Главная Новости Золотой Фонд Библиотека Тол-Эрессеа Таверна "7 Кубков" Портал Амбар Дайджест Личные страницы Общий каталог
Главная Продолжения Апокрифы Альтернативная история Поэзия Стеб Фэндом Грань Арды Публицистика Таверна "У Гарета" Гостевая книга Служебный вход Гостиная Написать письмо


Менестрели Тьмы

А. Гридин

Опубликовано в "Эстель" (Новосибирск) N 2.

Спорить с мистиками всегда очень трудно. Просто представьте себе такую картину: вы говорите "А", а вам в ответ - "Б"; вы спрашиваете: "Так почему же Б, если ясно, что А?" А вам в ответ - "Мне так приснилось" или "Я так вспомнил". Не правда ли, аргумент просто неоспорим? Речь у нас в статье пойдет, собственно говоря, о "Черной Книге Арды". Написана она двумя авторами - Ниэннах и Иллет. Даже лучше будет сказать не "написана", а "вспомнена" или "приснена". По дошедшим до меня слухам в полном объеме книга состоит из четырех томов, но пока вышел только первый - "Крылья Черного Ветра", книга увесистая - как-никак 700 страниц, естественно, в черной обложке.

Сюжет книги имеет дело с событиями, описанными в "Сильмариллионе", начиная с самого начала вплоть до Войны Гнева. Состоит она из четырех частей - "Сердце Мира", "Приказано Забыть", "Железный Венец" и "Звездопад". Язык книги очень своеобразен, видимо, и за счет того, что авторов было двое. Лишь изредка авторы сбиваются на нечто, похожее на эпический стиль - большая часть работы написана самым что ни на
есть языком двадцатого века. Недостаток? Я считаю, что для подобной книги это действительно недостаток. Также, читая эту книгу, совершенно не чувствуешь каких-либо различий между Людьми и Эльфами, Эльфами и Валар и так далее. Все в этой книге, вплоть до орков и драконов, на самом деле - люди, причем зачастую похожие на наших с вам современников. И это - еще один недостаток. Собственно, сам сюжет пересказать здесь невозможно, да и кажется мне, что это не нужно - событийная канва в основном совпадает с событийной канвой "Сильмариллиона", да еще добавлен ряд глав, описывающих на различных примерах нравы Мелькора и его сторонников, или то, что так называемые "Победители" скрыли от всех остальных.

И здесь мы подходим к тому, ради чего, собственно говоря, и писалась эта статья: назовем это идеологической основой книги. К чему же сводится концепция авторов? В предисловии пишется, что прав был Дж.Р.Р.Толкин, когда говорил, что он не сам написал свои книги - мол, частично они был навеяны ему свыше. Победителями, т.е. Валар, видимо, и их сторонниками. "Черная книга Арды" так же навеяна авторам свыше, но теперь уже - побежденными. И авторы сообщают, что они непросто меняют знаки, а пишут некую объективную историю, усиленно замаскировав это рассуждение тем, что абсолютного Зла или Добра или объективного знания не бывает. Увы, объективизма в этой книге... Ну, какой-то, наверное, есть: всем известно, что ложь особенно похожа на правду, когда  содержит в себе крупицы истины. Мне хотелось бы надеяться, что эта книга - не преднамеренная ложь, а результат, по сути, страшной ошибки.

Итак, Мелькор противостоит Эру и его верным слугам Валар, Согласно точке зрения авторов, Эру - это не Природа (как у Толкина), которая сама по себе гармонична, и в ней содержится все. Нет, это бог, вернее - Бог, в христианском понимании, ведь авторы производят имя Эру от слова на Истинной речи - Эрэ, Пламя. Соответственно, одно из имен Мелькора - Дающий Свет. Ничего вам это не напоминает? Да-да, Яхве и Люцифер. Так вот, если кто этого до сих пор не знает: легенда о Люцифере является средневековой выдумкой (тогда любили выдумывать самые странные этимологии), связанной с неверным пониманием Библии при переводе на латынь. Никакого отношения к сатане Люцифер не имеет, это Олицетворение  планеты Венера в римской мифологии, по сути, Эарендил (Эарендел в мифологии саксов)1. А Эру в понимании Толкина - не Яхве древних иудеев, Бог-Отец  христиан, а, скорее, Пуруша  древних индийцев или Имир древних скандинавов2.  И вся мифологическая подоплека "Черной Книги" - на том же уровне. И все очень похоже на Библию.

В общем, для того, чтобы писать продолжение Толкина, подражание Толкину, спор с Толкином,  надо сначала получше разобраться в том что он писал и думал.  Ведь ряд моментов  в "Черной книге" и идет от неточного перевода или неверной трактовки Авторы в частности обижаются на то, что Мелькор означает, якобы, "Восставший в мощи". Но этого нет у Толкина! Это имя значит "Сильный",  и Арда - не "княжество" или "владение", как уверяют авторы, придумывая слово на Истинной речи - "Арта", "Земля". Зачем? Арда и переводится как земля. Слово это родственно многим словам наших языков: англ. Earth, нем. Erde, дат. Jord и т. д. Ну что ж, если Ниэннах и Иллет считают, что они знают эльфийские языки лучше Толкина, они вольны так думать - я же не могу им запретить, да и просто не имею права этого делать. Но как-то все
это...

