Те люди, что стали править своими соплеменниками от имени Мэлькора, действовали в интересах прежде всего самого Мэлькора. Они осуществляли очень жесткую властную структуру, тиранию. Главным условием обретения и сохранения власти отныне стало усердное поклонение Мэлькору. "Им он давал дары и знания, которые они хранили в тайне; и они стали могущественными и гордыми, и поработили нас, так что мы не ведали отдыха средь трудов и горестей" ("Рассказ Аданэли"). Заметим, что люди, отмеченные Мэлькором, были не только правителями, но и жрецами Мэлькора, и даже в первую очередь жрецами, получающими власть из рук своего божества. Скорее всего, эти поработители старались не только в угоду своему Господину, но и для себя лично, так как Мэлькор выделял людей, похожих на него гордыней, жадностью и своеволием.

Существовало ли у людей понятие власти до Клятвы Мэлькору и каковы были формы этой власти, неизвестно. Итак, древнейшее упоминание о власти окрашено темными тонами воспоминания о рабстве под рукой Мэлькора и его слуг.

Далее мы находим людей уже в Бэлэрианде. Эльфы увидели людей, управляемых вождями, но не королями. Племена людей состояли из родственных родов, так что каждому племени соответствовал свой фенотип и свой склад характера. Например, племя Бэора было сероглазым и темноволосым, а племя Мараха - светловолосым и голубоглазым. Племенем управлял, как правило, один из родов, по имени этого рода эльфы и называли все племя. Не исключено, что в племени одновременно могло быть несколько вождей, но все же главная роль принадлежала одному из них. В племени могли случаться расколы, тогда у недовольных был свой вождь, как Бэрэг из рода Бэора или Амлах из рода Мараха.

Власть в племени передавалась от отца к сыну: "Править своим племенем он (Бэор - О.Б.) доверил старшему сыну Барану" ("Сильмариллион"). В случае отсутствия сына власть, как это видно на примере Халэт из племени халадинов, могла перейти и к дочери (хотя, возможно, так было только у халадин - см. "Скитания Хурина"). Но все же власть, по всей видимости, передавалась традиционно по мужской линии: "Мужа у нее не было, и главенство потом перешло к Халдану, сыну ее брата Халдара" ("Сильмариллион"). Неизвестно, переходила ли власть в роду автоматически, со смертью старшего, или для этого необходимо было согласие всего племени или по крайней мере наиболее уважаемых его представителей. Сказано, что Бэор "передал власть своему старшему сыну" ("Сильмариллион"), но Халэт из халадинов была выбрана вождем в своем народе, вообще же у халадин, в отличие от других народов, не было общего вождя до Халдада, отца Халэт. Халадины жили небольшими селениями и каждое селение управлялось по своим обычаям и законам, так что выборная власть для них имела большее значение, нежели власть, передаваемая по наследству. Также есть упоминания о народных собраниях халадин, на которых решались вопросы, общие для всего племени ("Скитания Хурина"). Народы Мараха и Бэора, от которых затем пошло большинство нумэнорских родов, жили более организованно. Но даже нелюдимые халадины вынуждены были избрать себе вождя, когда не смогли справиться с постоянными нападениями орков.

Власть вождей держалась скорее на всеобщем уважении и на традиции, и не была тиранической. Вожди были сугубо светскими лидерами, не несущими никаких сакральных функций, ибо от поклонения Мэлькору эдайн отказались, а других богов не знали. Известно два случая, когда вожди поступали наперекор воли народа. В первом случае Амлах из рода Мараха отказался вести часть своих соплеменников, хотевших мирной жизни, в Эриадор. Тогда они избрали себе нового вождя и ушли сами. Во втором случае Халэт, женщина-вождь племени халадинов, пожелала вести свой народ на Запад, и все пошли за ней, хотя большинство людей вовсе не хотело переселяться. В новых землях часть народа разбрелась, но "прочие, однако, любили владычицу Халэт и готовы были следовать за нею, куда бы она ни пошла" ("Сильмариллион"). Здесь, как мы видим, снова подчеркивается тот момент, что власть вождей строилась в основном на личном авторитете, но не на особом знании и не на обладании материальными благами или принуждении.

В случаях особо важных племя собирало совет, как в случае ухода Бэрэга и части народа Мараха: "Был тогда созван большой совет людей, и собралось их много" ("Сильмариллион").

Итак, можно выделить следующие характерные черты власти у людей Бэлэрианда, существовавшие до их встречи с Высокими эльфами. Власть носила чисто светский характер, была основана на личных отношениях любви и уважения, не основывалась ни на силе, ни на материальном превосходстве, могла быть выборной, хотя чаще традиционно вождями становились по наследству, важные вопросы решались сообща, понятие власти было традиционно связано с определенным родом.


После встречи с эльфами-нолдор понятие власти и властные институты у людей претерпели некоторые изменения. Во-первых, люди признали своими властителями эльфийских владык: Финрода, Финголфина, Маэдроса и других. Первым пришел на службу к Финроду вождь Бэор, а затем и многие из его племени: "Но Фэлагунд жил среди них и учил их истинным знаниям, и они полюбили его и почитали своим властителем, и после были всегда верны дому Финарфина" ("Сильмариллион"). Отметим, что речь идет опять о роде, а не только об одном конкретном эльфе, хоть и весьма достойном. И далее люди приходили на службу к лордам эльдар, оставляя родные племена: "и тогда многие молодые и отважные эдайн поступили на службу к королям и владыкам эльдар" ("Сильмариллион"). Интересно, что Тингол велел "чтобы люди селились на севере и чтобы принцы (эльдар - О.Б.), которым они служат, отвечали за все их проступки". То есть люди, в его понимании, как бы не являются полностью самостоятельным народом в Бэлэрианде, за них отвечают эльфийские лорды, как родители - за детей. Это мнение подтверждают и сами люди, Турин говорит Финдуилас: "и не король я, потому что наши короли - из эльдар, а я не из этого народа" ("...and I am not a king, for our kings are of the Eldar, as I am not", "Нарн и Хин Хурин", приложение). Таким образом, люди признали за эльфами-нолдор власть большую, чем за своими вождями. В этом признании можно усмотреть начало сакрализации власти в хорошем смысле, как противоположность той сакральной власти, что была у людей Мэлькора.

Эльфы же не только стали владыками людских племен (хоть и не всех, например, халадины не были ничьими вассалами), но и назначили им единых вождей, поселили их на специально отведенных землях. "Однако, по прошествии некоторого времени, владыки эльфов, понимая, что не годится людям и эльфам жить вместе без всякого порядка и что у людей должны быть правители одной с ними крови, отделили земли, где люди могли жить своей жизнью, и назначили вождей, что должны держать эти земли" ("Сильмариллион"). Две вещи примечательны: то, что понятие власти у людей стало в результате более определенным, и то, что вожди теперь были не просто народоводителями, но "держателями земли", то есть были ответственны за защиту земли своего племени. Речи о частной собственности на землю пока не идет, но уже появилось по крайней мере понятие племенной собственности на землю. И если раньше люди бродили вольно там, где им вздумается, но не имели надежного пристанища, то теперь они по большей части стали жить оседло, защищая свою землю и имея надежных союзников в лице эльдар.

Любопытно, что на квэнья есть два слова, обозначающих владык: как аран "держатель земли" и таро, тар как "народоводитель". Вожди людей до встречи с эльдар были именно народоводителями, причем часто не всего народа, а своего племени; держателями земли они стали после контакта с нолдор и земли держали именно от королей эльфов, как вассалы. Можно сказать, что как вожди людей не были королями в полном смысле слова, так и не были они и собственниками земли. "Эти люди были союзниками эльдар в войне, но шли в бой под водительством своих владык" ("Сильмариллион"). Самостоятельность людей как народа повысилась, но вся полнота власти принадлежала не им, а эльфам, как о том свидетельствуют слова Турина, произнесенные уже после того, как вождям людей были дарованы земли.

Почему же большинство людей признавало за королями нолдор право называться и королями людей? Заметим, что считать их своими владыками стали люди добровольно, никем не понуждаемые. И люди племени Халэт, отказавшиеся от покровительства Карантира, не были врагами нолдор, но лишь желали жить самостоятельно. Возможно, разгадка кроется в следующем. Люди Трех Домов, ставшие Друзьями Эльфов, ушли из мест, где почитали Мэлькора и пошли на Запад, ведомые старинными легендами о том, что Солнце в первый раз взошло на Западе и еще больше смутным желанием света. Они отказались от привычной формы власти, сакральной и в то же время материальной, тиранической по своей сути. Но новая форма власти, равноценная прежней, еще не возникла, так как для этого необходимо взаимодействие с высшими силами, от лица которых и говорит король. Люди Мэлькора получили свою власть непосредственно от своего бога, люди Трех Домов не получили власть ни от кого, потому и форма власти у них была неустойчивая, основанная по большей части на личных пристрастиях и привычных традициях. Узнав нолдор, люди сначала приняли их за Валар, далеких богов Запада, о которых им рассказывали Темные эльфы, авари. В этой ошибке крылась доля истины: нолдор несли в себе свет Запада, свет настоящих высших сил, общения с которыми так жаждали люди. Ведь у людей не было богов с тех пор, как они ушли с Востока от слуг Мэлькора. Потому нолдор, сознательно или нет, воспринимались людьми как представители богов, несущие с собой правильный порядок вещей, естественный закон, в отличие от тиранического и коверкающего закона Мэлькора, который есть лишь проявление одной его злобной воли. Они несли с собой свободу от духовного рабства у Мэлькора, свободу от страхов и того зла, что нес с собой Враг. А если существует другой, ненасильственный и гармоничный порядок вещей, если есть светлые Валар, значит, что приобщившись к ним или к их представителям, люди смогут жить по возможности более полной, счастливой, гармоничной жизнью. Такой жизнью, какой, возможно, жили бы они, если бы не принесли Клятву Мэлькору. Таким образом, в нолдор люди видели не только учителей, передававшим им знания о мире, но и владык, обладающей не только материальной, но и сакральной властью. Финрод был королем не потому, что собрал вокруг себя много народу и что мог выставить большое войско или потому что владел обширными землями, нет, всем этим он владел потому, что был королем. В нолдор люди увидели, как мне кажется, тот самый сакральный оттенок власти, которого они лишились, уйдя с Востока. О понятии сакральной власти и о королях-священниках речь будет идти и ниже.