Знаки, все-таки, изменены. Плюс стал минусом, а минус - плюсом, несмотря на все попытки  показать, что это, вроде бы, не так. Просто сравните два отрывка:

1." Гортхауэр уже было собрался войти, но дорогу ему заступил Нээро.
- Властелин велел не тревожить. - пророкотал Балрог
- А что случилось?
- Сказал - ему надо подумать. Ты ж извини, Гор...
Майя со вздохом устроился  углу:
- Подожду. Мне надо с учителем посоветоваться...
Помолчали.
- Не понимаю, что с ним происходит. - пожаловался Гортхауэр. - Спору нет, эти маленькие - истинное чудо... но все же: вечно они вокруг него крутятся. И, кажется, он счастлив. Скоро, видно, и в замке от них спасения не будет.
- Вот-вот. - пробасил Балрог. - Давеча тоже вертелась тут одна малявочка. Тебе, спрашиваю, чего? А она мне так серьезно и отвечает: по важному, мол, делу, к Учителю. И - шасть мимо меня. Я и слова сказать не успел. Ну, думаю, раз дело важное, может, и я понадоблюсь. Иду прямиком в мастерскую - он там еще эту штуку  странную из дерева делал... Ну, один из них на такой играет еще...
- Лютня. - подсказал Гортхауэр.
- Точно - лютня.  Работа тонкая, понятное дело. Только Властелин, как малявочку эту увидел, заулыбался,  сразу все в сторону... Дело важное! Она ему ягоды принесла!
Балрог замолк после необычно длинной тирады.
- Видел, - усмехнулся Гортхауэр. - Землянику.  Я захожу - сидят они в мастерской, и - ну, я ушам своим не поверил - Учитель ей что-то поет. Тихо-тихо... Майя невольно улыбнулся воспоминанию: голос у Мелькора был удивительно красивый. - Он же детям ни в чем не отказывает. Уверен: если завтра захочет кто-то на драконе полетать, Учитель позволит.
- А дракон? - хмыкнул Балрог.
- Нет, я ему все скажу. Хватит, - решительно поднялся майя, но тут в дверях появился, наконец, Мелькор. Лицо совершенно счастливое, глаза сияют:
- Знаешь, Ученик, я понял, какую сказку им расскажу.
- Ох, Учитель... - Гортхауэр улыбнулся."

2. "Они ворвались во дворец. И Тулкас бился с Мелькором, и Воители, глядя на поединок, видели - Черный Вала сражается куда искуснее. И честнее. Мечи сломались, и противники схватились врукопашную. Несколько секунд они стояли не шевелясь, и хватка их могла бы показаться братскими объятьями. Но вот медленно-медленно Тулкас, багровея лицом, стал опускаться на колени. Казалось, сам взгляд Врага гнетет его. Воитель толкнул сестру в плечо:
- Смотри! Вот это мощь!
- Та молча кивнула. Лицо ее разрумянилось.
- Если он его одолеет, нам придется уйти ни с чем - это закон честного боя.
Но честного боя не было. Кто-то взвизгнул: "Что стоите, бейте его!" И воинство Валар набросилось на Мелькора, и когда толпа расступилась, он лежал на полу - избитый и связанный. Тулкас зло пнул его ногой и обернулся к ученикам, ожидая восхищенных похвал. Но в ответ услышал угрюмое:
- Это против чести.
Лицо Гнева Эру передернулось, но он промолчал. Однако этого не забыл."

Ну что ж, это ли не смена знаков? Кто здесь хорош? Кто плох? Но надо заметить, что все не так просто. Среди Валар есть еще некоторые - Намо, Ирмо, Ниэнна - у которых еще есть шанс исправиться. Орков приукрасить невозможно - они и остались плохими, но теперь они происходят от эльфов, испугавшихся тьмы (в чем именно секрет этого превращения, объяснено очень невразумительно). О Синдар мало что можно сказать плохого - они остались, условно говоря, хорошими, и очень даже хорошо понимают Мелькора. Нолдор же становятся чуть ли не причиной всего зла в мире - всего, что о них насочиняли авторы, и не перескажешь: тут и убийства парламентеров исподтишка, тут и затыкание ртов тем, кто говорит правду (как ее понимают авторы). А не знакомо ли авторам такое слово, как расизм? Вот их отношение к Нолдор так и называется