Итак, люди, составляющие Три Дома Друзей Эльфов до Войны Гнева не имели полноценных правителей своей крови и управлялись владыками нолдор. Власть же вождей людей была светской, родовой, передавалась традиционно по мужской линии, была сильно окрашена личными отношениями. Своих сакральных вождей у людей не было.


2. Король как наместник и посредник.

И вот, после Войны Гнева, люди Трех Домов: Бэора, Мараха и Халэт получили от Валар разнообразные дары. Это было и долголетие, и мудрость, и знания об устройстве мира. Но нас сейчас интересуют два других дара: это земля, благословенный остров Нумэнор, и Король. Эонвэ, посланец Валар, даровал Эльросу, сыну Эарэндэля и Эльвинг, власть над людьми Нумэнора. С этих пор начинается история Королей Людей.

Как изменилось представление о власти и властные структуры в Нумэноре? Сначала разберем, чем отличается власть законная от власти незаконной.

Представления нумэнорцев о королевской власти базировались на представлении о правильной и законной власти вообще, каковую для них изначально олицетворяли Валар. Эльфы-нолдор (отчасти и синдарский Дориат) также жили по "валарской" модели власти, но об этом в статье речи не будет, статья посвящена только людям. Рассмотрим же, как представляли себе нумэнорцы власть Валар над Ардой.

Впервые вопрос о законности власти встал еще перед Валар в начале времен. Вот как говорит о том "Айнулиндалэ": "И когда юная земля была полна пламени, Мэлькор возжаждал ее и сказал прочим Валар:
- Это будет мое царство, я объявляю его своим!
И сказал Манвэ Мэлькору:
- Царство это не будет твоим, ибо другие трудились здесь не менее твоего".

Здесь мы видим, как единоличной воле Мэлькора противопоставляется воля всех других Валар. Но воли коллектива недостаточно. Манвэ есть наместник Единого ("Атрабэт", примечание 2), он правит Ардой не своим произволом, но поставлен следить за исполнением воли Единого, как и все Валар. "Могущество Валар зиждилось на "власти", которой наделил их Эру" ("Атрабэт", словарь).

"И сказал Манве:
- Есть ли Твоя воля на то, чтобы мы совершили это? Ибо мы страшимся вмешиваться в дела Твоих Детей.
И ответил Эру:
- Разве не вручил Я валар правление Ардой и власть над всем веществом ее, чтобы творить из нее, что они хотят, по Моей воле? И вы не пренебрегали этим" ("Атрабэт", приложение, "Беседа Манвэ с Эру").

Таким образом, разница между властью законной и незаконной заключается в том, действует ли властитель по собственной воле, либо находится в статусе наместника, подчиняясь сам воле Единого. Единый же Один понимает Свой Замысел до конца, потому Он Один может управлять своим творением, распоряжаться судьбами Арды и ее народов. Другие же властители, как бы не были могущественны или исполнены благих намерений, не в силах управлять Ардой только лишь по собственной воле, и приходят в итоге к тому, к чему пришел Мэлькор: к жажде обладания тем, чем не могут обладать, к тираническому переустройству чужого дома.

Манвэ как Король Арды постоянно сознает свою функцию наместника и стремиться все действия согласовывать с волей Единого. Манвэ единственному из Валар доступен прямой контакт с Единым, и он говорит с Эру "в думах своих". Кроме того, Манвэ, по всей видимости, является первосвященником Единого: "Манвэ, Его Местоблюститель в Эа" ("and Manwe his Lieutenant in Eа" - письмо 212). Таким образом, Король Арды является и наместником-священником Единого, совмещая функции мирские и сакральные.

Люди же, благословленные Валар и обретшие своего Короля, отныне также были причастны к сакральной функции власти, и их Короли также были наместниками высших сил и священнослужителями. Здесь необходимо отметить два факта. Во-первых, нумэнорцы знали Единого как Творца мира и Отца людей, единственного подлинного Бога. Валар для них были не богами, а силами, управляющими делами Арды по воле Единого, Его представители. Потому поклонялись нумэнорцы лишь Единому. Известны три нумэнорских праздника: Эрукьермэ, Эрулайталэ и Эруханталэ. Во время этих праздников народ и Король поднимались на вершину священной горы, где Король от имени народа благодарил Единого и обращался к нему с просьбами. Никто, кроме Короля, ни во время этих праздников, ни в обычное время не мог говорить на этой горе. Из этого обычая видно, что Король играл функцию посредника между народом Нумэнора и Богом: "Вершина Горы, Мэнэльтармы - Небесного Столпа - была посвящена Эру, Единому, и там иногда про себя, иногда - вслух, призывали Бога, поклонялись Ему и возносили Ему хвалу: это было подражание Валар и Горе Амана" (Письмо номер 153). Учитывая то, что на острове не было как таковых священнослужителей ни Единого, ни кого-либо еще (вплоть до времен Саурона и культа Тьмы), Король был также и единственным священником Нумэнора: "Когда прервался нумэнорский королевский род, прекратилось и "священнство": эти идеи были идентичны в представлении нумэнорцев", "надо полагать, что с возрождением рода королей-жрецов (происходящих от Лутиэн Благословенной) будет возобновлено поклонение Богу" (Письмо 156)

Во-вторых, Король был также посредником между народом и Валар. Вот что сказал Государь Мэнэльдур своему сыну Алдариону, который отплыл в опасное странствие вопреки воле отца и вернулся, претерпев по пути различные несчастья: "Мэнэльдур был очень обрадован возвращению сына; но порицал его за то, что он восстал против воли отца и короля, отринув этим хранительство Валар и рискуя навлечь ярость Оссэ не только на себя, но и на людей, доверившихся ему" ("Алдарион и Эрэндис"). Из этого отрывка видно, что нумэнорцы связывали благословение Валар, не дававшее, кроме всего прочего, их кораблям потерпеть кораблекрушения, с исполнением воли Короля. То есть Король как бы своим благословением призывал и благословение Валар, которое в противном случае могло бы быть нереализованным. Интересно, что в этом случае, получается, благословение Валар распространяется на народ только при наличии посредника-Короля. Или, если рассматривать вопрос шире, при наличии королевского рода. Известно, что в Третью Эпоху срок жизни жителей Гондора был меньше, чем срок жизни жителей бывшего Арнора, это связывалось с тем, что гондорская ветвь Королей прекратилась, а арнорская - сохранилась ("Северное княжество и дунэдайн" в приложениях к ВК).

То, что Король в Нумэноре до падения Тени (приблизительно до времен правления Тар-Атанамира) мыслился именно как наместник высших сил, а не как самовластный властитель, говорит не только его функция посредника. Характерно, что до Тар-Атанамира Короли Нумэнора, почувствовав, что время их жизни близиться к концу, добровольно передавали власть своим наследникам. Потому Короли и женились довольно поздно, так как хотели, чтобы будущий Король вступил на престол в расцвете сил. Кроме того, Короли могли отказаться от власти и в силу других причин. Вардамир, сын Эльроса, не стал править, а сразу передал власть своему наследнику, так как его наследник был уже порядком взрослый, а сам Вардамир прожил после этого 90 лет. Тар-Мэнэльдур передал скипетр своему сыну Алдариону намного раньше положенного времени, так как почувствовал, что ситуация в мире осложняется, и ему, как Королю, придется принимать трудные решения, к чему Тар-Мэнэльдур не был готов. Потому он и передал власть в руки своего решительного отпрыска. Из этих примеров видно, что Короли Нумэнора, по крайней мере до Тар-Атанамира, не цеплялись за власть и всегда были готовы уступить ее достойному наследнику. Видимо, подразумевалось, что Король в случае опасности готов и жизнь отдать за свой народ, но практических примеров этого в Нумэноре не наблюдалось.

Короли Нумэнора владели землей Острова, Остров, а потом и колонии в Средиземье были их собственностью. То есть Короли Людей были теперь не просто народоводителями, они были и "держателями земли" в полном смысле этого слова, хозяевами земли, а не ее держателями по милости других, как это было в Бэлэрианде. Короли Нумэнора могли жаловать землю своим приближенным, но могли и отбирать ее. Так, Тар-Мэнэльдур подарил Эрэндис земли в Эмэриэ, а Ар-Фаразон отнял земли Андуниэ у Амандиля и его потомков.

Особое значение имеет тот факт, что Нумэнор называется "благословенной землей", и это не просто эпитет. Известно, что земля Острова отличалась плодородием, не было стихийных бедствий, засух, наводнений и тому подобных природных несчастий. В Нумэноре, и часто - только там, росли деревья и кустарники, привезенные с Запада, с Тол-Эрэссэа. Кроме того, только в Нумэноре находилась священная гора, на одной которой было возможно поклонение Единому. Так что Нумэнор действительно был благословенной землей, и в прямом, физическом смысле, и в сакральном. Можно сказать, что на Острове благословение Валар принимало физическое воплощение, сам Остров был одним из таких физических воплощений благословения Валар. И на этом благословенном Острове жил благословенный (тоже в физическом и в сакральном смысле слова) народ, предводительствуемый благословенными Королями.

Рассмотрим вопрос о том, были ли Короли Нумэнора властителями только от Валар, или в этом была и воля Единого.