И опять рассуждения о том, что Свет только во Тьме, и есть великое Равновесие... Знаем. Читали. Раньше нравилось, а теперь поумнели - и надоело: все, от Муркока до Перумова.  Неужели все познается в сравнении? Нет, многое, но не все. Сахар сладкий, а соль, естественно, соленая. И хотя этот пример очень утрирован, но ведь соль не "соленее" сахара, так как в нем нет  этой "солености". Они просто разные. Оттенки существуют, но между ними - всегда грань: среди соленых вещей есть что-то более соленое, а что-то - менее. А этого, к сожалению, многие не осознают. В этом сыграло свою роль и развитие материалистического и атеистического, рационального сознания.  Как бы ни было хорошо или плохо язычество или христианство, но в те времена на уровне обыденного сознания существовали какие-то абсолюты добра и Зла. Теперь же болезнью ХХ века стала неуверенность, а принцип сомнения - одна из основных характеристик нашего сознания.  Не верить в то, что видишь, даже, в некотором смысле, просто модно.

Я твердо уверен, что литература должна ставить вопросы и заставлять человека думать, а не тупо сомневаться: это, все-таки, два разных понятия. Увы, многие книги лишь запутывают ситуацию, вместо того, чтобы прояснять ее. Многие, наверное, слышали о принципе Оккама: в двух словах он заключается в том, что если задача решается при наличествующих данных и инструментах, совершенно не нужно привлекать дополнительные (хотя это более верно для точных наук). Для меня (и к счастью, не только для меня), проблемы, которые ставил Толкин, решались при помощи имеющихся у меня данных и инструментов, и мир его не противоречив внутренне, как утверждают авторы "Черной книги"; во всяком случае, не в той степени, как они думают. Еще один критерий, по которому я считаю, что мир "Черной Книги" - не более чем выдумка ее авторов: если оставить в стороне введенных ими персонажей, то они используют имена, придуманные Толкином. Но Толкин не раз менял имена своих героев; в отличие от, скажем, Даниила Андреева, слова его языков не приходили к нему свыше; он никогда не утверждал, что все было в точности так, как он писал. Поэтому, когда я вижу книгу, в которой содержатся те же имена и названия, что у Толкина, я вполне сознаю, что это - не собственный материал автора, а спекуляции на материале Толкина. Мне очень интересно, почему же такого всплеска к такому взгляду на прошлое Земли/ Арды не было до Толкина? Уже сам рост количества мистических откровений именно после выхода его книг должен, на мой взгляд, заставить о чем-то задуматься.

Кроме того, как мне кажется, интерес к "Черной Книге" (как и к нашумевшему "Кольцу Тьмы" Н. Перумова) обусловлен книжным голодом. После выхода основных работ Толкина мы давно уже ничего в переводах не видели, самодельные переводы многотысячными тиражами не издашь, а английский язык не все знают, да и оригиналы найти сложно. Вот и распространяются вот такие, извините уж меня, суррогаты и заменители, которые хоть как-то могут утолить жажду - неважно, какого качества, главное, что про Среднеземье. К тому же авторы "Черной Книги" умело используют некоторые мотивы, по какой-то причине Толкином не затронутые - скажем, упоминания о драконах или пегасах, или о восточном взгляде на драконов: это дает очередную возможность сказать, что Толкин скрыл все это от читателя - а значит было зачем скрывать.

А вообще, говоря честно, мое ощущение от этой книги, синтеза нудноватой фэнтэзи и маловразумительной мистики было в точности как у хоббита из хорошей песенки про хоббита и черного менестреля:

В общем, долго он трепался, мне порядком надоел он,
Под конец я в этой речи ничего не понимал,
И в минуту передышки я спросил его несмело:
"Слушай, может быть, закончим - я давно уже устал.
Мне, конечно, интересно речи мудрые послушать,
Наконец узнать всю правду, что такое Тьма и Свет,
Только... Я всего лишь хоббит, очень хочется мне кушать,
Я боюсь - еще немного, и опоздаю на обед."

Впрочем, мне кажется, что авторы и подобные им меня все равно не поймут: они скажут, что размышления Толкина над языками и есть результат его мистических откровений, когда он долго пытался разобрать где-нибудь "на астрале" то или иное слово, а вся мифология придумана "победителями", чтобы морочить всем головы, и так далее. Но... Да не обидятся на меня авторы, но скажу я, что чем заниматься таким творчеством, предварительно было бы лучше, не надеясь на трансы и откровения, разобраться в творчестве Толкина и мифологии получше. А на те деньги и на той бумаге, что пошли на "Черную Книгу" (тираж, как-никак, 7000 экземпляров) напечатать что-нибудь полезнее и интереснее - хотя бы "Советы домашним хозяйкам



Примечания Гарета

1. Здесь имеется некоторая натяжка - независимо от этимологии имени Люцифер, которая действительно весьма сложна, в современном сознании он вызывает некоторые четко определенный ассоциации, вовсе не связанные с Венерой.
2. А вот здесь почтенный автор малость ошибся... Все таки Эру Толкиена - это именно божественная Личность, подобная Яхве.