Валар, как уже неоднократно цитировалось в этой статье, были слугами Единого, отнюдь не самовластными господами. В дела же Детей Единого Валар вмешивались всегда с крайней осторожностью. Физические особенности нумэнорцев, отличающие их от жителей Средиземья, Валар даровали не по своему произволу, изменив природу людей, а возвращая и "реконструируя" изначальную природу, данную Единым: "До своего падения (втоpого падения Человека?) нумэноpцы жили так долго не столько потому, что это был какой-то особый даp, а скоpее потому, что это было возвращение того, что должно было быть общим наследием людей - сpок жизни 200-300 лет." ("The life of the Numenorians before their fall (the 2nd fall of Man?) was thus not so much a special gift as a restoration of what should have been the common inheritance of Men, for 200-300 years", "Заметки по поводу ore", Виньяр Тэнгвар, номер 41, с.14). Кроме того, если бы власть люди получили исключительно от Валар, люди бы находились в прямой вассальной зависимости от Валар, что противоречит невмешательству Валар в дела людей: "Валар никак не ответили на это восстание (нумэнорцев против Валар - О.Б.), потому что Дети Бога находятся не под их юрисдикцией" (письмо 156). Валар в Нумэноре не поклонялись, поклонялись только Единому, что косвенно свидетельствует в пользу того, что королевская власть в Нумэноре была по крайней мере одобрена Единым. Валар, "дав" людям Королей, таким образом, просто восстановили естественный порядок вещей, аналогично тому, как они "подарили" людям иной физический облик.


Интересно отношение нумэнорцев раннего периода к вопросам власти в Средиземье. В "Утраченном пути" Элэндиль (вождь Верных в раннем варианте легенды о Падении Нумэнора) говорит своему сыну Хэрэндилю: "Мудрость наша - от Владык, и от Перворожденных, что видят их лица; и сделались мы выше и величественней прочих из нашей расы - тех, кто древле служил Морготу. Наши знания, сила и жизнь крепче, чем у них. Мы еще не пали. И потому власть над миром, от Эрэссэа до Востока, принадлежит - или будет принадлежать - нам". Как известно из того же "Рассказа Аданэли", Первое Падение пережили все люди, в том числе и предки нумэнорцев. Потому слова "мы еще не пали" можно истолковать как "мы еще не покорились Морготу и его слугам, мы храним верность Владыкам Запада и Единому, в отличие от большинства жителей Средиземья". Власть над миром, по представлениям нумэнорцев, должна принадлежать их народу потому, что именно их народ в полной мере, в результате дарованного благословения Валар, обладает всем, что надо для самостоятельного существования в Арде: связью с высшими силами, то есть с Валар и Единым. В то время как основная часть людей, покоряясь слугам Моргота, несчастна и несвободна, нумэнорцы благословенны и свободны, ими правят справедливые Короли-священнослужители, получившие свою власть непосредственно из рук Валар. По представлениям нумэнорцев, именно верность Валар и Единому дают право на законную власть, в то время как любая другая форма власти будет произволом и в конечном итоге "морготопоклонством". Надо сказать, что и в Средиземье могли быть справедливые, мудрые короли, не морготопоклонники и не тираны. В Третью Эпоху такими были, например, короли Рохана. Но эти короли не были священниками, потому сакральная функция власти оказывалась сильно редуцированной, в отличие от Нумэнора. Нумэнорцы, а в особенности - нумэнорские Короли, отличались от жителей Средиземья примерно также, как христианские священники будущих времен отличаются от паствы. Разница между христианскими священниками и нумэнорцами заключается в основном том, что Церковь как институт защищена от падения обещанием Господа, в то время, как нумэнорцы могли пасть и пали, утратив благословение Валар и связанные с этим преимущества. Кроме того, священники получают свою власть и благодать непосредственно от Святого Духа, нумэнорцы же передавали свое благословение по наследству, по праву крови. Потому можно сказать, что в Церкви благодать дается лично каждому служащему, а в Нумэноре - родам людей. И как священником нельзя стать самому, так нельзя и самому стать полноправным Королем, на это требуется личное благословение свыше, либо принадлежность к благословенному роду. О роде и пойдет речь в следующей части статьи.

Итак, люди как народ стали полностью состоятельны. Их Короли были наместниками, посредниками и священнослужителями высших сил, через Королей осуществлялась передача благословения Валар всем нумэнорцам. Кроме того, был сам Нумэнор, благословенная земля, которой Короли владели полностью самостоятельно. Но все вышесказанное относилось в полной мере лишь к нумэнорцам, жители Средиземья находились в промежуточном положении.


3. Род Эльроса.

Напомню, что власть у людей в Бэлэрианде передавалась преимущественно по наследству, то есть в одном роду. Эльфы-нолдор, видимо, еще больше закрепили эту традицию, ведь, во-первых, передача власти в одном роду была принята у самих нолдор, а во-вторых люди были смертны и эльфийским лордам было просто удобно иметь дело с родами, а не с каждым конкретным человеком в отдельности. Так что передача власти в Нумэноре в одном конкретном роду была, с одной стороны, просто продолжением древних традиций. С другой стороны, именно королевский род, род Эльроса, был особо выделен среди прочих родов Нумэнора. Именно Эльрос и его род были избраны Валар для того, чтобы осуществлялась власть Королей.

На то, что Король воспринимался именно как представитель своего рода, а не просто как отдельно взятая личность, указывают фразы типа "хранили верность роду Эльроса", или, как в "Утраченном пути": "Я не нарушаю верности королю и не замышляю ничего во вред ему. Я буду предан дому Эарэндиля до самой смерти". На факт избранности рода указывает и то обстоятельство, что представители этого рода жили в два раза дольше прочих нумэнорцев (пока годы их не начали таять под Тенью, но об этом позже), и были наделены талантами и достоинствами, превосходящими таланты простых людей. Что это за таланты, в точности неизвестно, однако сам факт их наличия говорит об особом благословении, лежащем на роде Эльроса.

Благословение это проявлялось и в том, что только Королю из этого рода была доверена Валар функция посредника и священника. Немаловажную роль играл и тот факт, что только в роду Эльроса из поколения в поколение передавалась кровь эльфов-нолдор, видевших свет Валинора и кровь майа Мэлиан, "божественная кровь". "Кровь" в понимании нумэнорцев не была явлением чисто физическим, не была особым биологическим сочетанием генов или чего-то такого: "но во всяком случае я полагаю, что нумэнорцы, прежде чем их знания стали меньше, знали о наследственности больше прочих людей. Каковую они и имели в виду под общераспространенным символом "крови". (письмо 230). Как видно из рассказа "Тал-Эльмар", такие небиологические качества, как уважение к старшим, смелость и преданность передавались по наследству. То же можно предположить и про другие нравственные качества. Кровь эльфов и майа давала роду Эльроса какие-то неизвестные нам в точности духовные характеристики. Возможно, это была особая мудрость, что встречается только у эльдар, или склонность к прекрасному. Но подчеркивается важность этой крови, и важность того, что кровь эльдар слилась с кровью людей: "The entering into Men of the Elven-strain is indeed represented as part of a Divine Plan for the ennoblement of the Human Race, from the beginning destined to replace the Elves" (письмо 153).

Как уже было сказано выше, благословение Валар передавалась в роду Эльроса по наследству, в силу права крови, но не в силу каких-то обрядов или специальных действий. Потому Короли и не могли передать свое право власти кому-либо другому, и человек не из рода Эльроса не мог стать благословленным, как Короли. Род Эльроса был поставлен властвовать над людьми Острова самими Валар, выполняющими волю Единого, и только сами Валар или Единый могли изменить такое положение вещей. Любая другая власть в Нумэноре, а пока стоял Остров - и в Средиземье над нумэнорцами была бы незаконной, присвоенной вопреки Валар и их благословения. А значит, что и дары Валар нумэнорцам некому было бы передавать, не было бы Короля-посредника. Обратим внимание на тот факт, что функции сакральные выполнял именно род Эльроса в силу права крови, а вовсе не должность Короля делала из человека сакральную фигуру.

К сожалению, особая кровь не дала гарантии роду Эльроса от падения, и падению Королей Нумэнора посвящена следующая часть статьи.


Итак, королевская власть в Нумэноре передавалась в роду Эльроса, отмеченного особыми физическими и духовными характеристиками. И быть Королями-священнослужителями могли только члены этого рода.


Подводя итог под всем вышесказанным о власти, можно сказать вкратце, что: законный Король рассматривался нумэнорцами прежде всего как наместник Единого и Валар, как посредник между людьми и высшими силами; а значит, должен был блюсти справедливость, помнить, что его власть - от высших сил и быть готовым умереть за свой народ. Кроме того, Король должен быть из рода Эльроса, ибо род этот отмечен благословением Валар, эльфийской и айнурской кровью, и существует пророчество, гласящее, что род Лутиэн не прервется.


4. Утрата благословения.

На протяжении почти двух тысяч лет Нумэнор и его народ процветал под мудрым правлением Королей. Однако люди, даже благословленные, не могут не пасть, и Тень накрыла Нумэнор. Первые признаки Тени были почти незаметны, впервые открыто Тень проявила себя в годы правления Тар-Атанамира. Это был первый Король, открыто говоривший против Валар и эльдар, первый Король, не отказавшийся от власти и жизни и умерший в безумии, так и не расставшись со скипетром. После него Тень все плотнее закрывала Нумэнор, до самого Падения Острова.

В силу того, что Короли Нумэнора сами прерывали связь с высшими силами, благословение Валар не было уже столь действенным и начало понемногу пропадать. Отразилось это прежде всего на самих Королях. Их срок жизни с четырехсот лет стал уменьшаться до двухсот с небольшим, стали уменьшаться и их особые таланты, так что к концу существования Острова Короли почти ничем не отличались от остальных нумэнорцев. Однако право власти за ними сохранялось. Короли Нумэнора не только говорили против Валар и не чтили их, но и забросили священную гору, и не поднимались на нее во время праздников. Так постепенно они сами утрачивали свои функции посредников и священнослужителей, превращаясь в светских владык, подобных королям Средиземья. Но мудростью, знаниями и кровью они все еще выделялись среди жителей материка.

Утрата благословения происходила постепенно, на протяжении почти полутора тысяч лет. Нумэнорцы замечали изменения, но никто, кроме Верных, не понял эти изменения как фактически добровольный отказ от благословения Валар. Бунт против Валар закончился, как известно, тем, что последний Король Нумэнора Ар-Фаразон привез на Остров Саурона, начал с его подачи поклоняться Тьме и ее Владыке Мэлькору, срубил Белое Древо, издавна бывшее символом благословения Валар и дружбы с эльдар, и в конце концов объявил войну Валар, собрал огромный флот и поплыл на Запад, тем самым нарушив тысячелетний Запрет приближаться к берегам Бессмертной Земли. Перед отплытием флота на Нумэнор посыпались различные несчастья: стали тонуть в море корабли, на поля налетали ливни и сыпался град, молнии убивали людей на улицах и в полях. Таких несчастий не случалось в Нумэноре никогда, и все это было предупреждением. Однако ни Король, ни большинство жителей Острова не поняли, что все эти несчастья означают утрату благословения, а вместо этого поверили словам Саурона, который говорил, что Валар первые начали войну с людьми. И вот, когда Ар-Фаразон вступил с войной на берега Валинора, он окончательно разорвал ту нить, что связывала его род, который был частью рода Эльроса, с высшими силами. Утрата благословения оказалась окончательной, и у нумэнорцев была отнята и благословенная земля, их Остров. Это было прямое вмешательство Единого, и с тех пор Нумэнор называют Аталантэ, Павшая Земля.

Спасшиеся нумэнорцы долго считали себя изгнанниками в чужих краях, и через три тысячи лет их все продолжали тревожить сны об огромной волне, накрывающей Остров и все, что на нем было.

Таким образом, Короли Нумэнора и вместе с ними и весь народ постепенно утрачивали благословение Валар. И происходило это исключительно по их собственной воле.


5. Верные и Короли.

Вернемся теперь к вопросу, поставленному в начале статьи. Почему же Верные так упорно хранили верность последнему Королю Нумэнора, несмотря ни на что? Теперь мы можем ответить на этот вопрос. Верные откололись от основной массы населения Нумэнора еще во времена Тар-Атанамира. Верными в основном были жители запада Острова, в чьих жилах текла кровь рода Бэора. Верные называли себя так потому, что оставались верны Валар и дружбе с эльфами, они оставались верны тому, что считалось "старыми традициями", несмотря на то, что основное население Нумэнора и Короли все больше утрачивали связь с эльфами и Западом. Верные помнили, что, когда люди впервые пришли в Бэлэрианд, именно эльфы поведали им правду о Валар и Морготе, именно эльфы были учителями и первыми королями людей, именно с эльфами люди научились сражаться против Тьмы, а не только бежать от нее. Наконец, именно в эльфах люди впервые увидели свет Запада. Потому дружба нумэнорцев с эльфами Тол-Эрэссэа и Средиземья была не просто дружбой между двумя народами, но памятью о прошлом и подтверждением того, что нумэнорцы остаются, как и в былые дни, врагами Тьмы и союзниками Запада. Эльфы были как бы свидетелями благословения Валар. Дружба с эльфами и эльфийские языки стали первой жертвой Королей, ставших мятежными, желающими жить только по собственному разумению, не считаясь ни с чем и ни с кем, хоть бы и с Валар. Тогда Верные впервые нарушили волю Королей, они продолжали обучать эльфийским языкам втайне. Они во времена Ар-Гимильзора продолжали встречать эльфийские корабли, несмотря на запрет и наказания. Но не более того. Князья Андуниэ, будучи предводителями Верных, старались уговорами и мудрыми советами смягчать Королей, но никогда не противодействовали им силой или открытым неповиновением. Во времена Ар-Гимилзора Верных лишали земель, ссылали или изгоняли, во времена Ар-Фаразона распространился культ Тьмы и Верных сжигали в Храме. Но неповиновения не было, многие уезжали в Средиземье и считали себя изгнанниками, но не бунтовщиками и не мятежниками против Королей. Они жили в своих колониях, но никогда не объявляли их независимыми королевствами, не противостояли Королям и на материке. Так было вплоть до приказа о мобилизации, изданного Ар-Фаразоном, то есть вплоть до отплытия флота на Валинор. Тогда впервые приказ Короля был нарушен открыто. Таким образом, Верные были всегда весьма лояльны по отношению к Королям Нумэнора. В последние годы существования Острова были и такие, кто открыто говорил против Короля и лордов, но эти люди не были из числа Верных, и Элэндиль говорил своему отцу Амандилю: "Ты ведь знаешь, что нас называют предателями и соглядатаями, но до сего дня это было ложью".

Терпение Верных объясняется особой ролью Королей Нумэнора. Напомню, что Король был не просто политическим правителем страны. Он был священнослужителем, проводником благословения, "держателем земли", наместником Валар или Единого. И все эти функции он выполнял в силу принадлежности к роду Эльроса, вернее, в силу его разветвленности, даже в силу принадлежности к основной ветви этого рода. Конечно, Верные видели, что в результате мятежности Королей утрачивается и благословение, и все, что с ним связано. Короли перестали быть справедливыми по отношению и к жителям Средиземья, и по отношению к собственным подданным. Но власть и благословение дали Валар, и значит, что только они вправе решать, когда и кому они передадут власть. Потому Верные терпели, потому Амандиль говорил Элэндилю: "Если б думал я, что Манвэ нуждается в таком посланце, я предал бы Короля. Ибо есть лишь один обет верности, от которого никто не может отречься. Но я буду лишь молить о милости для людей и об освобождении их от Саурона-обманщика, ибо хоть немногие из них все еще верны". Действительно, важнейшей для Верных была верность Валар и Единому, важнее, чем верность Королю и его роду. Потому Верные и отказались идти в поход на Запад. Но тем больше их трагедия, так как пойти против Короля раньше они тоже не могли, не могли участвовать и ни в каком бунте против Короля, против законной власти, власти, установленной Валар. Получался парадокс: Верные не могли нарушить верность Валар, но и не могли нарушить верность Королю, потому что Король был наместником Валар, и никто этого не отменял! (Опять-таки, "те, кто защищает власть от мятежа, сами не должны быть мятежниками"... "Сильмариллион", глава "О Фэаноре и освобождении Мэлькора") И только поход на Запад и последовавшая вслед за ним катастрофа избавила Верных от этого двойственного положения.

Амандиль и Элэндиль, хоть и принадлежали к роду Эльроса, и хранили верность Валар и Единому, а значит, что теоретически могли выполнять священнические функции, не могли стать Королями при живых Королях Нумэнора по вышеописанным причинам. Нельзя стать Королем самостоятельно, для этого требуется благословение высших сил. Когда же Нумэнор и его Короли исчезли, Элэндиль смог по праву стать Королем оставшихся нумэнорцев. На то было несколько причин. Во-первых, он и его потомки были единственными выжившими представителями рода Эльроса, а значит, наследовали власть по законам Нумэнора. Во-вторых, высшие силы, хоть и не пришли посвятить Элэндиля лично, подали недвусмысленные знаки о своем решении передать власть его роду. Это был росток Белого Древа и спасение кораблей Верных из ужасной бури, разразившейся после гибели Острова. Но Нумэнор и его слава были утрачены навсегда. Срок жизни нумэнорцев неуклонно уменьшался, их знания по большей части оказывались забытыми. Напоминаниями о былом могуществе оставались Короли рода Элэндиля, Короли Гондора и Арнора, последние осколки Нумэнора среди людей Средиземья. И только Короли сохраняли право благодарить Единого, только они оставались не просто светскими правителями, но Королями-священнослужителями. Те же нумэнорцы, что были преданы Саурону, после гибели Нумэнора быстро выродились и род их пресекся, как рассказано о том в "Повести лет". Думаю, что их быстрому исчезновению способствовали не только смешанные браки с другими народами, но и отсутствие Королей-священнослужителей, связывающих народ с высшими силами. Ведь гондорцы тоже стали жить меньше, лишившись своего Короля... Но это уже совсем другая история.


Итак, Верные не могли открыто противостоять Королям Нумэнора, пусть порочным и злым, именно потому, что были Верными. Потому что волю Валар и Единого ставили выше своей, и не просили власти себе, но только благословения и спасения народу Нумэнора. История верности Верных на мой взгляд, одна из самых печальных историй в Арде.


Вместо заключения. Эксперимент, который не удался.

Итак, Валар дали людям, отказавшимся от Тьмы и сражавшимся с Морготом, долгую жизнь без болезней, легкую смерть, прекрасную землю, огромные знания, в общем, создали райские условия. Люди Нумэнора должны были стать могучей и доброй расой, распространить свет Запада на все Средиземье и покончить в нем со слугами Моргота, разными чудищами, просветить и научить остальных людей. Поначалу так оно и было. Но... Первое Падение людей состояло в том, что они отреклись от Единого, предав себя Мэлькору. И след этого падения остался шрамом, червоточиной в душах людей. Даже помещенные в благоприятные условия, вернувшие часть своей собственной природы люди оставались Падшими, и слушали голоса не только Валар и Единого, но и Мэлькора, и не всегда различали, какой голос им говорит правду. В конце концов люди кончили Вторым Падением, подтверждающим, что без помощи извне они не способны исцелить свои души. Эксперимент не удался.

Cкопировано со страницы Tolkien texts translation